double arrow

Судебная коллегия находит данные выводы судов нижестоящих инстанций правомерными и обоснованными.


В силу ст. 30 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке особого производства дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В п. 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2004 N 76 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" разъяснено, что заявление об установлении наличия или отсутствия права (права собственности, права из обязательства и др.) не подлежит рассмотрению в порядке особого производства. Такое требование может быть заявлено только путем предъявления иска и должно рассматриваться в порядке искового производства.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы от 04.03.2010 по делу N А40-61557/09-26-546 установлено, что целью публикации 10.07.2005 в бюллетене "Изобретения. Полезные модели" N 19 являлось не восстановление патента N 2164808, а исправление очевидной и технической ошибки Роспатента в ранее сделанном извещении о досрочном прекращении действия такового.




При таких обстоятельствах нижестоящие суды обоснованно исходили из того, что требование заявителя по своей сути направлено на оспаривание ранее установленных обстоятельств в части законности действий Роспатента, то есть имеется спор о праве.

Однако обратим внимание на то, что попытки подменить рассмотрение судебного спора о нарушении патента обращением в суд за установлением факта, имеющего юридическое значение, не увенчаются успехом, что подтверждается Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 22.06.2006 по делу N КГ-А41/5121-06.

Автономная некоммерческая организация "Научно-технологический парк "Угреша-Аризона" (далее - НТП "Угреша-Аризона") обратилась в Арбитражный суд Московской области с заявлением в порядке ст. ст. 217 - 219 АПК РФ об установлении факта, имеющего юридическое значение: используется ли патент Российской Федерации N 2195539 в следующих товарных группах, которые ввезены на таможенную территорию Российской Федерации (приведены товарные группы).

Оставляя заявление без рассмотрения, суд исходил из того, что НТП "Угреша-Аризона" подано заявление, содержащее не требование об установлении юридического факта, а требование о факте использования запатентованного изобретения без разрешения патентообладателя.

Установление факта, имеющего юридическое значение, не может быть отнесено к категории споров, подлежащих рассмотрению в порядке искового производства, поэтому ссылка заявителя на вышеназванную норму закона не может быть признана правомерной.



Обращаясь с заявлением, заявитель фактически просит определить сферу применения патента Российской Федерации N 2195539 в названных товарных группах. В этой связи арбитражный суд сделал правильный вывод об отсутствии оснований, предусмотренных гл. 27 АПК РФ, для рассмотрения заявления НТП "Угреша-Аризона".

О сути права преждепользования весьма точно сказано профессором И.Я. Хейфецем в книге "Основы патентного права" (Л., 1925. С. 155):

"Бесспорно, что право предварительного пользования не может быть предоставлено лицу, овладевшему изобретением теми или иными недобросовестными махинациями в отношении к патентодержателю. Но, по нашему мнению, также недопустимо, если исходить из основ совершенного правопорядка, предоставление права пользования всякому недобросовестному владельцу изобретением, хотя бы эта недобросовестность проявилась по отношению к третьим лицам. Рассматриваемый институт приобретает смысл и значение, если он направлен к ограждению параллельного творчества в области техники, а не к охране интересов недобросовестных лиц".



4. Объем преждепользования. Одним из условий безвозмездности права преждепользования является ограничение объема использования изобретения для лица, обладающего таким правом.

Столь существенные ограничения применения права преждепользования требуют некоторых пояснений. Нужно определиться, что понимать под изначальным объемом и что понимать под объемом, который не может быть расширен. Фактический объем выпуска продукции на дату возникновения права преждепользования или объем продукции, заложенный в проектной документации предприятия?

Представим ситуацию, когда построен завод для выпуска 100000 автомобилей в год, но на конвейере пока собран только один экземпляр.

Судом было установлено наличие у завода права преждепользования, основанного на подтверждении сделанных приготовлений для выпуска автомобилей.

Сколько автомобилей может фактически выпускать завод?

Правильным ответом будет: объем (количество) автомобилей, заложенный в проектную мощность завода. Иной ответ: один фактически выпущенный автомобиль - означает экономическое разрушение завода. И зачем заводу доказывать в суде наличие права преждепользования, если автомобили в запроектированном объеме, обеспечивающем рентабельность, все равно производить будет нельзя?

Изложенное касается ситуации, когда продукция производится или запланирована для производства в России.

Сказанное уже нашло применение в споре о праве преждепользования по патенту N 105180 на полезную модель. В Постановлении от 28.10.2013 по делу N А44-6472/2012 Суд по интеллектуальным правам указал, что "при определении объема использования тождественного технического решения необходимо учитывать критерий возможности реализации этого технического решения всеми ресурсами ответчика, существовавшими на момент создания такого решения, как если бы они все использовались только для выпуска изделий на его основе".

Если продукция ввезена из-за рубежа, под объемом, который не должен быть расширен, будет пониматься тот фактический объем продукции, который был ввезен в Россию до даты приоритета изобретения, например один токарный станок. Это следует из условия возникновения права преждепользования именно на территории Российской Федерации.

В литературе отмечается, что для осуществления права преждепользования должны существовать следующие основные предпосылки:

- от лица, претендующего на право преждепользования, не требуется осознания того, что изобретение может быть патентоспособным; важен сам факт независимого и добросовестного использования (первая ситуация) или сделанных необходимых к этому приготовлений (вторая ситуация);

- необходимые для использования приготовления не могут заключаться в декларативных утверждениях и должны доказывать серьезные намерения лица немедленно использовать свои приготовления для осуществления изделия или технологии;

- доказательством серьезных намерений могут служить изготовление рабочих чертежей или моделей, доставка материалов и оборудования, необходимых для реализации производства, начало постройки предприятия для осуществления изобретения и другие факты, свидетельствующие о реальной или запланированной готовности производить изделия или осуществлять технологии;

- состоявшееся использование или приготовление к использованию могут носить промышленный и лабораторный характер;

- состоявшееся использование или приготовление к использованию может быть тайным и явным; в последнем случае преждепользователь может возбудить иск об аннулировании патента из-за отсутствия новизны.

Последняя предпосылка особенно важна и сводится к тому, что нет необходимости испрашивать право преждепользования, когда налицо отсутствие новизны запатентованного объекта.

Право преждепользования может быть передано другому физическому или юридическому лицу только совместно с производством, на котором имело место использование тождественного решения или были сделаны необходимые к этому приготовления. Аналогичные условия передачи права преждепользования совместно с производством предусмотрены в патентных законах многих стран. Из этого следует, что объем безвозмездного использования ограничивается объемом выпуска продукции на конкретном предприятии независимо от его собственника.

Законодатель не связывает объем безвозмездного использования с потребностями только собственного предприятия. На собственном предприятии может быть достаточно иметь один токарный станок, но на этом станке можно изготавливать десятки тысяч изделий, поставляемых на рынок. Поэтому объем безвозмездного использования может ограничиваться как потребностями собственного производства, так и потребностями (интересами) собственника самого предприятия, продукция которого формально подпадает под действие патента.

Иными словами, объем безвозмездного использования может касаться того, что производится для продажи, т.е. продукции, и того, что используется для производства продукции, т.е. производственного оборудования.

Независимо от того, кто будет являться собственником предприятия, однажды установленный для обладателя права преждепользования объем безвозмездного использования не может быть им самостоятельно изменен в сторону увеличения.

Можно ли считать ввоз продуктов (изделий) из-за рубежа использованием тождественного решения при установлении права преждепользования?

Из п. 1 комментируемой статьи следует, что добросовестное использование или приготовления к использованию должны быть осуществлены на территории Российской Федерации, но при этом территория, на которой создано тождественное решение, не ограничена только Российской Федерацией. При установлении права преждепользования имеет значение не фактор создания тождественного решения на конкретной территории, а фактические действия по использованию продуктов (изделий), в которых материально воплощено тождественное решение.

В определении права преждепользования не раскрыто, что следует понимать под использованием тождественного решения, но, как показывает судебная практика, под использованием тождественного решения понимается не только изготовление продукции, в которой воплощено тождественное решение, но и ввоз на территорию Российской Федерации, применение, предложение о продаже, продажа и иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использовано тождественное решение.

5. Ввоз продукции и преждепользование. В публикации "Соотношение патентного права и права преждепользования" <227> ее автор В.В. Бриксов считает, что ввоз на российскую территорию продукта или изделия, в которых использовалось тождественное техническое либо художественно-конструкторское решение, преждепользованием не является, и полагает, что интересы преждепользователя и третьих лиц могут быть защищены ст. 11 Патентного закона Российской Федерации (ст. 1359 "Действия, не являющиеся нарушением исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец" части четвертой ГК РФ).

--------------------------------

<227> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 6 - 7.

 

Перечислим те действия, которые квалифицируются как исчерпание прав: ввоз на территорию Российской Федерации, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован промышленный образец, если этот продукт или это изделие ранее были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя.

Данная норма призвана оградить от притязаний патентообладателя уже введенную им или с его разрешения в гражданский оборот продукцию конкретных партий (поставок) и не ограждает иных лиц от произвола патентообладателя запрещать продолжение поставок (ввоз новых партий таких продуктов) и эксплуатацию продукции, ввезенной до даты приоритета патента.

Действия патентообладателя, рассматриваемые как разрешение на введение продукта в гражданский оборот, могут толковаться судами в зависимости от фактических обстоятельств. Обратим внимание на Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.06.2008 по делу N А43-27661/2006-15-483 и Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2008 N 9800/08 об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда, в которых подчеркнуто, что разработка истцом во исполнение условий договора проектной документации на строительство с включением в нее полезной модели, защищенной патентом N 37112, свидетельствует о согласии патентообладателя на введение в гражданский оборот этой полезной модели в целях строительства конкретного объекта, что не является нарушением исключительных прав патентообладателя и не требует заключения лицензионного договора.

Как защищаться в таких ситуациях от претензий патентообладателей, особенно "полезномодельщиков", уже рассматривалось <228>.

--------------------------------

<228> См.: Джермакян В.Ю. Открытое использование, преждепользование и новизна изобретения. М.: ИНИЦ Роспатента, 2002. С. 24 - 25.

 

Многие виды использования тождественного решения, в том числе ввоз продукции, а не только ее изготовление, уже определены в решениях российских судов при установлении права преждепользования и приравнены к видам использования изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Иных судебных решений, ограничивающих право преждепользования только изготовлением продуктов на территории Российской Федерации, установить не удалось.

Приведем пример одного из судебных решений.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (Постановление от 09.10.2001 по делу N А56-8882/01), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ООО "Р.Т. Вершина" на решение от 07.06.2001 и Постановление апелляционной инстанции от 06.08.2001 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-8882/01, установил:

ООО "Р.Т. Вершина" обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к АОЗТ "СайнАрт" о запрещении использовать изобретение "Устройство для демонстрации и способ управления работой устройства для демонстрации", охраняемое принадлежащим истцу патентом N 2125298, в том числе путем несанкционированного изготовления, применения, ввоза, предложения к продаже и продажи или иного введения в гражданский оборот или хранения с этой целью продукта, содержащего запатентованное изобретение, а также способа, охраняемого патентом на изобретение; введения в гражданский оборот либо хранения с этой целью продукта, изготовленного непосредственно способом, охраняемым патентом на изобретение.

В судебном заседании установлено, что в соответствии с патентом Российской Федерации N 2125298, зарегистрированным в государственном реестре 20.01.1999 с датой приоритета 09.06.1998, истец является патентообладателем изобретения "Устройство для демонстрации и способ управления работой устройства для демонстрации".

Арбитражный суд установил, что 02.01.1997 между ответчиком и германской фирмой Rainer Wesemueller Trade-Marketing-Service заключен контракт N 01/97 на поставку различных изделий, в том числе MOTION DISPLAY. Из представленных сторонами документов усматривается, что все признаки изобретения, в отношении которого истец является правообладателем, идентичны признакам, характеризующим MOTION DISPLAY. Ответчиком представлены документы, подтверждающие факт приобретения, использования и реализации в период до 09.06.1998 (дата приоритета изобретения) изделия MOTION DISPLAY, производимого фирмой BASYS.

В силу ст. 12 Патентного закона Российской Федерации любое физическое или юридическое лицо, которое до даты приоритета изобретения добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от его автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее его безвозмездное использование без расширения объема.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: решение от 07.06.2001 и Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.08.2001 по делу N А56-8882/01 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Далее последовала кассационная жалоба, результаты рассмотрения которой в интересующей нас части изложены ниже.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (Постановление от 14.05.2003) рассмотрел кассационную жалобу ООО "Р.Т. Вершина" на определение от 11.10.2002 и Постановление апелляционной инстанции от 28.02.2003 Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-8882/01 и при этом установил:

ООО "Р.Т. Вершина" обратилось в арбитражный суд с заявлением и просило разъяснить, на какой из видов использования MOTION DISPLAY, предусмотренных в ст. 10 Патентного закона Российской Федерации (изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью), распространяется право преждепользования АОЗТ "СайнАрт".

Определением от 11.10.2002 разъяснено, что АОЗТ "СайнАрт" принадлежит право преждепользования в отношении изделия MOTION DISPLAY, позволяющее АОЗТ "СайнАрт" безвозмездно использовать изделия тем способом, которым оно это делало по состоянию на 09.06.1998, то есть продолжать ввозить на территорию Российской Федерации изделия, продавать их или передавать в аренду.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: Определение от 11.10.2002 и Постановление апелляционной инстанции от 28.02.2003 Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-8882/01 оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "Р.Т. Вершина" - без удовлетворения.

Таким образом, суды всех инстанций признали, что ввоз продукта (изделия), его последующая продажа или сдача в аренду является тем использованием тождественного решения, на которое распространяется право преждепользования. Позже патент Российской Федерации N 2125298 был признан Палатой по патентным спорам недействительным полностью.

В данном деле интересен факт признания права преждепользования не только в отношении продукта - устройства для демонстрации, но и в отношении способа управления работой устройства для демонстрации. И хотя такой прямой вывод в отношении способа не сделан, из судебного разъяснения следует, что АОЗТ "СайнАрт" принадлежит право преждепользования в отношении изделия MOTION DISPLAY, позволяющее этому АОЗТ безвозмездно использовать изделия тем способом, которым оно это делало по состоянию на 09.06.1998.

Безвозмездное использование изделия предусматривает его функционирование в соответствии с назначением и автоматическим осуществлением запатентованного способа. По состоянию на 09.06.1998 способ управления работой устройства для демонстрации уже также использовался при эксплуатации устройства.

Отметим, что разрешенное безвозмездное использование запатентованного устройства не может не предусматривать также одновременное разрешенное безвозмездное использование запатентованного способа, если способ осуществляется автоматически при эксплуатации конкретного экземпляра устройства в соответствии с его назначением. Однако, как уже отмечалось, при этом не наступает исчерпание прав на запатентованный способ как объект права, что влечет признание способа нарушенным, если он будет осуществлен с помощью устройства, на которое не распространяется норма об исчерпании права.

Подобное судебное решение было принято в части признания права преждепользования при ввозе из-за границы изделий, формально подпадающих под патент N 52625 на промышленный образец "Пластмассовый контроллер" (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.02.2005 N КГ-А40/180-05).

Судами было установлено, что ответчик не изготавливает спорную пломбу, а ввозит ее из других стран, а также суды указали на наличие у ответчика права преждепользования, сославшись на добросовестную реализацию ответчиком объекта до даты приоритета патента истца. Продолжение судебного спора не последовало, так как патент N 52625 был аннулирован решением Палаты по патентным спорам в связи с установлением несоответствия запатентованного промышленного образца условию патентоспособности "новизна".

В судебных спорах по обоим патентам ответчики, будучи вынужденными защищаться от претензий патентообладателей, собирали и представляли суду документы, в том числе подтверждающие состоявшееся более раннее открытое применение путем ввоза и введения в гражданский оборот соответствующей продукции, что, как известно, является основанием для аннулирования патента (примеры подобных опротестований патентов были опубликованы <229>).

--------------------------------

<229> См.: Джермакян В.Ю. Открытое применение и недействительность патентов. М.: ПАТЕНТ, 2007.

 

Предъявляя претензии добропорядочному преждепользователю, ввозящему продукцию из-за рубежа, все должны понимать, что сначала будет признано право преждепользования, а потом патент неминуемо будет аннулирован <230>. Это лишь вопрос времени и финансовых затрат.

--------------------------------

<230> Джермакян В. Право преждепользования и ввоз продукции из-за рубежа // Патентный поверенный. 2009. N 5.

 

6. Преждепользование и добросовестные приобретатели. По мнению автора статьи "Бесполезное преждепользование" <231>, право преждепользования бесполезно, так как этим правом может обладать только производитель товара, а не лица, купившие у него товар и далее продающие (перепродающие) данный товар на рынке. Автор статьи считает, что право преждепользования не ограждает права всех последующих участников товарооборота от законных претензий патентообладателя. Такова фабула опубликованной статьи, которую автор заканчивает вопросом: "И где же та справедливость, с которой мы начали?".

--------------------------------

<231> Чиженок М.В. Бесполезное преждепользование // Патентный поверенный. 2006. N 3.

 

Ошибка такого суждения, как представляется, заключается в том, что, обращаясь к праву преждепользования, считая его ущербным и критикуя, автор статьи построил свое видение бесполезности преждепользования только на нормах права преждепользования и действиях, не признаваемых нарушением исключительного права патентообладателя (в части введения продукта в гражданский оборот на территории Российской Федерации патентообладателем или иным лицом с разрешения патентообладателя).

Пункт 6 ст. 1359 ГК РФ отношения к преждепользованию не имеет, и предусмотренное в ней "исчерпание прав" непосредственно патентообладателем или иным лицом с его разрешения не касается продукции, произведенной преждепользователем. Дополнение подп. 6 ст. 1359 условием, исключающим признание исключительного права нарушенным и в случае использования объекта патентного права без разрешения правообладателя, если такое введение в гражданский оборот было осуществлено правомерно в случаях, установленных ГК РФ, однозначно исключает преждепользователя из числа потенциальных нарушителей исключительного права.

В гражданском праве существует право добросовестного приобретателя, которое имеет непосредственное отношение к лицам, продающим и перепродающим, а также хранящим на складе продукцию (товары), которую они добросовестно и по обычаям делового оборота приобрели у также добросовестного производителя, каковым является преждепользователь.

Рассмотрим два возможных сценария, по которым могут разворачиваться события во взаимоотношениях между патентообладателем и лицами, реализующими продукцию преждепользователя (далее - лица, без вины виноватые).

Сценарий 1. Патентообладатель знает о том, что лица, без вины виноватые, реализуют в торговой сети продукцию, произведенную преждепользователем, чье право преждепользования установлено судом именно в отношении патента патентообладателя.

Тем не менее патентообладатель подает в суд на лиц, без вины виноватых, иск о нарушении исключительных прав, основанных на патенте.

Лица, без вины виноватые, в отзыве на исковое заявление доводят до сведения суда сведения и доказательства добросовестного приобретения продукции у преждепользователя и просят суд отказать в иске, так как патентообладатель злоупотребляет правом и, несмотря на осведомленность о праве преждепользования, намерен причинить вред как лицам, без вины виноватым, так и преждепользователю, чью продукцию, таким образом, пытаются не впустить на рынок. Можно полагать, что суд примет решение в пользу лиц, без вины виноватых, и такое решение 24.12.2013 вынес Арбитражный суд Ростовской области по делу N А53-20291/2012 в отношении использования полезной модели по патенту Российской Федерации N 92562, решение которого было подтверждено Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда 30 марта 2014 г. по делу 15АП-1790/2014.

Сценарий 2. Патентообладатель не знает о том, что лица, без вины виноватые, реализуют в торговой сети продукцию, произведенную лицом, которое может обладать правом преждепользования.

Патентообладатель совершенно справедливо подает в суд на лиц, без вины виноватых, иск о нарушении исключительных прав, основанных на патенте.

Лица, без вины виноватые, обращаются к потенциальному преждепользователю, который подает встречный иск (или встречный иск подается ими совместно) о признании права преждепользования за конкретным производителем продукции.

После признания за производителем права преждепользования дальнейшие шаги могут соответствовать первому сценарию, если суд одновременно с установлением за производителем права преждепользования не признает лиц, без вины виноватых, добросовестными приобретателями.

Право преждепользования немыслимо без решения вопроса о собственности на продукцию, производимую по праву преждепользования. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (продукцией).

Вряд ли можно подвергнуть сомнению утверждение о том, что преждепользователь как самостоятельный производитель конкретной продукции является собственником этой продукции, если иное не оговорено договором, в соответствии с которым продукция производится по заказу третьих лиц.

Преждепользователь как собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества (продукции) любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Признание за конкретным лицом права преждепользования в отношении тождественного запатентованному изобретению решения свидетельствует о том, что реализация данного права не считается нарушающей права и охраняемые законом интересы других лиц в том случае, когда преждепользователь распоряжается своей продукцией (своим имуществом), в том числе с помощью различных посредников и торговых представителей.

Продукция, произведенная производителем, всегда остается его продукцией, т.е. продукцией конкретного производителя; меняться может только собственник продукции.

Продукция может продаваться как самим производителем, так и через сеть розничной и оптовой торговли. От этого статус преждепользователя как производителя продукции не меняется, и, предъявляя иск о нарушении патентных прав к торговым представителям, патентообладатель всегда столкнется с правами преждепользователя, которые ограничены в объеме использования (реализации), но не ограничены в праве реализации своей продукции в любой форме торговых отношений.

В противном случае для широкого круга добросовестных приобретателей продукции (вещей, товаров), введенной в гражданский оборот на территории России на законном основании по праву преждепользования лицом, получившим такое право, будет существовать риск неправомерной утраты такой продукции, которая может быть истребована у них в порядке реституции. Обратное означает невозможность реализации названной продукции любыми торговыми посредниками, осуществляющими продажу и (или) перепродажу продукции, на которую права патентообладателя не распространяются. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2003 N 6-П указано: "Подобная незащищенность участников рыночных отношений вступает в противоречие с конституционными принципами свободы экономической деятельности и свободы договоров, дестабилизирует гражданский оборот, подрывает доверие его участников друг к другу, что несовместимо с основами конституционного строя Российской Федерации как правового государства, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанность государства".

7. Преждепользование и группа изобретений или полезных моделей. Если патент выдан на группу изобретений или полезных моделей, то право преждепользования может устанавливаться раздельно в отношении каждого изобретения или каждой полезной модели из их группы.

Арбитражный суд Удмуртской Республики решением от 18.10.2012 признал за ООО "Инвис-К" право преждепользования в объеме, не превышающем изготовление и реализацию 250 штук гладильных досок.

Ответчик - ООО "Ника" не согласился с решением суда и в жалобе в апелляционный суд отметил, что суд не принял во внимание, что защищенный патентом N 101450 объект определяется двумя независимыми пунктами N 1 (первый вариант) и N 8 (второй вариант) патентной формулы, и установил преждепользование только в отношении второго варианта по п. N 8, однако при этом суд, по мнению ответчика, должен был установить тождественность технического решения всем вариантам полезной модели.

Признаки первого варианта по п. 1 патентной формулы:

Гладильная доска, содержащая опорную поверхность, выполненные из металлических труб стойки с поперечными элементами, на поперечных элементах с возможностью стыковки со стойками сформированы вмятины, стойка соединена с поперечным элементом с помощью сварки.

Признаки второго варианта по п. 8 патентной формулы:

Гладильная доска, содержащая опорную поверхность, выполненные из металлических труб стойки с поперечными элементами, концы стоек сплющены и соединены с помощью сварки с поперечными элементами.







Сейчас читают про: