double arrow

Культура как показатель типа и уровня социальности человека.



Социальная дифференциация ролевых фигур формирует определенную социальную дистанцию между ними, размер которой определяется ценностно-нормативными требо­ваниями, установившимися в данной культуре: общество, стремящееся к социальному равенству, сокращает эту дистан­цию, а общество, узаконивающее социальное неравенство, наоборот, пытается четко регулировать такое социальное расслоение между группами или их представителями. Например, социализм культивирует личные обращения типа «товарищ» или «гражданин», а иной строй — «господин»

«Братание противоположностей», перевертывание человеческих отношений с ног на голову возможны лишь при таких типах социальности, когда люди либо лично зависимы (как в условиях рабовладельческих, феодальных отношений, а также в бюрократических или мафиозных структурах), либо вещно зависимы (как в рыночных отношениях, когда деньги приобретают колоссальную силу и господство над людьми). На человеческие отношения накладывается социальная или экономическая маска, порой до неузнаваемости искажающая их родовое естество. И если мы возмущаемся такой несооб­разностью, значит, мы, пусть интуитивно, улавливаем чело­веческое измерение данных социальных отношений «социаль­ности».



Сейчас читают про: