double arrow

БИТВА ДЕРЕВЬЕВ



Древняя валлийская поэма о Битве Деревьев (Cad Goddou), традиционно приписываемая Талесину, содержится в Книге Талесина, дошедшей до нас в списке середины текущего столетия, хотя многие тексты Книги действительно могут быть датированы VI — VII веками (время жизни Талесина).

Валлийские «Триады Острова Британии» упоминают Битву Деревьев как одну из трёх величайших битв, вызванных незначительнейшими причинами. Причиной Кад Годдо, согласно некоторым источникам, была самка благородного оленя, которую привёл из Аннуна маг Амаэтон ап Дон, брат упомянутого в поэме мага Гвидиона. Однако собственно Битве посвящена лишь часть поэмы. Помимо этого поэма содержит значительное количество заклинательных формул и магических указаний, благодаря чему и представляет огромный интерес.

Данный русский перевод текста поэмы, а также комментарии к нему принадлежат автору этой книги. Нами были использованы два независимых английских перевода, опубликованных леди Гэст в составе её издания Мабиногиона (The Mabinogion. Tr. by Lady Sh. Guest. London, 1906) и П.Фордом в сборнике средневековых валлийских текстов (The Mabinogi and other Medieval Welsh Tales. Tr. by P.K.Ford. Berkley, Los Angeles, London, 1977), а также некоторые соображения P.Грэйвса (R. Graves. The White Goddess. London, 1961.). Оригинальный валлийский текст можно видеть, например, в издании Дж. Гвеногврина Эванса (The Book of Taliesin. Ed. by J. Gwenogvryn Evans. Llanbedrog, 1910).




Для удобства читателя текст был искусственно разделён нами на смысловые части, из которых только вторая посвящена собственно Битве Деревьев. Пропуски в тексте соответствуют местам, перевод или (чаще) понимание которых затруднено.

Я был многим, прежде чем стал собой:

Я был узким волшебным мечом — я верю, так было;

Я был в воздухе каплей дождя и лучами звезды;

Я был словом ответа, я был книгой начал;

Я был тем, кто светит, — год и ещё половину;

Я был мостом над устьями трижды двадцати рек;

Я был орлом в пути, был в океане челном[165];

Я был пеной над пивом, я был каплей в дожде;

Я был сталью в руке, был щитом в бою;

Я был струной заколдованной арфы [...] в пене воды;

Я был искрами в пламени, был дровами в костре.

И я не был тем, кто молчал, я пел с тех пор, как был мал;

Я пел в войске древесных ветвей, пред британским вождём;

Я бил резвых коней, я крушил корабли;

Я бил страшного зверя в чешуях, о ста головах,

С лютой битвой под основанием языка

И другой битвой позади головы;



Я бил чёрную жабу — сто когтей на ней;

И волшебную, с гребнем, змею — сто душ страдают под шкурой её.

Я был в Каэр Невенир[166], где нападали трава и деревья,

Где пели поэты, и воины мчались вперёд,

Где Гвидион[167] поднимал свой жезл волшебства,

Где взывал он к Господу, и взывал к Христу,

Чтобы Тот, кто создал его, охранил его.

Тогда ответил Господь в словах и в земле:

«Создай себе войско из стойких деревьев,

И закрой Пеблиг от грядущей войны».

И когда совершил он чары, во имя нашей надежды,

И срубили деревья...[168]

И три вождя вступили в битву тягостных дней.

……………………………………………..

......................................................................[169]

................. кровь людей поднялась нам до бёдер.

……………………………………………..

……………………………………………..

……………………………………………..[170]

Ольшаник — лучший в строю — начал атаку;

Рябина и ива держались в хвосте;

Терновник был жаден до боя;

Могучий кизил — дерущийся князь;

Розовый куст в битве с толпою яростен был;

Малина...................................................

Длл сбережения жизни ................ и жимолость;

И плющ прекрасен, и дрок ужасен;

Над ворогом вишня смеялась; и шла позади берёза с высоким умом —

Не по трусости, но потому, что была велика;

........ чужеземцы над чужою водой ..........

Сосна — впереди, правитель в сраженьи;

Ясень трудился, монархам служа;

И вяз в своей ярости сдвинуться с места не мог:

И прямо ударил бы, сбоку и сзади;

Орешник — судья, плоды его — дар твой[171];

Бирючина рада — бык битвы, князь мира;

............................................. ель бушевала;

Падуб размахивал зеленью, и он был в сраженьи;

Прекрасный боярышник сеял раненья;

Лоза рвалась в бой, нападая;

Папор крушил; ракитник толпу

Плугом косил; дрок невезуч,

Но ярость в руке его; прекрасен дерущийся вереск;

Был .................................. гонитель людей;

Мощен и яростен дуб, дрожали пред ним небеса и земля;

..... лютый враг воинов, имя его — на дощечках[172];

................................... сеял ужас в сраженьи;

Он ................ противостоял другим из дыры.

Груша теснила на бранном поле.

Каштан, князя елей позор.

Тьма черна; вздрогнут горы; очистится горн;

Но великая волна грядёт прежде того;

И когда будет услышан крик —

Верхушки берёз выпускают новые листья — Сила незыблема;

Верхушки дуба ........ для нас от Гвархана Маэлдэру,[173]

Смеющегося со склона холма, господина ...................

Не был рождён я отцом и матерью;

Вот девять частей, из коих я создан, как при Твореньи:

Из плодов фруктов, из плодов Бога — вначале;

Из примул и цветов, что растут на холмах; из лесных и древесных цветов;

Из основы Земли был я создан;

Из крапивы цветков; и из вод девятой волны.

Колдовал меня Мат[174], прежде чем стал я ...

Гвидион колдовал меня — великая магия из посоха чар;

От Эйрвиса и Эйрона, от Эйрона и Модрона;

От пяти полусотен магов и мастеров, могучих, как Мат, был я рождён,

Господь меня создал, когда был он в огне;

Маг Магов создал меня прежде творенья Земли;

Когда я явился ................ просторы мира.

Огненный бард! Обычай велик; я спеть могу всё, что язык изречёт.

Я был на рассвете, я спал в багрянце;

Я был в обороне с Диланом Мором[175];

В мантии среди королей;

В двух крепких копьях, что вышли с небес;

В Аннуне будут точить их, в битве, для коей грянут они;

Четырежды двадцать песен постиг я [по воле их]

В стремленьях они ни древней, ни моложе меня.

………………………………………………

В волшебном мече, благородная кровь во мне:

От Владыки из его укрытия,

От броска, которым был воин убит.

Народы были сделаны, переделаны и сделаны снова[176].

Я знаю Свет, чьё имя сверкает, и множество правящих Светов,

В вышине над бездной испускают они лучи огня.

Я был волшебной змеёй на холме, был гадюкой в пруду;

Я был звёздным лучом; я был копьём;

Я приготовлю мой кубок и мантию[177];

Четырежды двадцать дымов, нежданно явится каждый;

Пятижды полсотни рабынь — цена моего ножа;

Шесть коричневых лошадей — лучше стократ;

Быстр, как чайка, мой бледно-жёлтый конь;

И сам я не слаб между морем и брегом[178];

Сто воинов на поле крови — тому я причиной[179].

Чешуйчат и красен мой щит, злато в его кольце[180];

В Адви не рождён ещё воин, что повергнет меня,

Кроме Горонви из Доли Эдрыви[181].

Длинны и белы мои пальцы, долго не был я пастухом.

Я жил, как воин, пока не стал человеком букв;

Я бродил, я кружил, я спал на ста островах, я жил в ста крепостях.

Друиды, в мудрости, пророчили Артуру[182];

То, что раньше, — они постигают, что было раньше;

И был Потоп,

И распятье Христа, и затем Страшный Суд.

Золотистый, золотошкурый[183], я украшу себя сокровищами;

И пребуду в славе пророчеством Девы.



Сейчас читают про: