double arrow

ЭКСТРАОРДИНАРНЫЕ КОНТАКТЫ


Экстраординарные контакты умерших с живыми (никак не наоборот) не имеют научных объяснений. Их иногда интерпретируют как события, порожденные горем, и являющиеся проекцией подсознания скорбящего. Некоторые люди относят эти контакты к галлюцинациям, другие считают их естественными, третьи, наоборот, полагают, что они носят паранормальный характер. До сих пор остается неясным и другое – являются ли подобные контакты продуктом нашего сознания или их источник находится в потустороннем мире?

Поиск ответа на эти вопросы сопряжен с большими трудностями, особенно в связи со спорадическим характером и эфемерностью самих этих событий. Для экстраординарных контактов характерно, что они происходят неожиданно, в условиях, когда живой не предпринимает каких-либо активных попыток общения с умершим. Инициатива контакта обычно исходит от ушедшего. Но в любом случае эти события рассматриваются скорбящими как благая весть и почти всегда приносят существенное облегчение горя от потери близкого человека, чувство умиротворения и защищенности. Как пишет профессор Нью-Йоркского университета Луис Е. Лагранд /41/, изменение поведения скорбящего после таких контактов довольно значительно, во многих случаях они были поворотным пунктом траура.




Как же часто такие благотворные события происходят, и когда они наиболее вероятны?

Согласно сообщению Петера Марриса, 50 % из опрошенных им молодых вдов в Лондоне имели, по их словам, экстраординарные контакты с умершими супругами /41/. В фундаментальном исследовании, проведенном Дэви Рисом, во время которого было опрошено 227 вдов и 66 вдовцов, почти половина из них сообщила, что их покойные супруги являлись им в видениях или галлюцинациях. При этом о благотворном воздействии этих контактов говорили от 67 % до 82 % респондентов /41/.

Совсем недавно был проведен международный опрос, в котором галлюци-нации определялись как чувственный контакт с отсутствующим человеком. В ходе его было опрошено 17 000 респондентов во Франции, Великобритании, Германии, России, США и Италии /120/. Десять процентов подтвердили, что испытывали галлюцинации в состоянии полного бодрствования. Они включали зрительные, слуховые и осязательные контакты, а также ощущение присутствия человека, увидеть которого было невозможно.

В 1984 году Эндрю Грили /110/ в ходе общего социологического опроса населения задавал респондентам вопрос: «Как часто вы чувствовали, что тем или иным образом общаетесь с человеком, который умер?» Из 1445 опрошенных более 40 % ответили, что имели экстраординарные контакты с умершими. В 1987 году Грили и его коллеги из Центра исследования общественного мнения при Чикагском университете провели всеамериканский опрос на ту же тему, в результате которого оказалось, что две трети взрослого населения США были участниками экстраординарных контактов.



 

«То, что было паранормальным, – писал Грили, – в наше время, становится не только нормальным, но и может приобретать лечебный эффект. Однако даже этот факт не привлек внимания ученых, придерживающихся традиций. Существует вполне понятное сопротивление изучению явлений, природу которых мы не понимаем. Куда проще, конечно, отрицать существование подобных явлений. Однако имеется масса свидетельств того, что большое число людей имело так называемые контакты с умершими, и это даже может изменить характер нашего общества».

 

На основании своих многолетних исследований профессор Лагранд выделяет следующие категории контактов: интуитивные ощущения, посмертное присутствие, зрительные контакты, звуковой и осязательный контакт, присутствие животных, обонятельный контакт, символы и знаки, контакт через третьих лиц и, наконец, сны с участием усопших.

При этом Лагранд считает, что экстраординарные контакты с умершими могут иметь место в любое время после смерти, и их не следует ограничивать какими-то временными рамками. Здесь возможны любые варианты.

Интуитивные ощущения

Этот тип контакта имеет наибольшую повторяемость и большинством людей воспринимается как реальное, но непонятное по своей сути явление. Вообще интуиция исключает участие разума или логики, хотя она связана с нашей ментальностью и, особенно, с подсознанием. Но в любом случае – это прозрение!



Ниже приводится описанный профессором Лаграндом один из эпизодов, происшедших с женщиной через шесть лет после смерти ее дочери:

 

«Я только что закончила разговор по телефону с доктором Лаграндом… Мы поделились друг с другом своими историями. Я была поражена совпадением – наши дочери умерли от одной и той же болезни. Разговор сразу же (по крайней мере, с моей стороны) принял доверительный характер. Повесив трубку, я вдруг обнаружила, что освещение (был уже поздний вечер) у меня на кухне изменилось. Свет приобрел тот цветовой оттенок, который у меня с тех пор ассоциируется с ее присутствием; все предметы стали четкими и резкими. Я вся была полна ее присутствием. Какое-то время я стояла неподвижно в состоянии полного умиротворения.

Моя дочь говорила со мной в прямом смысле этого слова, и я понимала ее: «Ты все правильно сделала, ма. Ты должна была с ним встретиться». Потом свет на кухне снова изменился. Ощущение особой умиротворенности исчезло, но осталось тихое чувство счастья. После этого я поступила в школу, где обучают психотерапии. Я теперь меняю профессию и скоро стану профессиональным психотерапевтом, чтобы утешать родителей, у которых умер ребенок»

 

Согласно другим, более ранним рассказам этой женщины, интуитивное ощущение присутствия дочери также всегда сопровождалось изменением светового фона, усилением визуальной четкости предметов, чувствами умиротворения, покоя, понимания и тишины. Подобные ощущения особенно часты у людей, связанных чувством любви и духовной близости (родители, супруги, близкие друзья и, особенно, близнецы).

Момент истины, неожиданный новый взгляд на вещи является актом интуиции. Такие интуитивные вспышки похожи на мистические озарения или на короткие замыкания разума. Интуицию можно уподобить цепочке, у которой видны только начальное и конечное звенья, а остальное находится ниже поверхности сознания.

Профессор Артур Кестлер

Лагранд приводит письмо одного из братьев-близнецов, воевавших в Корее, в котором есть такие строки: «На посту я никогда не был один. Со мной всегда был мой умерший брат. Он был там. Его присутствие здорово помогало мне в тяжелые моменты».

Писатель и профессор Кембриджа К. С. Люис писал о происшедшем интуитивном контакте со своей умершей от рака женой – американской поэтессой Джой Дэвидсон

 

: «В предыдущих записных книжках я писал, что если бы и получил нечто похожее на подтверждение ее присутствия, то не поверил бы в это. Это легче сказать, чем сделать. Даже теперь я не рассматриваю никакие подтверждения подобного рода как свидетельства. Просто сам характер впечатлений прошлой ночи таков, что их стоит зафиксировать на бумаге. Это событие было самым невероятным образом лишено какой-либо эмоциональной составляющей. Просто ощущение того, что ее ум на мгновение соприкоснулся с моим» /117/.

 

Это мгновенное событие принесло Льюису утешение. «Каковы бы ни были его корни, – писал он позже, – это было словно весеннее обновление разума».

Довольно часто восприятие присутствия умершего возникает у нескольких человек одновременно. Приведенный ниже случай произошел сразу же после поминок:

 

«Мы все немножечко устали. Анжела занялась печеньем и варкой кофе, а мы с Эллис и Мэри пошли в гостиную и сели на диван. Разговор наш то затихал, то возникал вновь. В одну из пауз у меня возникло такое чувство, будто Мэтт с нами в комнате. Я попыталась стряхнуть с себя это ощущение. Я повернулась налево, чтобы взглянуть на Эллис и Мэри, они обе смотрели на меня, и на их лицах было такое необычное выражение. Молчание, казалось, длилось целую вечность. Потом я спросила: «Вы чувствуете то же, что чувствую я?» Они почти в унисон закивали и ответили: «Да». Мы все почувствовали, что он с нами».

 

Интуитивные ощущения присутствия умершего могут возникать в разное время – или сразу после утраты, либо спорадически появляться в течение всей жизни, особенно когда человек попадает в сложную или пугающую обстановку (из писем: «…я всегда чувствую присутствие отца, когда мне страшно. Мне легче примириться с его смертью, потому что я знаю: когда он мне нужен, он рядом со мной»). Но в любом случае все, кого эти ощущения уже посетили, уверены в их совершенной реальности и в том, что они приходят из внешнего источника.

Визуальные контакты

Эти контакты, происходящие в виде видений, наиболее убедительны, и, по существу, представляют собой появление материализующихся фантомов людей. В просторечии их называют призраками.

Дж. Тиррел – бывший Президент Общества исследований сверхъес-тественных явлений – предложил классификацию призраков по времени их появления после смерти того или иного человека /148/. Те из них, которые появляются в момент смерти, непосредственно перед ней или же сразу же после нее, названы им кризисными призраками. Во вторую группу включены посмертные явления, происходящие в течение двенадцати и более часов после смерти. К третьей группе отнесены постоянно являющиеся призраки, в четвертую – призраки живых людей, о которых известно, что их «оригинал» находится в другом месте. Обычно призраки являются в знакомой обстановке, чаще дома.

В психологии подобные зрительные контакты с умершими (или умирающими) относят к разряду галлюцинаторных. Они считаются ложным восприятием, порожденным ничем иным, как ненормальным функционированием мозга. Против этого решительно возражает профессор Лагранд, считающий, что в таких случаях нефизический мир общается с человеком, перенесшим утрату. «Я утверждаю, – пишет Лагранд, – что подавляющее большинство людей, имевших подобные видения, вопреки распространенному мнению не страдают ни умственными расстройствами, ни шизофренией». Этот контакт, так же как и интуитивное ощущение присутствия умершего, оказывает благотворное и утешительное воздействие на скорбящего. Многие исследователи, считает он, не приемлют мысль о том, что визуальные послания следует воспринимать серьезно. Они утверждают, что именно сила самовнушения и ожидания скорбящего являются причиной, которая вызывает зрительный образ умершего. Но в то же время множество визуальных явлений имеют место, когда мысли человека, который потерял близкого, заняты другими проблемами. Кроме того, трудно отмахнуться от видений, в которых скончавшийся говорит и дает советы.

Видимо, наиболее распространены кризисные контакты, когда умерший является к своим близким или друзьям, не знавшим о его смерти. Многие из нас слышали о подобных контактах или же сами пережили их. Приведенный ниже случай, описывающий такой контакт, был напечатан в 1896 году в одном из номеров журнала «Русский архив» и является воспоминаниями госпожи Е. И. Раевской:

 

«8 ноября 1859 года барон В. М. Менгден и муж мой провели вечер у князя В. А. Черкасского. Они возвратились домой в двенадцатом часу в веселом расположении духа. Муж мой сошел к себе вниз. А барон, напевая какую-то песенку, подошел к письменному столу, где горели две свечи, и стал заводить свои карманные часы. Вдруг, по какому-то непреодолимому чувству, он поднял глаза и посмотрел на сафьяновый диван, стоявший у стены напротив стола. Что же он видит! Зять его, граф Д. Я. Толстой, бледный и худой, лежит на диване и полными грусти глазами на него смотрит... « Жан!» – воскликнул барон таким тревожным голосом, что муж мой на зов его стремглав бросился к нему вверх по лестнице. Но образ графа, быстро бледнея, уже испарялся, и, когда муж мой вбежал в кабинет, от него осталось лишь легкое, прозрачное облако, которое исчезало, поднимаясь к потолку.

Муж мой любил Толстого. Проплакав всю ночь, он рано утром пришел наверх, где я с детьми помещалась. «Толстого уже больше нет в живых!» – сказал он мне со слезами на глазах и рассказал про видение.

Только три месяца спустя получена была с Йерских островов телеграмма, извещавшая о внезапной кончине графа Д. Я. Толстого» /20/.

 

Интересный случай рассказывает Мэри А. Дэвис из Сан-Франциско, штат Калифорния /68/:

 

«В ноябре 1910 года моя сестра Эллен так серьезно заболела, что мы уже опасались за ее жизнь. Через улицу от нас жила супружеская пара по фамилии Кларк – наши близкие друзья. Муж – Стив Кларк – в то время тоже сильно болел, что мы тщательно скрывали от Эллен. Правда, Эллен и так уже несколько дней находилась практически в коме, так что вряд ли могла воспринимать окружающее.

Однажды рано утром я сидела возле кровати Эллен, когда она вдруг тихо заговорила, не открывая глаз.

– Привет, Стив! – сказала она. – Что ты здесь делаешь?

Ответа я не услышала, зато его, кажется, услышала Эллен, потому что сразу же сказала:

– Мне жаль, что тебе приходится уходить, Стив. Мы будем по тебе скучать.

После этого началась беседа, из которой я могла услышать только то, что говорила она. Судя по всему, собеседник как будто упрашивал ее пойти с ним, поскольку в конце концов она сказала:

– Нет, Стив. Я бы хотела пойти – это было бы замечательно, но я не могу оставить своих детей, они еще маленькие. Прощай, Стив, и удачи тебе. – Вздохнув, она, кажется, заснула.

Вскоре Эллен открыла глаза и впервые за много дней взглянула на меня совер-шенно осмысленно.

– Почему ты не сказала мне, что Стив умер? – спросила она.

– Да нет же, он не умер! – удивилась я. С чего ты это взяла?

– Я знаю, что он умер, – спокойно сказала Эллен. – Он был здесь несколько минут назад и со мной разговаривал. Он сказал, что должен уходить, и звал меня с собой. Я и хотела бы уйти, но не смогла оставить детей.

– Наверное, тебе это приснилось, Элеен! – с отчаянием сказала я. – Ты же спала.

– Нет, я не спала, – ответила она. Я его видела. Он сидел вот здесь, и со мной разговаривал. Он прекрасно выглядел, на нем был коричневый костюм с розовой гвоздикой в петлице.

Я тут же вызвала врача, который вскоре пришел. Как оказалось, он был через дорогу от нас – у Кларков. Стив этой ночью умер, и его положили на стол в коричневом костюме, а жена вставила ему в петлицу розовую гвоздику.

Эллен вскоре выздоровела. Она прожила долгую и интересную жизнь, но даже если мне исполнится сто лет, я никогда не забуду ту ее беседу с мертвым».

 

В книге Джуди Тейтлбаум «Для горя нужно мужество» /143/ рассказывается о женщине, чей умерший отец несколько раз появлялся в ее спальне и каждый раз смеялся. Эти явления стали ее беспокоить и однажды, пытаясь понять, почему он смеется, она «услышала», как он говорит точно так, как говорил при жизни: «Посмейся немного. Не воспринимай это горе так серьезно». После этого посещения отца прекратились.

И еще один подобный случай визуальных контактов:

 

«Похороны наконец закончились, – вспоминает Тина, студентка колледжа. – День был долгим. Вечером я, чтобы снять напряжение, приняла душ. Я оделась и вышла из ванной и пошла на кухню, чтобы приготовить чай. Повернув направо, я увидела отца – он стоял в конце коридора. Перед смертью он перенес несколько ударов и был частично парализован. Он выглядел иначе, чем перед смертью. Он казался жизнерадостным, здоровым и был таким, каким раньше, до болезни. Он постоял там несколько секунд, улыбнулся и исчез. Я думаю, он хотел, чтобы я знала: он отправляется на небеса и его боль наконец-то прошла. Это помогло мне, потому что теперь я знаю, что он счастлив и больше не страдает».

 

В своей книге Лагранд формулирует ряд риторических вопросов о природе подобных явлений. Как передается образ умирающего или умершего тому, кто остался в живых и еще не знает о смерти близкого человека? Как подсознание оставшегося в живых может вызвать зрительный образ умершего, если первый не знает о смерти второго? Почему это событие характерно для некоторых видов родственных отношений и не характерно для других? Ответов, естественно, пока нет. Но уже сегодня появились некоторые надежды, связанные с развитием квантовой физики, приближающим нас к новой парадигме мироустройства. Возможно, что она позволит совершенно иначе взглянуть на природу этих и многих других феноменов, кажущихся сегодня однозначно мистическими.

Звуковые контакты

Они могут варьировать в широких пределах – от музыки или звуков, которые ассоциируются с умершим, до прямого разговора с ним. Иногда возникают смешанные виды контакта, например звуковой контакт в сочетании со зрительным образом или прикосновением умершего. Столь же разнообразны и объяснения этого вида контактов – от телепатии (парапсихологи) до слуховых галлюцинаций (скептики).

Сократ беседовал с Деймоном и считал его источником своей мудрости и этики. Слышала голоса и Жанна д'Арк. Чарльз Линдберг во время своего рекордного полета слышал голоса, которые не давали ему заснуть и оберегали от слишком большого отклонения от курса. Карл Юнг вступал в спор с неким голосом, который он позже идентифицировал как голос древнегреческого поэта Филемона. Говорят, что Моцарт слышал некоторые из своих будущих произведений так, как будто сидел в концертном зале. Известно также, что множество людей, следовавших совету остерегающих голосов, были чудесным образом спасены от угрожавших им бед.

К сожалению, довольно часто люди не отделяют «зерна от плевел» и связывают любые звуковые контакты с психическим нездоровьем живущего, чаще всего с шизофреническими галлюцинациями. Это отношение не очень сильно изменилось со времен Сократа, для которого общение с Деймоном стало одной из главных причин вынесенного ему смертного приговора.

Как же отличить объективные звуковые контакты от контактов, порожденных болезнью? По мнению Лагранда, в первом случае голоса всегда излучают благожелательность к слышащему. Но если человек слышит осуждающие, жестокие голоса, требующие от него каких-то неприемлемых действий, то этот человек болен. Подобные голоса относят к «повелительным галлюцинациям», и они обычно сопряжены с какими-то насильственными действиями.

Лагранд описывает следующий случай комбинаторного контакта с умершим (звуковой и зрительный образ одновременно), происшедший с его ученицей – молодой женщиной из индейской резервации:

 

«Моя бабушка пришла ко мне, – рассказала эта женщина, – и заставила идти за ней. Она показала мне свою ферму, какой она была раньше, и свои цветы. Она говорила и говорила, и мне было так хорошо рядом с ней. Я не понимала, что она говорит, может быть, она говорила на языке мохоков (индейское племя. Прим. авт.).

Потом я увидела у нее пачку семейных фотографий, и она начала со всех них выскабливать лицо моего брата. Она сказала, что мой брат получит серьезную травму в автокатастрофе или еще где-то. Потом она исчезла. Я немедленно позвонила родителям и рассказала им о том, что произошло со мною. Ровно через две недели мой брат попал в больницу после автокатастрофы.

Я была счастлива увидеть бабушку, а сказанное ею поразило меня. Было так приятно оказаться с нею. Такого теплого чувства я еще не испытывала. Это было здорово!»

 

И еще один эпизод, рассказанный Лагранду одной из студенток колледжа:

 

«После похорон отца мы все пришли домой, чтобы перекусить. С нами пришло много друзей. Я, помню, подумала, что хорошо бы немного побыть одной, и пошла на несколько минут к себе в комнату.

Я с трудом поднялась по лестнице, закрыла за собой дверь и уже была готова упасть на свою кровать. Но вдруг я почувствовала чью-то руку у себя на плече и услышала голос отца: «Заботься о матери». Я обернулась, но никого не увидела. Я ничуть не сомневаюсь, что это был мой отец. Он был со мной».

В ряде наиважнейших современных исследований содержатся указания на то, что некоторые люди имеют опыт, выходящий за рамки мира, лежащего во времени и пространстве: эти люди ни в коей мере не относятся к категории умственно отсталых или психически неполноценных.

Доктор Мортон Лелси







Сейчас читают про: