double arrow

Религиозная педагогическая мысль в советской России


 

Педагогика в России так и не превратилась в монолитный официоз. Наряду с официальными получили развитие иные идеи воспитания и обучения. Так, продолжали жить вопреки атеистической школьно-педагогической политике идеи религиозного воспитания (П.А. Флоренский, В.Н. Сорока-Росинский).

Павел Александрович Флоренский (1882-1937) высказал, на первый взгляд, парадоксальное для верующего человека суждение о целесообразности отмены преподавания религии в школе. Он замечал, что для веры подобные уроки приносили лишь вред, будучи формальными и ведшими на деле к атеизму. В центр нравственного религиозного воспитания Флоренский поставил учение о генеалогии. Речь шла о необходимости уже в семье давать ребенку образ генеалогического древа, вводя его не только в историю собственной семьи, но и в деяния предков, и тем самым создавая основу национального воспитания. Флоренский размышлял о сочетании при воспитании и обучении логических понятий с символами-образами. Под символической наглядностью понималась сгущенная реальность, ее знак, где символом символов является Бог. Он рассматривал вопрос о символической наглядности в обучении и воспитании в контексте соединения научного и иррационального восприятия мира.

Теоретик и практик Виктор Николаевич Сорока-Росинский (1882-1960) высказал самобытные взгляды на воспитание. Им сформулировано несколько условий национального воспитания: в семейной обстановке, через приобщение к религии и физическому труду, знакомство с устной традицией народного творчества. Сорока-Росинский отказывался от абсолютизации коллективного воспитания, хотя и соглашался с его педагогической целесообразностью. Он предлагал смягчить артельный характер коллективного воспитания в детских домах и дать ребенку возможность уединяться для творчества и размышлений.

Судьба педологии

 

Трагический пример отрицания достижений отечественной педагогики официальными властями — судьба педологии. В 1920-х гг. отечественные педологи занялись интеграцией различных знаний о ребенке. Первые шаги педологии в советской России были продолжением предшествующих исследований. Особо разрабатывалась проблема индивидуального подхода к воспитанию личности. Педология черпала аргументы в различных науках о человеке, прежде всего в психологии.

В этой связи следует особо отметить психолого-педагогические труды Льва Семеновича Выготского (1896-1934). Им создана концепция культурно-исторического развития психики. Л.С. Выготский предлагал избегать крайностей при рассмотрении вопроса о взаимодействии биологического и социального в развитии личности. По его суждению, ребенок усваивает культурно-исторический опыт в виде научных понятий. Естественной формой развития таких понятий является обучение. В начале обучения сосуществуют высокий и низкий уровни развития, далее низкий уровень как бы подтягивается к высшему Выготским было разработано понятие о зоне ближайшего развития. По представлениям ученого, правильно организованное обучение ребенка ведет за собой детское умственное развитие, вызывает к жизни целый ряд таких процессов развития, которые вне обучения вообще бы делались невозможными.

К 1920-м гг. педологией уже были выработаны методологические подходы гуманистической направленности, акцентировавшие внимание на первоочередности изучения тайн детской психологии. Из таких подходов исходил В.П. Кащенко в руководимых им учреждениях: в Доме изучения ребенка (1918-1921) и в Медицинско-педагогической опытной станции (1923-1924). Несколько иную позицию заняли педологи И.А. Арамов, А.А. Дернова и другие. В отличие от «идеалистов», пытавшихся исследовать детскую душу, они рассматривали ребенка как некую машину, рефлексирующую на внешнюю среду. В рамках педологии также были сформулированы биогенетическая и социогенетическая концепции. Так, биогенетик П.П. Блонский утверждал, что ребенок в своем онтогенезе сжато повторяет основные стадии биологической и социальной эволюции человечества, что надлежит учитывать в воспитании. Социогенетики А.Б. Залкинд, А.С. Залужный и другие, напротив, повышали роль внешних факторов в воспитании ребенка.

Развитие педологии было грубо прервано. Постановление «О педологических извращениях в системе Наркомпросов» (1936 г.) дало «зеленый свет» разгрому педологии. В сущности, был нанесен удар по науке, знаменем которой было уважение особенностей, интересов и способностей детей. Искоренение инакомыслия привело к тому, что педагогические идеи 1920-х гг. в целом были объявлены вредными и прожектерскими. Вскоре опустился «железный занавес», фактически отрезавший отечественную педагогику от остального педагогического мира.

Официальная педагогика ведущим направлением исследований рассматривала перевод на язык воспитания и обучения марксистско-ленинской доктрины, политики коммунистической партии. Основными принципами педагогики провозглашались коммунистическая партийность, культ вождя. Единственно верной методологией педагогики объявлялось марксистско-ленинское учение. Подавлялись иные мировоззренческие обоснования педагогических подходов и концепций. Тем не менее нельзя говорить о параличе педагогической науки в 1930-х гг. Она продолжала развиваться несмотря на неблагоприятные условия тоталитарного режима.


Сейчас читают про: