double arrow

На территории Российской Федерации запрещается обращение лекарственных средств, зарегистрированных с нарушением настоящей части.


Положения ч. 6 ст. 18 применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу для Российской Федерации протокола о присоединении Российской Федерации к Всемирной торговой организации (статья 2 Федерального закона от 11.10.2010 N 271-ФЗ).

Норма ч. 6 ст. 18 резко ограничивает по срокам возможности производителей дженериков использовать при регистрации своих препаратов данные доклинических и клинических испытаний, которые ранее уже были предоставлены компаниями, зарегистрировавшими новые (запатентованные) лекарственные препараты на территории России.

2.8. Доктрина эквивалентов. По ранее действовавшей норме изобретение признавалось использованным в продукте или способе, если продукт содержал, а в способе был использован каждый признак изобретения, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения в отношении соответствующего продукта или способа действий, считающихся использованием изобретения.

Патентное законодательство ранее выдвигало в отношении эквивалентных признаков, не раскрывая содержание понятия "эквивалентный признак", два взаимосвязанных условия:




1) известность признака в качестве такового, т.е. известность признака именно как эквивалентного в данной области техники;

2) известность данного эквивалентного признака до совершения действий, которые закон относит к нарушениям исключительного права патентообладателя.

Законодатель определил условия возможного рассмотрения признака в качестве эквивалентного при признании запатентованного изобретения использованным.

Условием, когда эквивалентный признак мог рассматриваться как таковой, являлась его известность именно в качестве эквивалентного признака в данной области техники до совершения действий, которые без разрешения патентообладателя рассматриваются как нарушения исключительных прав патентообладателя.

До 11.03.2003 в п. 2 ст. 10 Патентного закона Российской Федерации было указано следующее: "Продукт (изделие) признается изготовленным с использованием запатентованного изобретения, полезной модели, а способ, охраняемый патентом на изобретение, - примененным, если в нем использован каждый признак изобретения, полезной модели, включенный в независимый пункт формулы, или эквивалентный ему признак".

Такая формулировка не давала ответа на вопрос, должен ли признак, относимый к эквивалентному, быть известен как таковой (сам по себе), или он должен быть уже известным именно как эквивалентный признак, или в качестве эквивалентного признака можно рассматривать признак, эквивалентность которого не известна, но доказывается в ходе судебного рассмотрения. С какой даты можно противопоставлять эквивалентность в той или иной трактовке?



При подготовке (2003 г.) изменений в Патентный закон Российской Федерации в качестве рабочих версий рассматривались два взаимоисключающих варианта:

- первый вариант - признак, относимый к эквивалентному, должен быть известен до даты подачи заявки или приоритета изобретения, если они не совпадают;

- второй вариант - признак, относимый к эквивалентному, должен быть известен до совершения действий, которые Закон относит к нарушениям исключительного права патентообладателя.

Совершенно очевидно, что первый вариант в большей мере удовлетворяет потенциальных нарушителей патента, а второй вариант дает весьма значительную выгоду патентообладателю, так как позволяет считать эквивалентными признаки, ставшие известными в уровне техники после создания изобретения и подачи заявки.

Принцип, изложенный во втором варианте, был заимствован из ст. 21 разработанного ВОИС проекта договора <147>, дополняющего Парижскую конвенцию, который так и не был принят:



--------------------------------

<147> Дипломатическая конференция по заключению договора, дополняющего Парижскую конвенцию в отношении патентов. Женева, 12 - 30 июля 1993 г.

 

Элемент ("эквивалентный элемент") обычно считается элементом, являющимся эквивалентом элементу, выраженному в формулировке пункта формулы, если на момент любого предполагаемого нарушения соблюдено одно из следующих условий в отношении заявленного изобретения:

(i) эквивалентный элемент осуществляет в отношении изобретения по существу ту же функцию, по существу тем же образом и приводит по существу к тому же результату, что и элемент, который выражен в пункте формулы, либо

(ii) специалисту в данной области ясно, что в связи с данным изобретением результат, достигаемый с помощью данного элемента, в том виде, как он выражен в формуле, может быть достигнут с помощью эквивалентного элемента.

Любая Договаривающаяся сторона свободна определять, является ли элемент эквивалентом другому элементу, выраженному в формулировке пункта формулы, путем ссылки только на условие, указанное в подпункте (i), либо только на условие, указанное в подпункте (ii), при условии, что при сдаче ратификационной грамоты или акта о присоединении к настоящему Договору она уведомляет об этом Генерального директора.

Исходя из того что технический прогресс в первую очередь развивается именно благодаря усилиям патентообладателей, чаша весов при совершенствовании российского патентного права в данном вопросе склонилась в то время (2003 г.) в пользу второго варианта. В настоящее время в норме предусмотрен первый вариант (до даты приоритета).

Обратим внимание, что использование, с даты которого будет определяться эквивалентность признака, может быть осуществлено как патентообладателем, так и правонарушителем, и если патентообладатель уже на дату подачи заявки сам использовал свое изобретение с определенными эквивалентными признаками, то дата известности именно этих эквивалентных признаков будет определяться по этой дате использования, а не по более поздней дате совершения правонарушения другим лицом.

Но на этом уточнение концепции российской доктрины применения эквивалентных признаков не завершилось. Чтобы между патентообладателями, получившими значительную фору, и третьими лицами был установлен определенный баланс интересов, в Законе был ограничен круг признаков, которые могут считаться эквивалентными.

Эквивалентным считается такой признак, который признан эквивалентным в данной области техники. Непосредственно в указанной норме не раскрыто по содержанию понятие "эквивалентный признак", тем не менее даны однозначные условия его характеристики через отсылку к соответствующей области техники, в которой уже известна информация о том, что те или иные технические средства (признаки) рассматриваются специалистами как технически эквивалентные.

Теперь в спорной ситуации не требуется доказывать эквивалентность признаков, как это было ранее, а требуется доказывать известность эквивалентности признаков. Это совершенно иная не только концепция оценки эквивалентности признаков, но и ее фактическая реализация через норму закона <148>. При этом законодатель принципиально не затронул методики и принципы отнесения признаков к эквивалентным, считая, что этот вопрос не регулируется нормами патентного законодательства, общего для всех областей техники. Любая из методик, приемлемая в конкретной области техники и применяемая специалистами именно в этой области техники, может использоваться.

--------------------------------

<148> Джермакян В. Какие признаки считать эквивалентными? // Патентный поверенный. 2006. N 4.

 

Изложенная позиция квалификации эквивалентных признаков нашла адекватное отражение в споре о правонарушении по патенту Российской Федерации N 2110241 на изобретение "Устройство для лечения воспалительных заболеваний уха и придаточных пазух носа", в котором кассационная инстанция (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 15.06.2006 N КГ-А41/4225-06 по делу N А41-К1-22141/05) однозначно подчеркнула необходимость установления не только эквивалентности сравниваемых признаков по их функции, но и известности на определенную дату таких эквивалентных признаков в конкретной области техники.

ООО "Реамед" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ООО "Континенталь Фармация" о прекращении нарушения исключительного права, удостоверяемого патентом Российской Федерации N 2110241, в виде действий по изготовлению ушных свечей, предложению их к продаже, хранению с целью продажи, продаже. Иск основан на независимом пункте формулы изобретения:

"Устройство для лечения воспалительных заболеваний уха и придаточных пазух носа, выполненное в виде цилиндрической трубки, отличающееся тем, что трубка выполнена из хлопчатобумажной ткани, пропитанной составом, содержащим пчелиный воск, настойку прополиса, эфирные масла, обладающие противовоспалительным, спазмолитическим и обезболивающим действием, внутренняя поверхность трубки на 0,25 ее длины покрыта фольгой, длина трубки 180 - 250 мм, внешний диаметр ее соответствует диаметру наружного слухового прохода, а толщина стенки 1,5 - 2 мм".

По мнению истца, сравнивая признаки независимого пункта формулы данного изобретения с соответствующими признаками "Свечей ушных", производимых ООО "Континенталь Фармация", можно выявить три отличия:

- в лечебном составе, которым пропитывают трубку, не содержится прополис, а содержатся пчелиный воск и эфирное масло;

- длина участка трубки с фольгой составляет не 0,25 длины трубки, а 0,23;

- толщина стенки составляет не 1,5 - 2 мм, а 1 мм.







Сейчас читают про: