double arrow

С параллельным пространством


Один из методов работы с параллельным пространством — волшебные сказки. Любую проблему в сказке запросто можно описать и решить — и вы удивитесь, как быстро, решенная в параллельном пространстве, она разрешает сама себя и в ПКМ, и в реальной действительности. Сочините свою сказку, или подберите нашу волшебную, и про­играйте, проживите ее, как будто сами все сочинили, или измените сюжет в нужную вам сторону — действовать будет в любом случае, меняя картину Мира на волшебную.

Есть такая сказка о жаворонке... История о выборе, как раз о том, что мы только что обсуждали.

Сказка о жаворонке

Каждый день жаворонок слышал звук медного колокольчика на краю поля, но не поддавался искушению слетать туда и узнать, что там такое. Летал жаворонок над полем и учился летать все выше и выше и петь все звонче и звонче.

Но в один прекрасный день поддался он любопытству и слетел вниз, а там крестьянин, работающий в поле, предложил ему парочку червяков за одно-единственное перышко.

Жаворонок не пожалел перышка за двух вкуснющих червяков и, довольный и сытый, принялся тренироваться дальше. Так повелось: в полдень жаворонок ежедневно менял крохотное перышко на сытный обед. И вот настал день, когда сытый жаворонок не смог взлететь.

То же самое происходит и с нашими повсе­дневными выборами. Мы либо меняем хороший опыт на еще лучший, либо меняем перья жаворонка на земляных червей. Каждое ваше решение, каждый ваш выбор поднимают вас все выше и выше либо, напротив, опускают все ниже и ниже. Помните об этом всегда.

А уж какая мастерица на сказки наша Солистка, вы уже не раз убедились, и вот еще один из ее шедевров.

Сказка про Жабу

и про пользу любви по-французски

Было у Мартына Перимыча две закавыки: сначала его Жаба давила, потом Жор напал.

Жаба была давнишняя, привычная, почти что ручная.

Вот хочет маленький Мартынко конфеткой барышню угостить, ан нет — Жабка его (по малолетству обладателя тоже еще крохотная) уж лапчонки свои влажные тянет — ХЛОП Мартынку по ладошке, чтоб, значитца, не разбазаривал добро понапрасну. А то еще и по уху двинет — до того развязные манеры были у нахального земноводного. Мальчонка всплакнет, бывалочи, да и в рот конфетку тащит — не пропадать же съестному, раз такая незадача приключилася. А барышня стоит — глазками лупает, на непочтительность кавалера дивится: подразнил лакомством и сожрал самостоятельно. Жабка-то была спецательная — невидимая постороннему оку. Потому дивчине и удивление большое выходило.

С годами Жабка посолиднела, стала чуть что — сразу по загривку вдаривать да за химки Мартынку таскать. Мол, бережливым будь, мил-человек, и все у нас получится! Мартынка Жабку боялся, поэтому уважал. Раз колошматит, значит, право у ней такое имеется. Да к тому же остальных-то, по рассказам, Жабы вовсе душили до жуткости, а Мартыну повезло: пара синяков пустячных, а сколько степенства в характере прибавилось!

Жила Жаба на груди у Мартына, где, опять же, по слухам, обычно змеи у жалистных людей заводятся пригремшись. Питалась мухами, которые в открытый от изумления на мир Мартынкин рот залетали, да воронами, которых Мартынка усердно считал. Иногда пеняла Жабка Мартынке, что не баба он, а то и молоком бы удобно было прям с грудей питаться. Мартынка только вздыхал. О том, что он не баба, кроме Жабы мало кто догадывался. Потому что однажды на них с Жабкой напал Жор. Подкараулил в минуту горестных раздумий Мартынку-подростка, накинулся и ультиматум выставил: жить буду в пузе Мартынкином. Будет мальчик кушать сытно за троих, а то Жор чего плохое сделать может: позовет приятеля-разбойника Голода, от действий которого Мартынка и помрет в юные лета. Мартынка решил судьбу не искушать и даже временно Жабку приструнил пред лицом опасности неведомой и стал с аппетитом приобретать и поглощать всего помногу и все неполезное. Отчего фигура Мартынкина вскорости стала смахивать на дамскую, за исключением линий физиономии. По причине чего и дамы Мартынку избегали, и мужчинам он не всем нравился. Тут уж подошел срок, и Мартына стали по батюшке Перимычем кликать. А он все с Жабкою мыкался да Жором был помыкаем. Случай помог.

Познакомился Мартынко Перимыч внезапно с девицею французской породы. Внешности крайне соблазнительной и наповальной. А та и подсказала, мол, Мартын Перимыч, ЖабО на вас довлеет, голубчик. Это она на ихний нерусский лад так Жабку нарекла. А та разобиделась, что ее будто воротником кружавчатым обозвали, да и свалила от Мартынки в ближайший водоем. Думала, побежит, догонит, вернет ее Мартынко, чай, сколько годков сообща прожили, породнились, считай. А Мартынке до того разве, когда такая мамзель завлекательная его Жор стала Жоржем упоминать, да еще через «мсье».

Жор-Жорж от важности необычайной так надуваться стал неосмотрительно, что как-то и лопнул с характерным сильным звуком в районе поясницы. Мартын было при даме-то сконфузился от эдакого недоразумения, да куда там! Французская девица уж не к Мартынкиным пертурбациям прислушивалась, а ругаться с портным затеялась по фасону подвенечного наряда. Да повару указки строить по меню на 27 персон... Так для Мартынки непонятным образом и окончилась холостая жисть со всеми ее недоразумениями.

Жабку на свадьбу не пригласили. Чем нанесли такую обиду, что больше она к Мартыну Перимычу даже на порог не захаживала, не то что на грудь. На которую повадилась регулярно притулять свою очаровательную французскую головку молодая жинка. Прислонит ушко к груди — послушает сердечко, пониже спустится — послушает осиротевший без Жора, а вскорости и без жира, животик, пониже спустится — пупочек пощекочет от избытка нежности, пониже спустится и... начинается тут совсем другая французская сказка. С картинками.

Приятная для любого Мартынки.

Чего и вам желаю.

Солистка

(Любовь Борщевская)

Уроки


Сейчас читают про: