double arrow

Идеалы воспитания и обучение ранних христиан


Христианские общины возникли в I в. в Палестине, откуда идеи христианства распространились по всей Римской империи. Особенно популярны они были в восточных провинциях у евреев. Воспитание в первых общинах христиан ориентировалось на Библию — собрание канонических сочинений, состоящее из двух частей: Ветхого завета (тексты 2-1-го тысячелетий до н.э.), куда уходит начало христианской религиозной традиции воспитания, и Нового завета (создан в I-II вв.), где обоснованы христианские цели и содержание воспитания. Библия провозгласила гуманистические взгляды на воспитание: любовь к людям и идею самосовершенства для спасения и вечной жизни.

Христианство пересмотрело существовавшее прежде религиозное предписание: «Люби ремесло и отвергай учительство». В противовес этому христиане-книжники сами часто зарабатывали на жизнь, особенно плотницким ремеслом. Всеобщее учительство — овладение и передача знаний, нравственное совершенствование — становится у христиан явным и поощряемым жизненным приоритетом. Как следует из евангельских текстов, Иисус Христос и его апостолы несколько лет вели жизнь странствующих учителей.

Для христианского воспитания были характерны приоритет веры над знанием и наукой, связь обучения с нравственным религиозным воспитанием, осознание высокой важности трудового воспитания. Последнее хорошо иллюстрируют слова апостола Павла: «Кто не хочет трудиться, тот не ешь». В Евангелии по-новому раскрыты лежащие в основе воспитания нравственные правила Ветхого завета, облеченные в форму заповедей: «Не убий», «Не укради», «Не прелюбодействуй», «Возлюби ближнего своего» и др. Эти заповеди рассмотрены не столько как этические и юридические каноны, сколько как нормы состояния души.

Раннее христианство придавало особое значение семейному воспитанию, продолжив традицию уходившей эпохи. Философско-педагогические идеалы античности и христианства, имея общие истоки и соприкосновение, существенно отличались. Если в античном мире человек являлся мерилом всех вещей, то высшей мерой христианского мироустройства объявлялся Бог. Идеальное воспитание, согласно христианской традиции, состояло не только в овладении знанием, но и в построении себя по образу Божьему.

С христианством пришел новый взгляд на ребенка. В древних цивилизациях дитя изначально не рассматривалось самодостаточной личностью, а прежде всего как результат половых сношений (порой нежелательный или неудачный; отсюда довольно широкое распространение детоубийств). Христианство, напротив, решительно отвергло инфантицид как преступное убиение невинной детской души.

Идеологи раннего христианства иначе трактовали человека и его воспитание. В Новом завете в противовес идеям ряда древних философов, например пифагорейцев, подвергнута сомнению идея «тело — враг души». Апостол Павел высказал совершенно иную мысль:... тела ваши суть храм живущего в вас Святого духа. Если одной из центральных идей античности являлся постулат «Что полезно для человека, то должно быть сделано», то христианское учение исходило из иного императива: «Что справедливо, то должно быть сделано». Таким образом, если античная мысль ставила в центр земное существование, то христианство — вечные человеческие ценности. В противовес эллинскому идеалу соревнования и самоутверждения, культу образованности, прекрасного ума и тела отцы христианской церкви проповедовали спасение души путем взаимопомощи и духовной независимости, смирения, аскетизма («умерщвление плоти»).

Один из первых отцов христианской церкви Иоанн Златоуст (ок. 350-407) упрекал античную педагогику, что она печется научить хорошо говорить и тем самым зарабатывать деньги, но не наставить душу и формировать ум. Вместе с тем в проповедях Иоанна Златоуста предложены методы воспитания с учетом античной традиции, в частности наставление и беседа. Считая, что при воспитании надо обращаться к божественному началу в душе человека (воля, свобода, нравственная самодеятельность), он настаивал на антиавторитарном воспитании: увещевание, совет, предостережение. Учитель не вправе влиять на воспитанника через принуждение. Главным источником обучения называлась Библия.

Неоднозначное отношение к античной педагогической традиции высказывали другие отцы христианской церкви, которые изучали и по-своему развивали философско-педагогические идеи мыслителей античности. Так, педагогические суждения Василия Кесарийского (330-379) созвучны взглядам Плутарха. Василий Кесарийский — автор трактата «О том, как молодые люди могут извлечь пользу из языческих книг». В трактате предлагалось воспитывать позитивное отношение к наследию греко-римской образованности. Светскую образованность Василий Кесарийский оценивал как необходимую на бренной земле, но совершенно ненужную для пребывания в ином мире. Соответственно вершиной воспитания признавались уход от мирской жизни, молитва и пост. Дух человека необходимо воспитывать и направлять, ибо, как думал Василий Кесарийский, проявления духа могут быть благом или злом. Основой воспитания он считал самопознание.

Аврелий Августин (354- 430) также признавал определенные достоинства античного образования и педагогической мысли. Он почитал Платона, называя его предшественником христианства. Как и некоторые античные мыслители, Августин проявлял интерес к психологии ребенка, говорил, что физические наказания наносят детям ощутимые психические травмы. Он высоко ставил дидактические возможности программы семи свободных искусств и предложил обучать христианских клириков по античной программе образования. Вместе с тем утверждалось, что античная педагогическая традиция погрязла в вымыслах, в изучении слов, но не вещей. Августин полагал, что главное место в образовании должно занять изучение Библии и христианской догматики, а светские знания при обучении следует расценивать как второстепенные и вспомогательные.


Сейчас читают про: