double arrow
Сущность идеи когерентности социологических теорий и ее реализация в современной западной социологии.

Основные парадигмы современной западной социологии.

В качестве парадигм современной западной социологии рассматриваются: структурный функционализм и неомарксизм теории конфликта и социального обмена, символический интеракционализм и этнометодология. В них особое внимание уделяется межличностным взаимодействиям, динамике развития личности, изменению социальных смыслов и значений, раскрывающих преобразование широких социальных структур.

Проблемы и перспективы современной западной социологии.

Судьба социологии в ХХ в. складывалась непросто. Историки этой науки отмечают сложность и противоречивость процесса познания социальной реальности. Социологи, преимущественно, пытались ответить на два фундаментальных вопроса: 1) каковы истоки совпадения и расхождения индивида и социума; 2) каковы факторы и движущие силы социального развития? Ответы на эти вопросы давались самые разные.

На протяжении всего прошлого столетия происходила все бoльшая специализация, автономизация, возрастала замкнутость социологических школ и концепций. В конце ХХ в. стало ясно, что социология переживает кризис, вызванный неспособностью этой науки адекватно отобразить новые социальные процессы. Разнообразные школы и направления приходили ко все большему рассогласованию между собой.

В западной социологии возникли противоречия: 1) между признанием правомерными всех (или основных) концепций и накоплением разноречивых выводов разных школ (направлений) по одной и той же проблеме (что, соответственно, ослабляло истинность каждой из них); 2) между институционально оформленным социологическим сообществом (в рамках национальных, региональных и международных ассоциаций) и концептуально расколотым социологическим знанием; 3) между унифицированным положением социологии, фактически ставшей частью государственно-бюрократической системы, претендовавшей на знание истины "в последней инстанции", и методологическим произволом различных концепций в ней; 4) между практической направленностью прикладной социологии на манипулирование общественным мнением и самим обществом, и возникшим у общества иммунитетом против всякого социального прожектерства; 5) между постоянно отстающей теорией и непрерывно обгоняющими ее социальными процессами, которые та оказалась не в состоянии осмыслить и теоретически отобразить.




К сожалению, для современной западной социологи уже не характерна диалогичность, свойственная философии, в недрах которой она когда-то возникла. Сегодня стало очевидным, что социологическое знание должно быть амбивалентным, то есть, не претендующим на истину в последней инстанции. Тем не менее, заслуги социологии в анализе общественных процессов и явлений бесспорны, авторитет социологических ис-следований как теоретического, так и прикладного характера чрезвычайно высок. И есть все основания полагать, что в XXI в. социология добьется новых выдающихся результатов.



Сущность идеи когерентности социологических теорий и ее реализация в современной западной социологии.

Итак, западная теоретическая социология, как мы могли убедиться, развивается в рамках двух основных парадигм — макросо- циологической и микросоциологической. В обоих случаях мы наблюдали как доведение внутренней логики парадигмы до экстремальных пределов (например, в случае этнометодологии), так и поиски компромиссных решений — иногда более, иногда менее успешны.

В последнее десятилетие наиболее четко обозначилась общая тенденция к конвергенции противостоящих ранее друг другу парадигм, иначе говоря — к переходу от многовариантного к монопарадигматическому статусу социологической науки, от теоретического плюрализма к теоретическому монизму. Идея когерентности социологических теорий исходит из гипотетической возможности объединения структурных теорий и теорий социального действия в интегративную социологическую теорию.

Попытки раздвинуть рамки бихевиористского «догматизма» и выйти на социетальный уровень исследования мы могли наблюдать, например, в теории социального обмена П. Влау. Аналогичные встречные попытки имели место у структурных функционалистов (Т. Парсонс, Р. Мертон и др.). Особенно заметна эта тенденция макро-микроинтеграции у социологов более молодого поколения (Дж. Александер, Э. Гидденс, Р. Коллинз, К. Нор-Цетина, М. Хечтер), отвергающих макроэкстремизм структурных функционалистов и структуралистов и микроэкстремизм бихевиористов, феноменологов, этнометодологов. Эта тенденция обещает стать, по замечанию Р. Коллинза, областью значительного продвижения в ближайшем будущем. С. Эйзенштадт и X . Хелле еще более категоричны: «Конфронтация между макро- и микротеорией принадлежат прошлому».






Сейчас читают про: