double arrow

Глава 11. Барри и Джилл стояли в крытом проходе у замка-головоломки, вдыхая чистый ночной воздух


Барри и Джилл стояли в крытом проходе у замка-головоломки, вдыхая чистый ночной воздух. За высокими стенами жужжала непрерывная песня сверчков и цикад — успокаивающее напоминание о том, что снаружи еще существовал нормальный мир.

После случившегося Джилл ощущала легкое головокружение и тошноту, поэтому Барри аккуратно провел девушку к черному ходу, полагая, что свежий воздух подействует на нее благотворно. Он не нашел ни Криса, ни Вескера, однако, казалось, был уверен, что они еще живы. Джилл стояла, прислонившись к стене, и все еще глубоко вдыхала теплый воздух, а он быстро рассказывал ей о своих запутанных похождениях по дому.

— …и когда я услышал выстрелы, тотчас прибежал, — Барри рассеянно пригладил короткую боро ду и улыбнулся ей, несколько нерешительно, — к счастью для тебя. Еще пара секунд, и ты превра тилась бы в Джилл-бутерброд.

Джилл кивнула и с благодарностью улыбнулась ему в ответ, но заметила, что он был немного… напряжен, шутил через силу. Странно. Она не могла представить, чтобы такой человек, как Барри, нервничал перед лицом опасности.

"Тебя это удивляет? Мы пойманы здесь, мы не можем найти нашу команду, и этот особняк всеми силами стремится нас угробить. Точно никаких поводов для веселья".

— Надеюсь, что сумею не остаться в долгу, если у тебя возникнут трудности, — тихо сказала она.

— Правда. Ты спас мне жизнь.

Барри отвернулся, слегка покраснев.

— Рад, что смог помочь, — ответил он грубо. — Только будь осторожнее. Это место опасно.

Джилл снова кивнула, подумав о том, как близка была от смерти. Она слегка вздрогнула, затем отогнала эти мысли прочь; им необходимо было сосредоточиться на Крисе и Вескере.

— Так ты считаешь, они еще живы?

— Да. Кроме стреляных гильз, в другом крыле я видел целую дорогу из этих упырей — точные по падания в голову; должно быть, Крис, хотя мне пришлось разобраться с несколькими из них наверху. Так что, думаю, он отсиживается где-то по пути.

Барри кивнул на медную плиту, вставленную в стену.

— Так медаль звезды была здесь раньше?

Джилл нахмурилась, немного удивившись резкой перемене темы; Крис был одним из самых близких друзей Барри.

— Нет. Я нашла ее в комнате с западней. Этот дом, кажется, полон ими. В самом деле, тебе не ка жется, что нам стоило бы искать Вескера и Криса вместе. Трудно сказать, с чем они могли столк нуться, или что еще может случиться с любым из нас.

Барри покачал головой.

— Не знаю. То есть я хочу сказать, ты права, мы должны быть внимательны, но здесь полно ком нат, и в первую очередь нам стоит думать о том, как выбраться отсюда. Если мы разделимся, то сможем попытаться найти оставшиеся медали и одновременно искать Криса. И Вескера.

Хотя его поведение не изменилось, Джилл внезапно показалось, что Барри как-то не по себе. Он отвернулся, чтобы осмотреть медную пластину, но выглядело это так, будто он пытался избежать зрительного контакта.

Кроме того, — пробормотал он, — теперь мы знаем, чему противостоим. Пока мы хоть немного используем здравый смысл, все будет хорошо.

Барри, ты в порядке? Ты выглядишь уставшим, — она хотела сказать что-то другое, но это было первое, что пришло ей на ум.

Бертон вздохнул, наконец, посмотрев на нее. Он действительно казался утомленным: под глазами виднелись темные круги, и его широкие плечи поникли.

— Нет, я в порядке. Просто волнуюсь за Криса, ты же понимаешь.

Она кивнула, но так и не смогла избавиться от уверенности, что дело было не только в этом. С тех пор, как Барри вытащил ее из ловушки, он выглядел необычайно подавленным, даже нервным.

"Опять паранойя? Ты говоришь о Барри Бертоне, основе раккунского S.T.A.R.S., и, между прочим, этот человек только что спас тебе жизнь. Что он может скрывать?"

Джилл проявляла, вероятно, чрезмерную подозрительность, и она сама понимала это, но все равно решила промолчать по поводу компьютера Трента. После всего, через что она прошла, Ва-лентайн полностью не доверяла никому. К тому же было похоже, что Барри хорошо представлял себе планировку особняка и не нуждался в информации.

"Вот именно, продолжай размышлять. Еще немного и ты начнешь подозревать, что капитан Вескер подстроил все происходящее".

Мысленно усмехнувшись, Джилл оттолкнулась от стены и вместе с Барри направилась назад к дому. Теперь это точно отдавало паранойей. Дойдя до двери, они остановились. Джилл напоследок полной грудью вдохнула свежего воздуха, позволяя нервам успокоиться. Барри тем временем вынул свой Кольт «Питон» и с мрачным видом перезаряжал пустые каморы.

— Пожалуй, я вернусь в восточное крыло, попытаюсь, напасть на след Криса, — проговорил он. –

Почему бы тебе ни подняться наверх и поискать остальные гербовые медали? Так мы сможем обыскать все комнаты и вернуться в главный зал.

Джилл кивнула, а Барри открыл дверь; ржавые петли возмущенно взвизгнули. Волна холода пронеслась мимо них, и Джилл вздохнула, пытаясь приготовить себя к встрече с лабиринтом холодных, темных коридоров и очередной вереницей неоткрытых дверей и тайн, лежащих за ними.

Ты справишься, — шепнул Барри, положив теплую руку ей на плечо и нежно ведя ее обратно в дом. Как только дверь за ними закрылась, он с улыбкой поднял руку, прощаясь.

Удачи, — сказал он, и прежде чем Джилл успела ответить, он развернулся и поспешно ушел, сжимая оружие в руке. Под скрежет древнего металла Бертон скользнул сквозь двойные двери в конце коридора и исчез.

Джилл глядела ему вслед, снова одна в холодной, зловонной тишине полутемного коридора. Ей не показалось — Барри что-то скрывал. Но было ли это чем-то, о чем ей стоило бы беспокоиться, или он просто пытался оградить ее от чего-то?

"Возможно, он нашел Криса или Вескера мертвыми, и не захотел сказать мне".

Подобное не являлось приятной мыслью, но так можно было объяснить его странное, суетливое поведение. Он явно хотел покинуть дом как можно скорее, так же, как и оставить ее в западной части особняка. И он больше интересовался механизмом загадки, возможностью выбраться отсюда, чем местонахождением Криса и Вескера…

Она посмотрела вниз на две распластанные фигуры в коридоре, на липкие засохшие красные пятна вокруг них. Возможно, она изо всех сил пыталась найти причину, которой не существовало. Возможно, Барри, как и она, сама, был напуган и устал от постоянного чувства, что смерть может подкрасться в любой момент.

"Возможно, мне пора перестать думать об этом и заняться делом. Он прав, мы должны выбраться отсюда, даже если не найдем остальных. Мы должны вернуться в город и рассказать людям о том, что здесь творится".

Джилл расправила плечи и подошла к двери, ведущей к лестнице, держа оружие наготове. Она уже зашла так далеко, что могла пойти еще немного дальше, попытаться разгадать тайну, забравшую столько жизней… "…или умереть, пытаясь", — еле слышно прошептал ее разум.

* * *

Форест Спейер погиб. Веселого мальчика с Юга с его потрепанной одеждой и легкой усмешкой больше не было. Тот Форест ушел — остался только окровавленный, безжизненный самозванец, привалившийся к стене. Крис пристально разглядывал самозванца, отдаленные звуки ночи терялись во внезапных порывах ветра, хлещущего по карнизу, завывающего за оградой террасы второго этажа. Звук был зловещим, но Форест его не слышал; он уже никогда ничего не услышит.

Крис присел рядом с неподвижным телом и осторожно высвободил «Беретту» Спейера из холодных пальцев. Он убеждал себя не смотреть, но, дотянувшись до подсумка на поясе Фореста, остановил взгляд на пугающей пустоте в том месте, где когда-то были глаза члена "Браво".

"Боже, что случилось? Что произошло с тобой, парень?"

Тело Фореста покрывали раны, в основном не больше пяти сантиметров длиной, окруженные сырой окровавленной плотью — как будто ему нанесли сотни ударов тупым ножом, разорвав на куски кожу и мускулатуру. Часть ребер была оголена, белые осколки виднелись под безжалостно изодранной краснотой. Устремленный вдаль взгляд его пустых глазниц довершал ужасающую картину — словно убийца не удовольствовался жизнью Фореста, возжелав взамен его душу.

В подсумке мертвеца было три магазина для «Беретты». Рэдфилд сунул их в карман и быстро встал, стараясь не смотреть на искалеченное тело. Он окинул взглядом темный лес, глубоко дыша. Мысли в его голове скакали и путались, Крис пытался найти объяснение, но никак не мог ухватиться за какие-либо логические доводы.

Он решил проверить все двери в главном зале, чтобы понять, какие из них открыты, увидел кровавый отпечаток руки на стене в крошечном коридоре наверху, услышал пронзительные крики птиц и ринулся в атаку, готовый вершить правосудие…

"…вороны. Звучало подобно воронам, целой стае… или на самом деле убийству. Своры собак, разъяренные котята, вороны-убийцы…"

Крис моргнул, его измотанный разум зацепился за деталь, на первый взгляд показавшуюся несущественной. Хмурясь, он снова присел рядом с растерзанным телом Спейера, пытаясь рассмотреть рваные раны поближе. Кроме глубоких порезов на теле было множество мелких царапин, ряды однотипных линий.

"Когти. Следы когтей".

Едва подумав об этом, он услышал беспокойные удары крыльев. Крис медленно обернулся, все еще сжимая «Беретту» Фореста во внезапно похолодевшей руке.

Гладкая, чудовищная птица взгромоздилась на перилах не более чем в полуметре от него и наблюдала за ним блестящими черными глазами. Глянцевые перья слабо мерцали на ее раздутом теле… и полоска чего-то красного и влажного свешивалась из клюва.

Птица склонила голову набок и издала громкий крик, кусок плоти Фореста шлепнулся на перила. Ответные вопли ее собратьев наполнили ночной воздух. Яростно захлопали огромные крылья, и дюжины темных, трепещущих силуэтов, устремились вниз с карниза, истошно крича и скрежеща когтями.

Крис побежал, его воображение услужливо подсунуло ему образ окровавленных глазниц Форе-ста, пока он искал выход. Он ворвался в крошечный коридор и захлопнул дверь, отгораживаясь от нарастающих криков птиц, адреналин в его кровеносной системе прокачивался горячими толчками. Он глубоко вдохнул, раз, другой, и биение сердца вернулось к более нормальному темпу. Вопли ворон постепенно отдалились, заглушенные звуками ветра.

"Господи, как же глупо я себя повел? Дурак, болван".

Он ворвался на террасу, ища боя, желая отомстить за смерть других членов S.T.A.R.S., и то, что он обнаружил, повергло его в шок. Если бы он не позволил себе сорваться из-за смерти Фореста, то быстрее нашел бы связь между птицами и видом ран, и, возможно, заметил бы затаившихся в тени пожирателей плоти, поджидавших очередную жертву.

Крис направился к двери в главный зал, кляня себя за то, что попал в передрягу неподготовленным. Он не мог позволить себе продолжать совершать ошибки, упускать то, что лежало у него перед носом. Это не было игрой, где можно нажать кнопку перезапуска, если сделал что-то не так. Гибли люди, гибли его друзья…

"…и если ты не вынешь свою голову из задницы и не будешь более осторожным, то присоединишься к ним. Еще одно разодранное и безжизненное тело, распростертое где-нибудь в стылой прихожей, еще одна жертва безумия этого дома".

Сделав глубокий вдох, Крис заставил замолчать ворчливый шепот внутри себя, и вышел на высокий балкон вестибюля, закрыв за собой дверь. Самобичевание было ничуть не более полезным занятием, нежели блуждание вслепую по странной и опасной территории в поисках мести. Он должен был сосредоточиться на наиболее важном сейчас: потерявшихся членах отряда «Альфа» и Ребекке.

Он пошел к лестнице, заткнув оружие Фореста за пояс. По крайней мере, Ребекка теперь сможет защитить себя.

— Крис.

Удивленный, он посмотрел на самого молодого члена S.T.A.R.S., которая стояла на нижних ступенях, улыбаясь ему. Потом сбежал вниз, довольный тем, что видит ее, несмотря на произошедшее.

— Что случилось? Все в порядке?

Когда он подошел, Ребекка протянула серебряный ключ, продолжая широко улыбаться.

— Я нашла кое-что. Думаю, тебе он может пригодиться.

Крис взял ключ, отметив перед тем, как сунуть его в карман жилета, что на ручке имелась гравировка в виде крошечного щита. Чемберс сияла, ее глаза горели радостным волнением.

— После того, как ты ушел, я сыграла на рояле, и в стене открылась потайная дверь. За ней оказа лась золотая эмблема, похожая на щит, и я поменяла их местами с той, что в столовой. Напольные часы отодвинулись, а ключ был позади них.

Она внезапно замолчала, ее улыбка померкла, когда она посмотрела на лицо Криса.

— Прости… Я знаю, что не должна была уходить, но я подумала, что смогу догнать тебя прежде, чем ты уйдешь слишком далеко.

— Все нормально, — произнес он, выдавив улыбку, — я просто удивился, увидев тебя здесь. Знаешь, я нашел кое-что получше твоего средства от насекомых.

Он вручил ей «Беретту» и пару магазинов. Ребекка взяла пистолет и задумчиво осмотрела его. Когда она снова подняла глаза на Криса, ее взгляд был серьезен и настойчив.

— Кто это был?

Крис собирался солгать, но понял: она не поверит. И он внезапно осознал, что заставляло его чувствовать себя ее защитником, что рождало в нем желание оберегать девушку от ужасной и омерзительной правды. Клэр. Вот в чем дело; Ребекка напоминала его младшую сестру, начиная от ее сарказма девчонки-сорванца, острого ума, и заканчивая тем, как она носила волосы.

— Послушай, — спокойно продолжила она, — я знаю, ты чувствуешь себя ответственным за меня, и признаю, что я еще новичок в подобных делах. Но я член команды, и, скрывая факты, ты можешь меня убить. Так кто это был?

Крис смотрел на нее какое-то время, потом вздохнул. Она была права.

— Форест. Я нашел его снаружи, его насмерть заклевали вороны. Кеннет тоже мертв. Внезапная боль промелькнула в ее глазах, но Ребекка твердо кивнула, не отводя взгляд.

— Хорошо. Что ж, чем мы теперь займемся?

Крис не смог сдержать легкую улыбку, пытаясь вспомнить, был ли он сам когда-то так же молод. Он поднялся по лестнице, надеясь, что больше не допустит ошибок.

— Думаю, мы проверим следующую дверь.

* * *

Вескер не многое уловил из беседы между Барри и Джилл, но после приглушенного "удачи" мистера Бертона, он услышал, как поблизости открылась и закрылась дверь, и мгновение спустя глухие шаги по дереву проследовали к другой закрытой двери. Коридор снаружи был пуст, его отряд отправился выполнять свое задание — искать оставшиеся медные гербовые медали.

"Похоже, я выбрал подходящую комнату для ожидания".

Он использовал ключ шлема, чтобы запереться в маленьком кабинете рядом с задней дверью; прекрасное место для того, чтобы наблюдать за продвижением дел команды. Он не только мог контролировать их появление и перемещения, теперь у него появилась возможность первым добраться до лабораторий. Вескер поднес тяжелую медаль ветра к настольной лампе, усмехаясь.

"Вообще говоря, это было слишком легко".

Возвращаясь после разговора с Барри, он проходил мимо глиняной статуи и вспомнил, что где-то в ней должно быть потайное отделение. Не желая тратить драгоценное время на поиски, он просто столкнул отвратительный предмет интерьера с балкона столовой. Там не было ни одной из медалей, но среди обломков искрился синий драгоценный камень. Рядом с обеденным залом располагалась комната со статуей тигра с разными глазами: красным и синим. Один из немногих механизмов, которые Вескер помнил по своему предыдущему визиту. Быстрый осмотр статуи подтвердил его подозрения — оба глаза отсутствовали, и когда он поместил безвкусный синий камень в надлежащее гнездо, тигр повернулся, предоставив ему медаль. Еще один шаг к завершению миссии.

"Когда остальные три окажутся на месте, я подожду, пока команда уйдет на поиски недостающей части, и выскользну через дверь".

Он хотел, было, проверить головоломку, но отказался от этой мысли. Дом был велик, но не настолько, и капитан не видел никакой необходимости подвергать себя риску быть замеченным. Кроме того, они наверняка еще не сумели найти какие-либо другие медали. Вескер уже был на волосок от столкновения, когда спускался вниз за драгоценным камнем, идя практически по пятам Криса Рэдфилда. Крис нашел новенькую, и сейчас они вместе шныряли вокруг, вероятно, в поисках "улик".

"Кроме того, эта комната удобна. Возможно, я вздремну немного, пока буду ждать, когда остальные части будут собраны".

Он откинулся назад на стуле, довольный тем, что успел сделать. То, что могло вылиться в бедствие, обернулось удачей, благодаря его острому уму. У него уже была одна гербовая медаль, Барри и Джилл работали на него, и ему повезло наткнуться на Эллен Смит в библиотеке.

"Ого, вот так счастливая случайность. Это же доктор Эллен Смит; огромное спасибо".

Найдя медаль ветра, Вескер направился в библиотеку, чтобы проверить маленькую боковую комнату, из окон которой открывался вид на вертолетную площадку; вход в нее был скрыт за книжным шкафом. Беглый осмотр не дал ничего полезного, и он собирался проверить заднюю комнату, когда доктор Смит шаркающей походкой вышла поприветствовать его.

Вескер пытался назначить ей свидание с первого дня своего пребывания в Раккуне, очарованный ее длинными ногами и светлыми платиновыми волосами; его всегда привлекали блондинки, особенно умные. Но она не только неоднократно отвергала его, но даже не старалась сделать это помягче. Когда он попытался назвать ее Эллен, она холодно проинформировала его, что является его начальником и к тому же доктором и требует соответствующего обращения. Снежная Королева, во всех смыслах слова. Если бы она не была столь дьявольски красива, то не доставила бы ему столько беспокойства.

"Но Боже, как увяла ваша красота, доктор Эллен…"

Вескер прикрыл глаза и улыбнулся, пробуждая прошедшее. Когда она, волоча ноги, вышла из-за полки, постанывая и протягивая к нему руки, белокурые волосы слиплись в подобие крысиных хвостов и торчали в разные стороны. Ее ноги все еще были длинными, но уже потеряли былую привлекательность, не говоря уже о том, сколько кожи на них осталось.

— Какие прекрасные у вас духи, доктор Смит, — протянул капитан. Два выстрела в голову, и она рухнула в фонтане крови и костей. Вескер не любил думать о себе как о мелочном человеке, но возможность расстрелять эту высокомерную стерву была изумительно, нет, глубоко удовлетворяющей.

Подобно сахарной глазури на пироге, небольшое поощрение, за то, что он взял дело в свои руки.

"Возможно, если мне повезет, я столкнусь с этим хреновым Сартоном в лабораториях внизу".

Спустя несколько минут Вескер встал и потянулся, затем развернулся, собираясь просмотреть названия некоторых книг на полке позади него. Ему нужна была свобода действий, но S.T.A.R.S. могло понадобиться время, чтобы найти остальные части головоломки, и он ничего не мог сделать, чтобы ускорить процесс; капитану надо было чем-то занять себя.

Он нахмурился, пытаясь разобраться в специфических названиях. Одна из книг называлась "Фагмиды. Альфа-комплементация векторов" , следующая "Библиотеки кДНК и условия электрофореза" . Статьи по биохимии и медицинские журналы, потрясающе. Возможно, он и задремал бы, в конце концов. Одно только чтение названий вгоняло его в сон.

Взгляд Вескера упал на тяжеловесного вида том в великолепном красном кожаном переплете, отдельно стоящий на одной из нижних полок. Он взял его, порадовавшись тому, что может прочитать надпись на обложке, пусть даже такую нелепую, как "Орел Востока, Волк Запада" .

"Стоп. Это та же надпись, что и на фонтане".

Вескер смотрел на слова, чувствуя, как его хорошее настроение улетучивается. Этого не могло быть; исследователи спятили, но они не могли запереть вход в лаборатории, для этого не было никаких причин. Он почти в отчаянии открыл книгу, молясь, чтобы это не оказалось правдой, и испустил низкий стон бессильного гнева, увидев спрятанное между склеенными страницами фальшивой книги. Перед ним был медный медальон с изображением орла — часть ключа к очередному безумному замку Спенсера.

Происходящее напоминало жестокую шутку. Чтобы выбраться из дома, он должен найти гербовые медали. Далее путь лежал через внутренний двор, изломанный лабиринт тоннелей, заканчивался в потайной части сада. Там находился старый каменный фонтан, представлявший собой вход в подземные лаборатории. Фонтан был одним из причудливых изобретений Спенсера, чудо техники, которое могло быть открыто и закрыто, скрывая обустроенный комплекс внизу. Если, конечно, у вас были ключи: два медных медальона, с орлом на одном и волком на другом.

То, что он нашел орла, означало, что вход закрыт. И, следовательно, волк может быть где угодно, неизвестно где; возможность получить доступ в лаборатории падает почти до нуля. Неспособный управлять своей яростью, Вескер схватил медальон и швырнул книгу на стол, опрокинув лампу и мгновенно погрузив комнату во тьму. Больше не было смысла держаться за медаль ветра; его совершенный план рухнул. Он должен был отступить и надеяться, что кто-то из остальных найдет для него медальон волка, спрятанный где-то в огромном поместье.

"Что означает больший риск, большее время поисков и возможность, что один из членов команды достигнет лабораторий раньше меня".

Вескер стоял в полной тишине со сжатыми кулаками, пытаясь не закричать.


Сейчас читают про: