double arrow

КОГДА СОЛНЦЕ ... СЯДЕТ НА ЗАПАДЕ ... И ЛУНА ВЗОЙДЕТ НА ВОСТОКЕ, ЗВЕЗДЫ ПОЯВЯТСЯ НА НЕБЕ ... И ВЕТЕР БУДЕТ ОВЕВАТЬ ЗЕМЛЮ, ТОГДА ВРАТА НОВОЙ ЖИЗНИ ОТКРОЮТСЯ. 4 страница


Джилл вынула компьютер Трента и просмотрела карту, определив свое местонахождение наверху лестницы. Прямо за второй дверью гостиной находился широкий U-образный коридор, огибающий сзади балкон вестибюля. Там — две комнаты: одна тупиковая, а другая вела дальше. Джилл убрала компьютер и вытащила "Беретту", одновременно пытаясь очистить свой разум перед тем, как войти в коридор. Это оказалось не так уж легко сделать. Ее мысли метались в полнейшем беспорядке между попыткой понять, что случилось в особняке и откуда взялись монстры, и беспокойством за команду.

"Возможно, стоило получше ознакомиться с теми бумагами..."

Кабинет не представлял из себя ничего особенного — стол, книжная полка, но были еще лабораторные халаты на вешалке около входа и бумаги, сваленные на столе, главным образом, наборы букв и чисел. Джилл знала химию ровно настолько, чтобы понять, что перед ней была именно химия, и она не стала утруждать себя чтением, но с тех пор девушка начала думать о зомби как о результате неудачного исследования. Особняк находился в слишком хорошем состоянии, чтобы содержаться на частный капитал, и тот факт, что все происходившее здесь удавалось так долго держать в тайне, мог означать только одно — его владельцев покрывали. Судя по слою пыли почти на всех вещах, со времени инцидента прошло несколько месяцев... что совпадало с первыми нападениями в Раккун-Сити.

"Если люди в этом доме проводили некий эксперимент, и что-то пошло не так... Что-то, что превратило их в плотоядных упырей? Немного надуманно..."

Но в этом было больше смысла, чем в других возможных объяснениях, хотя она не отвергала и прочие варианты. Что касалось ее беспокойства за команду — Барри вел себя странно, а Крис с Вескером все еще отсутствовали; здесь все без изменений.

"И останется, если ты не сдвинешься с места".

Правильно. Джилл отложила свои размышления на потом и шагнула в коридор. Она почуяла запах прежде, чем увидела зомби, растянувшегося на полу в конце коридора. Маленькие настенные бра отбрасывали неровный свет на тело, отражались от темно-красной отделки стен и погружали все вокруг в багровый полумрак. Джилл направила оружие на неподвижное тело и вдруг услышала звук закрывающейся двери где-то совсем рядом.

"Барри?"

Он сказал, что будет в другом крыле особняка, но, возможно, он нашел что-то и теперь искал ее... или она наконец встретилась с кем-то еще из команды. Улыбнувшись промелькнувшей мысли, Джилл поспешила вперед по мрачному коридору, торопясь увидеть знакомое лицо. Как только она поравнялась с углом, новая волна вони окатила ее, и лежавшее на полу существо схватило ее за ботинок, сжав лодыжку с удивительной силой. Джилл раскинула руки, чтобы удержать равновесие, вскрикнув от отвращения, когда слюнявый зомби приблизил свое гниющее лицо к ее ботинку. Он вяло царапал толстую кожу шелушащимися, костлявыми пальцами, пытаясь уцепиться прочнее, и Джилл инстинктивно пнула его другой ногой в затылок; подошва скользнула по черепу с отвратительным булькающим звуком. Широкая полоса кожи оказалась содранной и взору открылась сверкающая кость. Существо продолжало цепляться за ее ногу, безразличное к боли.

Второй и третий пинок обрушились на его шею, но лишь на четвертом девушка услышала унылый хруст раздробленного под ее ступней позвоночника. Бледные руки затрепетали, и с тихим сдавленным стоном зомби припал к заплесневелому ковру.

Джилл переступила через обмякшее тело и обежала угол, сглатывая желчь. Она убедила себя, что эти жалкие существа, бродившие по коридорам, так или иначе, были жертвами, как Бекки и Прис, и их убийство — проявление милосердия, но они так же были угрозой, не говоря уже об их болезненной природе. Она должна проявлять большую осторожность.

Справа от нее красовалась тяжелая деревянная дверь с витиеватым металлическим узором. На замочной скважине изображен щит, но подобно другим дверям, которые Джилл обнаружила наверху, эта была открыта. Внутри хорошо освещенной комнаты никого не оказалось, но Джилл колебалась, внезапно раздумав продолжать поиски человека, прошедшего где-то неподалеку. У двух стен огромной палаты стояли рыцарские доспехи, по восемь с каждой стороны, а в конце — небольшая витрина. Помимо всего прочего, в центре плиточного пола располагался большой красный выключатель.

"Еще одна западня? Или загадка..."

Заинтригованная, она вошла в комнату и направилась к витрине; безмолвные стражи, казалось, наблюдали за каждым ее движением. По обе стороны от выключателя Валентайн заметила два странных отверстия, возможно, для вентиляции. Сердце Джилл забилось быстрее, когда она сообразила, что наткнулась на еще одну ловушку особняка.

Быстрый осмотр запыленной витрины подтвердил ее опасения — не было никакой возможности открыть ее, стеклянная преграда стояла толстым цельным куском. И что-то, похожее на тусклую медь, отблескивало в темной нише у основания.

"Я должна была бы нажать на эту кнопку, думая, что она откроет витрину, и что потом?"

Джилл неожиданно ярко представила, как блокируются вентиляционные отверстия и захлопывается дверь. Медленная смерть от удушья в темной могиле. Комната могла заполняться водой, или каким-нибудь ядовитым газом. Она окинула взглядом палату, хмурясь и задавая себе вопрос, должна ли она держать дверь открытой или есть другой выключатель, скрытый внутри каких-нибудь доспехов...

"...каждая загадка имеет больше, чем один ответ, Джилли, помни об этом".

Девушка усмехнулась. Зачем вообще нажимать кнопку? Она присела рядом с витриной, перехватив поудобнее пистолет. После единственного удара рукоятью стекло пошло трещинами, тонкие линии разбежались по всей его поверхности. Она ударила еще раз, чтобы отломить толстый кусок, и аккуратно пробралась внутрь; там лежала шестиугольная медная медаль с гравировкой в виде архаического улыбающегося солнца.

Джилл улыбнулась ему в ответ, довольная своим вариантом решения. Очевидно, некоторые ловушки дома можно было обойти, если игнорировать кое-какие правила честной игры. Она поспешила обратно к двери, не желая радоваться победе, пока окончательно не выйдет из палаты.

Вернувшись в кроваво-красный коридор, Джилл остановилась на мгновение, размышляя, куда направиться дальше. Она могла продолжить поиски человека, хлопнувшего дверью, или вернуться к замку-головоломке и поставить гербовую медаль на место. Одновременно она должна искать пропавших членов команды; Барри был прав насчет необходимости покинуть особняк. Если другие S.T.A.R.S. еще живы, они тоже попытаются найти выход. Ее задумчивый взгляд упал на смердящее существо, которое она убила, задержался на луже темной жидкости, окружавшей его покрытую струпьями голову, и Джилл осознала, что больше всего на свете ей хочется покинуть этот дом, чтобы избавиться от зловонного воздуха и смертоносных монстров, шатавшихся по холодным пыльным коридорам. Она хотела выйти, и сделать это настолько быстро, насколько возможно.

Приняв решение, девушка поспешила назад, сжимая в руке тяжелую медаль. Она уже нашла две части загадки, мешавшей S.T.A.R.S. выбраться из особняка. Неизвестно, что ждет их там, но это в любом случае будет лучше того, что останется позади...

* * *

- Ричард! - Ребекка незамедлительно опустилась на колени рядом с членом "Браво", пытаясь нащупать пульс дрожащей рукой.

Крис молча смотрел на истерзанный труп, уже зная, что она ничего не найдет; глубокая рана на плече Ричарда Эйкена давно засохла, и ни капли свежей крови не просочилось сквозь изорванную ткань. Он был мертв.

Крис наблюдал за тем, как тонкая рука Ребекки скользнула вниз по шее бравовца, а потом поднялась, чтобы закрыть его остекленевшие, невидящие глаза. Ее плечи опали. Крис чувствовал себя разбитым от этой находки — специалист по связи был добрым, приятным парнем, и ему исполнилось всего двадцать три года...

Он оглядел тихую комнату, пытаясь понять, отчего умер Ричард. Комната, в которую они попали с балкона второго этажа, была не декорированной и пустой. Не считая тела Ричарда, здесь вообще ничего не было. Нахмурившись, Крис сделал несколько шагов ко второму входу в комнату и присел, вглядываясь в темный плиточный пол. Между телом Эйкена и простой деревянной дверью в трех метрах от него виднелся засохший кровавый отпечаток подошвы ботинка. Он задумчиво посмотрел на дверь, сжимая в руке пистолет. Если убийца с той стороны, можно ожидать новых жертв.

- Крис, взгляни на это.

Ребекка все еще стояла на коленях перед Ричардом, ее взволнованный пристальный взгляд застыл на кровавой корке, покрывавшей его искалеченное плечо. Крис присоединился к девушке, не совсем понимая, на что он должен смотреть. Рана была рваной и грязной, цвет тканей изменился от повреждений. Странно, но она казалась не очень глубокой.

- Видишь эти фиолетовые линии, расходящиеся от порезов? И то, как мышцы проколоты, здесь и здесь? - она указала на два темных отверстия, в пятнадцати сантиметрах друг от друга, окруженные красной, воспаленной кожей.

Ребекка села на корточки и подняла взгляд на Криса.

- Думаю, Ричард был отравлен. Это напоминает укус змеи.

Крис вытаращился на девушку.

- Какого же размера должна быть эта змея?

Она кивнула, соглашаясь.

- Верно. Возможно, здесь что-то еще. Но эти раны не должны были убить его, потребовались бы часы, чтобы истечь кровью при таких повреждениях. Я почти уверена, что он был отравлен.

Крис по-новому взглянул на нее — Ребекка была наблюдательна и хорошо держалась, учитывая сложившиеся обстоятельства.

Быстро осмотрев тело Ричарда, он нашел полный магазин и коротковолновое радио. Крис отдал и то и другое Ребекке, а разряженный пистолет Ричарда сунул себе за пояс. Он снова посмотрел на дверь, затем обернулся к Ребекке.

- Убийца может быть там.

- Тогда нам надо быть осторожнее, - ответила она; потом без лишних слов подошла к двери и остановилась, ожидая его.

"Мне пора бы перестать думать о ней как о ребенке. Она пережила большинство членов своей команды, она больше не нуждается в моей опеке или в приказе ждать в стороне".

Крис встал около двери и кивнул Ребекке. Девушка повернула ручку и толкнула дверь; оба подняли оружие. Они вошли в узкий коридор. Прямо перед ними располагались несколько деревянных ступеней, ведущих к закрытой двери. Слева коридор имел ответвление, с еще одной дверью в конце. Стены около ступеней были измазаны кровью, и Крис внезапно ощутил уверенность, что это кровь Ричарда — его убийца находился за той дверью.

Он кивнул в сторону ответвления, спокойно сказав:

- Ты берешь ту комнату. Если возникнут проблемы, возвращайся и жди здесь. В любом случае, постарайся уложиться в пять минут.

Ребекка кивнула и двинулась вперед по узкому проходу. Крис подождал, пока она войдет, потом начал подниматься по ступеням; сердце так и норовило вырваться из его груди.

Дверь оказалась заперта, но на обрамлении замочной скважины был выгравирован крошечный щит. Похоже, Ребекка оказалась намного более полезной, чем он мог себе представить. Крис вынул ключ, который отдала ему девушка, и отпер широкую дверь, проверив свое оружие, прежде чем войти внутрь.

Перед ним предстал большой чердак, столь же простой и скромный, сколь вычурной выглядела остальная часть дома. Деревянные опоры простирались от пола до наклонного потолка, и за исключением нескольких коробок и бочек у стены, здесь было пусто.

Крис прошел немного дальше, осматривая каждый сантиметр. С противоположной стороны чердака стояла невысокая загородка, размером метр на три и на расстоянии нескольких метров от задней стены. Походило на загон для лошади, и это было единственное место, которое не получалось осмотреть прямо от входа. Крис медленно направился туда, его тяжелые шаги по деревянному полу пробудили глухое эхо, всколыхнувшее прохладный воздух.

Он обогнул загородку, держа ее на прицеле; сердце гулко стучало. Никакой змеи, но в углу на стыке двух стен зияло неровное отверстие где-то в тридцать сантиметров высотой и шестьдесят шириной; оттуда исходил странный резкий запах, мускусный, какой бывает от некоторых диких животных. Осторожно принюхиваясь, Крис шагнул обратно к двери, но вдруг остановился и наклонился к дыре. Что-то круглое и металлическое, размером с небольшой кулак, валялось около отверстия. На предмете была гравировка в форме полумесяца. Крис вошел в загон, не отрывая глаз от отверстия, присел и поднял металлический предмет. Вещица оказалась шестигранным медным диском с изображением луны, выполненным с большим мастерством. В глубине дыры послышалось тихое движение.

Крис отскочил назад, готовый стрелять, как только представится возможность. Он быстро попятился, пока его плечи не коснулись стены чердака, затем начал отступать к выходу, и в этот момент темное продолговатое тело, в обхвате примерно с обеденную тарелку, метнулось из отверстия, подобно молнии. Оно врезалось в стену в нескольких сантиметрах от ноги Криса, дерево затрещало от удара.

"...вот дерьмо, это ЗМЕЯ..."

Крис отпрянул, когда гигантская рептилия подалась назад, продолжая вытягивать свое длинное темное тело из стены. Шипя, она подняла голову на уровень его груди и обнажила влажные клыки.

Крис отбежал на середину комнаты и обернулся, выстрелив по массивной ромбовидной голове. Змея издала жутковатый шипящий вопль — выстрел проделал дыру в одной из сторон ее разинутого рта, прорвав туго натянутую кожу. Змея приникла к полу и одним броском послала себя к противнику, преодолев сразу метров шесть. Крис выстрелил снова; пуля вырвала кусок чешуйчатой плоти из спины рептилии, темная кровь полилась из раны.

С оглушительным шипением змея поднялась перед ним, ее голова оказалась совсем близко от его оружия, кровь хлестала из раны во рту.

"Глаза. Целься по глазам".

Крис выжал спуск, и змея рухнула на него, прижав к полу, ее тело бешено извивалось. Хвост ударил по одной из опор с такой силой, что та треснула. Крис отчаянно пытался высвободить руки, чтобы успеть нанести еще хотя бы удар перед тем, как умереть, но холодное тело внезапно ослабело и плавно приникло к полу.

- Крис! - Ребекка ворвалась в комнату и застыла, в изумлении глядя на чудовищную рептилию. - Ух, ты!

Его ботинок уперся в одну из опор, и Крис сумел отпихнуть тяжелое тело. Ребекка помогла ему подняться, ее глаза расширились от ужаса. Вдвоем они уставились на рану, убившую чудовище — темное, влажное отверстие на месте правого глаза, проделанное девятимиллиметровой пулей.

- Ты в порядке? - тихо спросила она.

Крис кивнул.

"...может, ушибы нескольких ребер, но что с того?"

Он был буквально в миллиметре от верной гибели, и все потому, что хотел забрать... Рэдфилд посмотрел на медную гербовую медаль, крепко зажатую в руке. Он держал ее на протяжении всего боя, даже не отдавая себе в этом отчета, и глядя на нее теперь, он нутром чуял, что эта вещь почему-то очень важна...

"...должно быть, потому что ты чуть было не стал закуской для змеи, пытаясь добыть ее?"

Ребекка взяла медаль и провела пальцем по гравировке в виде луны.

- Нашла что-нибудь? - поинтересовался он.

Чемберс покачала головой.

- Стол, пара полок... для чего это?

Крис пожал плечами, еще раз взглянув на окровавленную дыру в том месте, где раньше был глаз змеи. Он непроизвольно вздрогнул, представив себе, что могло случиться, если бы он промахнулся.

- Возможно, мы поймем это по дороге, - тихо отозвался он. - Давай, идем отсюда.

Ребекка вернула ему медаль, и вместе они покинули стылый чердак. Когда дверь за ними закрылась, Крис подумал, что, хотя это никогда не волновало его прежде, теперь он определенно ненавидел змей.

* * *

Барри медленно поднимался по лестнице в главном зале, ледяные тиски все сильнее сжимали его сердце. Он осмотрел все комнаты в восточном крыле, которые смог открыть, и возвращался ни с чем.

Ужасные образы снова и снова мелькали в его голове, пока он с трудом переставлял ноги. Кейти, Мойра и Поли Энн, напуганные и страдающие в руках чужаков в собственном доме. Кейти знала комбинацию сейфа с оружием в подвале, но ей еще надо было спуститься вниз раньше, чем кто-либо войдет...

Поднявшись на лестничную площадку, Барри глубоко, судорожно вздохнул.

"Кейти даже в голову не пришло бы спуститься за оружием, если бы кто-то ломился в окно или дверь. Первым делом она побежала бы к девочкам, проверить, все ли с ними в порядке. Если я не найду эти гербовые медали, ничего не будет в порядке".

Нигде в особняке он не видел телефона или радио.

"Если Вескер доберется до лаборатории, сможет ли он связаться с "Уайт Амбреллой" и отозвать убийц?"

Барри дошел до двери на верхней площадке, ведущей в западное крыло. Единственная надежда оставалась на то, что Джилл или Вескер нашли три оставшиеся части головоломки. Он не знал, где сейчас был капитан (хотя не сомневался, что этот ублюдок-предатель появится очень скоро), а Валентайн, вероятно, все еще прочесывала верхний этаж. Они могли бы распределить комнаты, которые она не успела осмотреть, и, по крайней мере, исключить наименее вероятные места. Если они не смогут найти оставшиеся медали, то ему придется вернуться в восточное крыло и начать крушить мебель.

Погруженный в свои мысли, Барри открыл дверь, ведущую в красный коридор, и едва не столкнулся с Крисом Рэдфилдом и Ребеккой Чемберс, когда они вышли из двери справа от него.

Лицо Криса озарилось широкой, радостной улыбкой.

- Барри!

Парень ринулся вперед и изо всех сил обнял его, потом отстранился, все еще продолжая улыбаться.

- Господи, я так рад видеть тебя! Я начал думать, что мы с Ребеккой последние оставшиеся в живых. Где Джилл и Вескер?

Барри с трудом выдавил улыбку, стараясь найти приемлемый ответ. Его почти тошнило от осознания собственной вины. Лгать Валентайн было нелегко, но Криса он знал в течение многих лет...

"...Кейти и девочки, они умрут..."

- Мы с Джилл пошли за тобой, но все двери в том коридоре оказались запертыми, а когда мы вернулись в вестибюль, капитан исчез. После этого мы принялись искать вас двоих и выход отсюда, - Барри улыбнулся более естественно. - Хорошо, что вы в порядке. Вы оба, - по крайней мере, это было правдой.

- Так Вескер просто исчез? - спросил Крис.

Барри кивнул, чувствуя себя неловко.

- Да. И мы нашли Кена. Один из этих упырей добрался до него.

Крис вздохнул.

- Понятно. Форест и Ричард тоже мертвы.

Печаль обжигающей волной накатила на Барри, и он тяжело сглотнул, чувствуя, как его ненависть к Вескеру возрастает.

"Во всем виноваты люди Вескера, и теперь они стараются скрыть доказательства, желая избежать ответственности. И, нравится мне это или нет, я должен помогать им".

Барри сделал глубокий вдох и отчетливо представил образ своей жены и дочерей.

- Джилл нашла черный ход. Мы думаем, что через него можно выбраться отсюда, но он закрыт на кодовый замок, сродни мозаике. Чтобы открыть его, нужны четыре гербовые медали, сделанные из меди. Джилл уже нашла одну, и мы думаем, что остальные спрятаны где-то в особняке...

Барри замолчал, заметив, как Крис с усмешкой сунул руку в карман жилета.

- Что-то вроде этого?

Барри смотрел на медаль в руках Криса, чувствуя, как сердце забилось быстрее.

- Да, это одна из них! Где вы нашли ее?

Ребекка застенчиво улыбнулась и ответила:

- Ему пришлось подраться с большой змеей за эту штуку... очень большой змеей. Думаю, она могла быть результатом несчастного случая, хотя вирус, способный действовать на разные роды... такие довольно редки.

Барри взял медаль так непринужденно, как только мог, нахмурившись.

- Несчастный случай?

Крис кивнул.

- Мы нашли кое-какие материалы, в которых говорится о том, что в поместье был расположен секретный исследовательский комплекс, и то, над чем они работали, вырвалось на волю. Вирус.

- Один из тех, что способны инфицировать как млекопитающих, так и рептилий, - добавила Ребекка. - Не только разные виды, различные семейства.

"На мое семейство эта зараза уж точно подействовала", - угрюмо подумал Барри.

Он еще сильнее нахмурился, изображая заинтересованность, и попытался придумать оправдание, чтобы уйти. Капитан не приблизится к нему, пока он не останется один, и ему необходимо было поставить часть головоломки на место, чтобы доказать, что он все еще сотрудничает и убедил остальную часть команды помочь ему в поисках. Барри чувствовал, как секунды утекают; металл теплел в его влажных пальцах.

- Мы должны добиться поддержки федералов, - проговорил он наконец, - полное расследование, помощь военных, карантин всей области.

Крис и Ребекка кивнули, а Барри вновь почувствовал себя раздавленным виной. Боже, если бы они не были настолько доверчивы.

- Но чтобы сделать это, мы должны отыскать все эти гербовые медали. Джилл могла найти еще одну, возможно, даже две...

"...я могу лишь молиться..."

- Ты знаешь, где она? - задал вопрос Крис.

Барри кивнул, придумывая ответ на ходу.

- Я почти уверен, но это место похоже на лабиринт... почему бы вам не подождать в главном зале, пока я найду ее? Так мы сможем упорядочить наш поиск, и сделать больше работы, - он улыбнулся, надеясь, что выглядит более убедительным, чем сам себя чувствует. - Хотя, если мы не появимся скоро, попытайтесь найти еще медали. Черный ход — в конце коридора в западном крыле на первом этаже.

Крис коротко взглянул на него, и в его внимательном взгляде Барри увидел множество вопросов... вопросов, на которые Барри не мог ответить. Зачем вообще разделяться? Что с пропавшим капитаном? Почему он так уверен, что черный ход ведет к спасению?

"Пожалуйста, пожалуйста, сделайте так, как я говорю".

- Хорошо, - неохотно согласился Крис, - мы подождем, но если она не там, где ты думаешь, возвращайся. У нас больше шансов остаться в живых, если мы будем держаться вместе.

Барри кивнул и, прежде чем Крис успел сказать что-то еще, потрусил по темному коридору. Он видел неуверенность в глазах Криса, слышал сомнение в его голосе и после его последних слов испытывал отчаянное желание предупредить друга о предательстве Вескера. Уйти было единственной возможностью, чтобы не сказать то, о чем он потом будет сожалеть, то, что может убить его семью. Как только захлопнувшаяся за спиной дверь отгородила его от балкона, Барри пустился бежать, огибая углы на полной скорости. Около двери, ведущей к лестнице, лежал мертвый зомби, и Бертон перепрыгнул через него, не заметив зловония, свернул в соседний проход. Он преодолел заднюю лестницу в три прыжка, пока его совесть бесновалась внутри, протестуя против предательства.

"Ты лжец, Барри, ты используешь своих друзей так же, как Вескер использует тебя, играя на их доверии. Почему бы не рассказать им, что происходит? Позволь им помочь тебе положить этому конец".

Барри загнал свои мысли поглубже, поскольку он уже влетел в крытый проход, хлопнув металлической дверью. Он не мог так рисковать. Что если Вескер был поблизости, подслушивал? Капитан завладел семьей Барри, чтобы шантажировать его, но если Крис и остальные узнают правду, что могло удержать Вескера от их убийства? Если Барри поможет ему уничтожить улики, S.T.A.R.S. не смогут ничего доказать, и капитан позволит им уйти.

Барри подошел к плите перед черным ходом и остановился, вглядываясь. Облегчение затопило его, приятным прохладным потоком остудив его разгоряченное сознание. Три из четырех отверстий оказались заполнены, медали солнца, ветра и звезды стояли на месте. Дело было сделано.

"Теперь он сможет добраться до лаборатории, отозвать своих людей, он не нуждается в нас больше! Я смогу вернуться и отвлекать команду, пока он будет делать то, что должен; РПД, в конце концов, появится, и мы забудем обо всем, что здесь произошло".

Барри настолько погрузился в свои ликующие мысли, что не расслышал приглушенные шаги на каменной дорожке позади него и не понял, что он не один, пока вкрадчивый голос Вескера не произнес:

- Отчего вы не закончите загадку, мистер Бертон?

Барри подскочил от неожиданности. Он впился взглядом в капитана, всей душой ненавидя это самодовольное, бесконечно спокойное лицо, скрытое за темными очками.

Вескер улыбнулся, кивнув на гербовую медаль, зажатую у Барри в руке.

- Да, конечно, - мрачно проворчал Бертон и вставил недостающую часть на место.

Внутри двери что-то басовито проскрежетало, между дверью и косяком образовалась щель, и Вескер протиснулся мимо Барри, чтобы открыть ее до конца. За дверью оказался небольшой и порядком потрепанный склад для садовых инструментов. Барри заглянул внутрь и увидел выход в противоположной стене. Перед дверью он не заметил никаких плит, никаких безумных загадок, которые надо решать. С этого момента Кейти и девочки были в безопасности. Отвесив поклон, Вескер пригласил Барри войти, все еще улыбаясь.

- Время поджимает, Барри, а у нас еще куча дел.

Барри настороженно посмотрел на него.

- О чем ты? Теперь ты можешь добраться до лаборатории.

- К сожалению, планы несколько изменились. Понимаешь, как оказалось, я должен найти еще кое-что, и я предполагаю, где оно может находиться, но есть некоторые трудности... И поскольку ты проделал такую великолепную работу, я хочу, чтобы этим тоже занялся ты, - улыбка Вескера преобразовалась в хищную ухмылку — холодное, безжалостное напоминание о том, что было поставлено на карту. - Фактически, боюсь, мне придется настаивать на этом.

После длинной, мучительной паузы Барри беспомощно кивнул.

Глава 13

"Моя дорогая Альма.

Я сижу здесь и думаю, с чего бы начать, как в двух словах объяснить все, что произошло в моей жизни с момента нашего последнего разговора, и у меня уже не получается. Надеюсь, ты будешь жива и здорова, когда получишь это письмо, и что простишь мне мои каракули, мне не легко делать это. Даже когда я пишу, я чувствую, как простейшие мысли ускользают от меня, оставляя отчаяние и смущение, но я должен раскрыть тебе свою душу, прежде чем смогу упокоиться. Будь терпелива и поверь: все, что я расскажу тебе — правда.

Чтобы изложить всю историю целиком потребовались бы часы, а времени мало, поэтому просто прими следующие вещи как факт — в прошлом месяце в лаборатории произошел несчастный случай, и вирус, который мы изучали, вырвался на свободу. Почти все мои коллеги были инфицированы и сейчас мертвы или умирают, и природа болезни такова, что, оставаясь живыми, они утрачивают чувства. Этот вирус лишает своих жертв человечности, заставляя их разыскивать и уничтожать жизнь. Даже когда я пишу эти строки, я слышу, как они ломятся в мою запертую дверь, подобно безумным, голодным животным, и кричат, словно потерянные души.

Нет таких слов, чтобы в полной мере выразить сожаление и стыд, которые я испытываю, зная, что приложил руку к их созданию. Думаю, сейчас они не чувствуют ничего — ни боли, ни страха, — но то, что они не могут испытывать ужас от того, чем стали, не освобождает меня от тяжкого бремени. Отчасти я ответственен за тот кошмар, что меня окружает.

Несмотря на осознание своей вины, которым я проникнут целиком и которое будет преследовать меня до самой смерти, я мог бы попытаться выжить, лишь для того, чтобы вновь увидеть тебя. Но все мои усилия только откладывают неизбежное — я инфицирован и не существует лекарства, способного предотвратить то, что за этим последует... кроме как покончить с жизнью, прежде чем я потеряю то единственное, что отличает меня от них. Мою любовь к тебе. Пожалуйста, пойми. Пожалуйста, поверь, мне очень жаль.

Мартин Крэкхорн".

Джилл вздохнула, аккуратно кладя мятую бумагу на стол. Существа оказались жертвами собственных исследований. Выходит, ее соображения о том, что произошло в особняке, были верными, хотя содержание этого сентиментального письма подавляло всякое проявление гордости, которую она могла бы испытывать за свои дедуктивные способности. Вставив медаль солнца, девушка решила, что кабинет наверху достоин более внимательного осмотра, и, покопавшись там, она нашла последнее наспех написанное завещание Крэкхорна, закрытое в ящике стола.

Крэкхорн, Мартин Крэкхорн — в списке Трента, среди прочих, было это имя. Нахмурившись, Джилл медленно пошла назад к двери кабинета. По каким-то причинам Трент хотел, чтобы S.T.A.R.S. выяснили, что случилось в особняке, прежде чем это сделает кто-либо другой, но зная столько, сколько он, очевидно, знал, почему бы не сообщить им напрямую? И для чего он сообщал им что-либо вообще?


Сейчас читают про: