double arrow

Противодействие поляризации



2

Волшебного средства, которым можно было бы вылечить поляризованные общества, не существует. Нужно время — возможно, десятки лет—чтобы груп­пы, представляющие разные интересы, преодолели свои противоречия и со­здали необходимый для роста консенсус.

Но экономисты никогда не испытывают недостатка в рецептах, и они пред­ложили некоторые институциональные решения, которые создадут стимулы для того, чтобы правительства проводили более разумную политику.

Один такой рецепт, наиболее подходящий для стран с высокой инфляци­ей, — это независимость центрального банка. Вспомните, что война на исто­щение между противоборствующими группировками подстегивает рост ин­фляции. Центральный банк, не поддерживающий ни одну из группировок, с большей вероятностью воспротивится давлению по выделению кредитов, под­стегивающих инфляцию. Независимый центральный банк с большей вероят­ностью поделит бремя стабилизации между противоборствующими группи­ровками.

Один из признаков независимости центрального банка — наличие законов, ограничивающих предоставление кредитов правительству и создающих неза­висимый совет управляющих (законодательное определение независимости). Еще один, более прагматичный признак независимости заключается в частоте смены руководителя центрального банка (прагматичное определение незави­симости). Быстрая смена руководителя не дает человеку на этом посту воз­можности по-настоящему противостоять давлению правительств. Исследова­тели обнаружили, что наличие независимых центральных банков в самом деле связано с меньшей инфляцией и более быстрым ростом. Эти результаты осно­ваны на законодательном определении независимости для промышленно раз­витых и бывших коммунистических экономик и на прагматичном определе­нии для развивающихся стран [31].




Независимый государственный орган, формирующий бюджет, может ре­шить проблему общих ресурсов, которая приводит к высокому дефициту бюд­жета и долгам. Если размер бюджета определяет наделенный большими испол­нительными полномочиями министр финансов, то противоборствующие груп­пировки не смогут заказывать для себя обильные пиры за счет других группи­ровок. Процесс утверждения бюджета тут тоже важен. Лучшее решение — ус­тановить порядок, при котором размер бюджета определяет исполнительная власть, а затем законодатели (представители группировок) уже сражаются за его распределение [32].



Хорошие институты, подобные описанным в предыдущей главе (по оценкам Международного путеводителя по кредитным рискам), напрямую смягчают по­ляризацию между фракциями. Этнически разнообразные страны с хорошими институтами в меньшей степени подвержены насилию, нищете и перераспреде­лению благ, обычно связанным с этническим разнообразием. Нейтрализовать этнические разногласия помогает и демократическая форма правления; демок­ратические государства с разнообразным этническим составом по экономичес­ким показателям не уступают этнически гомогенным демократиям [33].

Общества с высоким качеством институтов не отличаются высокой преми­ей черного рынка, низкой степенью финансового развития или образования. И все это независимо от степени этнического разнообразия. В обществах с наи­лучшими институтами нет войн вне зависимости от степени этнического раз­нообразия. Хорошие институты также не допускают крайней формы этничес­кого насилия — геноцида. В странах, занимающих верхнюю треть рейтинга по качеству институтов, геноцидов не было. И наоборот, в странах, находящихся в нижней трети этого рейтинга и одновременно в верхней трети рейтинга эт­нического разнообразия, за последние несколько десятилетий происходили слу­чаи поддерживаемого государством геноцида. Среди примеров — Ангола, Гва­темала, Индонезия, Нигерия, Пакистан, Судан, Уганда и Заир [34].

Институциональные решения не дают нам радикального способа справить­ся с поляризационной политикой, пагубной для роста. Безусловно, общество, поляризованное по классовому или этническому признаку, с меньшей степенью вероятности учредит независимый центральный банк, поставит на должность независимого министра финансов и создаст институты высокого качества. Но по крайней мере мы определили стимулы, которые побуждают государствен­ных чиновников в поляризованных обществах к плохой политике. Это боль­шой шаг вперед по сравнению с обращенными к бедным странам бесконечны­ми проповедями и увещеваниями сменить политику. Нам известны некоторые институциональные рецепты, которые улучшают положение вещей, пусть они и не универсальны. Если законность, демократия, независимые центральные банки, независимые министры финансов и остальные институты высокого ка­чества смогут прижиться, бесконечный цикл плохой политики и слабого роста может прерваться.

Если суммировать выгодные для роста условия, можно сказать, что они бу­дут максимально благоприятными при отсутствии двух наиболее распростра­ненных форм общественной поляризации — классовый конфликт и этничес­кая напряженность. Давайте назовем ситуацию, при которой значительная часть доходов принадлежит среднему классу и в обществе поддерживается от­носительная этническая гармония, консенсусом среднего класса. Общества с та­ким консенсусом обычно отличаются хорошей политикой, высоким качест­вом институтов и высокими темпами экономического роста. Примерами стран с консенсусом среднего класса и высоким ростом могут служить Корея, Япо­ния и Португалия. Страны, поляризованные по классовому и расовому при­знаку, — это, например, Боливия, Гватемала, Замбия; в каждой из них наблю­даются низкие темпы экономического роста.

Когда мы изучаем данные по странам, выясняется, что в обществах с кон­сенсусом среднего класса более вероятны широкое распространение образова­ния, высокий уровень иммунизации, низкая детская смертность, более пол­ный охват населения телефонной связью, более доступная медицина, лучшая макроэкономическая политика, более высокий уровень демократии и более ста­бильные правительства. Все эти условия создают предпосылки для экономи­ческого роста и развития. Подобно тому, как консенсус среднего класса объяс­няет разницу между развитием Северной Америки и Южной, он помогает объ­яснить успехи и неудачи развития по всему миру.

Процветание происходит, когда у всех игроков — участников процесса развития есть нужные стимулы. Это происходит, когда правительство создает стимулы для технологической адаптации, высококачественных инвестиций в средства производства и высококачественного образования. Когда доноры стал­киваются со стимулами, побуждающими их предоставлять помощь странам с разумной политикой, где от помощи будет высокая отдача, а не странам с пло­хой политикой, в которых помощь пропадет впустую. Когда у бедных есть хо­рошие возможности и правильные стимулы, которые требуют реализации со­циальных программ, которые поощряют, а не наказывают за увеличение дохо­да. Когда политики не поляризованы по разным противоборствующим группи­ровкам, а, напротив, всех сплачивает общенациональная готовность инвестиро­вать в будущее. Гармоничное и всестороннее развитие происходит, когда прави­тельство, отвечающее за свои действия, энергично берется за дело инвестирова­ния в общие ресурсы — такие, как здравоохранение, образование и законность.

Необходи­мо создавать стимулы для роста в расчете на тройственный союз — правитель­ства, доноров и частных лиц.

2


Сейчас читают про: