double arrow

ПРИМЕЧАНИЯ. 1. Demennic J.-f. Esquisse de problematique pour une sociologie des rela­tions intemationales


1. Demennic J.-f. Esquisse de problematique pour une sociologie des rela­tions intemationales. — Grenoble. 1977, p. 2.

2. Merle M. Sociologie des relations intemationales. — Paris, 1974.

3. Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения. - M., 1976.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е, т. 12, с. 718.


5. См.: Цыганков А.П. Ганс Моргентау: взгляд на внешнюю политику // Власть и демократия. Зарубежные ученые о политической науке. — М., 1992, с. 164.

6. Агоп R. Paix et Guerre entre les nations. — Paris, 1984, p. 82—87.

7. Duroselk J.-B. Tout empire p<rira. Une vision thcorique des relations intemationales. — Paris, 1982, p. 88.

8. Merle М. La politique etrang, re//Traite de science politique. — Paris, 1985, pp. 473-474; 522.

9. См. об этом: Государственные, национальные и классовые инте­ресы во внешней политике и международных отношениях // Мировая экономика и международные отношения. 1989, № 2, 70.

10. Удалое В.В. Баланс сил и баланс интересов // Международная жизнь, 1990, № 5, с. 19—20.

11. Кунадзе Г. Новое мышление тоже стареет. // Новое время, 1991, № 11.

12. См.: Chamay J.-P. Essai generate de la Strategic. — Paris, 1973, p. 75-77.

13. См.: Кукулка Ю. Проблемы теории международных отношений. - М., 1980, с. 126.

14. Баланс сил в мировой политике: теория и практика. Сборник статей под ред. академика АЕН России Э.А. Позднякова. — М., 1993, с. 11.

15. См. об этом: Senarclens P.de. La politique intemationale. — Paris, 1992, p. 24.




16.См. об этом: Badie В., Suouts M.-C. Le retoumement du monde. Sociologie de la scene intemationale. — Paris, 1992, p. 149.

17. Strange S. Toward a Theory of Transnational Empire //E.O. Czempi-el, J.N. Rosenau (eds). Approaches to World Politics for the 1990s. — Lexin-gton (Mass.), 1989.

18. Morgenthau H. Politics amond Nations. N.Y., 1955.


Глава IX

ПРОБЛЕМА ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Как свидетельствует история, различные социальные об­щности, взаимодействующие друг с другом на международной арене, всегда были заинтересованы в том, чтобы экономические и культурные обмены между государствами и гражданами, поли­тические и социальные процессы, выходящие за рамки межгосу­дарственных границ, сотрудничество, конфликты и даже войны осуществлялись в соответствии с определенными правилами, ре­гулирующими меру допустимого в данной области. Особую важ­ность проблема регулирования международных отношений при­обретает в наши дни, что связано с ростом взаимозависимости современного мира, обострением глобальных вызовов человечес­кой цивилизации в экологии и демографии, экономике и поли­тике, с распространением средств массового уничтожения и ос­тающейся реальной угрозой ядерной войны.

Основными социальными регуляторами общественных отно­шений, которые были выработаны человечеством в его истори­ческом развитии, стали правовые и моральные нормы. В сфере международных отношений они имеют свои существенные осо­бенности и отличия, характеризуются сложностью и вызывают неоднозначные трактовки и интерпретации в науке. Так, с одной стороны, исследователи справедливо отмечают общее возраста­ние уровня правового сознания в мире, повышение роли этичес­ких факторов в процессе создания, функционирования и разви­тия международного права (1), а с другой, — с неменьшим осно­ванием указывают на то, что как международная мораль, так и международное право продвинулись сравнительно недалеко в своем влиянии на характер взаимодействия государств и народов и потому не могут рассматриваться как эффективные регуляторы такого взаимодействия (2).




Такая неоднозначность в оценке регулирующей роли права и морали в международных отношениях вовсе не является свиде­тельством того, что эту роль можно не принимать во внимание и что во внешней политике государства действуют в полном соот­ветствии с учением Н. Макиавелли, согласно которому «разум­ный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпала причи­на, побудившая его дать обещание» (3). Отмеченная неоднознач­ность подчеркивает лишь опасность упрощенного подхода к по­ниманию нравственного и правового аспектов международных отношений, их противоречивой социальной природы и истори­ческого характера. Она говорит как о несовершенстве и относи­тельности роли международной морали и международного права, так и о том, что поскольку мир не знает других средств регулиро­вания международных взаимодействий, постольку от их участни­ков требуется постоянное внимание к моральным и правовым принципам и нормам.

В данной связи в настоящей главе рассматриваются вопросы, связанные с регулятивной ролью международного права, его ос­новными принципами, а также взаимодействием права и морали в международных отношениях.







Сейчас читают про: