double arrow

Выступление И.В. Ермаковой


Доктор биологических наук, международный независимый научный эксперт по биологической безопасности

Вы знаете, существующая ситуация мне кажется настолько тяжёлой. Вчера, буквально, была передача по центральному телевидению, что наши новобранцы не доезжают до части. Вы знаете, их убивают, и органы, которые из них извлекают, продают. И это уже седьмой случай, и ничего не делается. Причём всё это происходит в открытую. Вы знаете, что сейчас собираются ввести Ювенальную Юстицию, что детей могут отнимать только за то, что вы поставили их в угол. Или образование платное. Это криминал сплошной, то есть дети не будут получать образование среднее, и они прямиком пойдут в криминальные структуры. И сколько мы можем терпеть?

Я лично столкнулась с другой проблемой, тоже очень тяжёлой. Это Генетически Модифицированные Продукты (ГМП). Когда я стала заниматься этим, я думала вообще не о геноциде, не о заговоре, я вообще занималась биологией, экологией. И мне даже в голову не могло прийти то, с чем я столкнулась. Прошло пять лет, и я уже с экрана телевидения кричу о преступлении против народа, о геноциде. Вот до чего довела меня эта тема. Потому что это происходило с элементарной, прозрачной темой, когда мы не могли достучаться ни до кого. Сегодня я вам об этом расскажу и покажу презентацию.




Единственное, я могу сказать, что когда мы начинали, то стали требовать, хотя бы, организовать научный центр по проверке продуктов содержащих ГМО. Второй нашей просьбой было — усилить контроль за продуктами. Получилось всё ровно наоборот. Все наши исследования закрыли, никакого научного центра не организовали, и всем фактически запретили проверять влияние трансгенных продуктов на животных. Что касается контроля за продуктами, вы все прекрасно знаете: отменили сертификацию продуктов, то есть вообще никакого контроля нет. Теперь производитель может просто сам написать, какая у него продукция.

Я разговаривала с одним человеком, который производил семена. Он сказал: «Да ничего не буду проверять, естественно. Столько денег буду тратить на проверку». И естественно, продаёт так, как есть. Кто будет контролировать? Все общественные организации, которые пытались проверять — их тоже прикрыли.

Что происходит у нас в стране?! Это прямой геноцид!

Сейчас я вам расскажу о том, с чем я столкнулась, и какую информацию я всё-таки нашла в течение 6-ти лет, пока я занимаюсь этой проблемой. А когда я начинала, то в течение 2-х недель писала статью о ГМО, и у меня была такая установка, что всё нормально, поскольку мы это едим — значит всё проверено. Вот уже прошло 6 лет, и я понимаю, что это – война, что война не только у нас в стране, это война во многих странах мира.



Кто-то пытается уничтожить население страны! Нашей страны и других стран!

Потому что ситуация очень тяжёлая во многих странах мира, и иногда возникает ощущение, что может здесь какая-то другая цивилизация? Простите за эти слова, потому что я больше никак не могу объяснить то, что происходит сейчас вокруг нас. Однако, бесспорно то, что нас внутри страны продают «с потрохами» свои же, я не буду их называть. К сожалению, это абсолютно точно, потому что, куда я только ни обращалась, ГМО оказался как тест на патриотизм, на желание действительно что-то сделать для страны. Оказалось, что патриотов-то очень мало, к сожалению.

С одной стороны, я не против биотехнологии, потому что действительно с помощью неё можно решить многие вопросы. Сейчас, например, можно заменить больной ген и т.д. Поэтому биотехнологии, несомненно, надо развивать, однако, если методы несовершенны, то генная инженерия может привести к бесплодию, генетическим уродствам, к высокой смертности, к ухудшению состояния окружающей среды, разрушению биосферы. К сожалению, это происходит.

Что это такое ГМО? Это результат встраивания в ДНК животных или растений чужого гена от других совершенно организмов. Ген человека могут внедрить в растения, ген крысы в помидор и т.д. Происходит фактически полное нарушение всех законов природы.

Важный момент — для встраивания используют либо вирусы, либо, так называемые, плазмиды, которые на самом деле оказались ещё страшнее вирусов, поскольку они могут размножаться, внедряться, перемещаться и т.д. Появились уже новые заболевания, связанные именно с этими плазмидами. Когда мы стали разбирать эту тему, мы обратили внимание, что сам способ внедрения и получения ГМО очень несовершенный, поэтому трансгенные организмы, по определению, не могут быть безопасными. Мы стали обращать внимание всей научной общественности, как российской, так и зарубежной.



Эти трансгенные организмы создавал химический концерн, это бывшая военная компания — «Монсанто», который в своё время использовал отравляющие вещества во Вьетнаме. Потом война кончилась, и он переключился на создание ГМО. И создавал их так, поскольку это химический концерн, чтобы они были устойчивы к химикатам, и получал просто двойную прибыль: за химикаты и за трансгены, которые были к ним устойчивы. Они их проверяли на безопасность, но с помощью только химических методов, которые не отражают их безопасность абсолютно.

Учёные уже несколько лет тому назад стали говорить о том, что (это были американские учёные Чапела и Квист) может быть загрязнение и попадание трансгенов в другие организмы. Потом эти учёные — Квист и Чапела — были уволены из Университета, несмотря на то, что они опубликовали эти данные в самом престижном журнале Nature. Но через несколько лет во многих странах были обнаружены очаги генетического загрязнения. Трансгены были обнаружены на целых полях, ранее свободных от них, потому что и семена попадали, и пыльца попадала в обычные растения, и они становились генетически-модифицированными.







Сейчас читают про: