double arrow

Глава 15. Несколько часов спустя танцпол заполнили люди, а нервозность моей сестры расцвела в полную силу


Несколько часов спустя танцпол заполнили люди, а нервозность моей сестры расцвела в полную силу. Она накручивала на палец прядь своих длинных светлых волос.

– Ты уверенна, что я хорошо выгляжу?

– Ты прекрасно выглядишь, – повторила я в четырнадцатый раз. Бет надела бледно‑желтое облегающее платье на бретельках, а из‑за холодной погоды накинула сверху белый кардиган.

Бет в прямом смысле блестела во всей красе, и я была уверена Бью понравится то как она выглядела.

– Я не похожа на супера, – произнесла Бет с печальной улыбкой.

– И это совершенно нормально, – возразила я, обнимая ее за талию, счастливая от того, что в этот раз могу это сделать. До того как мой секрет раскрылся, я боялась прикоснуться к Бет боясь оставить малейший след на ней моего запаха. Теперь, меня это не волновало, и я наслаждалась прикосновениями.

Особенно наслаждалась прикосновениями Рэмси.

Бет окинула меня критическим взглядом.

– Думаю, нужно сильнее замазать твою щеку.

Я дотронулась до синяка.

– Настолько плохо?

– Да не очень, – согласилась она, доставая пудру и протягивая ее мне. – Припудри его ещё и Рэмси не расстроиться. Поверь мне.

Почувствовав, как румянец покрывает мои щеки, я поправила свое платье. Сестра... которая любит подумать обо всем... приготовила для меня короткий, свободный, зелёного цвета сарафанчик на бретелях.

Мне понравился цвет, и я обрадовалась, что окрасилась в рыжий, и цвета сочетались друг с другом.

Музыка сменилась на медленную и Бет улыбнулась, наблюдая как танцпол заполняют суперы всех видов и их партнеры.

Я знала, что она мысленно заносила в список тех, которым было хорошо вместе, а по возвращению в офис, она сделает пометки.

Я видела барсуков, танцующих с тиграми, ягуаров с пумами, и даже гарпия танцевала раз или два, что было равносильно подвигу. Запахи разных сверхъестественных существ заполнили мой нос, но это не было плохо.

Я видела, как крохотная вер‑лисица вывела на площадку Джереми и еще одного мужчину и скользнула меж ними, ее бедра покачивались, зажатые между мужчинами.

Я слышала подобное о вер‑лисах.

Саванна исчезла, сославшись на головную боль. Остин отвез ее домой и остался с ней.

Кстати о Расселах, запах одного конкретного Рассела коснулся моего носа и я обернулась посмотреть как Бью пробирается сквозь толпу.

Моя сестра его еще не заметила и я заговорщицки улыбнулась ему, когда он подкрался к ней с букетом роз. Я подняла руку к волосам и прикрыла ими свой синяк на щеке, не желая портить ему, то игривое настроение, в котором он казалось, был.

Бью сегодня, надел повседневный серый костюм и выглядел довольно живо. Он проскользнул позади Бет, и я покосилась на нее, ожидая.

Конечно, она взвизгнула от неожиданности, когда одна рука скользнула вокруг ее талии, а другая протянула розы. При виде их, она вновь расслабилась.

– Привет, малыш.

– Привет, сладкая Бетсэйби, – услышала я его шепот. – Скучала по мне?

Румянец на щёчках моей сестры говорил сам за себя.

– Пойду, проверю запасы, – я повернулась и вышла, оставляя их наедине. Пока я пересекала комнату, я высматривала Рэмси. Я скучала по нему, и это тревожило меня. Скучал ли он по мне также как я по нему? Или он наслаждался минутами свободными от меня?

Я откупорила несколько бутылок вина, и улыбнулась тем, кто подошел к столу за добавкой. Неудивительно, что люди шли за бесплатной выпивкой, не обращая внимания на сэндвичи и барбекю.

Все шло хорошо. Что касается танцев, на этот раз галочка в столбце "победа". Танцпол был переполнен, люди улыбались, и я могла поклясться, что только что видела танец принца фейри с вер‑выдрой.

Во всяком случае, те, кто не танцевал, казалось, хорошо проводили время. Каждая женщина была окружена множеством поклонников; мужчины Альянса превзошли женщин по численности три к одному.

Каждая женщина, кроме моей сестры – человека, которая уже занята и меня – волчицы, которая вроде – как бы занята. Никто не общался со мной, но я понимала их реакцию.

У большинства из тех, кто состоял в Альянсе стоял большой вопрос, насколько я была обеспокоена. Если Леви и Мэйнард были такими волками, с которыми они сталкивались, я не виню их. Поэтому я улыбнулась и, наполняя бокалы, спрашивала мнение людей о танцах.

Я наблюдала, как Бью вывел Бет на танцпол, его руки легли ей на талию. Сестра положила щеку на его плечо, а Бью прикрыл глаза и они раскачивались под музыку, наслаждаясь объятьями друг друга.

Я почувствовала укол счастья в груди и поняла, что это было счастье для моей сестры. Что она нашла того, на кого может опереться. Что она была удовлетворена. Мне нравилось, что она была счастлива... и немного ей завидовала.

На что это походит расслабиться в объятьях своего мужчины и не беспокоиться, что следующее превращение заставит тебя выблевать селезенку или, что волки не появятся и потребуют секса втроем?

Я так устала от волков.

Кто‑то прочистил горло, и маргаритка на высоком стебле появилась перед моими глазами.

Я посмотрела на Рэмси и улыбнулась. Он надел пиджак поверх футболки Рассел Секьюрити, его волосы были влажными и убраны с лица, будто он выскочил из душа минуту назад.

– Я опоздал, – произнёс он, когда заиграла очередная медленная мелодия.

Я поставила бутылку вина.

– Все в порядке, – успокоила я с улыбкой, огибая стол и направляясь к нему. – Трудная ночь?

– Да.

– Что‑то о чем бы ты хотел рассказать?

– Нет.

Я взяла цветок, который он протягивал мне и вновь улыбнулась.

– Где ты оставил остальной букет?

– Ты не из тех девушек, которые предпочитают букеты.

Я рассмеялась.

– Нет. И я рада, твоему подарку, – я повертела цветок. – Мне нравятся маргаритки.

– Мне захотелось подобрать что‑то под цвет твоих волос, – произнес он хриплым голосом, забирая у меня цветок. Он отломал стебель и воткнул цветок мне за ухо. Затем провел пальцами по моей щеке, когда цветок был на месте.

Мягкое тепло захлестнуло меня, и я, шагнув к нему, вцепилась в лацканы его пиджака.

– Ты прекрасный мужчина, Рэмси Бьорн.

Его пальцы перестали поглаживать мою челюсть.

– Откуда у тебя синяк? – ярость в его голосе была почти осязаема.

– Чуть ранее разнимала дерущихся. Это не столь важно, – когда он скептически посмотрел на меня, я обняла его за талию и наклонилась. – Хочешь потанцевать?

– Нет? – спросил он с оптимизмом.

Я взяла его за руку и притянула к себе, чтобы прошептать на ухо.

– Из меня тоже неважный танцор, но Бет хочет, чтобы мы попробовали. На показ.

В его взгляде сквозила покорность, и он повел меня на танцпол.

Хорошо, моя сестра никогда ничего не говорила на счет танцев, но я знала это пойдет нам на пользу. Плюс, это дало мне повод прижаться к Рэмси и забыть обо всех переживаниях.

Когда мы вышли на танцплощадку, Рэмси положил большую руку мне на плечо, а другая зависла в воздухе, будто он не знал, куда ее деть.

Я направила его руку себе на талию и обняла его, прижимаясь щекой к пиджаку. Запах и тепло Рэмси затопили меня, и я закрыла глаза от чистого удовольствия.

Я отчаянно хотела рассказать ему о визите волков в агентство, и о Конноре, но здесь слишком людно. Я скажу ему позже.

Мы покачивались в такт музыке, и Рэмси часто останавливался. Ему явно было не комфортно, но он старался ради меня, и я очень это ценила. Когда песня закончилась, я улыбнулась ему, уводя прочь.

– Достаточно одного танца. Я не буду тебя больше мучить.

Он улыбнулся своей редкой улыбкой, очевидно благодаря за эту передышку. Мое сердце ускорило темп при взгляде на него. Рэмси внешне казался грубым, но когда улыбался... Моя кожа воспламенилась от этих мыслей, и мне пришлось направить свои размышления в другое русло.

– Рада, что ты здесь, – прошептала я, зная, что Рэмси услышит меня, благодаря слуху оборотня.

– Почему? – Хмурый вид вернулся на его лицо. – Что случилось?

Разве девушка не может просто быть рада его видеть? Но он был прав – меня кое‑что тревожило. Я вспомнила Мэйнарда и другие сегодняшние события и вздрогнула.

– Я не могу рассказать тебе об этом здесь.

Его большая рука обхватила меня за шею и прижала к себе – версия Рэмси успокоительных объятий. Этот жест заставил меня чувствовать себя его собственностью, и подчинённой его силе, в хорошем смысле. Его объятия сказали мне, что он рядом, чтобы защитить меня. А не то, что он заставит подчиниться его воле.

И еще одно, что я любила в Рэмси... он знал, что пугает меня, поэтому старался постоянно создать комфорт вокруг. Я лидировала в отношениях. Девушка могла к такому привыкнуть.

При условии, что волки когда‑нибудь отпустят меня.

Я взяла его большую руку и потянула.

– Давай выйдем наружу?

Я провела его через толпу оборотней, горгон и еще бог знает кого. По‑моему, я даже увидела вампиров, но их поведение в обществе меня не удивило – вампиры и оборотни чувствовали себя одинаково дискомфортно в компании друг друга.

Кроме того, я думала, что находиться в толпе потных, вкусных людей очень сложно. Все равно, как взять голодающего человека в заполненный едой буфет и сказать, что он получит лишь предназначенный ему ужин.

Мы наконец‑то добрались до дверей, и вышли на свежий ночной воздух. Парковка была заполнена множеством различных авто, среди которых преобладали грузовики, припаркованные один за другим, несколько человек ошивались около тюков сена у входа, пили пиво и болтали.

Я прошла мимо них к дальней стороне стоянки, где другие не могли нас слышать за музыкой и болтовней близстоящих.

Остановившись, я отпустила руку Рэмси и подняла подбородок, принюхиваясь, не притаился ли кто поблизости. Парковка общественного центра оказалась мала для толпы, и как настоящие техасцы, люди припарковались на открытом поле по соседству.

Линия деревьев простиралась на приличном расстоянии, и вдалеке я увидела случайную вспышку от фар автомобиля проезжающего по шоссе. Это лучшее место для уединения, которого мы можем добиться.

– Что случилось? – спросил Рэмси, тоном неодобрения. Но теперь я его знала, и я знала, что он не одобряет не меня, а вещи, которые заставляют меня тревожиться.

Не зная, как начать, я скрестила руки на груди. Ему не понравится то, что я собираюсь рассказать.

Посмотрев на мои скрещенные руки, он, думая, что я замерзла, накинул свой пиджак мне на плечи и притянул в свои объятия. Я собиралась возразить, что теперь, когда я постоянно изменяюсь, больше не страдаю от приступов внезапного озноба, но его тепло и запах тела опьянили меня.

Я теснее прижалась, и когда Рэмси откинулся на ближайший грузовик, я позволила притянуть себя в объятия и поглаживать по спине.

Если бы волки умели мурлыкать, то я определенно сейчас бы замурлыкала.

– Ты что‑то хотела мне рассказать? – спросил Рэмси своим грохочущим низким голосом.

– Сегодня в агентстве объявились волки, – он напрягся, а руки перестали гладить мою спину. – Да, это было именно настолько ужасно, насколько ты думаешь. Объявились Мэйнард, Уайт и Бак и показали мне что‑то, что эквивалентно волчьему флирту. Они напомнили, что хотят меня в жены и, что мне не уйти от них так легко.

– Они хотят? – низко прорычал Рэмси.

Я кивнула, содрогаясь от воспоминаний.

– Мэйнард ясно дал понять, что любит делиться игрушками. Они напугали меня.

– Где была твоя сестра и Грейси?

– Бет была здесь, подготавливала все к танцам, – объяснила я. – Что на счет Грейси, я уверенна, что это она позвала их. – Когда он низко зарычал, я положила руки ему на грудь. – Грейси есть Грейси. Сама по себе она безопасна, и, думаю, я ей нравлюсь. Но она навсегда предана стае. Мы просто должны об этом помнить.

– Ты больше не останешься с ней наедине, – произнёс он голосом твердым, как железо. – Если я не могу остаться с тобой, один из Расселов будет там.

От меня не последовало ни единой жалобы. Это походило на хороший план, и я кивнула соглашаясь.

Большие руки Рэмси вновь начали поглаживать мою спину, будто прогоняя все страхи.

– Я должен быть там, рядом с тобой в тот момент.

– У тебя и так есть чем заняться, – произнесла я тихо. – У тебя есть работа. Защита людей. Помогать Бью. Ты не сможешь присматривать за мной всю жизнь.

– Я могу, если это сохранит тебя в безопасности. – Проворчал он.

Но что, если на это уйдет десять лет? Или двадцать? Как насчет того, если ты решишь, что хочешь вернуться в клан медведей и бросить меня, ради невесты – медведицы?

Вдалеке волчий вой пронзил воздух.

Я напряглась, и Рэмси вскочил на ноги и оттолкнул меня себе за спину, так, что я оказалась между его большим телом и грузовиком. Я попыталась посмотреть через его плечо. Сегодня было ветрено, но ветер дул в неправильном направлении и я не могла уловить запах.

– Стая вернулась, – прорычал он.

– Не вся стая, – возразила я, слушая вой. – Только один. Коннор был здесь ранее.

– Это он?

Тон изменился, и я вдруг поняла, кто это мог быть.

– Это не он, – ответила я. – Это другой. Оуэн.

Рэмси начал срывать с себя одежду.

– Я собираюсь преподать ему урок, – огрызнулся он. – Он больше не дотронется до тебя, потому что я оторву ему руки.

Он разделся и, подобрав обувь, вручил все мне.

– Иди внутрь, – приказал Рэмси, затем его кожа стала покрываться шерстью, и он присел, чтобы перекинуться. Мгновение спустя я смотрела на коричневую шерсть огромного бурого медведя.

Я бросила на него взгляд, наполненный тревоги.

– Будь осторожней, хорошо?

Его нос коснулся моей руки, затем он повернул голову, показывая, что я должна вернуться внутрь. После он повернулся и побежал к деревьям. Вой прервался, а затем возобновился, отступая.

Я аккуратно сложила одежду Рэмси, что‑то в этом меня тревожило. Я сняла его пиджак и положила рядом с одеждой, после направилась в центр.

В этой ситуации было что‑то определенно не так. Все время, что я знаю волков, они никогда никуда не ходят в одиночку. А вой ничего не означал, просто... Приветствие?

Я напряглась, от мысли пришедшей в голову, и я подняла голову, принюхиваясь к ветру. Я уловил слабый запах сена и... волков.

Мои чувства сразу же обострились.

Мое дыхание стало прерывистым. Теперь я слышала, мягкий хруст сапог по гравию, запах мужчины, смешанный с волком.

Я оценила обстановку – едва в несколько футов расстояние между автомобилями на многочисленной парковке. Много места, чтобы спрятаться и незаметно подкрасться к кому‑то. Я оглянулась на вход в центр, до него сто метров, но, может быть, я в состоянии это сделать...

Тень упала передо мной, и я посмотрела на нее тревожно, поскольку Бак Андерсон поднялся с задней части соседнего грузовика и спрыгнул на землю. Мужчина усмехнулся мне, затем плюнул комком табака в сторону.

– Похоже, мы как раз вовремя для вечеринки, да?

Кто‑то подошел сзади, и я обернулась как раз в тот момент, когда Мэйнард ухватил кружевной край моей юбки. Когда он присвистнул, я резко вырвала материал у него из рук.

– Ну, – протянул он. – Теперь мы забьём на высококачественный хлопок, не так ли, парни? Наша маленькая женщина выглядит чрезвычайно восхитительно.

Всё тело охватила сильная дрожь, и если бы я не была осторожна, то уже начала бы превращаться. Я жестко прикусила щеку изнутри и отступила.

– Я не ваша. Я уже занята.

– Ты продолжаешь это повторять, но я не вижу здесь альфу обнимающего тебя, зато я здесь?

Когда я сделала очередной шаг назад, то почувствовала еще кого‑то, подходящего ко мне из‑за черного грузовика и преграждающего мне путь.

Я оказалась в ловушке.

– Моя пара – медведь, – спокойно произнесла я. – И он позавтракает вами, если узнает, что вы преследуете меня.

Один из них... Уайт... дотронулся до моих волос.

– Это лишь дружественное приветствие стаи и все. Мы слышали, нас не пустят на танцы. Грейси очень расстроилась.

– Это неправда, – запротестовала я.

Мэйнард схватил меня за руку, и я по‑волчьи взвизгнула. Он обвил руку вокруг моей талии, прижимая к себе, как если бы хотел танцевать. Его глаза светились угрозой.

– Тогда это значит, что мы потанцуем?

Почувствовав, как кто‑то встал позади меня, прижимаясь бедрами к моей попе, я оказалась зажата между Мэйнардом и Уайтом, их запахи душили меня.

– Она может танцевать с нами обоими.

Я боролась с их захватом, прерывисто дыша от ужаса. Воспоминания о Рое промелькнуло в голове, быстро и жёстко, я старалась не думать о них, даже тогда, когда Мэйнард начал что‑то напевать и крутить бедрами против меня.

– Отпусти меня, – повторила я, звуком больше похожим на рычание волка. О, нет... я начала превращаться.

– Я никогда не отпущу тебя, куколка, – растягивая слова, произнес у меня за спиной Уайт, играя с тонкими лямками моего платья, словно желая спустить их с плеч. – Волки не любят, когда им отказывают. Во всем.

Я забилась в их руках, а когда один из них вновь потянулся к подолу платья, я зарычала, безусловно, по‑волчьи. Мои руки покрылись мехом, а мышцы изменились и сжались.

– Похоже, наша подруга до сих пор не научилась контролировать внутреннего щенка, – пропел Мэйнард, когда я вновь дернулась, они отпустили меня, но я не смогла далеко уйти... мои ноги свело судорогой, и они изменились, я упала на четвереньки, сплевывая кровь. Щёлкнула вспышка, я подняла голову и увидела, как Уайт держит телефон, и фотографирует меня в процессе изменения.

– Отец не обрадуется, узнав, что твой дружок плохо выполняет свою работу с твоим превращением.

– Думаю, она нуждается в дополнительном обучении, с сородичами, – усмехнулся кто‑то другой.

После этого они ушли, бросая меня в разорванным сарафане и изменившуюся в свернувшийся, жалкий кусок оборотня.

Спустя некоторое время, меня нашел Рэмси, когда я медленно возвращалась к человеческой форме. Я ничего не сказала, даже когда он вытер кровь с моего рта и накинул пиджак мне на плечи.

Спустя несколько минут подошел Бью.

– Ты в порядке? – спросил он, с тревогой в глазах.

– Конечно, – тупо ответила я.

– Как ты думаешь, почему они напали на тебя? – поинтересовался Бью, просто, чтобы отвлечь меня.

Я ответила ему хмурым взглядом.

– Они напомнили мне, что я принадлежу им. Они не забудут обо мне. Когда‑либо. Мы думали, что они разочаруются во мне, но ошиблись. Они просто играют с нами. У них никогда не было намерения отпустить меня.

Бью сжал губы и посмотрел на Рэмси.

– Приманка, – резко ответил Рэмси. – Я услышал вой, и не понимал, что они заманили меня в ловушку. Один из них заставил меня погнаться за ним через лес, и оставить Сару уязвимой. К тому времени, как я осознал... было уже слишком поздно, – его большая, квадратная челюсть сжалась, и я почти слышала, как зубы скрипят от злости. – Я собираюсь убить их.

– Нет, – твердо ответил Бью. – Ты нужен Саре.

Он притянул меня ближе.

– Этого больше не повторится. Я глаз с неё не спущу.

Вместо того чтобы почувствовать себя лучше, стало только хуже. Теперь он застрял со мной, пока не решится моя судьба.

– Можем мы не рассказывать об этом Бет, пожалуйста.

Бью внимательно посмотрел на меня и его губы скривились в отвращении.

– Мне не нравится скрывать что‑то от твоей сестры.

– Просто она будет волноваться, а я не хочу, чтобы волчья стая причинила ей вред, – обратилась я к нему, как к защитнику. – Я в порядке, – соврала я. – Просто слегка в шоке.

Бью окинул меня скептическим взглядом, но спустя момент поднялся и хлопнул Рэмси по спине.

– Пойду, скажу Бетсэйби, что вы уехали домой.

Рэмси наклонился и поднял меня. Я должна была протестовать, чтобы он не нянчился со мной, но силы покинули меня, вместе с надеждой.

Волки никогда меня не отпустят.

Никогда.

Когда я сидела в ванной, оцепенев от горя, Рэмси вымыл мне волосы.

Он привез меня домой, раздел и положил в горячую ванну. Когда и это не помогло вывести меня из уныния, он начал не спеша намыливать моё тело. Всё что я чувствовала, страшное оцепенение. В голове продолжали звучать слова Мэйнарда.

"Думаешь, мы позволим так легко тебе уйти?"

Пальцы Рэмси скользнули по моей челюсти.

– Сара?

– Ты проверял Грейси? – спросила я. – Она в гостевом домике?

Он помолчал с минуту. Когда я взглянула на него, он сильно хмурился.

– Дом пустой. Она ушла.

Вот что произошло потом. Они отозвали своего посла. Потом пришли за мной, волки не принимают ответ "нет". Это просто вопрос времени.

Я уставилась на кран, не в состоянии побороть панику или страх. Все, что я чувствовала внутри… холод.

– Сара, – Рэмси взял меня за подбородок, поворачивая и заставляя смотреть на него. – Поговори со мной.

Я прожила последние шесть лет в тщательно спланированном обмане, и пришло время держать ответ. Внутри ощущалась обреченность.

– Ты знаешь, что они не сдадутся, Рэмси, – тихо сказала я. – Они объяснили это довольно внятно.

Низкое рычание защитника зародилось в его горле.

– Если они еще раз к тебе притронутся...

– Они притронутся. Они дождутся, когда я останусь одна и нападут.

– Нет, если я буду все время с тобой, – он опустил свою большую руку под воду и мягко сжал мою. – Я не оставлю тебя одну.

– Как долго, Рэмси? – спросила я, слезы готовы были пролиться из глаз.– Шесть месяцев? Год? Три? У тебя тоже есть жизнь. Ты планировал вернуться в клан медведей. К Николине. Я только задерживаю тебя.

Он ничего не ответил.

Маленькая часть меня внутри умерла.

– Быть моим защитником не является краткосрочной работой, Рэмси. Бет вынуждена была забыть о своей жизни на шесть лет, чтобы быть моим сторожевым псом. Шесть лет ожидания и беспокойства. И даже зная, что я разрушаю ее жизнь, я была слишком напугана, чтобы сделать хоть что‑то. Я просто... – я ударила по воде. – Я просто устала от этого. Я – заключенный независимо оттого, что я делаю, а ты вынужден быть моим тюремщиком и телохранителем, пока не сдадутся или они, или я. А я знаю, что они не сдадутся.

– Откуда ты это знаешь?

Я хотела сказать, что таким был и Рой, но не стала. Моя кожа покрылась мурашками от воспоминаний, и я задрожала, несмотря на теплую воду.

Рэмси взял ближайшее полотенце и протянул его мне. Я подошла к нему и позволила обернуть себя им, как ребенка. Когда я была укутана, Рэмси отвел меня в спальню, и усадил на край кровати, осторожно вытирая.

– Расскажи мне о парне, который изменил тебя, – попросил он.

– Мне бы не хотелось.

– Сара, – он притянул меня за руки и прижал к груди. Его руки скользнули по влажной коже к моей попке. – Расскажи мне. Прямо сейчас я хочу убить этого ублюдка. Я хочу убить волков за то, что они посмели требовать тебя. Поэтому расскажи мне о нем или я пойду и найду парочку Андерсонов и разобью их головы.

Подняв взгляд на его серьезное лицо, на прекрасный, жесткий рот, сдвинутые брови, я провела пальцами по его лицу. Как сильно я могу ему доверять? В конце концов, это не только мой секрет. Это еще и секрет Бет.

– Я не знаю, могу ли, – тихо произнесла я, – Ты не мой.

Он уткнулся лицом в мою маленькую грудь, отчаянно целуя мое тело.

– Ты можешь доверять мне.

– Я не это хотела сказать, – мягко возразила я, проводя пальцами по его грязным светлым волосам. – Я имела в виду, ты не для меня. Ты для Николины. Ты принадлежишь к клану медведей. Все это до сих пор притворство. Я неравнодушна к тебе также как и ты ко мне, но это не может длиться вечно. После того как победят волки или мы, ты сможешь вернуться в клан к семье... к невесте. Но это все временно – и я не могу рассказать тебе о Рое, потому что ты не мой.

Взгляд, которым он окинул меня, наполнен яростью и разочарованием. Очень осторожно, он обхватил мое лицо, поцеловал в нос, и тихо сказал:

– Тебе надо поспать.


Сейчас читают про: