double arrow

Иммиграционный потенциал наречий

Одним из активных путей пополнения наречной лексики является адвербиализация – переход слов из других частей речи в наречия ( от латин. adverbum – наречие).

1. Активно переходят в наречия имена существительныев творительном падеже: босиком, молчком, мельком, нагишом, огулом, опрометью, пешком, бегом, верхом, кругом, ползком, прямиком, ничком, ощупью, порой, украдкой, урывками, временами, тайком, гуськом, зимой, весной, осенью, летом, вечером, утром, днём, шёпотом и др., например: Федор шёл пешком к своему общежитию (Тендряков). Он даже почувствовал ещё не ушедший ночной холодок камней на утреннем пляже, по которому она прошла босиком (Ю.Б.). Порой можно было подумать, что он с целью разбрасывал вокруг себя неудобное для общего согласия остроколющее железо, способное ранить, вызывать сопротивление, обиду, злословие (Ю.Б.). Днём его кормили сердобольные турки на набережной (К.П.). Зимой он читал лекции (Д.Гр.). … она смотрела на него взглядом беспомощного ребенка и повторяла почти шёпотом( Ю.Б.). По вокзалу и по платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто (И.Б.).

Особая склонность творительного падежа к адвербиализации объясняется тем, что ему свойственны качественно-обстоятельственные оттенки значений, указывающие на время, место, способ и образ действия.

Кроме творительного падежа в единичных случаях в качестве исходных форм выступают: а) именительный падеж существительного, имеющего яркую эмоциональную окраску: страсть, жуть, малость и под.: И хотя Николай Никитич и говаривал, что Шишкин малостьскучноват, но при долгом рассмотрении эти картины все же действовали (К.П.); б) винительный падеж количества: капельку, чуточку, крошечку: В дороге я чуточкуустал: в) родительный падеж имени существительного дома: Дома он отдыхал от суеты и многолюдья.




2. Процессу адвербиализации подвергаются деепричастия. Деепричастия – гибридные слова, совмещающие в разных пропорциях некоторые свойства глаголов и наречий. Логично предположить, что при определённых условиях, когда ослабевают глагольные свойства контаминанта, появляется возможность реализовать наречные свойства, перейти в эту часть речи. Адвербиализуются деепричастия молча, нехотя, сидя, припеваючи, играючи, крадучись, шутя, зря, погодя и др.; например: Они ломали лед сосредоточенно и молча (К.П.). Немного погодя она сказала снисходительно: «Вы чудак, честное слово» (В.Аст.). – И мы с тобой, – подтвердил Тарутин нехотя (Ю.Б.).



На современном этапе развития языка зарегистрированы случаи: а) одновременного функционирования исходной формы и трансформанта; иногда при этом происходит акцентологическое смещение, ср.: молчá – деепричастие (исходная форма) – мóлча – наречие (трансформант); б) функционирование новой модели (трансформанта), когда исходное слово полностью вышло из употребления.

Специфика наречия как части речи проявляется, в частности, в том, что переход слова из любой части речи в наречие выражается прежде всего в приобретении обстоятельственной синтаксической функции и утрате свойств изменяться по падежам, родам, числам, видам и т. д.

Некоторые лингвисты считают возможной адвербиализацию числительных в беспредложных косвенных падежах. Речь идет о словах типа пятью, семью и под. «В отличие от обычных числительных в творительном падеже эти наречия имеют ударение на первом слоге» [Лукин М.Ф. Морфология современного русского языка. – М: Просвещение, 1973. – С. 72.]. Такая точка зрения, на наш взгляд, недостаточно аргументирована. Как известно, основной причиной адвербиализации является употребление исходной части речи в роли обстоятельства, а в данном случае мы имеем дело с фразеологизацией, «затуманивающей» частеречную принадлежность слова.

Таким образом, иммиграционный потенциал наречий складывается из трансформантов, исходной формой которых являются имена существительные и деепричастия.






Сейчас читают про: