double arrow

Лекция 4. РУССКАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ

Общечеловеческие и национальные особенности социологии в России имеют несколько аспектов. Во-первых, они уходят корнями в русскую культуру, в традиции русского освободительного движения. На формирование социальной, а затем и социологической мысли в России большое влияние оказали французские просветители (Монтескье, Вольтер, Дидро, Сен-Симон), английские экономисты (Смит, Рикардо), немецкие романтики (Шеллинг). Это влияние преобладало до первой четверти XIX в., но начиная с первой четверти XIX в., преобладающими и противоборствующими ориентациями в социальном мышлении в России стали славянофильство и русофильство, с одной стороны, и западничество — с другой.

Во-вторых, социологическая мысль в России развивалась как интегральная часть европейской культуры. Выдающиеся деятели русской социологии (М.М.Ковалевский, Л.И.Мечников, Н.К.Михайловский, Е.В.де Роберти и др.) оказали существенное влияние на ее становление как самостоятельной науки об обществе, вышедшей за пределы национальных границ. В то же время она испытала заметное влияние концепций западных социологов: О.Конта, Г.Спенсера, Г.Зиммеля, М.Вебера, Э.Дюркгейма и др.

Становление социологии как самостоятельной науки начина­ется в России со второй половины XIX в., когда в условиях по­реформенного развития страны заметно возрос интерес к соци­альным и духовным проблемам жизни общества, к вопросам справедливости и общественного прогресса. В развитии социо-логической мысли в дореволюционной России можно выделить три этапа: с начала 60-х гг. до 1890 г.; с 90-х гг. до начала XX в.; с начала XX в. до 1917 г.




Первый этап был связан с возникновением целого ряда со­циологических школ и направлений, большинство которых сло­жилось под влиянием позитивистской социологии О. Конта. В позитивизме российских социологов привлекало стрем­ление к научному методу, синтезу знаний, изучению всеобщих социальных законов. Однако увлечение им не было простым за­имствованием. Напротив, российские социологи никогда не были ортодоксальными позитивистами и относились к идеям О. Конта достаточно критично.

На втором этапе (1890 г. — начало XX в.) начинается про­цесс институционализации социологии, которая проникает в ака­демическую среду и все более положительно оценивается в науч­ных и общественных кругах. Предпринимаются отдельные попытки преподавать социологию как учебную дисциплину. Од­нако намерения открыть кафедры или факультеты социологии не получают поддержки правящих кругов. Нет и специальных соци­ологических изданий. Тем не менее, количество публикаций по социологии продолжает расти. Переводятся и издаются практи­чески все работы наиболее известных западных социологов. К концу второго этапа российская социология выходит на международную арену. Российские социологи активно участву­ют в работе Международного института социологии.



Третий этап (начало XX в. — 1917 г.) развития российской социологии отличен признанием ее в качестве объективной на­уки и ростом интереса к проведению широких эмпирических социологических исследований. Ведущей ориентацией социоло­гической мысли на этом этапе становится неопозитивизм.

Остановимся подробнее на нескольких наиболее крупных фигурах российской социологии.

Николай Яковлевич Данилевский(1822—1885) — создатель первой в истории социологии антиэволюционистской модели общественного прогресса. Взамен «произвольных» систем он предлагает «естественную» систему группировки исторических событий, учитывающую многообразие человеческой истории, исходя из определенных типов ее развития, тогда как временная классификация (по степеням и фазам изменения культуры) объявляется второстепенной. Каждый организм, в том числе культурно-историческое явление, рассматривается как целостная система, некий «морфологический принцип», структурный план которого «начертан рукою промысла».

«Человечество», по мнению Данилевского, — только отвлеченное понятие, реальными же носителями исторической жизни выступают «естественные» системы — обособленные «культурно-исторические типы». Главным критерием выделения типов является языковая близость, а сам культурно-исторический тип понимается как сочетание психоэтнографических, антропологических, социальных, территориальных и др. признаков. На место однолинейной исторической схемы Данилевский ставит «драму» многих культурно-исторических типов, каждый из которых образует целостный организм и подобно живому организму переживает соответствующий жизненный цикл от зарождения через расцвет к упадку.

Другим, не менее оригинальным отечественным социологом был Лев ИльичМечников (1838—1888), крупнейший представитель географической школы в социологии, стремился объяснить неравномерность общественного развития изменением значения одних и тех же географических условий, прежде всего водных ресурсов и путей сообщения, в различные эпохи под влиянием экономического и технического прогресса. В соответствии с этим он выделял три периода в истории цивилизации: 1) речной — со времени возникновения первых рабовладельческих государств в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ и Янцзы; 2) средиземноморский — от основания Карфагена; 3) океанический — после открытия Америки.

Усматривая критерий общественного прогресса в «нарастании общечеловеческой солидарности», Мечников считал неизбежным и закономерным переход человечества от деспотического правления к свободе, от угнетения к братству всех людей и народов, по­коящемуся на добровольной кооперации.

Петр Лаврович Лавров(1823—1900) первым ввел в социологическое знание такие термины, как «антропологизм», «субъектив­ный метод», «субъективная точка зрения». Социология представлялась Лаврову наукой нормативной. По его мнению, индивид является единственной реальной движущей силой общества, а потому пренебрегать его интересами — значит проглядеть самые важные социальные явления. Хотя ход истории определен объективными законами, индивид, по-своему интерпретируя исторический процесс, ставит свои цели и выбирает свои средства, трансформируя объективно необходимое в акт собственной воли. Раскрывая основное содержание своего подхода к жизни общества и его процессам, Лавров отмечал, что личность всегда имеет право и обязанность стремиться изменить существующие формы сообразно своим нравственным идеалам, имеет право и обязанность бороться за то, что она считает прогрессом.

Николай Константинович Михайловский(1842-1904) считал, что социология и этика неразрывно свя­заны между собой, утверждал, что нельзя беспристрастно относиться к фактам общественной жизни. Михайловский отверг эволюционную теорию Ч.Дарвина и Г.Спенсера и исходил из теории необходимости спасения индивида от разрушительного воздействия социального контроля. По его мнению, между индивидом и обществом происходит непрекращающаяся война, свидетельством чему является история России. Обратив внимание на то, какое влияние на социальное поведение оказывают подражание, внушение, престиж, Михайловский предвосхитил психоанализ 3.Фрейда.

Главный интерес Николая Ивановича Кареева(1850-1931) лежал в области философии и истории, однако им написано много работ и по социологии. Особое внимание Кареев уделял роли индивида в истории, главной составляющей единицы организованной среды. Он пришел к выводу, что общество является сложным продуктом взаимодействия биологических, физических факторов, а также факторов внешней среды. Социологические исследования Кареева были направлены на развитие идеи прогресса общества. Особая роль отводилась психосоциальной деятельности интеллектуальной личности.

Интересны взгляды отечественного ученогоЕвгения Валентиновича де Роберти(1843—1915), представителя психологического направления. Центральная категория социологии де Роберти — понятие «надорганическое». С одной стороны, это высшая — социальная — форма проявления мировой энергии, а с другой — продукт психического взаимодействия. Надорганическое проходит в своем развитии две стадии: сравнительно простых психофизических отношений, представляющих собой исходный пункт социальности (зачатки «животной общественности», общение первобытных людей), и психологических взаимодействий, обнимающую огромное количество исторических, т.е. общественных, процессов и явлений. Их де Роберти подразделяет на четыре большие группы: науку, философию (или религию), искусство и практическую деятельность, или поведение. Последнее, в свою очередь, подразделяется на технику, экономику, право и политику. Эта классификация была призвана отразить любое психологическое взаимодействие и стать основой его теории «четырех факторов цивилизации».

Русские мыслители и революционеры Михаил Александрович Бакунин(1814-1876) и Петр Алексеевич Кропоткин(1842-1921) обосновывали в своих трудах теоретическое содержание и практическую направленность анархизма. Суть анархии выражена в словах: «предоставьте вещи их естественному течению». Отсюда одна из центральных идей анархизма – идея свободы личности как ее естественного состояния, которое не должно нарушаться ни какими государственными институтами. Восприняв ряд социологических идей Прудона, анархисты считали, что социализм как общественный строй должен быть основан на личной и коллективной свободе, на деятельности свободных ассоциаций. В нем не должно быть никакой правительственной регламентации деятельности людей и никакого покровительства со стороны государства, последнее вообще должно быть устранено.

Важным этапом в развитии социологической мысли в России стала публикация двухтомного капитального труда Максима Максимовича Ковалевского(1851-1916) «Социология». Метод социологии Ковалевского – сравнительно-исторический, основанный на выделении у разных народов групп, сходных по политическим, юридическим, историческим и т.п. характеристикам, рассмотрение которых позволяет выявить основные этапы развития общества в целом. Ковалевский установил главную причину изменений для каждой сферы общественной жизни: в экономике – рост населения, в политике – экономические сдвиги, в общественной жизни – политические практики. Таким образом, сравнительно-исторический метод позволил сделать вывод о генетическом родстве явлений, наметить общую тенденцию развития. Анализ социальных явлений на основе их происхождения Ковалевский назвал «генетической социологией», с помощью которой он исследовал образование основных общественных институтов: семьи, собственности, государства.

Петр Бернгардович Струве(1870 – 1944) – видный теоретик «легального марксизма», считал, что цель общественного развития – всесторонне развитая личность, а общественная организация – средство достижения этой цели, если современное культурное человечество хочет идти путем прогресса. Социальный прогресс не тождествен экономическому. Главенство экономики над социологией, политикой, правом является, по Струве, неверной точкой зрения. В эмпирическом мире есть только один субъект – человеческая личность. При решении политических вопросов необходимо исходить из признания естественных, неотъемлемых прав личности, которые должны стоять выше прав любого коллективного целого. Единственно возможной формой общественного прогресса Струве считал путь реформ. В отличие от революции реформы решают проблемы хозяйственной и экономической жизни страны в условиях строгой государственной регламентации происходящих процессов, без произвола и насилия, с обеспечением всех прав и свобод личности.

Александр Александрович Богданов(псевдоним Александра Александровича Малиновского) (1873-1928) разработал социально-философскую систему, дав ей название тектологии (от tecto — строить, конструировать).

Богданов разработал теорию социальной адаптации, считая, что последняя существенно неотличается от биологической. Показал, как изменения в естественной среде вызывают изменения социальных форм, большинство из которых не выживает в борьбе за существование. Он выделил два типа социальной адаптации — относящихся к знанию и к идеологии. Оба типа тем социальнее, чем больше они пронизаны «социальным инстинктом», силой, заставляющей человека нахо­диться среди других людей, поступать, как они, что особенно полно проявляется в имитации. Социальный прогресс — это развитие обеих форм адаптации.

Георгий Валентинович Плеханов(18561918) — революционер и мыслитель, основатель социал-демократического движения в России. В его работах блестяще изложена марксистская теория общества. Плеханов оценил учение К. Маркса как новый этап в философии и социологии. Он развил материалистическое понимание истории, показав сложность отношений общественного бытия и общественного сознания; подчеркнул роль общественной психологии в той идейной борьбе, которую ведут социальные группы в данном обществе.

Владимир Ильич Ленин(1870—1924) — революционер и социальный мыслитель, основатель Советского государства. В 90-х гг. Ленин в ряде работ исследовал общественный строй России и роль различных классов в надвигавшейся революции. Субъективной социологии Ленин противопоставил марксистскую диалектику, в частности учение о конкретности истины, и материалистическое понимание закономерностей развития общества, роли народных масс, классов и личности в истории. Значительное место в работах Ленина накануне Октябрьской революции 1917 г. и после ее победы занимает марксистская теория государства, соотношение, классовая сущность и функции различных видов демократии и диктатуры, анализ особенностей Советов как государственной формы диктатуры пролетариата, оп­ределение перспектив и условий «отмирания государства». Несмотря на то, что Ленин многие теоретические и методоло­гические вопросы, относящиеся к сфере социологического знания, поставил и разработал впервые, в его работах мы не найдем законченной концепции социологии. Вместе с тем в его трудах можно выделить три уровня развития марксистской социологической мысли: во-первых, дальнейшая разработка марксистской теории общества (прежде всего российского); во-вторых, применение этой теории для анализа различных сфер жизни общества; в-третьих, систематическое проведение исследований прикладно­го характера, в ходе которых он использовал разнообразные при­емы сбора социальной информации.

Питирим Александрович Сорокин(1889-1968) — один из крупнейших социологов XX в. Объектом социологического исследования он считал социальное поведение, социальное взаимодействие. Особое внимание уделял анализу иерархической структуры организованной социальной группы (теория стратификации). Внутри групп существуют страты (слои), выделяемые по экономическому, политическому и профессиональному признакам. Утверждал, что общество без расслоения и неравенства – миф. Меняться могут формы и пропорции расслоения, но суть его постоянна. Наряду со стратификацией Сорокин признает наличие в обществе социальной мобильности двух типов - горизонтальной и вертикальной.

В 1922 г. П.А.Сорокин вместе с другими русскими интеллигентами был выслан из России, работал в Гарварде (США). Там он пришел к выводу, что общество должно стремиться к такому состоянию, при котором человек может развивать свои способности, и помочь обществу в этом могут наука и чутье масс, а не революция. Единственным способом улучшения и реконструкции социальной жизни могут быть только реформы, проводимые правовыми и конституционными средствами. Каждой реформе должно предшествовать научное исследование конкретных социальных условий, и каждая реформа должна предварительно «тестироваться» в малом социальном масштабе. В своих поздних работах Сорокин проповедует идеи альтруистической любви, нравственного возрождения, этической ответственности и солидарности, культурных ценностей.

После Октябрьской революции судьба отечественной социологии складывалась крайне противоречиво. В первые годы Советской власти наблюдался значительный «взлет» социологии. Начался процесс ее институционализации. Были созданы кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах. В 1919 г. учрежден Социобиблиографический институт, в 1919 г. переименовали его в Российский социологический институт. В 1920 г. в Петроградском университете был образован первый в стране факультет общественных наук с социологическим отделением, во главе которого стоял П.А.Сорокин. В эти же годы издается обширная социологическая литература, главным образом теоретического профиля.

Однако формирование авторитарного режима, административно-приказной системы управления всеми сферами жизни общества самым губительным образом сказалось на общественных науках в целом, на социологии в том числе. Так, уже в 1922 г. из страны были изгнаны выдающиеся мыслители, профессионалы — философы, социологи, экономисты. Среди них П.А.Сорокин, П.Б.Струве, Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков и многие другие. С середины 20-х гг. все больше ужесточался идеологический и политический контроль, что вело к подавлению и фактическому запрету любой свежей социальной мысли, к упразднению социологического мышления. Социология была объявлена буржуазной лженаукой, не только несовместимой с марксизмом, но и враждебной ему. Фундаментальные и прикладные исследования в этой области знания были фактически прекращены. Перерыв в развитии социологической мысли в СССР продолжался до начала 60-х гг. Возрождение социологических исследований началось с наступлением «хрущевской оттепели». Исследование теоретических проблем социологии в период «оттепели» сопровождается возобновлением и развертыванием конкретных социологических исследований. В период 70-х — первой половины 80-х гг. началось еще одно наступление на социологию. Но оно было пресечено в середине 80-х гг. Важным этапом в институционализации социологии был XXVII съезд КПСС, который поставил вопрос об органической связи экономического и социального раз­вития, о социальной эффективности экономического развития. Конечно, вмешательство КПСС, равно как и других партий, в дела науки недопустимо. Однако, в силу специфических советских условий, дело в социологии сложилось таким образом, что она была институциализирована в результате решения Коммунистической партии, которая в свое время отрицала ее как науку. Парадокс состоит в том, что это признание явилось последним этапом руководства КПСС социологией.

Хотя до начала девяностых годов социология в нашей стра­не развивалась преимущественно как вспомогательная эмпи­рическая дисциплина, уже в это время были созданы инте­ресные работы по методологии и технике социологических исследований (А.Г. Здравомыслов, Г.В. Осипов, В.А. Ядов, Г.А. Пруденский), по социологии науки (А.А. Зворыкин, Г.Н. Волков), социологии труда (Ж.Т. Тощенко, А.И. Кравченко и др.), социологии молодежи (В.Т.Лисовский, В.И. Чупров и др.). Открылись по всей стране социологиче­ские лаборатории, издавались учебные пособия и читались вузовские курсы по прикладной социологии.

Большим вкладом в развитии социологической науки ста­ли работы
Ю.А. Левады, Т.И. Заславской, А.Г. Харчева, И.С. Кона.

В настоящее время курс общей социологии читается сту­дентам всех специальностей. Социология рассматривается как общеобязательная учебная дисциплина. Что касается разви­тия социологии как науки, то в настоящее время прикладная сфера уже не доминирует над теоретической. Отечествен­ная социологическая наука осмысливает и развивает идеи крупнейших современных социологов, стремясь восполнить многолетние пробелы.






Сейчас читают про: