double arrow

Работа в керамической мастерской

2

С.В.Демчук

Родительская группа

Когда три года назад я приступал к работе в керамической ма­стерской, мне очень хотелось, чтобы здесь было много людей и кипела работа. Но так как в нашей школе очень сложные и тяжелые дети, то обычно в мастерской занимались один пе­дагог и один ребенок. От этого мастерская казалась мне пус­тынной.

Я пригласил мам (причем приглашать мне пришлось мно­го раз), которые оставались в школе во время пребывания в ней ребенка. Сначала хотелось просто отвлечь мам хоть на два часа от их мыслей, помочь заняться собственным творче­ством, изготовлением красивых керамических изделий. Не все родители могли и хотели работать в керамической мастер­ской, некоторые хотели петь или шить (но не было человека, который мог бы с ними этим заниматься). Чаще всего они про­сто часами сидели в своей комнате, обсуждали проблемы и пили чай. В начале был какой-то период брожения: то прихо­дили, то уходили, то хотели еще чего-то1.

1 Для того чтобы начать что-то новое, необходимо преодолеть соб­ственную инерцию и недоверие, характерные для родителей наших детей. На это потребовалось время и энергия. (Здесь и далее прим. О.В. Березкиной.)




Наконец, в мастерской осталось несколько человек, близ­ких к керамике: две мамы серьезно стали изучать керамику, одна хотела рисовать, и два человека приходили периодичес­ки. Когда родители пришли впервые, у них было много стра­хов и опасений, смогут ли они что-нибудь сделать. Они бра­лись за маленькие работы и осторожно наблюдали со стороны, как работают другие.

Первоначально я провел несколько занятий по знакомству с глиной: мы лепили шар-планету, передавали ее друг другу и пытались почувствовать отличие качеств каждого человека, каждой планеты; затем говорили о дельфинах, об их жизни, и лепили их. Было несколько занятий по заливанию форм шли­кером. Приходилось много рассказывать о художниках, скульп­торах, чтобы по ходу занятий как-то чуть-чуть вдохновить мам на работу.2

2 Можно назвать эти занятия занятиями арттерапией. Родители обу­чались необходимым техническим навыкам, слушали ресурсные ис­тории, получали необходимую поддержку.

Наши родители оказались очень талантливыми и заинте­ресованными. Возможно, жизнь с особым ребенком толкает их заниматься разными видами кропотливого труда: шить, вышивать, вязать, рисовать, лепить. В небольшом коллекти­ве я встретил довольно много таких людей, и они в своих ра­ботах добиваются очень хороших результатов. Времени на та­кой труд у них немного, и поэтому мне порой казалось, что они четче знают, к чему стремятся. Возможно, поэтому мамы бы­стро определились, что они хотели бы делать.

Первые опасения прошли, и мамы, забыв про все, с увле­чением занялись исполнением своих замыслов в керамике. Они увлеклись процессом и стали экспериментировать с гли­ной, с красками. Изделия получались. Лена захотела лепить ангелов и кошечек, расписывать тарелки, Вера делала разные варианты древнерусской посуды из красной глины, интерес­ные подсвечники и разнообразные ложечки. Елена (другая) рисовала изображения времен года на тарелках и испытыва­ла разные новые техники (окраска стекла, мозаика, новые ви­ды красок).



Периодически на занятия приходили мамы, которые с боль­шим увлечением лепили или рисовали, но в группе не удержи­вались. Возможно, большинство мам наших детей испытывает потребность хоть на час полностью отвлечься от своих проблем. Остальные мамы делали отдельные изделия, но продвижения в сторону целого ряда однотипных изделий, то есть нахожде­ния собственного стиля, не было.1

1 У этих женщин нет еще необходимых ресурсов для того, чтобы разре­шить себе творчество, увидеть себя с непривычной стороны, но потреб­ность в этом есть.

В процессе работы мы столкнулись с рядом проблем. Од­ной из первых была та, что мамы хотели сделать изделия бы­стро, красиво и очень качественно, но у меня было мало опы­та, а хорошего технолога-специалиста найти очень трудно. Поэтому здесь мы двигались очень медленно, было много брака.

Неожиданно эта проблема помогла избежать другую: мно­гие мамы, приступая к занятиям, хотят, чтобы им помогали во всем (подайте это... а как здесь сделать?.. а я не умею рисовать... а что дальше?..). Порой возникает ощущение, что они хотят на кого-то опереться во всех своих проблемах. Поэтому, с одной стороны, я периодически помогал им, но, с другой стороны, ссылаясь на собственный небольшой опыт, предоставлял воз­можность им самостоятельно пробовать и обдумывать свой опыт. Научить сразу многому в нашей ситуации было трудно, поэтому при доведении до завершения того, что получилось, использовалась тактика мелких реальных шагов. Самым боль­шим достижением для меня стало то, что родители научились самостоятельно делать выбор и доводить изделия до совершен­ства. Сейчас они выглядят более самостоятельными, чем вновь приходящие родители.



Конечно, то, что мы не можем обеспечить техническую поддержку, является и большим нашим недостатком. Перио­дически родители просили привести кого-нибудь из художни­ков-керамистов, чтобы показали что-то новое для пополнения профессионального багажа. Хорошо и полно мы эту пробле­му решить не смогли. Купили несколько книг, кое-что нашли в Интернете, некоторые технические приемы показал специ­алист из детского сада, периодически рассматривали снимки с ярмарок керамики, изготовленной в других местах. По-на­стоящему организовать учебу мам мы не смогли. Мамы осо­бых детей имеют очень мало свободного времени, возможность куда-то поехать ограниченна, а я немногому мог их научить. Но у родителей явно наметились направления их творческой реализации (Вера: посуда—майолика, Лена: фаянс—мелкая пластика).1

1 Мы видим, что желание реализоваться для этих женщин было доста­точным ресурсом, чтобы преодолеть инерцию обыденной жизни, не­уверенность в себе. Преодоление трудностей только повысило их са­мооценку, поддержало их самостоятельность. Возможно, для других будет полезна и более упорядоченная структура обучения, но необхо­димо будет оставить возможность выбора, возможность брать на себя ответственность, так как это — одна из основных целей этого проекта.

Была еще одна проблема: много разговоров не по теме (привычка перемалывать косточки и обсуждать всякие но­вости, а не заниматься лепкой). Отдельные очень активные мамы включали всех в процесс собственных переживаний, проблем с ребенком, что иногда мешало работе в мастерской. Поэтому мне как руководителю периодически приходилось ограничивать количество разговоров не по теме. В дальней­шем с одной активной мамой произошли даже два конфлик­та, когда при организации занятий с ребенком она хотела сделать все по-своему, споря с педагогом. Но постепенно эту проблему удалось снять.2

2 Ведущему приходится выполнять функции методиста, педагога и решать психотерапевтические задачи.

Со временем родителей стал захватывать сам процесс из­готовления изделий. Наши мамы очень талантливы и очень

заинтересованны, трепетно относятся к своим работам. За вре­мя работы в мастерской у них появился большой запас собствен­ных идей и изделий, пропал страх перед глиной и красками, по­явились новые интересы (просмотр журналов по искусству, поиск новых идей), выработался собственный стиль и направленность в работах. Если мамы раньше были зажаты и неуверенны в де­ятельности, то теперь они стали более активными. Они уча­ствуют в подготовке к ярмаркам, всегда беспокоятся, прода­ны ли их изделия. Они помогают украшать школу, одна из них стала работать преподавателем в свечной мастерской.

Приобретя опыт, родители захотели помогать своим де­тям в керамической мастерской.

Родитель ребенок педагог

После полутора лет работы, когда мамы стали уверенно ра­ботать с материалом, возникла идея создания группы роди­тель ребенок педагог, где все мамы могли бы зани­маться делом вместе со своими детьми. Наши мамы часто не выглядят уверенными в себе и успешными. А для ребенка очень важно видеть маму уверенной, очень важно и для нее самой, и для нас, чтобы она смогла уйти с позиции только обслужи­вания, смогла реализовать себя рядом с ребенком.

Мы хотели раскрыть творческий потенциал ребенка и ро­дителя (пусть это будет в рамках их ограничений, но и здесь есть большие возможности), помочь им встретиться как рав­ным личностям. Нужно искать нишу, чтобы и мать, и ребенок чувствовали себя полноценными. Пусть ребенок только при­клеивает кусочки материала, но чувствует, что делает что-то большое и красивое. И мать чтобы делала что-то значимое для нее и для ребенка рядом (помогала доделать панно или игра­ла на скрипке).

Дело двигалось с энтузиазмом. Было видно, что родители заинтересованы в том, чтобы у детей были хорошие изделия, они сами стали совмещать свои и детские усилия в одной ра­боте. Одна мама привела ребенка на занятие, и они вместе разрабатывали сюжет и рисовали его на тарелке. Те мамы, которые имели опыт работы с керамикой в родительской груп­пе, легче вошли в совместную работу. Привели своих детей и еще несколько мам. Сформировалась группа: ведущий педа­гог, две мамы и одна бабушка со своими детьми и один ребе­нок со своим педагогом. Время занятия — полтора часа.

Три года назад я попытался провести занятие с ребенком в присутствии одной из мам. Их зависимость была очень силь­ной, мальчик кричал, хватал маму за руку и пытался заставить ее работать вместо себя. Он как бы говорил: «А что ты здесь сидишь? Давай работай! Ты должна быть рядом со мной все­гда и делать, что я хочу!» У меня тогда заболело сердце, и я дол­го к таким экспериментам не возвращался. Сейчас этот маль­чик работает совместно с мамой в этой группе, и очень успешно. Их отношения сильно изменились, он хочет работать самосто­ятельно и часто отводит руку матери, когда та пытается по­мочь ему.1

1 Этот пример наглядно показывает влияние взаимной сепарации на отношения в паре родитель — ребенок. Самовосприятие мамы опре­деляет их отношения с ребенком, дает ему возможность проявлять са­мостоятельность, развиваться. Родители в этом случае имеют возмож­ность заменять педагога и помогать своему ребенку (и себе) выстраивать новые отношения с миром.

У наших родителей всегда есть желание сделать изделие красивым, и у детей оно появляется, если они воодушевлены. Родители постоянно им в этом помогают. Любая задача при­нималась мамами «на ура» и вдохновляла ребят.

Мамы лучше знают своего ребенка и его предпочтения, по­этому тему занятий предлагают они. Задача педагога, с одной стороны, — продумать, как лучше провести урок, чтобы и ре­бенку, и маме было интересно, чтобы изделие получилось хо­рошим, и взгляд ребенка на мир стал чуть шире. Дети все раз­ные: у одного ребенка есть волнующие его символы — важно понять, как отобразить их в изделии, как соединить их с ре­альным миром. Другой ребенок любит четкость и ритм процес­са: педагог должен хорошо продумать всю последовательность изготовления изделия. Третий ребенок сильно переживает ка­кую-то тему: мама дома проводит подготовку к занятиям, а в мастерской эта тема воплощается практически. Такое объеди­нение оказалось выгодным для всех.

С другой стороны, у мам были непростые давно сложив­шиеся отношения с детьми, они очень хотели успешности от своих детей, ждали быстрых результатов. Необходимо было учитывать это и принимать необходимые меры предосторож­ности. Мы применяли стратегию маленьких шагов и принцип уменьшения ожидания результативности ребенка. Трудно за­ранее придумать, как это делать, но ситуация каждый раз под­сказывала. Обычно я говорил, что мы не ждем никаких резуль­татов от ребенка, а просто проводим час с детьми, отрабатываем 1 - 2 элемента лепки. Мы просто учимся взаимодействовать по-новому. Мы не должны рваться вперед, а просто провести в работе час.

Здесь очень сильно помогало то, что мамы уже были знако­мы с производством изделия и, как практики, могли оценить, сколько необходимо усилий, чтобы выполнить эту работу, и что смогут сделать их дети. Очень важно, чтобы родители сами не­много знали технологию и не боялись.

Когда в процессе такой «просто работы» у родителей и де­тей вдруг получались красивые изделия, все радовались и ухо­дили из мастерской с большим воодушевлением.

Конечно, лепка проходит по-разному. Если мама еще не готова работать со своим ребенком, то с ним леплю я, а она лепит отдельно или взаимодействует с ребенком косвенно: готовит для его работы материалы или отдельные детали. Важ­но, чтобы она всегда находилась в том же помещении. Осталь­ные мамы работают со своими детьми, пока не будут готовы поменяться ими.

С мальчиком, про которого я уже рассказывал, долго за­нимался я, затем он стал заниматься с мамой, сейчас он очень успешен и самостоятелен. У них с мамой получаются хорошие изделия. Работать дома он пока не хочет, но мама говорит, что их отношения стали значительно лучше.

Приведу отдельные примеры того, как мы пытаемся сде­лать процесс изготовления изделий эмоционально радостным и познавательным.

Дашавместе с мамой прочитала книгу А. Грина «Алые па­руса». Посмотрели спектакль. Вместе с педагогом Е. Кейер на­рисовали несколько картинок, как Ассоль на берегу встречает приплывающего Грея. Вылепили из глины парусник и раскра­сили его. И, наконец, расписали тарелку керамическими крас­ками: Ассоль на берегу встречает подплывающего Грея и машет ему платочком. Даша — эмоциональная девочка, она очень пе­реживала и радовалась погружению в тему.

Натка,девочка 16 лет, ездила в лагерь на Валдай с други­ми особыми детьми, от этой поездки у нее остались сильные впечатления. На протяжении нескольких занятий Натка с ба­бушкой рассматривали фотографии и создавали из глины, ткани и других подручных материалов макет наткиной па­латки, одеяла и подушки в ней, поляну с костром, котелком и маленькой фигуркой Натки. Сделали они и еще один ма­кет: Натка с папой, мамой и младшими детьми катаются в лодке по озеру. Натка и бабушка с удовольствием раскраши­вали эти изделия и вспоминали, в какой одежде была Натка, в какой палатке она спала, как сидела у костра.

Ване,мальчику 16 лет, летом на даче очень нравилось но­сить и возить на тачке дрова в сарай. Совместно с мамой Ве­рой на занятиях он изготовил бревна и построил небольшой сарай со съемной крышей. Из белой глины они слепили бере­зовые поленья, разрисовали и уложили в сарай.

Лиза, девочка 16 лет, мама которой очень хорошо рисует, пол­ностью отказывалась от любого ручного труда. Мы попыта­лись простимулировать ее присутствием мамы — эмоциональ­ной и творческой натуры. На этом были построены следующие занятия: мама готовила тему, где был образный рассказ, к нему рисовала соответствующую картинку, а девочка приклеивала к ней детали (елка — игрушки; дерево в парке — синички; снег — корм; Дед Мороз с мешком — разные подарки; пасту­хи — овечки, шерсть, звезды). В этом занятии обязательно зву­чал образный эмоциональный рассказ. Затем добавлялась и другая ручная деятельность: нанизывание бус или вдавливание в глину фасоли при изготовлении рамок для фото. Если девочка уставала, то педагог и мама пели песни, как-то связанные с темой рассказа. Девочка явно получала удовольствие от занятий, улыбалась, уходила с занятий довольной. Отдельные куски за­нятий мама повторяла дома: нанизывание бус, изготовление панно, песни. Постепенно время занятий ручным трудом было увеличено, девочка полюбила отдельные виды деятельности (нанизывание бус). После того, как их работы стали украшать стены школы, настроение мамы также улучшилось.

Помимо работы над впечатлениями, мы проводим и ре­месленную часть. Дети вместе с родителями осваивают изготовление горшков для цветов, пиал или небольших вазочек. Здесь работа разделена на несколько этапов и проводится по­следовательно с использованием гипсовой формы. Ребенку важно освоить ряд простых технологических операций и за­помнить их последовательность. Наиболее увлеченно так ра­ботает Ваня: он рад, что всё на своем месте и по порядку. Нат­ка тоже уверенно работает. Вике это пока дается с трудом.

За время работы мам в мастерской существенно выросло ка­чество изделий. Значительно улучшилось эмоциональное со­стояние мам. Они радуются, что у них вместе с детьми получа­ется что-то красивое. Технологические приемы стали более продуманными, часто что-то новое придумывается ими до­ма. В совместной работе возникла идея сделать портретную галерею детей. Мы выбрали фотографии, мамы вместе с деть­ми сделали из керамической массы красивые рамки и рас­писали их. Такие портреты действительно оживили и укра­сили наши стены.

Положительная реакция мам, мне кажется, означает, что они на­шли способ действовать рядом со своим ребенком, совместно с ним. «Сложный» ребенок является как бы продолжением взрос­лого, или взрослый является его продолжением. Для них обоих занятия по данной программе могут быть формой выхода в мир. Мы стараемся вывести детей и на самостоятельный труд, осваивать с ними простые технологии изготовления цветоч­ных горшков и ваз, но хотелось бы, чтобы эмоциональные пе­реживания ребенком своих впечатлений также могли вопло­щаться в творчестве.1

1 Это действительно очень важно, так как является для детей одним из немногих доступных способов выражения себя и общения (дети прак­тически не говорящие). Давая им возможность выразить себя, понять собственные эмоции, овладеть ими, мы помогаем им реализовать свой потенциал. Творчество, работа, общение окрашиваются эмоционально положительно. Создается мотивация продуктивной деятельности. Мамам также необходим этот язык совместного творчества, успешное взаимодействие с детьми окрашивает положительно все общение с ни­ми. Родители начинают лучше понимать своих детей, видеть их воз­можности, часто они бывают удивлены способностями своих детей.

В ремесленной части (на родительской группе) мы все вре­мя обсуждали возможность обмена детьми на занятиях, чтобы попробовать поработать не со своим ребенком. Некоторые ро­дители высказали готовность, и в настоящее время такая ра­бота уже началась.

Я считаю, что для мамы пожить радостно со своим ребен­ком даже небольшой кусочек времени — тоже очень здорово. Порадоваться небольшим успехам и своим, и его — тоже надо. В этом тоже заключается реабилитация и мам, и детей. Дети учат жить нас по возможности полнее: здесь и сейчас.

О совместной работе детей и взрослых в керамической мастерской

Т.Е.Баринова

Наша совместная с Наташей работа в керамической мастерской начиналась трудно. На начальном этапе у нас возникли пробле­мы при организации целенаправленного рабочего взаимодей­ствия. При имеющемся у Наташи стремлении к общению в при­вычной обстановке с определенными ритуалами, я, бабушка, не вписывалась для нее в обстановку школьной мастерской, где обычно были только преподаватели. Ведь моя роль бабушки — обеспечивать комфортную и спокойную жизнь дома, на даче и по дороге в школу. Поэтому, прежде чем начать совместную с Наташей трудовую деятельность, много усилий пришлось по­тратить на изменение сложившегося стереотипа.

Мы начали освоение технологии производства керамичес­ких изделий, пользуясь при этом операционными картами (на­рисованы последовательные действия и написан крупными буквами текст). После многократного повторения текста, про­смотра карточек Наташа постепенно освоила последователь­ность операций, и все операции научилась выполнять свои­ми руками автоматически. Моя роль сводилась к поправке недоделок и улучшению внешнего вида изделий.

Поскольку Наташа не говорит и почти не понимает речь (жесты она понимает лучше), преподаватель керамической мастерской Сережа рекомендовал разрабатывать с Наташей какой-то сюжет, который был бы ей понятен и интересен. Хо­рошенько подумав, решили, что ее могут заинтересовать вос­поминания о летнем лагере на Валдае в августе 2005 г. Мы с Наташей делали макеты: озеро, лодка, мостки, мама, члены ее семьи в лодке, на берегу; второй макет — палатка, спаль­ники, подушки, костер, чугунок с едой на костре, пеньки, тра­ва, цветы, деревья. Мы старались составить для Наташи рас­сказ из понятных ей слов, показывая и называя при этом предметы на макетах.

Каждое наше совместное занятие мы начинали с ремес­ла — освоения производственных навыков изготовления ке­рамических изделий. Вторую половину занятия посвящали творчеству — делали сувениры, макеты и др.

Оглядываясь назад, видишь, что кое-чего мы достигли: Наташа приняла меня в совместной работе, научилась рабо­тать более самостоятельно. Наташа с удовольствием делала разные рамки для фотографий детей из своей группы. Эта ра­бота не очень трудоемкая, быстро видишь конечный резуль­тат. Наташе понравилась такая работа.

Вся проделанная работа — хороший и полезный опыт для Наташи.

Для родителей и близких тяжелобольных детей совмест­ная работа в мастерских очень полезна. Это творческий про­цесс и большое разнообразие в жизни людей, проживающих с такими детьми. Это не только мое мнение. Я вижу работаю­щих рядом с нами. Они с удовольствием работали в керами­ческой мастерской рядом со своими детьми.

Я очень порадовалась за Ваню, который в начале занятий не хотел работать с мамой. Но незаметно, постепенно, он при­нял маму в новом качестве — как соратника по работе. И так прекрасно освоил ремесло. Залюбуешься его работой. Очень аккуратно всё делает. Самые качественные и красивые каш­по для цветов — у Вани. По летним воспоминаниям Ваня с ма­мой вылепили из глины замечательный сарай для дров, как на даче. И аккуратно заполнили сарай дровишками, тоже из глины.

Очаровательная Даша с мамой, кроме освоения ремеслен­ных навыков гончарного производства, много времени по­святили расписыванию керамических изделий сложными сю­жетами, в основном взятыми из художественных литературных произведений. Это у Даши замечательно получается. Она очень хорошо понимает прочитанный текст и очень эмоционально пересказывает и воплощает в картины и фигурки из керамики.

Все это стало возможным, конечно, благодаря усилиям преподавателя керамической мастерской — Сережи, который руководил нами, обучал навыкам работы с глиной и подска­зывал, как надо учить детей.

Может, наши успехи для непосвященных покажутся не­значительными, но тот, кто знает наших детей, поймет, что это был большой труд и достигнут положительный опыт совмест­ной работы. Мы довольны.

Литература

Варга А. Я.Системная семейная психотерапия : статья / А.Я.Варга // Основные направления современной психотерапии: сб. науч. тр. — М.: Когито-центр, 2000.

Витакер К.Полночные размышления семейного терапевта / К. Витакер. — М.: Независимая фирма «Класс», 1998.

МаданесК. Стратегическая семейная терапия / К. Маданес. — М.: Независимая фирма «Класс», 1999.

Фридман Дж.Конструирование иных реальностей / Дж. Фрид­ман, Дж. Комбс. — М.: Независимая фирма «Класс», 2001.

Черников А. В.Интегративная модель системной семейной психотерапевтической диагностики : статья /А.В.Черни­ков // Тематическое приложение к журналу «Семейная психология и семейная терапия». — М.: 1997.

Содержание:

Предисловие

Об авторах

Проект социальной адаптации семьи

Работа в керамической мастерской

О совместной работе детей и взрослых в керамической мастерской

Творческая мастерская для детей и родителей:



2




Сейчас читают про: