double arrow

Глава 26. Аннет столкнулась с непредвиденными осложнениями


Аннет столкнулась с непредвиденными осложнениями. Путь до склада в целом складывался удачно, по пути ей попался всего один носитель вируса — жертва первой волны заражения, — и она с одного выстрела сумела продырявить его выцветший морщинистый череп. Ей довелось пройти под спящим Re3, но тот даже не сдвинулся с потолка, а другие твари, шныряющие в темных застенках комплекса, похоже, до сих пор не поняли, что свободны. Или же вконец прогнивших среди них было больше, чем она думала… как бы то ни было, Аннет уберется отсюда раньше, чем здешний зверинец превратится в реальную угрозу.

Она добралась до склада всего за три минуты и с чувством выполненного долга набрала код к двери. Пелена кайфа, порожденная инъекцией, постепенно спадала, но она по-прежнему чувствовала себя превосходно… до тех пор, пока дверь на склад не отказалась открываться. Аннет снова вбила простой код, на этот раз куда более аккуратно — безрезультатно. Это была одна из немногих дверей во всем здании, которая не открывалась автоматически при включении системы самоуничтожения, но она не сулила никаких проблем: в слоте под пультом располагался диск для подтверждения уровня доступа, диск, который всегда был там, хотя «Амбрелла» и настаивала, чтобы только главы отделов обладали правом доступа туда. И разумеется, проверив, она обнаружила, что его там не было, не было там, где ему полагалось быть. Кто-то забрал его.




Аннет стояла перед закрытой дверью в пустом коридоре, чувствуя, как паника стремительно просачивается в ее мысли, как пускает корни в ее изможденном мозгу истерия, которой женщина сейчас ни за что не могла позволить взять верх.

"Лаборатория скоро взлетит на воздух, а я впустую потратила четыре, даже почти пять минут, и где этот проклятый диск?"

— Тише, спокойнее, ты прекрасно держишься, все хорошо.

Ее слова отозвались тихим эхом, отголоском разума, секунду спустя, затерявшемся в глубине невыносимо светлого коридора. Ей просто нужно будет добраться на лифте до другого этажа, у нее был главный ключ, у нее было оружие, у нее было время. Не так уж много, но достаточно. Стараясь дышать глубже, Аннет направилась назад к проходу, ведущему на лестницу, напоминая себе, что все в порядке, и случившееся, так или иначе, уже ничего не изменит. «Амбрелла» сполна заплатит за все, что сотворила, независимо от того, выберется ли она отсюда живой. Аннет не хотела умирать, не собиралась умирать, но сверкающие, запятнанные кровью коридоры и некогда стерильные лаборатории сгорят в любом случае, так что не стоило мотать себе нервы.

Женщина свернула вправо и быстрым шагом направилась вперед по коридору; тишину прорезал гулкий стук каблуков… и совершенно неожиданно потолочная панель рухнула прямо перед ней… и Re3, лизун, приземлился на пол и взревел, учуяв ее кровь.



"Нет!"

Аннет выстрелила, но пуля лишь оцарапала его шершавое плечо, и в это самое мгновение тварь ринулась в атаку, протянув к своей жертве один изогнутый коготь. Она ощутила острую, жгучую боль в предплечье и снова спустила курок, до конца не веря в происходящее…

Вторая пуля угодила ему в горло. Существо взвыло, кровь хлынула из разорванной шеи; вопль вскоре перерос в свистящий трубный рев, и оно снова бросилось на женщину. Третий выстрел разнес в клочья его грязно-серый желеобразный мозг, тварь упала в судорогах всего в нескольких сантиметрах от ее дрожащих ног.

Осознав наконец, что случилось, насколько близко она была от гибели, Аннет, задыхаясь, хватая ртом воздух, оглядела кровоточащую руку, свисающий лоскутьями лабораторный халат…

…и что-то изменилось. Что-то щелкнуло у нее в мозгу. Мысли, роем проносящиеся в голове, бешеный стук сердца, кровь и лизун, лизун Уильяма, который лежал замертво на полу у самых ее ног — все эти вещи кружились и плясали, беспрестанно вращались по кругу, пока, в конце концов, не слились воедино, сформировавшись в одну простую истину. Истину, объясняющую все.

"Все это не принадлежит им".

Так очевидно, так кристально ясно. Она не сможет убежать от боли, потому что боль найдет ее повсюду, и кровавый ручеек, струящийся по ее руке, служил неоспоримым доказательством ее новому умозаключению. Уильям пришел к этой мысли задолго до нее, но потерял себя до того, как смог все объяснить, до того, как успел поведать своей жене, что ей действительно нужно делать. Она должна противостоять своим преследователям, заставить их понять, что G-вирус вовсе не их, он никогда не принадлежал им.



"Но поймут ли они? Смогут ли?"

Возможно да, а быть может, и нет. Но невероятная простота открывшейся ей правды вскружила Аннет голову, и она твердо решила, что попытаться стоит — им необходимо было понять. Вся работа держалась на Уильяме, исследования и разработки стали его наследием, а теперь оно перешло к ней. В глубине души она догадывалась об этом и раньше, но теперь была абсолютно уверена. И в ослепительном свете этой уверенности все остальное потеряло значение.

"Не их, мое".

Она должна была найти их, объяснить им, и как только они познают истину, им придется оставить ее в покое, и если еще останется время, она сможет пойти своей дорогой. Но для начала ей понадобится еще одна инъекция. Улыбаясь, Аннет переступила через труп лизуна и бодро зашагала к лестнице; ее широко раскрытые глаза светились нездоровым блеском.

* * *

Леону показалось, что он слышал выстрелы.

Полицейский стоял посреди некоего подобия хирургического кабинета — это была первая комната в конце первого прохода, куда он направился сразу после того, как оставил Аду. Он оторвался от груды мятых газет, найденных в недрах комнаты, и прислушался, но отдаленный треск не повторился, поэтому он вернулся к поискам. Леон бегло просматривал страницы, уже отчаявшись найти что-либо, кроме бесконечных перечней цифр и букв под логотипом "Амбреллы".

"Ну давай же, здесь должно быть хоть что-то полезное…"

Он хотел выбраться, хотел забрать Аду и убраться отсюда ко всем чертям. Скорчившийся в углу растерзанный труп сам по себе казался достаточной причиной для этого, но кроме того с самим воздухом в комнате, в коридоре снаружи было что-то не так. И Леон готов был поспорить, что то же самое можно было сказать о любом другом помещении в этом здании. Все здесь словно провоняло смертью, только гораздо хуже; его не покидало ощущение присутствия чего-то куда более мрачного, аморального. Подлинного зла .

"Они проводили здесь опыты, ставили эксперименты, и одному Богу известно, чем еще занимались… и они создали зомби-чуму, сотворили чудовищного демона, напавшего на Аду, они угробили целый город. Не знаю, чего они хотели добиться, но, в конце концов, все их труды обратились во зло".

Притом зло в огромных масштабах: лифт привез их в секретный комплекс «Амбреллы», и он простирался не на один километр. По цифрам на стенах Кеннеди понял, что находился на четвертом этаже, что бы это ни значило, и три мостка, по одному из которых он прошел, прежде чем оказаться в необычном оперблоке, нависали над открытым пространством, уходящим вниз метров на восемнадцать-двадцать, не меньше, так что дно терялось в густой тени. Он не знал насколько глубоко они с Адой забрались, но его это и не волновало, а вот чего ему действительно не доставало, так это карты, вроде той, что она нашла в канализации — простая, понятная схема со стрелкой, указывающей направление.

"А здесь такой нет…"

Леон разочарованно смахнул бесполезные бумаги со стального стола, и под стопкой документов с данными химических исследований обнаружил компьютерный диск. Он поднял его, хмурясь. На ярлыке большими печатными буквами было написано «Для Доступа На Склад» .

Тяжело вздохнув, Леон сунул его в карман и потер уставшие глаза правой рукой — левая снова была ни на что не годна, после того как ему пришлось тащить Аду от лифта. Ему не хотелось искать компьютер, чтобы узнать, что на диске, не хотелось блуждать из комнаты в комнату в поисках выхода, постоянно видя перед собой все те злодеяния, которые успела совершить «Амбрелла», прежде чем обстоятельства вынудили ее остановиться. Он безумно устал, страдал от боли, беспокоился за Аду… и по пути к двери пришел к неутешительному выводу, что ему придется вернуться к ней и еще раз все обсудить. Он хотел бы успокоить ее, сказать, что найдет выход, но это место было попросту необъятным. Если она сможет вспомнить хотя бы направление или номер этажа…

Леон открыл дверь, шагнул в коридор… и очутился прямо перед вооруженной женщиной, чей девятимиллиметровый пистолет был направлен ему в грудь. Она истекала кровью, узенькие алые струйки текли по одной ее руке и капали на грязный лабораторный халат. И безумный взгляд женщины, ее стеклянные широко раскрытые глаза определенно сказали ему, что лучше не делать резких движений.

"О, Боже, это еще что?"

— Ты убил моего мужа, — произнесла она. — Ты, твоя напарница и та девушка тоже… всем вам хотелось сплясать на его могиле, но у меня для вас новости.

Очевидно, она чем-то накачалась, об этом можно было судить по ее высокому, дрожащему голосу и тому, как подрагивала ее кожа. Он держал руки по швам, стараясь, чтобы его собственный голос звучал как можно более тихо и спокойно.

— Мэм, я офицер полиции, я здесь, чтобы помочь вам, вы понимаете меня? Я не причиню вам вреда, я только…

Женщина сунула окровавленную руку в карман и выудила оттуда какую-то стеклянную колбу, наполненную фиолетовой жидкостью. Она хищно улыбнулась, подняв ее над головой; пистолет все так же был нацелен ему в грудь.

— Вот он! Это то, что вам нужно, не так ли? Так слушай же, ты меня слышишь? Это не ваше! Ты понял меня? Уильям создал его, а я ему помогала, он не принадлежит вам.

Леон кивнул и медленно проговорил:

— Эта штука не принадлежит мне, вы правы. Она ваша, целиком и полностью…

Женщина даже не слушала.

— Ты думаешь, что сможешь забрать его, но я остановлю тебя, я не позволю тебе забрать его… мне хватит времени, чтобы убить и тебя, и Аду, и любого, кто попытается прибрать его к своим грязным рукам.

"Ада…"

— Что тебе известно про Аду? — выкрикнул Леон, чуть приблизившись к сумасшедшей, уже не чувствуя себя спокойным. — Ты что-то с ней сделала? Отвечай!

В ответ она разразилась невеселым, безумным смехом.

— "Амбрелла" послала ее, ты, тупой осел! Ада Вонг. Мисс "Поиграть-в-любовь-и-бросить" , собственной персоной! Она соблазнила Джона, чтобы добраться до G-вируса, но и ей он не принадлежит. Нет, ОН НЕ ВАШ, ОН МОЙ!

Мощный удар сотряс проход, опрокинув Леона на пол, стены будто пришли в движение… и затем все полетело в тартарары: обрушились трубы, цементная крошка посыпалась с потолка, увесистая балка с глухим ударом сбила женщину с ног. Леон закрыл голову руками, когда обломки цемента и белые куски штукатурки полетели в него…

Все прекратилось также внезапно, как и началось. Полицейский приподнялся, потрясенно глядя на женщину, не до конца понимая, что случилось. Она не двигалась. Металлическая балка, рухнувшая на нее, все еще свисала с потолка, другим концом зажав ей руку.

И холодный звонкий голос вдруг раздался из скрытых где-то в стенах динамиков, спокойный женский голос на фоне ритмично воющей сирены:

Активирована система самоуничтожения. Система не может быть отключена. Всему персоналу срочно покинуть здание. Активирована система самоуничтожения. Система не может быть отключена. Всему персоналу срочно покинуть здание.

Леон с усилием поднялся на ноги, подошел к лежащей без сознания женщине и, забрав стеклянную колбу из ее распростертой руки, засунул ее к себе в сумку. Он не знал, кем была эта дамочка, но она показалась ему чересчур неуравновешенной, чтобы доверить ей что-либо в лабораторной пробирке.

Ада. Он должен был вернуться к Аде, и вместе с ней уходить отсюда. Пульсирующий, визжащий сигнал тревоги проносился сквозь пустые коридоры, сопровождая его и в проходе, ведущем к двери, и на висящем над пропастью мостике, равно как и повторяющееся безразличным женским голосом сообщение о неизбежном уничтожении.

Голос в записи не говорил, сколько им осталось, но Леон был уверен, что не хотел бы оказаться поблизости, когда время истечет.







Сейчас читают про: