double arrow

Роль фактора значения в развитии прагматики


Деятельностный принцип оказал влияние на формирование нового подхода и к проблеме значения / смысла. Исторически прагматика оформилась, во-первых, как продолжение исканий, которые велись в философской и логической семантике, особенно в школе философии обыденного языка, а после того как логико-философские идеи были подхвачены языковедами, как продолжение уже лингвистической семантики. Во-вторых, на оформление лингвистической прагматики воздействовали смежные дисциплины, взявшие на вооружение принцип деятельности.

Анализ значения и деятельности в их взаимодействии и взаимопереплетении положил начало поискам ответа на узловой вопрос, как соотносятся друг с другом значение узуальное, принадлежащее языковым элементам и конструкциям, и значение окказиональное, порождаемое в процессе употребления языка в конкретных контекстах. Деятельностный подход к языку поставил вопрос о границах между семантикой, изучающей языковое (конструктивное, внесубъектное) значение, и прагматикой, занимающейся контекстуальным (или дискурсивным, субъективным) смыслом. И вокруг этого вопроса уже более четырёх десятилетий идут ожесточённые споры. Нередко считается, что предметная область прагматики исчерпывается проблемой контекстно обусловленного, актуального, дискурсивного значения. Можно с этим и не соглашаться, однако именно такие споры привели в итоге к признанию прагматики особой дисциплиной.




Но вопрос о границах между семантикой и прагматикой по существу перерастает в другой: Как соотносятся друг с другом система языка в традиционном её понимании и прагматический компонент? Должен ли он включаться в языковую систему, побуждая к более широкому пониманию языка, или же должен мыслиться как нечто, противостоящее языку?

Что касается значения вообще, то поиски путей решения этой проблемы во многом велись по-разному в американской науке и в Старом свете. И эти различия, безусловно, должны приниматься во внимание.

Ни наше отечественное языкознание, ни одно направление структурализма в Европе никогда не игнорировали проблему значения. В Германии, Франции и в некоторых других европейских странах идеи Ф. де Соссюра стимулировали исследования в области системной организации лексики, что привело к созданию ряда известных теорий лексических и семантических полей. Нельзя не отдать должное семантическим идеям классиков французского языкознания середины 20 в. Э. Бенвениста и Освальда Дюкро (Oswald Ducrot, p. 1930). Английский учёный Джон Руперт Фёрс (John Rupert Firth, 1890—1960) известен своей ситуативной теорией значения, Майкл Александр Кёрквуд Халлидей (р. 1925) разрабатывал проблемы социальной интерпретации языка и значения, функциональной грамматики. Активно исследовалось значение в нашей стране. Достаточно назвать хотя бы имя Ю.Д. Апресяна (р. 1930) и сложившуюся вокруг него Московскую семантическую школу.



А американские дескриптивисты, начиная с Леонарда Блумфилда (Leonard Bloomfield, 1887—1949) и кончая Зеллигом Сабетаи Харрисом (Zellig Sabetai Harris, 1909—1992), в основном неблагосклонно относились к семантике. Отрицательную позицию по отношению к семантике занимал первоначально и Н. Хомский. Он отвёл господствующее положение в описании языка синтаксису как системе-автомату, порождающему цепочки формативов и преобразующему (трансформирующему) их так же, как это делается в логическом синтаксисе, т.е. без обращения к их семантической стороне. Глубинная структура Хомского — это чисто формальная, асемантичная структура.

Лишь в первой половине 1960 гг. Джеррольд Катц (Jerrold J. Katz) вместе со своими коллегами разработал модель интерпретативной семантики, которую и было предложено включить в состав порождающей грамматики на правах семантического компонента. В 1963 г. Дж.Дж. Катц и Джерри Фодор (Jerry Fodor) остроумно определили семантику, как то, что выделяется “в остатке”: «Семантика — это лингвистическое описание минус грамматика».

И дескриптивная лингвистика, и генеративная грамматика Хомского не выходили за пределы языка как имманентной системы. Из рассмотрения исключались психологические и социальные факторы, реальные процессы языкового общения.



Конституирование семантики как новой лингвистической дисциплины привлекло к ней живой интерес в США, и уже в скором времени там заговорили о необходимости учёта контекста, т.е. о прагматике. Семантическая волна в американском языкознании повлекла за собой в конце 1960-х — в 1970 гг. волну прагматическую.

Пионерами собственно лингвистической прагматики стали представители порождающей семантики, образовавшей ответвление от стандартной теории Хомского. К ним относятся Джеймс Д. МакКоли (James D. McCawley, 1938—1999), Джордж Лакофф (George Lakoff, р. 1941), Робин Толмач Лакофф (Robert Tolmach Lakoff, р. 1942), Джон Роберт Росс (John Robert Ross), Джеррольд М. Сейдок (Jerrold M. Sadock).

Источником прагматических идей для них послужила главным образом философия языка, представленная теорией прагматического значения и теорией речевых актов. В устах лингвистов зазвучали имена философов П.Ф. Стросона, Г.П. Грайса, Дж.Л. Остина и Дж.Р. Сёрла, работы которых часто публиковались в те же самые годы. (Вообще, надо заметить, что в США не было тогда и нет сейчас пропасти, отделяющей лингвистику от фиософии.)

Заимствованное у Дж. Остина понятие перформатива было использовано для описания глубинной структуры предложения, которую они признали, в отличие от Хомского, семантической. Дж.Р. Росс (1967) выдвинул перформативную гипотезу, в соответствии с которой верхний узел в дереве порождения образует перформативный глагол. Предложению Идёт дождь была поставлена в соответствие глубинная структура с перформативным “префиксом” Я сообщаю тебе, что идёт дождь. Впоследствии Дж.М. Сейдок (1974) предложил расширенную перформативную гипотезу, претендующую на описание не только прямых, но и косвенных речевых актов.

С появлением работ Г.П. Грайса внимание представителей порождающей семантики было привлечено к фактору контекста, к целям говорящего, к принципам общения и трансформациям смысла в речевых действиях. У них прагматическую эстафету подхватили многие другие лингвисты в США. За ними последовали лингвисты многих других стран.

Краеугольным камнем новой прагматики послужила теория речевых актов. К ней потом присоединились исследование принципов языкового общения, методы толкования прагматических пресуппозиций, импликаций и следствий, а также прагматической референции.

Позже в сферу интересов прагматики были втянуты деятельностно ориентированные анализ дискурса и анализ разговора (конверсационный анализ) и т.д. Прагматика шаг за шагом расширяла границы своей предметной области.

В монографии «Прагматика» (1983) Стивена К. Левинсона (Stephen C. Levinson) в развёрнутой форме подводились итоги начального этапа развития этой по сути дела междисциплинарной научной программы. Монография Джоффрея Н. Лича «Принципы прагматики» (1983) дала представление о новой научной дисциплине с учётом собственно британских традиций. Многое уже делалось в Германии, Франции, б. Советском Союзе.

В наше время её проблемы активно разрабатываются в США, странах Латинской Америки, Великобритании, Германии, Франции, Швейцарии, Бельгии, Нидерландах, Испании, Польше, Венгрии, Израиле, Японии, Китае, в России, Белоруссии и на Украине, в Узбекистане.

Значителен вклад исследователей, которых ещё в середине 70-х гг. 20 в. объединила Калининская / Тверская семантико-прагматическая школа. Она оказала заметное влияние на распространение прагмалингвистических идей в кругах лингвистов бывшего СССР (сборники статей, регулярные тематические конференции, групповые выезды на прагматические конференции в других научных центрах, серии кандидатских и докторских диссертаций).

В нашей стране активно работали и работают в области прагматики Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, М.Б. Бергельсон, В.В. Богданов, Б.Ю. Городецкий, Д.Б. Гудков, В.З. Демьянков, В.А. Звегинцев, В.И. Карасик, В.А. Кашкин, А.А. Кибрик, И.М. Кобозева, Н.А. Комина, В.В. Красных, В.В. Лазарев, М.Л. Макаров, Г.М. Матвеева, Е.В. Падучева, Г.Г. Почепцов, Л.В. Правикова, А.А. Романов, Л.П. Рыжова, Ш. Сафаров, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин, И.П. Сусов, С.А. Сухих, В.Н. Телия, Л.П. Чахоян, И.Б. Шатуновский и др.

Периодически проводятся международные конгрессы по прагматике. Издаются международные журналы «Pragmatics», «Journal of Pragmatics», «Journal of Historical Pragmatics» и «Pragmatics and Cognition». Функционирует Международная ассоциация прагматики.

Лингвистическая прагматика преподаётся во многих университетах США, Англии, Германии, Франции (как с уклоном в формально-логические процедуры анализа, так и с социопрагматическим уклоном).

У нас она сейчас представлена, к сожалению, скромнее, чем 15—20 лет назад, хотя потребность в разработке этих проблем в новых социальных условиях возросла. Сказалось увлечение концептуальным анализом, эмпирическим описанием разных видов дискурса, межкультурной коммуникацией, т.е. теми областями, которые относительно свободны от сложного формально-логического аппарата.

Ниже даётся характеристика прагматических взглядов ряда ведущих учёных разных стран.







Сейчас читают про: