double arrow

Глава 4. У меня вероятно шок. Как, черт возьми, все так вышло?


Сидни

У меня вероятно шок. Как, черт возьми, все так вышло? Как девушка, имевшая лучшую подругу, парня, сумку, и крышу над головой, теперь оказалась с разбитым сердцем , голой и замершей в чужом душе, уставившись на стену уже как полчаса? Клянусь перед Богом, если это какой-то сложный розыгрыш, я никогда ни с кем не заговорю. Никогда.

Так или иначе, я знаю, что это не розыгрыш. Розыгрыш просто принятие желаемого за действительное. Я знала, входя в дверь и направляясь прямо к Хантеру, все, сказанное Риджом правда. Я влетела, спрашивая Хантера спал ли он с Тори, и смотреть на их лица было бы весело, если бы они просто не подавили мое сердце и не уничтожили доверие одним махом. Я хотела упасть на пол и плакать, когда он не стал отрицать того факта, что он спит с Тори. Вместо этого, я спокойно пошла в свою спальню и начала упаковывать свои вещи.

Тори зашла в мою комнату, рыдая. Она пыталась сказать мне, что это ничего не значило, что секс между ними это обычное дело, даже до того как они встретили меня. Слышать то, как она говорит, что это ничего не значило для них, хуже всего. Если бы это что-то значило для них, я хотя бы смутно могла понять их предательство. Но тот факт, что она утверждает, что это ничего не значит, причинило боль больше, чем что-то другое, что она могла сказать в тот момент. Я уверена, что именно тогда и ударила ее.




Ко всему прочему, я потеряла мою работу буквально через минуту, после рассказа Риджа о Тори и Хантере. Я думаю, никому бы не понравилась, когда в библиотеке студент-рабочий начинает плакать и бросать книги об стену. Но я не могла себе помочь, потому что застряла в отделе романов в ту секунду, когда я узнала, что мой парень уже два года спит с лучшей подругой. Романтические каверы на стеллаже передо мной просто вывели меня из себя.

Выключив воду в душе Риджа, я вышла и начала одеваться.

Я почувствовала себя физически лучше, когда, наконец-то оделась в чистую и сухую одежду, но моему сердцу становится все сложнее и сложнее с каждой минутой. Чем больше времени проходит, тем больше я начинаю осознавать реальность. Всего за два часа я потеряла 2 года моей жизни. Я вложила много времени в этих двух людей, которые должны были самыми преданными людьми в моей жизни. Я не думаю, что это закончилось бы свадьбой с Хантером, или он бы стал отцом моих детей, но это больно знать, что доверяла ему настолько, что допускала такую возможность, но он закончил все тем, что оказался совсем не таким, каким я думала. Тот факт, что я ошибалась насчет него, злит меня еще больше, чем то, что он изменил мне. Если я не могу судить о людях, которые ближе всего ко мне, то я не могу доверять никому. Никогда. Ненавижу их за то, что забрали это у меня. Теперь независимо от того, кто появится в моей жизни, я всегда буду скептична.




Я вернулась в гостиную, все источники света были выключены, за исключением лампы за диваном. Я посмотрела в свой телефон, уже почти за девять. Пришло несколько сообщений, пока я была в душе, так что я уселась на диван и прокрутила все сообщения.

Хантер: Пожалуйста, позвони мне. Нам надо поговорить.

Тори: Я не злюсь на то, что ты ударила меня. Пожалуйста, позвони.

Хантер: Я беспокоюсь за тебя. Где ты?

Ридж: Прости, что не сказал раньше. Ты в порядке?

Хантер: Я принесу тебе твою сумку. Просто скажи, где ты.

Я бросила телефон на кофейный столик, и легла на диван. Я не имею понятия, что я буду делать.
Разумеется, я не хочу разговаривать ни с одним из них снова, но где я окажусь? Я не могу позволить себе собственную квартиру сейчас, зная, что у меня нет финансовой помощи на следующий месяц. У меня мало сбережений. Друзья живут в общежитии, так что об этом не может быть и речи. У меня осталось всего два варианта: Позвонить моим родителям, или быть втянутой в странные отношения с Тори и Хантером, что бы сохранить деньги.

Ни один из вариантов не поднял мне настроение. Я просто благодарна Риджу, что позволил мне остаться в его квартире сегодня. По крайней мере, сэкономлю на отеле. Понятия не имею, куда пойду утром, когда проснусь, но до этого момента остается хороших 12 часов. До тех пор, я буду продолжать ненавидеть всю вселенную, в то время как жалею саму себя.



И что может быть лучше, чем жалеть себя и пить?

Мне нужен алкоголь. Очень.

Я прошла на кухню, и стала рыскать по шкафчикам. Услышав, что дверь в комнату Риджа приоткрылась, я обернулась и взглянула на него через плечо, в то время как он выходил из спальни.

Его волосы точно светло-каштановые. Выкуси, Тори.

Он одет в футболку и джинсы, ноги босые. Разглядывая меня вопросительным взглядом, он зашел на кухню. Я чувствую себя немного неловко, что меня поймали рыскающей по шкафчикам, так что я отвернулась от него, пока он не увидел, как я покраснела.

- Мне нужна выпивка, – сказала я. – У тебя есть алкоголь?

Он уставился в свой телефон, опять набирая сообщение. Либо он не может делать две вещи одновременно, либо он расстроен из-за меня.

- Извини, что так вела себя с тобой, Ридж, но ты должен признать, что моя просьба уместна, учитывая какой день я пережила.


Он убрал свой телефон в карман, и посмотрел на меня через бар. Решив не отвечать на мое извинение,он поджал губы и поднял брови.

Я бы хотела шлепнуть по этим дразнящим бровям и поставить их на место. Что, черт возьми, с ним не так? Худшее, что я ему сделала, так это показала средний палец.

Я закатила глаза и закрыла последний шкафчик, затем вернулась на диван. Он ведет себя как идиот, учитывая мою ситуацию. За все время, что знаю его, он произвёл впечатление хорошего парня, но я бы скорее вернулась в свою собственную квартиру с Тори и Хантером.

Я взяла телефон, ожидая еще одно сообщение от Хантера, но это был Ридж.

Ридж: Если не ты будешь на меня смотреть, когда говоришь, то тогда придержись сообщениями.

Я прочитала сообщение несколько раз, пытаясь понять смысл, но, несмотря на то, сколько раз я прочитала это, я не могу понять. Я пришла к выводу, что он странный и мне нужно уйти. Я посмотрела на него, и он смотрит на меня. Он может видеть это на моем лице, но все еще не объясняется. Вместо этого, он начинает печатать. Когда на мой телефон приходит еще одно смс, я смотрю на экран.

Ридж: Я глухой, Сидни.

Глухой?

Ох.

Подождите. Глухой?

Но как? Мы так много разговаривали.

Последние две недели, что я его знаю и разговоры с ним, вспыхнули в моей памяти, и я не могу припомнить, что бы слышала, как он разговаривает.

Поэтому Бриджитт думала, что я глухая?

Я уставилась на свой телефон, погружаясь в кучу смущения. Я не знаю точно, как должна себя чувствовать. Уверена, что чувство предательства не то самое чувство, но я могу помочь этому.

Я чувствую, что нужно загнать это в кучу «Пути предательства Сидни в ее День Рождение». Он не только не сказал мне, что мой парень изменяет мне, но и забыл упомянуть, что он глухой.

Не то что бы, будучи глухим, он должен чувствовать себя обязанным сказать мне это. Просто … Я не знаю. Я немного расстроена, что он не сказал мне.

Я: Зачем ты не сказал мне, что ты глухой?


Ридж: Зачем ты не сказала мне, что ты можешь слышать?

Он сделал очень хорошее замечание. Ну, хорошо. По крайней мере, он не слышит, как я плачу по ночам.
Я: У тебя есть алкоголь?

Ридж прочитал мое сообщение и засмеялся, затем покачал головой. Он подошел к шкафчику на другой стороне и вытянул контейнер Pine-Sol. Он вытащил два бокала с контейнера и заполнил их … средством очистки?

- Что, черт возьми, ты делаешь?

Когда он не поворачивается, я стукнула себя по лбу, вспоминая, что он не может слышать меня. К этому надо еще привыкнуть. Я подошла туда, где он стоит. Когда он кладет Pine-Sol на стол и хватает два бокала, я беру бутылку моющего раствора и читаю его. Затем выгибаю брови аркой. Он посмеялся и протянул мне бокал. Он нюхает свою выпивку, затем говорит мне сделать то же самое. Я нерешительно притягиваю это к носу и встречаю обжигающий аромат виски. Он подносит свой бокал к моему, затем мы выпиваем наши стопки. Я все еще восстанавливаюсь от противного вкуса, когда он берет свой телефон и пишет мне.

Ридж: У нашего соседа проблемы с алкоголем, так что нам приходится скрывать это от него.

Я: Его проблема в том, что он ненавидит это?

Ридж: Его проблема в том, что он не хотел платить за это сам, и он пьет как все остальные.

Я кивнула, положила телефон обратно, налила нам еще по стопке. Мы повторяем. Я корчу гримасу, виски обжигает свой путь от горла к желудку. Я качаю головой, затем открываю глаза.

- Ты можешь читать по губам?

Он пожимает плечами, затем берет кусок бумаги, ручку, удобно располагая возле себя. Зависит от губ.

Думаю, это имеет смысл. – Можешь читать мои?

Он кивает, и снова берет ручку. Большинство. Я научился предвидеть то, что люди собираются сказать. Большую часть сигналов понимаю с языка тела, и от ситуации, в которой нахожусь.

- Что ты имеешь в виду? Спросила я. Я никогда не встречала раньше тех, кто не может слышать. Я не понимала, что я полна вопросов. Может быть, я уже немного опьянела, или я просто не хочу, чтобы он возвращался в комнату. Я не хочу остаться одна и думать о Хантере и Тори. Ридж кладет блокнот, затем берет мой телефон, и кидает мне. Он берет один из барных стульев, и садится рядом со мной.


Ридж: Если я в магазине, и кассир разговаривает со мной, в большинстве случаев я могу определить, что они говорят. Так же и в ресторане с официантами. Это очень просто угадывать, что скажут люди, когда дело рутинное.

Я: Но что насчет сейчас? Это не обычная ситуация. Я сомневаюсь, что у тебя много бездомных девушек спящих на диване, так как ты можешь определить, что скажу я?

Ридж: Потому что в основном ты спрашиваешь те же самые вопросы, как и другие, кто догадывается, что я не могу слышать. Это один и тот же разговор, просто разные люди.

Этот комментарий задел меня, потому что я не хочу казаться тем, как те люди. Наверно это надоедает, слышать одни и те же вопросы постоянно.

Я: Ну, тогда я не хочу знать об этом. Давай сменим тему.

Ридж взглянул на меня и улыбнулся.

Черт. Я не знаю виски ли это, или то, что я одинока уже два часа, но его улыбка серьезно заигрывает с моим животом.

Ридж: Давай поговорим о музыке.

-Хорошо. - Сказала я, кивая.

Ридж: Я хотел поговорить об этом сегодня. Ну, ты знаешь, перед тем, как я разрушил твою жизнь и все такое. Я хочу, чтобы ты писала слова для моей группы. Для моих песен, и может быть, для будущих песен, если ты согласишься.

Я помедлила, прежде, чем ответить ему. Моя первая реакция, это спросить его о группе, потому что я умираю, как хочу видеть его выступающим. Моя вторая реакция это спросить как, черт возьми, он может играть на гитаре, если он не может слышать, но опять же, я не хочу быть «одним из этих людей». Моя третья реакция – это автоматически сказать нет, потому что, соглашаясь давать кому-либо слова – большая ответственность. Ответственность, котораямне сейчас совершенно не нужно, когда моя жизнь так плоха.

Я трясу своей головой. – Нет. Я не думаю, что хочу делать это.

Ридж: Мы заплатим тебе.

Это привлекло мое внимание. Вдруг я чувствую, что вариант номер три вносит свои изменения в картину происходящего.

Я: О каком виде оплаты мы говорим? Я все еще думаю, что ты сумасшедший, что думаешь, что я помогу тебе написать слова, но ты, возможно, поймал меня в отчаянный и обездоленный момент, когда я бездомная и нуждаюсь в дополнительных деньгах.

Ридж: Почему ты все еще называешь себя бездомной? У тебя нет места, где бы ты могла остаться?


Я: Ну, я могла бы остаться у родителей, но это означает, что мне надо будет менять школу в год выпуска, и это оставит меня на двух семестрах позади. Также я могла бы остаться со своей соседкой, но я не знаю, насколько я хочу слышать, как они спят с моим парнем ночью, пока я пытаюсь уснуть.

Ридж: Ты умная.

Я: Да, думаю, это про меня.

Ридж: Ты можешь остаться здесь. Мы вроде бы ищем четвертого соседа. Если ты поможешь нам с песнями, ты можешь остаться здесь бесплатно, пока не встанешь на ноги.

Я прочитала текст дважды, медленно. Я трясу головой.

Ридж: Только до того, пока не найдешь свое собственное место.

Я: Нет, я даже не знаю тебя. Кроме того, твоя девушка из«Хутерс» уже ненавидит меня.
Ридж смеется над этим замечанием.

Ридж: Бриджитт не моя девушка. И она редко здесь бывает, так что тебе не нужно волноваться из-за нее.

Я: Это слишком странно.

Ридж: У тебя есть еще варианты? Я видел, что у тебя нет денег на такси. Пользуйся моей добротой.

Я: Я могу заплатить за такси. Я оставила сумку в моей квартире, и я не хочу возвращаться туда и забирать ее, поэтому у меня не было возможности заплатить водителю.

Ридж хмурится, когда читает мое сообщение.

Ридж: Если хочешь, я могу сходить с тобой, чтобы забрать сумку.
Я посмотрела на него.- Ты уверен? – спросила я.

Он улыбнулся и пошёл к входной двери, увлекая меня за собой.

Ридж

На улице все еще идет дождь, и я знаю, что она одела сухую одежду после душа, так что когда мы спустились по лестнице на последнюю ступеньку, я взял свой телефон и написал ей.

Я: Жди здесь, чтобы ты опять не намокла. Я возьму сам.

Она прочитала смс, и потрясла головой. – Нет, я пойду с тобой.


Я не могу не оценить тот факт, что она не приняла то, что я глухой, как другие. Большинству людей становиться нелегко, им не понятно как со мной общаться. Большинство из них повышают голос и говорят медленно, как это делает Бриджитт. Предполагаю, что они думают, если говорить громче, то каким-то чудом я смогу их услышать. Однако, это ничего не меняет, но заставляет меня сдерживать смех, когда они говорят со мной, как будто с идиотом. Конечно, я знаю, что люди делают это не из-занеуважения. Это лучше просто игнорировать. Я так привык к этому, что не обращаю больше внимания.

Однако я не заметил реакцию Сидни … потому что ее не было. Как только она узнала, она просто приподнялась со стола и продолжила говорить со мной, несмотря на то, что я думал, что от разговоров она перейдет к сообщениям. И помогает то, что она быстро печатает.

Мы пересеклидвор, пока не достиглиоснования лестницы, ведущей к ее квартире. Я начал подниматься, и заметил, что она застыла на нижней ступеньке. Ее взгляд нервный и я чувствую себя от этого плохо, но я даже не понимаю, как трудно это для нее. Я знаю, что ей гораздо больнее, чем она делает вид. Узнать, что лучшая подруга и парень вас предали должно быть трудно, и не прошло даже дня, с тех пор, как она об этом узнала. Я спустился вниз по лестнице и, схватив ее за руку, успокаивающе улыбнулся ей. Я потянул ее за руку, она глубоко вздохнула и пошла следом за мной. Она похлопала меня по плечу, когда мы подошли к ее двери, и я обернулся.

-Можно я подожду здесь? – сказала она. –Я не хочу их видеть.

Я кивнул, радуясь, что мне легко читать по ее губам.

- Но корова хороша ты задница поэтому птица?-сказала она.

Или я думаю, что она так сказала. Я засмеялся, понимая, что прочитал ее губы совсем неправильно. Она повторила это снова, видя смятение на моем лице, но я все еще не понимаю ее. Я поднял мой телефон, чтобы она могла написать мне.

Сидни: Но как ты попросишь мою сумку у них?

Да уж. Немного далековато от этого.

Я: Я возьму твою сумку, Сидни. Жди здесь.

Она кивнула. Я вышел из диалога, потом подошел к входной двери и постучал. Минуту спустя, дверь никто не открыл, так что я постучал сильнее, полагая, что в первый раз я постучал достаточно тихо, чтобы меня смогли услышать. Дверной замок повернулся, и подруга Сидни появилась в дверях. Несколько секунд она изучала меня любопытным взглядом, потом посмотрела назад. Дверь открылась шире, и в дверях появился Хантер, подозрительно осматривая меня. Он что-то говорит, типа «Могу я вам помочь?», я поднял вверх сообщение, в котором было написано: «Я здесь за сумкой Сидни». Прочитав его, он покачал головой.


-Кто, черт возьми, ты такой? – сказал он, и по-видимому ему не нравится то, что я здесь от имени Сидни. Девушка уходит с порога, и он открывает дверь даже шире, затем складывает руки на груди и смотрит на меня. Я указываю на мои уши, и трясу головой, давая им знать, что не могу их услышать.

Он сделал паузу, затем засмеялся и ушел с проема. Я взглянул на Сидни, она стоит в верхней части лестницы и с нервным взглядом наблюдает за мной. Ее лицо побледнело, и я подмигнул ей, давая знать, что все хорошо. Хантер вернулся, пришлепнул лист бумаги к двери, и написал на нем. Он поднял бумагу вверх, чтобы я мог прочитать.

Ты трахаешь ее?

Господи, что за урод. Я указал на бумагу и ручку, и он отдал их мне. Я написал ответ и отдал обратно ему. Он смотрит на бумагу, и его челюсть заметно напрягается. Он скомкал кусок бумаги и выкинул на пол, и прежде чем я успел отреагировать, его кулак пошел на меня.

Я принял удар, зная, что должен был быть готов для этого. Появляется девушка, и я могу сказать, что она кричала, хотя не могу разобрать что именно, или на кого она вообще кричала. Я сделал шаг назад, и передо мной появляется Сидни, ворвавшаяся в квартиру. Мои глаза следили за ней, пока она бежала по коридору, и исчезла в комнате, возвращаясь уже с сумкой. Девушка встала перед ней, положила руки на плечи, но Сидни оттолкнула назад ее руки, сжала кулак и ударила девушку по лицу.

Хантер попытался встать перед Сидни, чтобы она не ушла, так что я схватил его за плечо. Когда он повернулся, я ударил его прямо в нос, и он попятился назад. Глаза Сидни расширились и она посмотрела на меня. Я схватил ее за руку и вытянул из этой квартиры на лестницу. К счастью, дождь наконец-то прекратился, так что мы рванули со всех ног к моей квартире. Пару раз я оглядывался, чтобы убедиться, что нас никто не преследует. Как только мы пробежали через двор и поднялись по лестнице, я распахнул двери и отошел, чтобы Сидни могла зайти. Я закрыл дверь за нами, и обхватил колени руками, чтобы отдышаться.
Какой же ублюдок. Не уверен, что Сидни нашла в нем, но тот факт, что она встречалась с ним, заставляет меня задуматься о ее вкусах.

Я посмотрел на нее, ожидая увидеть всю в слезах, но вместо этого, она смеется. Сидни сидит на полу, пытаясь отдышаться, истерически смеясь. Я не могу не улыбнуться, видя ее реакцию на все это. И факт того, что она ударила девушку, не колеблясь ни минуты? Я должен пожать ей руку, она жестче, чем я сначала думал.

Она смотрит на меня, вдыхая спокойно, затем говорит спасибо, поднимая вверх свою сумку. Она встает, и убирает мокрые волосы с лица, затем идет на кухню и открывает несколько шкафчиков, пока не находит кухонное полотенце. Смочив его под краном, она зовет меня к себе. Подойдя к ней, я прислоняюсь к столу.
Взяв меня за подбородок, она поворачивает мое лицо влево. Она прижимает полотенце к губе, и я вздрагиваю. Я не осознавал, что она болит, пока она не дотронулась до нее. Она потянула полотенце назад, и я вижу на нем кровь. Промыв полотенце под краном, она снова приложила его к моему рту. Я замечаю, что ее рука красная. Я беру ее руку и осматриваю. Она уже опухла.

Взяв полотенце из ее рук, я вытер оставшуюся кровь на лице, затем взял пакет и заполнил его льдом из морозильника. Я взял ее руку, и нажал льдом на нее, давая знать, что нужно подержать это здесь. Опершись на стол рядом с ней, я вытащил свой телефон и написал ей сообщение.

Я: Ты хорошо ее ударила. Твоя рука уже опухла.

Она печатает одной рукой, держа лед на другой руке, лежащей на барной стойке.

Сидни: Это могло случиться из-за того, что сегодня я уже не в первый раз ударила ее. Или же это потому, что ты не первый сегодня, кто ударил Хантера.

Я: Вау. Я впечатлен. Или напуган. Три удара твоя дневная норма?

Сидни: Три удара в день теперь моя необходимость.
Я засмеялся.

Она вздохнула и отложила телефон на стол, затем переложила лед со своей руки на мой рот.

- Твоя губа опухла, – сказала она.

Я сжал руками столешню позади себя. Мне становится еще больше неловко оттого, как комфортно она себя чувствует со всем этим. Мысли о Мэгги пронеслись в моей голове, и я не знаю, как она отнесется к такому сценарию развития событий, если прямо сейчас войдет в парадную дверь.

Мне нужно отвлечься.

Я: Хочешь праздничный торт?

Она улыбнулась и кивнула.

Я: Мне наверно не следует садиться за руль, так как ты сделала из меня бушующего алкоголика сегодня, но если ты не против погулять, «Park’sDiner» делают чертовски хорошие десерты, и это примерно в миле отсюда. Уверен, что дождь кончился.

- Тогда я переоденусь,–сказала она, указывая на свою одежду. Она взяла одежу из ее чемодана и отправилась в ванну. Я закрыл крышкой «Pine-Sol» и положил обратно в шкафчик.







Сейчас читают про: