double arrow

СТРОЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА


Статья 275. Государственная измена

Комментарий к статье 275

Объектом государственной измены являются общественные отношения, складывающиеся по поводу обеспечения безопасности Российского государства. Согласно Стратегии национальной безопасности, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 <1>, стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в сфере государственной безопасности являются защита основ конституционного строя и суверенитета РФ, ее независимости и территориальной целостности.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

Основы конституционного строя РФ представляют собой главные устои государства, его основные принципы, которые призваны обеспечить РФ характер конституционного государства, которое, с одной стороны, выполняет функции управления обществом, а с другой - находится в зависимости от саморегулирующегося гражданского общества и его потребностей. В Конституции РФ основы конституционного строя регламентированы главой 1, в которой определены носитель суверенитета и источник власти в России, заложены основы правового статуса личности в государстве, закреплена форма правления и тип государственного устройства, указаны иные принципиальные характеристики Российского государства как демократического, светского, социального.

Суверенитет предполагает по смыслу ст. ст. 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции РФ верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении и представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. N 5.

Территориальная целостность и неприкосновенность России тесно связаны с государственным суверенитетом, являются одновременно его отражением и условием. Они раскрываются в следующих положениях: "1) в юридической невозможности уступки Российской Федерацией, ее органами и должностными лицами части территории России иностранным государствам; 2) в запрете на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на нарушение целостности Российской Федерации; 3) в обязанности органов государственной власти по принятию необходимых мер для охраны суверенитета России, ее независимости и государственной целостности, обороны страны, государственной безопасности; 4) в невозможности выхода субъекта Российской Федерации из ее состава; 5) в возможности "федеральной интервенции" в случаях угрозы территориальной целостности, исходящей от субъекта Российской Федерации" <1>.

--------------------------------

<1> Эбзеев Б.С. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2001. С. 40.

Предметом государственной измены являются сведения, составляющие государственную тайну, либо иные сведения, которые могут быть использованы иностранным государством, международной или иностранной организацией или их представителями в ущерб безопасности Российской Федерации <1>.

--------------------------------

<1> Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 марта 1996 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года "О государственной тайне" в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина" признал неконституционной практику отстранения адвоката от участия в качестве защитника в производстве по уголовным делам, связанным с государственной тайной, ввиду отсутствия у него специального допуска к государственной тайне.

В соответствии с Законом РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 "О государственной тайне" <1> (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ) сведения, составляющие государственную тайну РФ, - это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации. Перечень таких сведений утвержден Указом Президента РФ от 30 ноября 1995 г. N 1203 <2> (в ред. Указа Президента РФ от 19 марта 2013 г.). В частности, государственную тайну составляют сведения о дислокации, организационной структуре, вооружении и состоянии боевого обеспечения войск; о достижениях науки и техники, имеющих важное оборонное или экономическое значение; о финансовой политике в отношении иностранных государств; о лицах, сотрудничающих на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную или оперативно-розыскную деятельность, и т.д. <3>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1997. N 41. Ст. 8220.

<2> СЗ РФ. 2006. N 8. Ст. 892.

<3> Согласно позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в Постановлении от 20 декабря 1995 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности ряда положений пункта "а" статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова" и подтвержденной в Определении Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. N 188-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Финкеля Моисея Зусмановича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 9 Закона Российской Федерации "О государственной тайне", уголовная ответственность за выдачу государственной тайны иностранному государству правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что вытекает из ч. 3 ст. 15 Конституции РФ. Сказанное полностью применимо и к проблеме ответственности за государственную измену и шпионаж.

К "иным сведениям", которые могут стать предметом государственной измены, относятся любые сведения, не составляющие государственной тайны, использование которых иностранными или международными силами способно причинить ущерб безопасности страны. Эти сведения могут касаться различных сторон жизни государства и общества: политики, хозяйства, культуры, науки, организации транспортных перевозок, сети дорог автомобильного и железнодорожного транспорта, порядка оформления документов и т.д. Они могут носить ограниченный характер либо находиться в свободном доступе, почерпнуты из средств массовой информации или получены в частных беседах. Характер сведений и источник их получения не влияют на квалификацию содеянного.

Как предмет государственной измены сведения могут быть объективированы в устной речи, письменных источниках, технических изделиях и т.д.

Объективная сторона государственной измены состоит в активных, враждебных, совместных с иностранным государством, иностранной или международной организацией или их представителями действиях гражданина РФ, направленных в ущерб безопасности Российской Федерации. Состав преступления является формальным; государственная измена окончена с момента совершения виновным действий независимо от фактического наступления последствий.

В диспозиции ст. 275 УК РФ альтернативно указаны следующие действия, составляющие объективную сторону государственной измены: а) шпионаж, б) выдача государственной тайны, в) оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, иностранной или международной организации или их представителям <1>. Выполнения хотя бы одного из них достаточно для привлечения к уголовной ответственности.

--------------------------------

<1> Конституционность существующих форм государственной измены была полностью подтверждена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 20 декабря 1995 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности ряда положений пункта "а" статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова". Как указал Суд, гарантируя права и свободы человека и гражданина и обеспечивая их защиту, государство одновременно вправе устанавливать в федеральном законе ограничения прав и свобод в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, в том числе предусматривать уголовную ответственность за деяния, умышленно совершенные в ущерб основным ценностям конституционного строя. Установление уголовной ответственности за выдачу государственной или военной тайны иностранному государству не противоречит ч. 3 ст. 15, ч. 4 ст. 29, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, а установление уголовной ответственности за измену Родине в форме оказания иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против Российской Федерации, умышленно совершенное гражданином в ущерб ее суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности, не противоречит ч. ч. 1 и 3 ст. 4, ч. 3 ст. 55, ч. 1 ст. 59 Конституции РФ.

Шпионаж как форма государственной измены с объективной стороны идентичен шпионажу как самостоятельному преступлению, предусмотренному ст. 276 УК РФ. Он определяется законом как передача, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки или лица, действующего в ее интересах, иных сведений для использования их против безопасности России <1>.

--------------------------------

<1> Характеристика действий дается по аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" и в п. п. 7, 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами".

В отношении сведений, составляющих государственную тайну, уголовно наказуемыми признаются следующие действия: передача, собирание, похищение или хранение; при этом состав преступления будет иметь место как в случае совершения указанных действий по заданию иностранного государства, иностранной или международной организации или их представителей, так и в инициативном порядке, если будет установлена цель передачи этих сведений определенным в статье уголовного закона адресатам.

В отношении "иных сведений" уголовно наказуемыми признаются лишь их передача или собирание; при этом обязательным признаком является совершение указанных действий по заданию иностранной разведки или лица, действующего в ее интересах, в то время как цель последующей передачи указанных сведений тем или иным адресатам не имеет решающего значения при квалификации.

Передача - это действия, состоящие в незаконном предоставлении сведений, составляющих предмет шпионажа, лицами, у которых находятся эти сведения, посторонним лицам для временного использования или хранения. Как передачу сведений следует квалифицировать и иные разновидности действий, состоящих в любых способах их возмездного либо безвозмездного сбыта другим лицам (продажу, дарение, обмен и т.д.). Как самостоятельный признак состава государственной измены, передача предполагает предоставление соответствующим адресатам сведений, которыми виновный изначально владеет на незаконных основаниях.

Собирание - это действия, состоящие в различных (кроме похищения) способах завладения и приобретения сведений, составляющих предмет шпионажа: покупка, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п., а также незаконное временное завладение этими сведениями в преступных либо иных целях, когда в действиях виновного не установлено признаков хищения. Собирание сведений может быть совершено способом, составляющим самостоятельное преступление (например, путем применения насилия к лицу с целью получения от него соответствующих сведений). В этом случае виновный несет ответственность по правилам совокупности преступлений.

Похищение - это действия, заключающиеся в изъятии у юридических или физических лиц носителей информации, составляющей государственную тайну, независимо от того, владеют ли эти лица соответствующими предметами законно или незаконно; это противоправное завладение носителями информации любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом. Очевидно, что "похищение" сведений, составляющих государственную тайну, предполагает хищение физических носителей таких сведений. В силу чего при наличии к тому оснований содеянное виновным может быть квалифицировано по совокупности с преступлениями против собственности (например, ст. 164 УК РФ).

Хранение - это действия, связанные с незаконным владением сведениями, составляющими государственную тайну, и сокрытие носителей соответствующей информации в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность.

Адресаты, которым передаются сведения, составляющие предмет шпионажа, четко определены в ст. 276 УК РФ. Ими являются иностранное государство, иностранная или международная организация, иностранная разведка, их представители.

Иностранное государство - это любая (кроме Российской Федерации) политико-правовая организация конкретного общества с соответствующей формой правления вне зависимости от того, входит ли она в ООН, имеются ли у нее дипломатические отношения с Россией и признана ли она международным сообществом в качестве субъекта международного права.

Иностранная организация - это объединение людей, созданное за рубежом, совместно реализующее определенную программу, действующее как на территории РФ, так и за ее пределами.

Понятие международной организации для целей применения ст. 275 и ст. 276 УК РФ нуждается в широкой трактовке. Ею следует признавать не только созданные государствами на основании договоров или иных соглашений органы сотрудничества государств по тем или иным вопросам или наднациональные, надгосударственные организации, которым государствами передано осуществление некоторых суверенных полномочий, а также, исходя из Пояснительной записки к проекту Федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (который стал Законом N 190-ФЗ от 12 ноября 2012 г.), организации, основанные отдельными лицами для осуществления деятельности на территории нескольких государств.

Представители иностранного государства, международной или иностранной организации - это лица, которые наделены правом принимать решения, выступать от имени и в интересах такого государства или организации. Исходя из смысла закона, передача сведений частному лицу, не представляющему интересы иностранного государства или организации, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 275 или ст. 276 УК РФ, но при определенных обстоятельствах может квалифицироваться как пособничество в указанных преступлениях либо как разглашение или выдача государственной тайны.

Иностранная разведка - это разновидность спецслужбы иностранного государства, государственный орган (их система или структурное подразделение государственного органа), наделенный полномочиями по осуществлению разведывательной (контрразведывательной) деятельности.

Лицо, действующее в интересах иностранной разведки, не обязательно является представителем (официальным представителем) спецслужб, в качестве такого может выступать любое частное лицо, выполняющее отдельные задания иностранной разведки.

Государственная измена в форме шпионажа (и шпионаж как самостоятельное преступление) окончена с момента совершения соответствующих действий: передача - в момент отчуждения сведений; собирание и похищение - в момент завладения сведениями; хранение - с момента начала хранения независимо от его продолжительности.

Поскольку действия, образующие шпионаж, перечислены законодателем как альтернативные, последовательное собирание, хранение и передача лицом сведений, составляющих предмет преступления, квалифицируются как единое преступление.

Выдача государственной тайны как форма государственной измены состоит в передаче соответствующих сведений международной или иностранной организации, иностранному государству или их представителям и может быть совершена лишь лицом, которое располагает соответствующими сведениями по службе, работе, учебе или в силу иных законных оснований. Установление законности факта владения сведениями, составляющими государственную тайну, является необходимым условием отграничения таких форм государственной измены, как шпионаж и выдача государственной тайны.

Оказание помощи иностранному государству, международной или иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности РФ как форма государственной измены, может выражаться в различных действиях: предоставлении денежных средств, оборудования, проведении финансовых операций, оказании консультационных услуг, укрывательстве агентов иностранных спецслужб, пособничестве в осуществлении ими своей разведывательной и иной деятельности, вербовке агентов для иностранных спецслужб, переходе на сторону врага в военное время, совершении каких-либо преступлений по заданию иностранного государства или его спецслужб и т.д. В случаях, когда конкретные действия, состоящие в оказании помощи иностранному государству, содержат признаки каких-либо самостоятельных составов преступлений, содеянное подлежит квалификации по правилам идеальной совокупности преступлений. Для установления данной формы государственной измены в настоящее время нет необходимости устанавливать, что субъект оказывал помощь иностранному государству, иностранной или международной организации в проведении именно враждебной деятельности. Достаточно, чтобы эта деятельность была направлена на причинение ущерба безопасности страны.

Преступление окончено с момента совершения любого из действий, указанных в диспозиции ст. 275 УК РФ. Состав преступления формальный.

С субъективной стороны государственная измена характеризуется виной в форме умысла. Субъект преступления осознает, что совершаемые действия причиняют или способны причинить ущерб безопасности Российской Федерации, но несмотря на это не высказывает желания прекратить преступные действия и не прекращает их <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 6 ноября 2003 г. N 5-О03-234 по делу Бабкина А.И. // Официальный сайт Верховного Суда РФ: http://www.supcourt.ru.

Мотивы и цели государственной измены могут быть разнообразными (корыстные, политические, националистические, трусость и малодушие и т.д.). Они не влияют на квалификацию, но подлежат обязательному установлению, поскольку значимы для определения меры ответственности и наказания виновного.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста и являющееся гражданином РФ. Субъект специальный. Бипатриды также несут ответственность за государственную измену по ст. 275 УК РФ, поскольку наличие у гражданина РФ гражданства иностранного государства не освобождает его от обязанностей, вытекающих из российского гражданства (ч. 2 ст. 62 Конституции РФ). Граждане иных государств, лица без гражданства при совершении действий, описанных в диспозиции ст. 275 УК РФ, могут нести ответственность в зависимости от ситуации либо по ст. 276 УК РФ, либо согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ за соучастие (как организаторы, подстрекатели или пособники) в государственной измене.

В примечании к ст. 275 УК РФ законодатель предусмотрел поощрительную норму, согласно которой лицо, совершившее государственную измену, должно быть освобождено от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным способом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится состава иного преступления.

Добровольность сообщения органам власти о совершенном преступлении не связывается законом с мотивами поведения лица, а также с обстоятельствами, предшествовавшими такому поведению или повлиявшими на принятое решение. Сообщение может быть сделано как в любой государственный, так и в муниципальный орган власти.

Добровольность предполагает: отсутствие принуждения со стороны кого-либо, неосведомленность органов власти о совершенном преступлении или лице, его совершившем, наличие у субъекта преступления реальной возможности продолжать свою преступную деятельность. Добровольное сообщение о совершенном преступлении в смысле примечания к ст. 275 УК РФ не предполагает обязательного наличия известных закону признаков деятельного раскаяния (способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба). Соответствующие действия могут иметь место, но их отсутствие не препятствует при наличии иных требуемых обстоятельств применению анализируемого примечания.

Своевременность сообщения предполагает, что оно сделано в срок, разумно достаточный для того, чтобы компетентные органы имели возможность предотвратить наступление дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации. Исходя из текста закона, своевременность сообщения не зависит от стадии совершения преступления; она может быть установлена как на стадии покушения, так и после окончания преступления.

"Иное" способствование предотвращению ущерба интересам России как альтернативное основание освобождения от ответственности за государственную измену, как правило, имеет место после соответствующего сообщения о совершенном преступлении. Оно может выражаться в изобличении соучастников, раскрытии каналов связи с иностранными спецслужбами, перевербовке и т.д.

Статья 276. Шпионаж

Комментарий к статье 276

Шпионаж по признакам объекта, предмета, объективной и субъективной стороны идентичен рассмотренным выше признакам шпионажа как формы государственной измены (см. комментарий к ст. 275 УК РФ).

Субъектом шпионажа выступает физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста и являющееся иностранным гражданином или лицом без гражданства (в том числе постоянно проживающее на территории РФ). Субъект преступления специальный.

В ситуации, когда шпионажем против России занимаются иностранные граждане, имеющие дипломатический статус или иной иммунитет от уголовной ответственности (например, главы дипломатических представительств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг, и члены их семей, если последние не являются гражданами государства пребывания, а также главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического представительства, осуществляющие административно-техническое обслуживание представительства, члены их семей, проживающие вместе с указанными лицами, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно, и другие лица, которые пользуются иммунитетом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации), согласно ч. 4 ст. 11 УК РФ вопрос об их уголовной ответственности разрешается в соответствии с нормами международного права. Таких лиц нельзя привлечь к ответственности по УК РФ без их согласия или согласия страны или организации, которую они представляют. Поэтому с учетом сложившейся международной практики обладающие иммунитетом иностранные шпионы объявляются персоной нон грата и подлежат выдворению за пределы Российской Федерации. Лишение их дипломатического статуса дает основание Российской Федерации требовать выдачи указанных лиц для осуществления правосудия по российским законам.

На лиц, виновных в шпионаже, распространяется действие поощрительной нормы, содержащейся в примечании к ст. 275 УК РФ.

Статья 277. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

Комментарий к статье 277

Основным объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля являются общественные отношения, складывающиеся во внутриполитической сфере реализации государственного суверенитета. В качестве дополнительного объекта выступают общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни потерпевшего.

Потерпевшим от преступления является государственный или общественный деятель. Нормативного определения данных понятий не существует; признаки государственного или общественного деятеля справедливо рассматривать в качестве оценочных, поскольку определяющим в характеристике потерпевшего является не столько его должностное или общественное положение, сколько характер его служебных функций, масштабность и активность их осуществления, значимость деятельности потерпевшего для реализации тех или иных направлений внутренней или внешней политики государства.

К государственным деятелям относятся Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный прокурор РФ, руководители органов власти субъектов РФ и другие высокопоставленные лица, в частности занимающие государственные должности категории "А". К государственным деятелям следует относить также депутатов региональных парламентов, официально зарегистрированных кандидатов для избрания в органы власти, их доверенных лиц, членов избирательных комиссий и т.п.

Не могут выступать потерпевшими от анализируемого преступления представители власти (сотрудники органов внутренних дел, прокуратуры и др.), которые не являются государственными деятелями. Посягательство на жизнь и здоровье указанных лиц предусмотрено в самостоятельных статьях уголовного закона (ст. ст. 317, 318 УК РФ).

К категории государственных деятелей не относятся представители муниципальной власти; при определенных условиях посягательство на них может быть квалифицировано как посягательство на общественных деятелей.

Общественные деятели - это руководители и видные функционеры политических партий, других общественных объединений, массовых движений, профессиональных, религиозных организаций, иных общественных объединений федерального или регионального значения. К общественным деятелям по функционально-политическому признаку могут быть отнесены широко известные, влиятельные в обществе представители средств массовой информации, культуры, науки, образования.

Государственный или общественный деятель в смысле ст. 277 УК РФ не должен являться представителем иностранного государства или сотрудником международной организации, пользующимся международной защитой (их перечень определен Конвенцией ООН о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, от 14 декабря 1973 г.). Посягательства на жизнь указанных лиц рассматриваются УК РФ в качестве преступлений против мира (ст. 360 УК РФ).

Посягательство на жизнь близких государственному или общественному деятелю лиц, совершенное в целях прекращения его политической деятельности, не может быть согласно закону квалифицировано по ст. 277 УК РФ. Такое деяние заслуживает правовой оценки по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Обязательным признаком состава рассматриваемого преступления является связь посягательства именно с государственной или иной политической деятельностью потерпевшего <1>. В связи с этим, например, посягательство на жизнь общественного деятеля из числа представителей средств массовой информации или науки, совершенное в связи с их профессиональной (журналистской, научной) деятельностью, не образует признаков состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ. Характер деятельности потерпевшего является одним из основных признаков, позволяющих отграничивать анализируемое преступление от убийства, совершенного в связи с выполнением потерпевшим служебной деятельности или общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Государственная или общественная деятельность - более широкое по своему объему и содержанию понятие, нежели понятие служебной деятельности и общественного долга, и присуще только узкой группе лиц - государственным или общественным деятелям.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 апреля 2007 г. N 5-о07-35С // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 6.

По каждому делу данной категории необходимо выяснять, были ли действия потерпевшего, в связи с которыми осуществлено посягательство на его жизнь, законными. В случае установления факта незаконности действий государственного или общественного деятеля правоприменитель при наличии к тому оснований должен решить вопрос о квалификации содеянного виновным по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности <1>.

--------------------------------

<1> По аналогии с рекомендациями, содержавшимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 сентября 1991 г. N 3 "О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка".

С объективной стороны посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может быть выражено в убийстве или покушении на убийство; покушение на убийство образует оконченный состав посягательства на жизнь <1>. Преступление имеет усеченный состав и признается оконченным с момента начала действий, непосредственно направленных на лишение жизни государственного или общественного деятеля, независимо от наступившего результата <2>.

--------------------------------

<1> По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда по делу Угурчиева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 8.

<2> По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Казака и Куликова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 3. Правомерность такой конструкции состава подтверждена в Определении Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2003 г. N 72-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимирбулатова Салаудина Хасмагомадовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 57 и статьей 317 Уголовного кодекса Российской Федерации", в котором Суд указал, что с учетом особой опасности действий, направленных на лишение жизни сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и их близких, состав предусмотренного ст. 317 УК РФ преступления сформулирован законодателем таким образом, что для признания его оконченным достаточно совершения виновным лицом соответствующих действий и не требуется обязательного наступления такого общественно опасного последствия, как смерть указанных в ней лиц.

В силу этого причиненный в процессе посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля вред его здоровью (в ситуации, когда посягательство не привело к наступлению смерти) не требует дополнительной квалификации по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья: он полностью охватывается диспозицией ст. 277 УК РФ. Отсутствие фактического вреда здоровью государственного или общественного деятеля (например, в ситуации, когда виновный, совершая выстрел, промахнулся) не исключает квалификации содеянного при наличии иных требуемых законом признаков по ст. 277 УК РФ. Вместе с тем характер и объем реально наступивших последствий могут учитываться судом при назначении уголовного наказания.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может образовывать совокупность с иными преступлениями. Например, если посягательство совершается гражданином РФ по заданию иностранной разведки, содеянное может быть дополнительно квалифицировано как государственная измена; если посягательство на жизнь главы государства сопровождалось захватом власти - по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 278 УК РФ; если посягательство совершено путем взрыва и преследует, помимо прочего, цель оказания воздействия на принятие решения органами власти - по совокупности со ст. 205 УК РФ.

Субъективная сторона посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля характеризуется виной в виде прямого умысла. Субъект, совершая посягательство, всегда осознает общественную опасность лишения жизни государственного или общественного деятеля, предвидит наступление его смерти и желает этого <1>.

--------------------------------

<1> По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Садиева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 6.

Данное преступление не может быть совершено с косвенным умыслом, поскольку ст. 277 УК РФ в качестве обязательных признаков субъективной стороны состава преступления предусматривает специальную цель - прекращение деятельности потерпевшего или мотив - месть за указанную деятельность.

При квалификации посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля важно установить, что умысел виновного был направлен именно на лишение жизни потерпевшего. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"). Если будет установлено, что умысел виновного был направлен не на убийство потерпевшего, а на причинение вреда его здоровью, содеянное должно быть квалифицировано по соответствующим статьям закона об ответственности за преступления против здоровья личности.

В содержание умысла входит также осознание того, что совершаемое деяние направлено против именно государственного или общественного деятеля. Если лицо, имея умысел на лишение жизни частного лица, по ошибке причиняет смерть государственному или общественному деятелю, содеянное квалифицируется в соответствии с направленностью умысла как преступление против личности. В иной ситуации, когда, имея умысел на убийство государственного или общественного деятеля, виновный причиняет смерть частному лицу, содеянное должно квалифицироваться по правилам совокупности преступлений как преступления против безопасности государства и против личности.

Субъектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица, достигшие 14-летнего, но не достигшие 16-летнего возраста, в случае совершения анализируемого преступления несут ответственность по соответствующим статьям об ответственности за преступления против жизни и здоровья личности (ст. ст. 105, 111 УК РФ и др.). Если такие подростки действовали в соучастии с лицами, достигшими 16-летнего возраста, то квалификация их действий как преступления против личности не исключает ответственности иных соучастников по ст. 277 УК РФ.

Статья 278. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти

Комментарий к статье 278

Объектом насильственного захвата или насильственного удержания власти являются общественные отношения, гарантирующие суверенитет Российского государства и суверенитет государственной власти.

Диспозиция комментируемой статьи является бланкетной, что предполагает для уяснения признаков состава преступления обращение к Конституции РФ, которая закрепляет основы формирования и функционирования органов власти. Конституция РФ, в частности, устанавливает, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ст. 3). Государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10); ее осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ и суды РФ (ст. 11); органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст. 12). В силу федеративного характера Российского государства Конституция РФ предусматривает функционирование двух уровней власти: федерального и субъектов РФ (ст. ст. 5, 11). Конституция РФ фиксирует и исходные положения, определяющие порядок формирования органов государственной власти России (ст. ст. 81, 96, 111, 118 и др.).

Толкование конституционных предписаний применительно к рассматриваемой статье уголовного закона позволяет установить, что: 1) насильственный захват или насильственное удержание власти может либо иметь место в отношении какой-то одной ветви власти, либо носить широкомасштабный характер, направленный против всех субъектов власти; 2) преступление может быть совершено на различных уровнях осуществления власти: федеральном, региональном, муниципальном.

Статья 278 УК РФ предусматривает ответственность лишь за нарушение конституционных принципов и конституционного порядка формирования и осуществления власти в стране. В связи с этим действия, состоящие в нарушении частных правил формирования органов власти (нарушение порядка голосования, выдвижения или назначения кандидатур для занятия должностей в системе власти и т.п.), не затрагивающие принципиальных основ функционирования органов власти, не могут быть квалифицированы по ст. 278 УК РФ, но при наличии к тому оснований могут повлечь ответственность по иным статьям уголовного закона.

Объективная сторона преступления выражена активными действиями, направленными на захват власти, удержание власти или изменение конституционного строя. Состав преступления формальный; оно считается оконченным с момента выполнения указанных в диспозиции ст. 278 УК РФ действий независимо от наступления каких-либо общественно опасных последствий. Сами действия описаны законом альтернативно; для привлечения к ответственности достаточно выполнения хотя бы одного из них.

Захват власти означает попытку незаконного прихода к власти субъекта, которому эта власть не принадлежала. Он может выражаться в физическом устранении лиц, осуществляющих властные полномочия, их изоляции, самопровозглашении преступника на их месте, узурпации власти. Захват власти предполагает полное переподчинение себе виновным компетенции того или иного государственного органа власти в целом, незаконное завладение правом принимать решения и проводить через этот орган государственную политику. Присвоение полномочий конкретного должностного лица и совершение в связи с этим действий, причиняющих вред интересам граждан и организаций, квалифицируются согласно закону по ст. 288 УК РФ.

Удержание власти представляет собой попытку незаконного удержания власти лицом, которому ранее она принадлежала на законных основаниях. Лицо в этом случае продолжает исполнять свои государственно-властные полномочия после истечения их конституционного срока либо после принятия вышестоящим органом решения об отставке этого лица (роспуске коллегиального органа) и одновременно препятствует реализации полномочий законным органом власти.

Изменение конституционного строя заключается в противоправных попытках преобразовать систему экономических, политических, социальных, идеологических и иных отношений, закрепленных Конституцией РФ. Конституционный строй представляет собой систему социально-экономических и политико-правовых отношений, устанавливаемых Конституцией РФ и другими конституционно-правовыми актами; он всегда предполагает существование в государстве народного суверенитета, разделения властей, нерушимости и неотчуждаемости общепризнанных прав и свобод человека. Преступное изменение конституционного строя может осуществляться как лицами, захватившими или удерживающими власть, так и легитимно сформированными органами власти.

Для привлечения к ответственности по ст. 278 УК РФ достаточно совершения любого из указанных действий, при условии что оно: а) совершено в нарушение Конституции РФ; б) является насильственным.

Насильственный характер действий по захвату, удержанию власти или изменению конституционного строя может проявляться в причинении вреда здоровью отдельным лицам, лишении их жизни, угрозах причинения различного вреда, предъявлении ультиматумов, блокировании работы конституционных органов власти, изоляции депутатов, захвате зданий и т.д. В ситуациях, когда насилие выразилось в совершении конкретных преступлений (убийство, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, организация массовых беспорядков, террористический акт и др.), содеянное виновным подлежит квалификации по совокупности преступлений. Отсутствие признака насилия в осуществлении действий по захвату, удержанию власти или изменению конституционного строя исключает ответственность виновного по ст. 278 УК РФ.

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает общественную опасность совершаемых действий и преследует специальную цель - захватить, удержать власть неконституционным путем, насильственно изменить конституционный строй в государстве. Мотивы совершения преступления (политические, экономические, религиозные и др.) не влияют на квалификацию, но могут быть приняты во внимание судом при определении размера наказания.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 278 УК РФ, является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица, не достигшие указанного возраста, в случае участия в действиях по насильственному захвату, удержанию власти или изменению конституционного строя могут нести ответственность за иные преступления, признаки которых содержатся в фактически выполненных ими действиях. Субъект преступления общий.

К ответственности по ст. 278 УК РФ могут быть привлечены как организаторы, руководители захвата, удержания власти или изменения конституционного строя, так и "рядовые" участники преступления. Вместе с тем при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности некоторых "рядовых" участников преступления следует устанавливать отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяний (в частности, признаков исполнения приказа или распоряжения).

На преступление, предусмотренное ст. 278 УК РФ, распространяется действие поощрительной нормы, содержащейся в примечании к ст. 275 УК РФ (см. комментарий к ст. 275 УК РФ).

Статья 279. Вооруженный мятеж

Комментарий к статье 279

Объектом вооруженного мятежа выступают общественные отношения, гарантирующие суверенитет и территориальную целостность Российской Федерации.

Вооруженный мятеж представляет собой активную, насильственную, совершаемую с применением или угрозой применения оружия деятельность широкого круга лиц, направленную на свержение, изменение конституционного строя либо нарушение территориальной целостности Российской Федерации. Сама по себе эта деятельность может быть выражена в самопровозглашении отдельной территории РФ независимым государством, вооруженном захвате власти, применении репрессий в отношении должностных лиц законно образованных органов власти, неподчинении требованиям федеральных властей, вооруженном сопротивлении воинским контингентам, призванным восстановить конституционный правопорядок, и т.д.

Под вооруженностью следует понимать наличие у участников мятежа огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Использование участниками мятежа непригодного к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака их вооруженности. Мятеж признается вооруженным при наличии оружия хотя бы у одного из его участников и осведомленности об этом других лиц, участвующих в мятеже <1>. Признак вооруженности следует устанавливать и в случае, когда участники мятежа имеют при себе или используют оружие, оборот которого не регламентирован Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ "Об оружии" <2> и которое состоит на вооружении в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба <3>. Таковым, например, следует считать ядерное, биологическое, химическое оружие. В случае реального применения участниками мятежа оружия массового поражения, запрещенного международным договором РФ, содеянное образует совокупность с преступлением, предусмотренным ч. 2 ст. 356 УК РФ.

--------------------------------

<1> По аналогии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

<2> СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

<3> По аналогии с п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств".

Обязательным признаком мятежа следует считать его массовый характер. Это оценочный признак. Главное здесь не количество участников мятежа, а его масштабы, которые должны оцениваться исходя из всех конкретных обстоятельств дела: региональных факторов, ориентированности мятежа на определенную профессиональную или политическую принадлежность участников, характера связей между участниками и т.д.

От массового, в том числе и вооруженного, неповиновения законным требованиям власти мятеж отличается, во-первых, отсутствием определенного, конкретного требования или распоряжения, от исполнения которого уклоняется субъект; а во-вторых, своей направленностью на изменение конституционного строя в целом или на нарушение территориальной целостности Российской Федерации.

Объективная сторона преступления состоит из двух альтернативных действий - организации вооруженного мятежа или активного участия в нем. Состав преступления является формальным. Однако момент окончания преступления для организаторов и активных участников различен. Действия организаторов следует считать оконченными с момента, когда начался вооруженный мятеж; если действия, направленные на организацию вооруженного выступления, не привели к таковому, их целесообразно рассматривать как покушение на организацию вооруженного мятежа. Действия активных участников вооруженного мятежа следует признавать оконченными с момента их непосредственного совершения.

Организация вооруженного мятежа заключается в подборе и организации людей, склонных к совершению насильственных действий, агрессивных и желающих публично выражать свое "недовольство жизнью" или психически неуравновешенных лиц. Организаторы мятежа могут проводить работу по вооружению этих людей, подготовке предметов, которые могут быть использованы ими в качестве оружия, планируют развитие беспорядков, распределяют между собой роли при их проведении, готовят и обучают так называемых провокаторов и боевиков, воздействуют на настроения людей непосредственно на мероприятии, распространяя листовки с призывами к насильственным действиям, организуют выступления специально подготовленных ими ораторов. Непосредственно в процессе мятежа организаторы лично либо через своих доверенных лиц руководят действиями участников, координируют их для наиболее эффективного сопротивления правоохранительным органам, постоянно поддерживают у людей возбужденное и агрессивное настроение выдвижением новых лозунгов, сообщением сведений, вызывающих возмущение людей, и т.д.

Организационная деятельность, направленная к совершению мятежа, может состоять в создании экстремистской организации, преступного сообщества, банды, незаконного вооруженного формирования. Ввиду того что эти действия предусмотрены самостоятельными статьями УК РФ, ответственность за них должна наступать по правилам совокупности преступлений <1>.

--------------------------------

<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу А., К. и др. // Судебная практика по уголовным делам / Сост. Е.П. Кудрявцева, О.В. Науменко, С.А. Разумов. М., 2004. С. 72 - 73.

Среди организаторских действий отчетливо выделяются две группы: действия, совершаемые до начала мятежа (собственно организация), и действия, совершаемые в процессе мятежнических выступлений (руководство мятежом). И те и другие представляют высокую общественную опасность и квалифицируются по ст. 279 УК РФ.

Участие в мятеже предполагает совершение любых активных действий, кроме организаторских: подстрекательство к мятежу, пособничество ему, совершение непосредственных мятежнических действий (например, захват власти, применение насилия, сопротивление федеральным воинским контингентам и т.д.). Указание в законе на признак активности участия в совершении мятежа позволяет правоприменителю самостоятельно оценивать характер и степень опасности действий тех или иных лиц для решения вопроса о привлечении их к уголовной ответственности, служит критерием отграничения простого нахождения (пребывания) в толпе во время мятежа от собственно участия в нем. Указанный признак является оценочным.

Деятельность участников вооруженного мятежа с точки зрения уголовного закона подлежит следующей оценке: 1) если она отличалась активностью, то должна быть квалифицирована по ст. 279 УК РФ; 2) если активное участие в мятеже проявлялось в совершении каких-либо конкретных преступлений (убийств, грабежей, хранении оружия и т.д.), то наряду с квалификацией по ст. 279 УК РФ содеянное виновным подлежит самостоятельной оценке по соответствующим статьям УК РФ согласно правилам совокупности преступлений.

Субъективная сторона организации и активного участия в вооруженном мятеже характеризуется виной в форме умысла и специальной целью - свержением или насильственным изменением конституционного строя РФ либо нарушением территориальной целостности России.

Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект общий. Организаторы и участники мятежа, не достигшие указанного возраста, могут нести ответственность за фактически совершенные преступления, ответственность за которые наступает с 14 лет.

Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности

Комментарий к статье 280

В основе уголовно-правового запрета, содержащегося в ст. 280 УК РФ, лежат нормы международного права <1>. Объектом публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности выступают общественные отношения, гарантирующие суверенитет РФ и суверенитет государственной власти в Российской Федерации.

--------------------------------

<1> Согласно ст. 3 Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. государства-участники принимают все необходимые меры, чтобы экстремизм ни при каких обстоятельствах не подлежал оправданию по соображениям исключительно политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного аналогичного характера.

Статья устанавливает допустимое ограничение права на свободу слова, оправданное международными и конституционными предписаниями <1>.

--------------------------------

<1> Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. пользование правом на свободное выражение своего мнения может быть ограничено законом, когда оно является необходимым для уважения прав и репутации других лиц либо для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Понятие экстремистской деятельности раскрывается в ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (в ред. Закона от 25 декабря 2012 г.) <1>. Вместе с тем, учитывая, что данное понятие применяется исключительно для целей этого Закона, а также принимая во внимание особенности комментируемого состава преступления, для целей ст. 280 УК РФ требуется ограничительное толкование понятия экстремистской деятельности. Можно констатировать, что ст. 280 УК РФ предусматривает ответственность за:

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031.

а) публичные призывы к осуществлению некоторых конкретных преступлений, предусмотренных, в частности, ст. 136, ч. 2 ст. 141, ст. ст. 278, 279, 282 УК РФ;

б) публичные призывы к совершению любых иных преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) публичные призывы к общественно опасной деятельности, уголовно-правовое содержание которой конкретно не определено (воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти и избирательных комиссий, захват или присвоение властных полномочий);

г) публичные призывы к действиям, которые не являются преступными (демонстрирование нацистской символики, финансирование экстремистской деятельности, создание экстремистских материалов).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, заключается в активных действиях - публичных призывах. Состав преступления формальный; оно окончено с момента провозглашения призывов в какой-либо форме вне зависимости от наступивших последствий.

Призыв - это форма психического воздействия на сознание и волю людей с целью побудить их к совершению определенных действий. Целенаправленность позволяет отличить призывы от выражения личного мнения по государственным, политическим, национальным вопросам в семейных и дружеских беседах. Целью в данном случае выступает стремление объединить граждан, активизировать их волю и направить их поведение в русло конкретных проявлений экстремистской деятельности.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 28 июня 2011 г. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности", под публичными призывами следует понимать выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть Интернет) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности.

Обязательным признаком объективной стороны состава анализируемого преступления выступает обстановка: призывы должны быть выражены публично. Публичность характеризует внешнее окружение, в условиях которого совершаются призывы, и понимается как открытость, доступность, способность быть воспринимаемыми неопределенным кругом лиц. Публичность призывов состоит в том, что они осуществляются либо непосредственно в присутствии публики (зрителей, слушателей, очевидцев и т.п.), либо в такой форме или таким способом, что они становятся или могут стать известными многим людям (например, путем учинения на стенах надписей, рисунков, использования аудиовизуальных средств, звукоусилителей и др.). Количество присутствующих или воспринявших призывы не имеет решающего значения, главное здесь - открытость, гласность, обращенность призывов ко многим людям. С публичными призывами к другим лицам субъект может обратиться устно, письменно, с использованием различных изобразительных форм, наглядно-демонстрационным способом, с помощью технических средств. Как указал Пленум Верховного Суда РФ, вопрос о публичности призывов должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, размещение обращения в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть Интернет, например на сайтах, в блогах или на форумах, распространение обращений путем веерной рассылки электронных сообщений и т.п.).

Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности следует отграничивать от действий виновного, которые могут быть квалифицированы как подстрекательство к совершению каких-либо преступлений. Отличие заключается в том, что призывы не носят персонифицированного характера, они обращены к неопределенному кругу лиц: тем или иным группам населения (молодежи, представителям какой-либо профессии, социального слоя, национальности, конфессии и т.п.); участникам различных мероприятий (зрителям, слушателям, избирателям, делегатам, демонстрантам и т.д.); членам организаций, работникам предприятий, учреждений, военнослужащим и др., тогда как для подстрекателя субъективно важен факт участия конкретных лиц в совершении конкретного преступления.

Статьей 280 УК РФ предусмотрена ответственность лишь за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Публичное распространение информации, в которой обосновывается необходимость совершения противоправных действий в отношении лиц по признаку расы, национальности, религиозной принадлежности и т.д., либо информации, оправдывающей такую деятельность, следует квалифицировать по ст. 282 УК РФ при наличии иных признаков этого состава преступления.

Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности в силу предписаний ч. 3 ст. 17 УК РФ подлежат квалификации не по ст. 280 УК РФ, а в зависимости от обстоятельств дела по ч. 1 или ч. 2 ст. 205.2 УК РФ.

Субъективная сторона публичных призывов характеризуется виной в форме умысла. Призывая к осуществлению экстремистской деятельности, субъект всегда осознает общественную опасность своих действий. Мотивы и цели такой деятельности могут быть различными (националистические, корыстные, хулиганские и т.д.) и не влияют на квалификацию, но учитываются при индивидуализации уголовного наказания.

Субъект публичных призывов общий - физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующим признаком публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности закон (ч. 2 ст. 280 УК РФ) предусмотрел использование средств массовой информации (см. комментарий к ст. 129 УК РФ).

Статья 280.1. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации

Комментарий к статье 280.1

В основе уголовно-правового запрета, содержащегося в ст. 280.1 УК РФ, лежат нормы международного права <1>. Объектом публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, выступают общественные отношения, гарантирующие целостность территории Российской Федерации.

--------------------------------

<1> См.: Комментарий к ст. 280 УК РФ.

Данная норма, так же как и ст. 280 УК РФ, устанавливает допустимое ограничение права на свободу слова, оправданное международными и конституционными предписаниями <1>.

--------------------------------

<1> Там же.

Понятие экстремистской деятельности, как отмечалось выше, раскрывается в ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" <1>. Где к указанной деятельности относится, в том числе, и деятельность, направленная на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 280.1 УК РФ, заключается в активных действиях - публичных призывах. Состав преступления формальный; оно окончено с момента провозглашения призывов в какой-либо форме вне зависимости от наступивших последствий (подробнее о понятии призыва, публичности, отграничении от других составов преступлений см. комментарий к ст. 280 УК РФ).

Субъективная сторона публичных призывов характеризуется виной в форме умысла. Призывая к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, субъект всегда осознает общественную опасность своих действий и желает их совершить. Мотивы и цели такой деятельности могут быть различными (националистические, корыстные, хулиганские и т.д.) и не влияют на квалификацию, но учитываются при индивидуализации уголовного наказания.

Субъект публичных призывов общий - физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицирующим признаком публичных призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, закон (ч. 2 ст. 280.1 УК РФ) предусмотрел использование средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет), - см. комментарий к ст. 129 УК РФ.

Статья 281. Диверсия

Комментарий к статье 281

Объектом диверсии выступают отношения, складывающиеся в процессе обеспечения экономической безопасности Российского государства. Государственная стратегия экономической безопасности России, утвержденная Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 г. N 608, определяет экономическую безопасность России как состояние защищенности экономических интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, основанное на независимости, эффективности и конкурентоспособности экономики страны. Диверсия посягает на общественные отношения, обеспечивающие безопасность в первую очередь государственных, экономических интересов от внутренних и внешних угроз, с которыми напрямую связано состояние обороноспособности страны.

Предметом анализируемого преступления выступают: предприятия, сооружения, объекты транспортной инфраструктуры и транспортные средства, средства связи, объекты жизнеобеспечения населения. Основное требование к указанным объектам состоит в их важном экономическом и оборонном значении.

Предприятие в соответствии со ст. 132 ГК РФ (Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ) <1> представляет собой имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. К предприятиям относятся заводы, фабрики, электростанции и другие промышленные или сельскохозяйственные объекты. Исходя из общей логики ст. 281 УК РФ, предметом диверсии могут быть государственные или муниципальные унитарные предприятия, а также иные юридические лица, на которых размещен государственный оборонный заказ. Согласно Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 275-ФЗ "О государственном оборонном заказе" такой заказ представляет собой установленные нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации задания на поставки товаров, выпол


Сейчас читают про: