double arrow

Соперничество в Юго-Восточной Азии


С конца 1970-х развитие отношений со странами Юго-Восточной Азии является одним из приоритетов японской внешней политики. В отношениях с АСЕАН Китай является скорее получателем, чем донором инвестиций. Однако, ситуация постепенно меняется. КНР уже накопил существенные резервы (1,4 трлн. долл. США) и увеличивает свою инвестиционную активность. В 2006 году объем двусторонней торговли между Китаем и АСЕАН был более 135.4 млрд., и может превзойти 200 млрд. к 2008 г. Для сравнения, двусторонняя торговля стран АСЕАН с Японией составляет около 110-115 млрд.

Последние годы все страны АСЕАН имели торговый профицит с КНР, что помогло им добиться хороших темпов экономического роста. Дефицит последнего с азиатскими странами был компенсирован “излишками” в торговле с Западом (около 200 млрд.). Не будет преувеличением сказать, что юго-восточные экономики в последнее десятилетие поднимались на волне китайского экономического роста.

Таким образом, в течение десятилетия КНР снизил восприятие “китайской угрозы” в Юго-Восточной Азии и культивировал доверие и добрые отношения с соседями. Из опасного революционного государства стал страной, поддерживающей статус кво, из угрозы превратился в выгодного партнера и смог заработать и моральный капитал. Сдерживая свою валюту во время азиатского финансового кризиса 1997-8 годов, Пекин предотвратил дальнейшее обрушение восточноазиатских экономик. У китайского интеграционного проекта есть ряд преимуществ перед японским. Во-первых, КНР смог заручиться поддержкой китайских диаспор в Юго-Восточной Азии. Через них идет укрепление экономических связей с регионом. Во-вторых, государственные китайские компании могут предложить “дружеские цены” в обмен на что-либо, тогда как японские и западные компании этого сделать не могут. В-третьих, он может опираться на привлекательность китайской культуры. Популярность китайских фильмов и музыки (особенно совместного с Гонконгом и Тайванем производства) делает страну одним из центров массовой культуры. Китайский язык также становится все более популярным: открываются новые школы во всех странах ЮВА. В-четвертых, Китай больше не является сверхидеологизированным государством, особенно в области внешней политики. Он толерантно относится к любым режимам. Так, на международной арене он стал “защитником” таких стран как Мьянма, Вьетнам, Лаос, Судан и т.д. В-пятых, китайская модель развития привлекательна для развивающихся стран, особенно из бывшего соцлагеря. Руководству этих стран нравится формула успешного проведения экономических реформ при практическом отсутствии политических преобразований. Так называемый “Пекинский консенсус” (стабильность, развитие, реформы) противопоставляется “Вашингтонскому консенсусу” (свободные рынки, открытые общества).

С 2004 года произошли изменения во внешней инвестиционной политике. Было решено стимулировать вложения в проекты, которые могли бы помочь обеспечить энерго- и другими природными ресурсами, а также в тех, которые бы стали частью китайских производственных цепочек. Основными получателями инвестиций станут Индонезия, Мьянма, Вьетнам и Лаос, а также Малайзия и Таиланд.

В основе проекта АСЕАН лежит убеждение, что экономическое процветание стран Юго-Восточной Азии невозможно без региональной интеграции, а безопасность каждой из стран и региона в целом зависит от успешности их экономического процветания. Таким образом, экономический рост, региональная интеграция и безопасность напрямую взаимосвязаны и составляют основные направления деятельности этой международной организации. С 1994 года АСЕАН инициировала создание Регионального форума АСЕАН для обсуждения вопросов безопасности в АТР. Япония сыграла существенную роль в его создании, но не захотела принимать на себя лидерство. США, до этого противящиеся многостороннему диалогу в области безопасности в регионе, поменяли позицию по этому вопросу и пошли на поддержку организации. Форум объединил сравнительно небольшие по мощи страны АСЕАН с “партнерами по диалогу” - США, Японией, Китаем, Россией, Южной Кореей, Австралией, Новой Зеландией, Индией, ЕС и Канадой. Позже в 1999 году к ним присоединились Папуа Новая Гвинея и Монголия, а в 2000 году (после саммита двух Кимов) Северная Корея. Учитывая широкий состав и свободный формат форума, он не может стать организацией, занимающейся обеспечением безопасности в регионе, а служит площадкой для соответствующего диалога. Особенностью форума является создание Совета по сотрудничеству в области безопасности в АТР. Он представляет так называемую “вторую дорожку” - обсуждение на уровне экспертного сообщества - в дополнение к “первой” - дипломатической.


Сейчас читают про: