double arrow

Биотопливо не минует крах


Дорогая нефть вселила в руководящие умы стран-потребителей представление о том, что углеводороды можно потеснить биотопливом. ЦЭИ ИГСО оказался первым, кто выступил с заявлением о грядущем крахе дорогостоящих проектов по замене бензина. В июле 2008 года специалисты ИГСО констатировали: в ближайшие годы проекты, связанные с расширением использования топлива производимого из продуктов сельского хозяйства не удастся реализовать, поскольку это окажется невыгодно. Экономическая несостоятельность планов расширения использования биотоплива выявится в результате падения мировых цен на нефть на волне общего снижения потребления топлива – утверждали в ЦЭИ ИГСО. Произойти это должно было вследствие дальнейшего развития глобального кризиса.

Интересными оказались возражения производителей биотоплива (в том числе российских). Они утверждали, что производить биотопливо выгодно, поскольку государства выделяют на это деньги. Прекрасное время для биотоплива закончилось, так и не начавшись. Углеводороды с июля начали дешеветь. Кризис убивал веру в биотопливо.

Европа первой отказалась от проектов связанных с биотопливом. Разработанный в ЕС девятнадцатилетний план предусматривал до 2020 году замену более 20% объема получаемого из нефти моторного топлива альтернативными источниками энергии. В их число входили биотопливо, а также природный газ и водород. В 2007-2008 годах доля потребления в ЕС биотоплива для автомобилей составляла менее 0,5%. К 2020 году планировалось ее увеличение до 8%. Возможности США по производству этанола позволяли поднять его долю до 30%. В Бразилии доля биотоплива уже достигла 40%. Входить в употребление оно начало еще в период дорогой нефти в кризисную пору 1970-х годов.




Производство биотоплива является более дорогим, чем производство бензина. Себестоимость биотоплива всегда была выше. Иначе этот «инновационный» продукт давно нашел бы широкое применение в мире. Наращивание выпуска топлива из органических веществ (соевого масла, кукурузы или пшеницы) было возможно только в условиях роста нефтяных цен. Однако биотопливо имело и технические недостатки, его расход на 25% превышал расход бензина. На разработку всевозможных видов биотоплива были потрачены немалые средства, но полученный результат никак не тянул на новую энергетическую революцию. К тому же производство биотоплива наносило экологии огромный ущерб, который превосходил вред, причиняемый бензином и дизелем.

В момент биотопливного прогноза ИГСО мировые цены на нефть превышали $145 за баррель, что являлось абсолютным рекордом. По мнению многих аналитиков, рост стоимости углеводородов должен был продолжаться и дальше. Убеждены в этом были и в России. Превосходно подготовленные аналитики правительства и корпораций наперебой обещали нефти великое ценовое будущее. Чиновники мечтали построить свою вавилонскую башню – здание мирового финансового центра в России. Еще немного и нефтяной пузырь должен был лопнуть. Производство биотоплива вскоре должно было потерять всякий смысл, а амбициозные мечты бюрократии – разбиться.







Сейчас читают про: