double arrow

Глава 20. Мистер Айронс был очень плохим человеком


Мистер Айронс был очень плохим человеком. Больным человеком. Шерри казалось, что в глубине души она понимала это с того самого момента, когда впервые увидела шефа полиции, но только сейчас, глядя на его потайную комнату пыток, весьма похожую на мастерскую безумного доктора, она в полной мере осознала всю плачевность его психического состояния. Комната выглядела просто чудовищно, а кости и бутылки воняли даже хуже, чем зомби. Возможно, поэтому, заметив на полу очертания человеческого тела — или, скорее, половины тела, накрытого окровавленной тканью, девочка почти не испугалась, вопреки опасениям Клэр. Шерри заворожено глядела на труп, задаваясь вопросом, что же здесь произошло.

— Давай, милая, идем, — окликнула ее Клэр, и вымученные нотки веселости в голосе женщины подсказали Шерри, что тело мистера Айронса пребывало не в лучшем состоянии. Клэр поведала ей далеко не все; она лишь сказала, что мистер Айронс напал на нее, а затем что-то напало на него, и что у них двоих теперь появился шанс найти безопасное место — надо только спуститься в подвал. А Шерри была так рада видеть Клэр, что даже не стала задавать вопросов.




"Вряд ли там целый человек… Кто-то съел его наполовину? Или разорвал на части?"

— Шерри? Давай же, идем.

Рука Клэр осторожно легла ей на плечо, увлекая ее прочь от останков шефа полиции. Шерри послушно побрела к чернеющей в углу дыре, решив, что все вопросы ей стоит оставить при себе. Она подумала, не сказать ли, что ей наплевать на смерть мистера Айронса, но девочка не хотела показаться грубой или непочтительной. Кроме того, новая провожатая старалась заботиться о ней, а Шерри была совсем не против. Клэр первой спустилась по лестнице, и секунду спустя, вполголоса сообщила ей, что опасности нет. Малышка осторожно ступила на металлические ступени, впервые за все эти дни чувствуя себя по-настоящему счастливой. Они больше не бездействовали, что само по себе было здорово. Они пытались найти выход из участка, искали путь к спасению, что бы ни случилось дальше, это уже было приятно. Клэр помогла ей спуститься с последних ступенек, подхватила ее и поставила на металлический пол. Шерри обернулась и осмотрелась.

— Ух ты, — протянула она, и ее слова, улетев в блеклые тени, бумерангом вернулись обратно, отраженные причудливыми стенами.

— Да уж, — отозвалась Клэр. — Пойдем.

Она уверенно двинулась вперед; ее шаги гулким эхом разносились по проходу. Шерри семенила позади, продолжая изумленно оглядываться. Место, где они оказались, напоминало логово злодея из шпионского фильма — зловещая фабрика внутри горы или что-то в этом духе. Они стояли на платформе, окруженной перилами, откуда-то снизу через решетчатый пол пробивался блеклый зеленый свет, и хотя справа от них выступал грубый кирпич, слева виднелась настоящая каменистая стена пещеры. Маленькая девочка восхищенно глядела на огромные влажные каменные столбы, уходящие в темноту, природные скалы, слабо освещенные зеленоватым призрачным светом…



Но вскоре Шерри не удержалась, наморщила нос. Как бы ни было тут интересно, однако повсюду чувствовался довольно сильный запах гнили. И ей не нравилось, что их с Клэр голоса и звуки шагов будто бы летали в холодном воздухе, из-за этого все предметы казались полыми.

— Как ты думаешь, что это за место? — тихо спросила она.

Клэр покачала головой.

— Точно не знаю. Судя по запаху и расположению, я бы сказала, что мы набрели на систему очистки сточных вод.

Шерри кивнула, довольная тем, что хотя бы видит выход. Проход был не очень длинным и поворачивал налево, а в другом его конце располагалась еще одна лестница, ведущая наверх. Когда они добрались до нее, Клэр остановилась в нерешительности, вглядываясь поочередно то в отверстие наверху, то в темноту пустой пещеры.

— Я поднимусь первой… может, ты пойдешь сразу за мной? Только оставайся на лестнице до тех пор, пока я не скажу, что все чисто.

Шерри кивнула с облегчением. На одно мгновение она испугалась, что ей опять придется оставаться одной и ждать возвращения Клэр.

"Ну уж нет. Здесь темно, пусто, да и воняет к тому же. Если бы я была монстром, то как раз в таком месте и поселилась бы…"



Клэр поднялась, с легкостью пролезла в отверстие; прямо за ней Шерри цеплялась за холодные металлические перекладины. Пару секунд спустя, длинные изящные руки Клэр протянулись сверху, чтобы помочь девочке подняться. Теперь они вновь стояли на твердой земле, в небольшой комнатушке с бетонными стенами, казавшейся необычайно освещенной после приглушенного света пещеры. Шерри решила, что они все еще находятся рядом с очистной системой — запах был уже не так заметен, однако у левой стены она увидела мутную поверхность застоявшейся сточной воды, примерно полметра в глубину и полтора в ширину. Грязная речушка простиралась в двух направлениях: с одной стороны вода утекала через круглый невысокий тоннель, с другой ее сдерживала массивная металлическая дверь. Она обозревала все это, стоя на своего рода балконе, вот только лестницы нигде не было видно.

"А значит… фу, мерзость!"

— Мы ведь не собираемся?.. — залепетала Шерри.

Клэр вздохнула.

— Боюсь, что да. Но, согласись, есть и светлая сторона — ни один нормальный монстр не пойдет туда за нами.

Шерри улыбнулась. Шутка не показалась ей особо смешной, но малышка ценила то, что пыталась сделать для нее Клэр; то же самое она делала, когда закрыла от девочки тело мистера Айронса, или говорила ей, что ее родители, скорее всего, в безопасности.

"Она пытается убедить меня в том, что все обстоит не настолько плохо, насколько оно есть на самом деле ".

Шерри это нравилось, причем так сильно, что она уже страшилась того момента, когда Клэр оставит ее навсегда. В конце концов, так и будет. У этой милой дамы есть своя жизнь, друзья, семья, и как только они выберутся из Раккуна, Клэр вернется к себе, а Шерри снова останется одна. Даже если с ее родителями действительно все будет в порядке, это не спасет ее от одиночества… И хотя девочка всей душой желала, чтобы у них все было хорошо, она не жаждала встречи с ними, ведь тогда их с Клэр путешествие подойдет к концу. Ей было всего двенадцать, но за несколько лет она четко уяснила, что ее семья отличалась от большинства других. Родители других детей из ее школы проводили с ними много времени, устраивали праздники в честь их дней рождения, ездили в походы. У тех детей были братья, сестры и домашние любимцы. У нее ничего этого не было. Она знала, что они всегда желали ей добра, любили ее, но иногда Шерри чувствовала, что как бы хорошо она себя ни вела, какой бы послушной и самостоятельной ни была, она все же была для родителей помехой в жизни…

— Ты готова?

Приятный, бархатистый голос Клэр вернул ее к реальности, напомнив ей, что она должна быть начеку. Шерри кивнула. Женщина шагнула в темную грязную воду и обернулась, чтобы помочь ей. Вода была мутной, маслянистой и ледяной, ко всему прочему; она доходила Шерри до колен… было мерзко, но девочку хотя бы не начало тошнить, как она того ожидала. Клэр направилась к большой металлической двери, расположенной слева, держа наготове свой новый пистолет. Судя по всему, ей было так же противно, как и Шерри.

— Думаю, нам придется…

Грохот, донесшийся сверху, прервал ее на полуслове, и две пары глаз одновременно уставились на балкон. Шерри инстинктивно прижалась к Клэр, когда шум повторился. Было похоже на звук шагов, но они были слишком медленными, слишком тяжелыми для обычного человека…

И вдруг мужчина в длинном темном плаще возник в поле зрения Шерри, и в ту же секунду она почувствовала, как от страха пересохло во рту. Он был огромным, возможно, метра под три ростом, и его лысый череп поблескивал белым светом, словно живот мертвой рыбины. Она не могла полностью разглядеть его из-за неудачного угла зрения, но и того, что она видела, хватило, чтобы понять, что он был не на их стороне, от него разило чем-то неправильным, нездоровым, чем-то плохим.

— Клэр! — взвизгнула она, но ее голос прервался, когда гигант пересек балкон и начал поворачиваться к ним. Медленно, очень медленно … Шерри не хотела видеть его лицо, лицо человека, который так напугал ее, просто выйдя на платформу.

— Бежим!

Клэр схватила ее за руку, и, поднимая брызги, обе бросились к закрытой двери. Шерри отчаянно пыталась сосредоточиться на том, чтобы не упасть, и безмолвно молилась, чтобы дверь оказалась открытой…

"…только не будь запертой, не будь запертой!"

Главное — не оглядываться назад, подавить желание оглянуться и посмотреть, что за их спиной сейчас делает этот огромный плохой человек. Дверь была совсем близко, но каждая секунда, которую они теряли на борьбу с холодной маслянистой водой, превращалась в бесконечность. Наконец, они добежали до люка. Клэр нашла пульт управления и со всей силы опустила кулак на кнопку, явно пребывая глубоко за гранью паники, и это напугало Шерри еще больше. Дверь разделилась на две части, одна половина скользнула в потолок, другая опустилась в подернувшуюся легкой рябью воду. Шерри так и не обернулась, но Клэр все же взглянула назад. То, что она увидела — что бы там ни было — заставило ее молнией заскочить в проем и, сбив Шерри с ног, затащить ее за собой в длинный темный тоннель, протянувшийся по ту сторону двери. Едва они оказались там, Клэр нащупала что-то на стене, и дверь за ними закрылась, оставив их в промозглом полумраке.

— Не двигайся и помалкивай, — прошептала Клэр, и в тусклом свете, идущем откуда-то спереди, Шерри увидела, что она держит пистолет перед собой, стараясь разглядеть, не скрывается ли в густых тенях новая опасность.

Шерри повиновалась, сердце норовило выскочить у нее из груди, а в голове вертелась одна только мысль: кто… нет, что это было? Очевидно, это был тот самый человек, о котором спрашивала ее Клэр, но что он из себя представлял? Люди не бывают такого роста, к тому же Клэр была так сильно напугана…

Щелчок.

Приглушенный металлический звук донесся от стены позади нее, и Шерри ощутила, как вода у ее ног внезапно пришла в движение, под мощным напором она потеряла равновесие, споткнулась, упала лицом в омерзительную ледяную воду, в то время как поток становился все сильнее, подминая ее под себя. Шерри протянула руки, пытаясь найти что-нибудь, за что можно было бы ухватиться, но ее крошечные, мечущиеся в поисках опоры пальчики натыкались лишь на склизкий камень, а затем вода унесла ее прочь, прочь от Клэр.

"…не могу дышать…"

Шерри яростно сопротивлялась, извивалась всем телом, ее глаза щипало от грязной воды… Она смогла вздохнуть, лишь когда ее голова наконец оказалась на поверхности. Девочка поняла, что находится в тоннеле, в черной, будто смоль, шахте, не шире, чем вентиляция в участке. Быстрые воды несли ее за собой, а Шерри, стараясь держать голову над водой и жадно вдыхая гадкий воздух, пыталась заставить себя не бороться с неустанной силой бурлящего потока. Тоннель должен был рано или поздно закончиться, и где бы это ни произошло, она должна быть готовой сразу бежать.

"Клэр, пожалуйста, найди меня, прошу тебя, не бросай меня…"

Она чувствовала себя потерянной, ослепшей и оглохшей, а бурные воды уносили ее все дальше и дальше во тьму, прочь от единственного человека, способного защитить ее от ночного кошмара, охватившего Раккун-Сити.

* * *

Аннет уже не сомневалась в том, что ее мужу удалось выбраться из лабораторий. Половина дверей служебных выходов стояла нараспашку, мало того, ограждения, что окружали фабрику, были разрушены, и канализационные тоннели — те самые тоннели, которые по идее должны были большей частью пустовать — заполонили носители вируса, вероятно, пробравшиеся туда снаружи. Несмотря на то, что все они буквально на глазах разваливались на части, ей пришлось застрелить пятерых из них, чтобы расчистить себе путь от вагона до комнаты управления системой очистки сточных вод.

После тяжелейшего перехода через наполовину очищенные, но от этого ничуть не менее черные воды канализации, походившей на лабиринт с бесконечными проходами и ответвлениями, она добралась до платформы, которую искала. Аннет шагнула в бетонный тоннель, с опаской разглядывая закрытую дверь в нескольких метрах от себя. Заперта и невредима — хороший знак… но что если он прошел здесь до того как потерял остатки человеческого разума, до того, как превратился в бездумное, жестокое животное. Даже сейчас у него еще могло оставаться какое-то подобие памяти, и, откровенно говоря, она ничего не могла знать наверняка. G-вирус не успели испытать на людях…

"…и если он все-таки сумел уйти? Что если он добрался до полицейского участка?"

Нет. Она не могла и в мыслях допустить такой возможности. Принимая во внимание все, что она знала о нарастающих физиолого-химических изменениях, протекающих в теле носителя — проще говоря, на что ее муж будет способен, если вирус будет действовать так, как предполагалось, — если только подумать о том, что он отыщет не зараженное население… нет, немыслимо.

"Участок полностью безопасен, — мысленно убеждала саму себя Аннет. — Айронс, несомненно, тот еще осел, но его копы — нет. Где бы ни находился Уильям, мимо них ему не пройти".

Она не могла позволить себе сомневаться в этом; Шерри была там, если, конечно, она послушалась мать. Не говоря уж о том, что девочка была ее плотью и кровью ("И это, — напоминала она себе, — уже достаточная причина!" ), она играла не последнюю роль в будущих планах Аннет.

Женщина устало привалилась к холодной влажной стене, понимая, что время утекает, но ей необходимо было хоть минуту отдохнуть. Она рассчитывала, что на подсознательном уровне территориальный инстинкт будет держать Уильяма у лабораторий, и была так уверена, что найдет его, что ее живой человеческий запах приведет его к ней… но Аннет обошла почти все лабораторные уровни, и все, что она нашла — это дюжину путей, по которым он мог сбежать.

"И «Амбрелла» скоро будет здесь. Я должна вернуться, я должна активировать систему самоуничтожения, прежде чем они смогут остановить меня".

Она поможет Уильяму упокоиться с миром — он заслужил хотя бы этого, — а кроме того, уничтожение существа, некогда бывшего ее мужем, необходимо для осуществления главной ее цели. Представить только, если она взорвет лабораторию и унесет отсюда ноги лишь для того, чтобы в скором времени узнать, что «Амбрелла» изловила его — тогда вся ее борьба, его работа, все было напрасно…

Аннет прикрыла глаза, желая, чтобы нашелся более легкий способ покончить с этим ужасом. Однако она прекрасно осознавала, что смерть Уильяма попросту не была столь критичной, как ликвидация лабораторий. И был неплохой шанс, что они вовсе не найдут его, что они даже не знают о его мутации…

"…и можно подумать, у меня есть выбор. Уильяма здесь нет, его нет нигде".

Она оттолкнулась от стены, неспешно направилась к двери. Пожалуй, ей хватит времени, чтобы проверить оставшиеся несколько тоннелей, посмотреть, нет ли в конференц-залах каких-либо признаков разрушения, а затем вернуться. Вернуться, дабы закончить то, что начала «Амбрелла». Аннет открыла дверь… и услышала гулкие шаги, доносящиеся из пустого коридора. Т-образный коридор был устроен так, что понять, откуда исходили звуки, не представлялось возможным, любой шум заглушал сам себя; но она различила твердые, уверенные шаги неинфицированного человека, возможно даже нескольких людей, а это могло означать лишь одно.

" «Амбрелла». Они наконец явились".

В ней закипела ярость, руки начали дрожать, стиснутые зубы обнажились в кривой усмешке. Это, должно быть, они, наверное, один из шпионов-убийц, подосланных корпорацией; помимо Айронса и нескольких должностных лиц города, только «Амбрелла» знала, что эти тоннели все еще использовались, и что этот путь вел к подземному комплексу. Возможность, что сюда забрел невинный выживший, не приходила ей в голову, и бежать она не собиралась. Аннет подняла свой пистолет, и ждала когда бессердечный ублюдок-убийца выйдет из-за угла.

Женщина в красном показалась в проходе, и Аннет спустила курок. Выстрел прогрохотал в пустом помещении, но ее руки тряслись, внутри нее все бурлило, и пуля прошла слишком высоко, с визгом отлетев от бетонной стены. Женщина в красном подняла уже свой пистолет… Аннет выстрелила вновь — она пальнула наугад, но внезапно появился еще кто-то, темный силуэт мелькнул в полоске света, в прыжке пронесся перед женщиной, повалив ее на пол. Все случилось почти одновременно… в ту же секунду, Аннет услышала крик боли, мужской крик, и возликовала.

"Попала! Я подстрелила его…"

Но их могло быть больше, она не попала в женщину, а оба они были профессиональными убийцами. Аннет развернулась и бросилась бежать; грязно-белый халат развевался у нее за спиной, промокшие туфли выбивали дробь по бетонному полу. Она должна была вернуться в лабораторию, и быстро. Время вышло.







Сейчас читают про: