double arrow

Образы Коробочки и Ноздрева в поэме Гоголя «Мертвые души».


Образ помещицы Коробочки в поэме «Мертвые души»
Третья глава поэмы посвящена образу Коробочки, которую Гоголь относит к числу тех "небольших помещиц, которые жалуются на неурожаи, убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонки в пестрядевые мешочки, размещённые по ящикам комода !" (или М.с Коробочкой являются в некотором роде антиподами:маниловская пошлость скрывается за высокими фазами, за рассуждениями о благе Родины, а у Коробочки духовная скудность предстаёт в своём естественном виде.Коробочка не претендует на высокую культуру: во всём её облике подчёркивается весьма незатейливая простота. Это подчёркнуто Гоголем во внешности героини: он указывает на её затрёпанный и мало привлекательный вид. Эта простота обнаруживает себя в отношениях с людьми.Главная цель её жизни - упрочнение своего богатства, беспрестанное накопительство. Чичиков неслучайно видит веё поместье следы умелого хозяйствования. Эта хоз-сть обнаруживает её внутреннее ничтожество. У неё, кроме желания преобрести и извлечь пользу нет чувств. Подтверждением является ситуация с "мёртвыми душамит". Коробочка торгует крестьянами с такой деловитостью, с какой продаёт другие преметы своего хоз-ва. Для неё нет разницы между одушевлённым и неоудушевлённым существом. В предложении Чичикова её пугает только одно: перспектива что-то пропустить, не взять того, что можно выручить за "мёртвые души".Коробочка не собирается уступать их Чичикову по дешевке. Гоголь наградил её эпитетом "дубиноголовая".)Эти деньжонки получаются от продажи самых разнообразных продуктов нат. хоз-ва. Коробочка поняла выгоду торговли и после долгих уговоров соглашается продать такой необычный товар, как мёртвые души.
Образ накопительницы Коробочки лишен уже тех “привлекательных” черт, которые отличают Манилова. И снова перед нами тип — “одна из тех матушек, небольших помещиц, которые... набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов”. Интересы Коробочки всецело сконцентрированы на хозяйстве. “Крепколобая” и “дубинноголовая” Настасья Петровна боится продешевить, продавая Чичикову мертвые души. Любопытна “немая сцена”, которая возникает в этой главе. Аналогичные сцены находим почти во всех главах, показывающих заключение сделки Чичикова с очередным помещиком. Это особый художественный прием, своеобразная временная остановка действия: она позволяет с особой выпуклостью показать духовную пустоту Павла Ивановича и его собеседников. В финале третьей главы Гоголь говорит о типичности образа Коробочки, незначительности разницы между ней и иной аристократической дамой.
Помещица Коробочка бережлива, “набирает понемногу деньжонок”, живет замкнуто в своем поместье, как в коробочке, и ее домовитость со временем перерастает в скопидомство. Ограниченность и тупоумие довершают характер “дубиноголовой” помещицы, относящейся с недоверием ко всему новому в жизни. Качества, присущие Коробочке, типичны не только в среде провинциального дворянства.
Она владеет натуральным хозяйством и торгует всем, что в нем имеется: салом, птичьим пером, крепостными крестьянами. В ее доме все устроено по старинке. Она аккуратно хранит свои вещи и копит деньги, складывая их в мешочки. Все у нее идет в дело. В этой же главе автор большое внимание уделяет поведению Чичикова, акцентируя внимание на том, что Чичиков с Коробочкой ведет себя проще, развязнее, чем с Маниловым. Это явление типично для русской действительности, и, доказывая это, автор дает лирическое отступление о превращении Прометея в муху. Натура Коробочки особенно ярко раскрывается в сцене купли-продажи. Очень боится она продешевить и даже делает предположение, которого сама пугается: "вдруг мертвые и самой ей в хозяйстве пригодятся?", И снова автор подчеркивает типичность этого образа: " Иной и почтенный, и государственный даже человек, а на деле выходит совершенная Коробочка". Оказывается, тупость Коробочки, ее "дубинноголовость" не такое уж редкое явление.






Ноздрев– третий помещик, у которого Чичиков пытается купить мертвые души. Это молодцеватый 35-летний «говорун, кутила, лихач». Н. непрерывно врет, задирает всех без разбору; он очень азартен, готов «нагадить» лучшему другу без какой-либо цели. Все поведение Н. объясняется его главенствующим качеством: «юркостью и бойкостью характера», т.е. безудержностью, граничащим с беспамятством. Н. ничего не задумывает и не планирует; он просто ни в чем не знает меры. На пути к Собакевичу, в трактире, Н. перехватывает Чичикова и везет к себе в имение. Там он насмерть ссорится с Чичиковым: тот не согласен играть в карты на мертвых душ, а также не хочет купить жеребца «арабских кровей» и получить души в придачу. Наутро, забыв обо всех обидах, Н. уговаривает Чичикова сыграть с ним в шашки на мертвые души. Уличенный в жульничестве, Н. приказывает избить Чичикова, и только появление капитан-исправника успокаивает его. Именно Н. едва не погубит Чичикова. Столкнувшись с ним на балу, Н. кричит во всеуслышание: «он торгует мертвыми душами!», чем порождает массу самых невероятных слухов. Когда же чиновники призывают Н., чтобы разобраться во всем, герой подтверждает все слухи сразу, не смущаясь их противоречивостью. Позже он приезжает к Чичикову и сам рассказывает обо всех этих слухах. Моментально забыв о нанесенной им обиде, он искренно предлагает помочь Чичикову увезти губернаторскую дочку. Домашняя обстановка в полной мере отражает сумбурный характер Н. Дома у него все бестолково: посередине столовой стоят козлы, в кабинете нет книг и бумаг и т. д. Можно сказать, что безграничная ложь Н. – это оборотная сторона русской удали, которой Н. наделен в избытке. Н. не до конца пуст, просто его безудержная энергия не находит себе должного применения. С Н. в поэме начинается череда героев, сохранивших в себе что-то живое. Поэтому в «иерархии» героев он занимает сравнительно высокое – третье – место.









Сейчас читают про: