double arrow

И чтобы каждый день – среда...

3

Все, Наталья Сергеевна, прощайте... Ондавно стоит на ступеньках и ждет меня... Надо идти, что поделаешь... Не думайте – я не сумасшедший. Просто очень душно с вами...»

Виктор улыбнулся, нежно посмотрел на нее и медленно закрыл глаза...

«Виктор! Я обещаю: мы будем вместе – только я и ты! У нас будут дети, я... Мы... Ну что мне сделать? Посмотри на меня? Ты опять притворяешься, Проханов... Очнись, я рядом, прошу тебя, пошевели хоть пальцем!..»

Она поднесла его руку с воим губам.

...А он уже медленно, как римский патриций или победивший гладиатор, поднимался по высокой лестнице, которая ослепляла бесконечностью отполированных ступенек. Стройный и высокий человек поддерживал его за руку и улыбался.

...Он видел, как Наталью Сергевну уводил из палаты его одноклассник – Володька Ратов, как дергался на тумбочке рядом с кроватью вибрирующий телефон...

Он обратил внимание на длинное тело, которое заворачивали в серую материю двое санитаров и теть-Рая.

- Кто это? - спросил Виктор Регента.

- Ты знаешь, это не важно уже... И вообще, не смотри туда, понял?!

- Почему не смотреть? Ты запрещаешь?

- Какая тебе разница!

-...Я все понял! Ну скажи мне, ведь там – это я ? Я или нет?

- Допустим...

-...Верни меня к нем, Регент! К ней, ко всему, что там есть... Я буду мести дворы, бутылки собирать, пить воду из луж... Прошу тебя!

-...А она ведь тебя не любит...

- Не обманывай!

- Она вообще никого не любит...

- Нет!

- Хватит повышать голос! Ты где находишься?!

-...Верни меня, ну я прошу!.. Что тебе стоит: помоги мне спуститься!.. Прости, что так резок...

- Я перебью. Буду предельно откровенен с тобой: своими страданиями ты заслужил лучшей участи здесь – место около меня. Если спуститься вниз...

- И спущусь! Я сам сойду, если не подашь руки. Да, спущусь самостоятельно с этой баррикады и буду жить там – где сегодня трудно, а завтра еще труднее, где грязь и кровь, где холодно и жутко по ночам...

- Кто мне это говорит, ты? Ха-ха!.. Пойдем-ка выше, сейчас самое интересное начнется...

Она вдруг резко остановилась и пристально посмотрела вглубь неосвещенного коридора.

«Ну что еще, наталья Сергеевна?! Хватит, все кончено! К черту ваши эмоции! Витька умер, умер ваш ученик!..» - Владимир крепко взял ее за плечи.

«...Хватит слез, - продолжал он, - думаете мне легко?! Он был моим лучшим...»

«...Я знаю, Володя, знаю!.. А он все-таки жив! Жив мой Витечка, вы слышите? Там, во глубене коридора у зашторенного окна бьется чье-то сердце... Чувствуете?» - Наталья Сергеевна освободилась от его объятий и побежала в семнадцатую палату...

Ночью ей снился длинный-длинный коридор со множеством распахнутых дверей. А она все бежала и бежала, спотыкаясь, - не могла найти семнадцатую палату...

Когда она вошла, Виктор открывал окно.

- Вот видете, я вернулся!

Он слез с подоконника и быстро подошел к ней.

- Виктор, ты?

- А давайте я вас поцелую... Вы поймете, что я действительно жив... Наталья Сергеевна, вы знаеете...

- Не надо, Витя, - она осторожно коснулась указательным пальцем его губ, - я все знаю...

- Давайте подойдем к окну, Наталья Сергеевна. Вы чувствуете ветер?

- Нет, Витя.

-...А ему нравятся ваши волосы!.. Дайте вашу ручку...

- Зачем?

- Он повенчает нас.

- Ветер?

-...Ветер будет только свидетелем.

- А Он, это кто?

- Посмотрите туда, - Виктор указал вверх.

...Ее ослепило Солнце...

3

Сейчас читают про: