double arrow

Марфин дом — целитель душ


Теперь в Ёркино есть совершенно удивительный дом.

Могла ли его прежняя хозяйка Марфа Максимовна Томилова, скромная сельская жительница, представить, что когда-то простую сельскую избу, в которой она прожила большую часть своей жизни, назовут ее именем и превратят в деревенский Центр и музей, вместе взятые? Избушка хоть и просторная, но с виду такая неприметная, низенькая. Зимой снегу наметает чуть не до крыши, и она выглядывает из сугробов, как медвежонок из берлоги.

Но если разобраться, в этом доме было нечто примечательное всегда. Марфа Максимовна была человеком с особым даром, она так умела делать массаж, что поднимала людей на ноги. Теперь никто не вспомнит, по наследству она получила такой секрет или как-то иначе, но о ее даре в округе знали. Даже слепую (а последние годы жизни она была полностью слепой) ее возили по окрестным деревням врачевать людей, принимать роды. Жизнь она прожила нелегкую: выйдя замуж, уехала с мужем в Сибирь, но там их дом сгорел, ничего спасти не удалось. Вернулась на родину с одной только семейной иконой. Муж погиб на фронте, и ей пришлось хлебнуть нелегкой вдовьей доли. Но была она человеком доброжелательным, гостеприимным, певуньей. Поэтому у нее нередко собирались, чтобы попеть песен. Так что создание Марфина дома продолжило ее традиции. И сама Марфа Максимовна смотрит со своего портрета на стене в мастерской.




Дом получился и в самом деле замечательным.

Наклоняясь, чтобы не удариться о притолоку (двери на севере низкие, так берегут тепло), через коридор, передизбье, входим в кухню-гостиную. Струганые, светлые бревенчатые стены создают ощущение уюта. Сосновые бревна словно напитаны солнцем. На них — расшитые полотенца. Глаза упираются сразу в старинную деревянную кровать, застеленную лоскутным одеялом. Оно яркое, пестрое. Над кроватью — большие «семейные» рамы с фотографиями, какие издавна заполняли фотографиями родных (сейчас здесь фотографии ТОСа). Слева от входа — старинный медный рукомойник с медным тазом. Справа от входа — большая белая красивая русская печь. Угол за ней по-местному называется «задоски». Само название этой части избы показывает, что она отделена, как бы спрятана от глаз. Это традиционный уголок хозяйки, где хранится хозяйственная утварь. И в Марфином доме ее немало: висит наблюдник — несколько полок, что-то вроде небольшого стеллажа, на который ставили посуду. Здесь «живут» горшки, ладки, тарелки, туески, ковши из капа…

В кухне вообще немало удивительных вещиц, артефактов старины. Вот старинный медный фонарь, а вот изумительные медные стаканчики и братыни, тоже медные, в которых подавали пиво. Здесь нет ничего особенно дорогого, но вещи притягивают взгляд, хочется их потрогать, повертеть в руках. Вдоль стен — лавки. В Красном углу — под божницей — стол с самоваром. За ним пьют чай.



Во второй комнате стоят аж три ткацких станка и несколько лавок. Здесь работают. Здесь же — результаты труда: как пестрая радуга, рукавички с традиционными узорами, половики, разноцветные пинежские пояса. И пузатые сундуки друг на друге. Все как полагается в хорошем пинежском доме.

И все же, думается, главное в этом доме сегодня — это люди и та атмосфера, которую они сумели создать. Клуб этот большей частью женский. Существенной частью клуба является работа мастерских. Люди приходят сюда работать: они ткут, шьют, вяжут, занимаются различным рукодельем. Но кроме этого, здесь общаются, поддерживают друг друга, отдыхают душой. Такой своего рода Центр психологической поддержки. Здесь возникла группа, коллектив, в котором люди хорошо себя чувствуют и им приятно видеть друг друга, собираться вместе.

Из разговоров:

Вот прошел вечер, и как будто чего-то не хватает, надо туда идти. Надо бежать в наш дам, там отдыхаешь душой.

— То, что люди общаются, что-то могут вспомнить, посмеяться, попеть — это очень важно. Это помогает преодолевать жизненные трудности.

Тут так уютно, тепло, такая располагающая атмосфера. И мы это очень ценим. Мы это стараемся поддерживать, сохранять. К нам ходят люди самого разного возраста, и нам всем здесь хорошо.

У группы стали складываться свои традиции. Главная — обязательное чаепитие за общим столом с самоваром. Не выпив чаю, не уходят, потому что «это для души». Это святое. Чтобы это происходило как-то по особенному задушевно, в Каргополе заказали глиняную посуду, кружки и прочее с надписью «Ёркино», чтобы чай пить из своих фирменных кружек. И готовить кашу в своих фирменных горшочках.



Но, кроме того, Дом ремесел стал центром развития, центром, где происходит обсуждение планов на будущее. Основой группы людей, регулярно собирающихся в Марфином доме, является ТОС. Сегодня он в Ёркино и численно вырос, и изменился, и стал гораздо более сплоченным. Это уже совсем не та группа, что была год назад.







Сейчас читают про: