double arrow

IV. Реставрация как средство воспитания художника

4

Отдел реставрации ГНУ НИМ РАХ был образован в 1948 г., он состоит из 3 секций: реставрации станковой масляной живописи, графических произведений (как печатные техники, так и оригинальные), декоративно-прикладного искусства. Музей обладает уникальным собранием пробковых, а также деревянных моделей, таких, как Смольный монастырь, Исаакиевский собор, Александро-Невская лавра и многие другие.

Его специалистами проводятся уникальные реставрационные работы. В качестве примера последнего времени можно привести восстановление редчайших картин эпохи Возрождения: «Святое семейство» и «Вознесение Мадонны» кисти Андреа дель Сарто и «Психею» – копию работы учеников Рафаэля.

Ни один памятник искусства не может сохраниться в первозданном виде, прожив 100, 200 и уж тем более 1000 лет. Есть два вида разрушения: естественное старение материалов, воздействие температурно-влажностного режима или форс-мажорные обстоятельства, связанные с землетрясениями, наводнениями, войнами. Часто памятники погибали совсем, подвергались частичному разрушению. Задача восстановления всегда решается индивидуально: идет всестороннее рассмотрение, проводится цикл научно-технических исследований и только после этого определяется объем предстоящей работы. Если потери авторского произведения составляют до 40%, то речь идет о реставрации, свыше – о реконструкции.




Реставрационная служба Академии придерживается ставшего общим принципа: консервирования сохранившейся части памятника и воссоздания утраченного. При этом часто приходится считаться с предыдущими вмешательствами, ведь многие произведения проходили если не профессиональную реставрацию, то многочисленные правки, чинки, переделки и т.п. поэтому, прежде чем удалять поздние реставрационные вмешательства, реставратор должен внимательно изучить и разобраться в произведении; сегодня есть достаточно аппаратуры, которая помогает специалистам. Результатом коллегиального рассмотрения и анализа становится программа технической и живописной реставрации, которая утверждается Реставрационным советом, и только после этого начинается работа.

На конечный результат больше всего влияет «человеческий фактор» – степень учета указаний Реставрационного совета, профессиональное чутье реставратора, его художественный вкус, чувство меры и такта. Поэтому художник-реставратор должен хорошо чувствовать произведение и, внося коррективы, никогда не нарушать главного принципа: не навредить. До недавнего времени художники-реставраторы, получившие специальное образование, проходили Государственную аттестацию, им присваивалась соответствующая категория (от III до высшей). К сожалению, в 2002 г. комиссия в Москве была упразднена, а взамен не было создано ничего. Поэтому нынешние выпускники и реставраторы не имеют права работать самостоятельно, и допускаются только под руководством специалиста, имеющего I или высшую категорию. Между тем это вопрос государственный, и найти свое решение он должен на государственном уровне. Нельзя все переводить на рыночные отношения, допускающие выдачу лицензий малоквалифицированным специалистам, объявление тендеров и т.д. Если мы хотим сохранить на должном уровне наше культурное наследие, необходимо хорошо взвешивать каждый шаг, проводить тщательную экспертизу каждого законопроекта, регулирующего охрану и реставрацию памятников.



Специфика реставрационной службы Академии художеств заключается в том, что в ее работе обязаны сочетаться задачи сохранения художественного наследия с целями педагогики, общие принципы восстановления произведений искусства — с трудом воспитания будущих мастеров. Профессиональное же становление и развитие этого контингента немыслимо как без знакомства с творческим наследием, оставленным их великими предшественниками, так и без овладения художественными принципами, стилистическими особенностями, наконец, идейными и эстетическими предпочтениями разных эпох. Словом, без освоения всего того, что составляет «дух» ушедших веков. Но овладение художественным наследием — лишь одна сторона педагогического процесса, а следовательно, и отношения к реставрации.



По Ю.Г. Боброву, существо последней выражают три ее Великие Идеи: восстановление произведения в его первоначальном виде; сохранение объекта в максимально возможной неприкосновенности; выявление и согласование художественных и исторических ценностей объекта.[12] Все они утверждают неразрывную связь настоящего и прошлого. Однако связь того и другого, в свою очередь, требует глубокого осмысления. Уже хотя бы потому, что их единство немыслимо без отношения к будущему.

Один из крупнейших знатоков великого искусства реставрации самого духа ушедших времен, нидерландский историк Й.Хейзинга (1872—1942), в давно уже ставшей классикой «Осени Средневековья» писал: «Возникновение нового — не этого ли наш дух более всего ищет в минувшем! Нам хочется знать, как зародились и расцвели те новые идеи и формы жизненного уклада, сияние которых впоследствии достигло своего полного блеска. Иными словами, мы рассматриваем некий период времени прежде всего как скрытое обещание того, что исполнится в будущем».[13]

Недопустимо видеть в истекшем «политику, опрокинутую в прошлое»,[14] хотя по-прежнему именно такой взгляд господствует в политизированном сознании социума. Разумеется, можно согласиться с Оруэллом в том, что контролирующий прошлое контролирует будущее, но эта истина не для искусства. Подлинное творчество художника — это прежде всего свобода. При этом важно подчеркнуть — свобода не только для самого себя, но и для других, ибо художник состоятелен лишь в том случае, если его эгоцентризм выражает общий для всех идеал. В свою очередь, любой идеал — это всегда прикосновение к какой-то высшей, стоящей над политическими устремлениями, истине. То есть к началу, семантически объединяющемуся и с правом, и со справедливостью, и с правдой, и с праведностью.

Однако и здесь было бы ошибочным замыкаться в ограниченности настоящего и видеть оправдание прошлого одним только будущим. Эмоциональный строй ни одного из поколений, включая и наше, никогда не мирился с тем, что обещало и продолжает обещать вознаграждение лишь идущим на смену. Отсюда неслучайно вера как особая форма познания противостоит науке, в частности, и в этом принципиально важном для всей системы ценностей — и прежде всего для человеческой нравственности — пункте. Художник не служит «злобе дня», и если так, то его деятельность не может ограничиваться сиюминутным даже в том случае, когда запечатлевается исчезающее мгновение. Подлинный идеал един не только для его современников, не только для тех, кто будет поклоняться ему в грядущем, но и для всех, кто когда-то начинал восхождение к нему. Отсюда следует, что ни без прозрения будущего, ни без преемственности ретроспективы художественных откровений в нем нет ни полноты, ни подлинного совершенства. А значит, исключая любое проявление духовного и нравственного сектантства (пусть даже в форме «самых истинных» веро- и науко-учений) художник обязан мыслить категориями всеобщего, в котором смыкается вся цепь времен. Только это может сделать его мастером, только в этом случае перед может открыться возможность творить душу своего народа.

А значит, и миссия реставрации состоит не только в том, чтобы восстанавливать и хранить эту связь, тождество человека с самим собой, но и воспитывать в нем бережное отношение к прошлому, ибо без этого невозможен никакой прогресс, никакая история. Словом, реставратор — хранитель не только прошлого. А может быть, и не столько прошлого, сколько охранитель будущего.

ЛИТЕРАТУРА:

Адорно В. Теодор. Эстетическая теория. М.: Республика, 2001.

Аристотель. Поэтика. В кн. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. Минск: Литература, 1998.

Бахтин М. М., Вопросы литературы и эстетики, 1975.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. Изд. 2-е, М., 1986.

Бобров Ю.Г. Теория реставрации памятников искусства: закономерности и противоречия. М.: Эдсмит, 2004.

Венецианская хартия. Международная хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест. Венеция, 1964

Лелеков Л.А. Теоретические проблемы современной реставрационной науки. Художественное наследие (сборник научных трудов. Внеочередной выпуск). МК СССР, ВНИИР, М., 1989.

Михайловский Е.В. Реставрация памятников архитектуры. Развитие теоретических концепций. М.: Стройиздат, 1971.

Мостепаненко А.М. Проблема существования и реальности в физическом познании. В кн. Теория познания и современная физика. М., 1984.

Платон. Государство. В кн. Платон. Филеб. Государство. Тимей. Критий. Серия «Классическая философская мысль» Научно-исследовательское издание. М.: Мысль, 1999.

Покровский М. Н. Общественные науки в СССР за десять лет. Доклад на конференции марксистско-ленинских учреждений 22 марта 1928 г. / Вестник Коммунистической академии. Книга XXVI (2), М., 1928

Попов Ю. Романтизм и философия//Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967

Хейзинга Йохан. Осень средневековья. М. 1988


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Аристотель. Поэтика, IV.

[2] Платон. Государство. X, 606.

[3] Попов Ю. Романтизм и философия//Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967. С. 524.

[4] См. Мостепаненко А.М. Проблема существования и реальности в физическом познании. В кн. Теория познания и современная физика. М., 1984, с. 182-197.

[5] Бахтин М. М., Вопросы литературы и эстетики, 1975, с. 46, 47.

[6] Балтийское информационное агентство. 03.07. 2007.

[7] Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. Изд. 2-е, М., 1986, с. 389 (прим.) http://psylib.org.ua/books/_bahtm01.htm#11

[8] Цит. по Михайловский Е.В. Реставрация памятников архитектуры. Развитие теоретических концепций. М.: Стройиздат, 1971, с. 54.

[9] Венецианская хартия. Международная хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест. Венеция, 1964. Ст. 9.

[10] Венецианская хартия. Ст. 9.

[11] Лелеков Л.А. Теоретические проблемы современной реставрационной науки. Художественное наследие (сборник научных трудов. Внеочередной выпуск), МК СССР, ВНИИР, Москва 1989. http://www.art-con.ru/node/1682

[12] Бобров Ю.Г. Теория реставрации памятников искусства: закономерности и противоречия. М.: Эдсмит, 2004.

[13] Хейзинга Йохан. Осень средневековья. М. 1988, с. 5.

[14] Покровский М. Н. Общественные науки в СССР за десять лет. Доклад на конференции марксистско-ленинских учреждений 22 марта 1928 г. Вестник Коммунистической академии. Книга XXVI (2). М., 1928.



4




Сейчас читают про: