double arrow

Критика Ф. Ницше христианской религии и морали.


 

Переходя к рассмотрению морали, следует отметить ещё пару положений. Христианская мораль приписывается Ницше к явлениям, расслабляющим и вредящим жизни. Эта мораль возвела в ранг достоинств и добродетелей права бесправных, угнетённых: «… у них есть своя добродетель, чтобы долго жить в жалком довольстве собою». С позицией Ницше, с его волей к власти, подобная мораль вредна, так как она сама, как таковая, противоречит требованиям власти, а, как следствие, самой жизни, поскольку жизнь - воля к власти. Мораль для философа противна, она является фактором отчуждения человека от его естества, от чистого ритма жизни. Почему? Посредством морали человек отделяется от мира, она ставит между ним и миром стену иллюзий, она подменяет ответы на вопросы о нашем бытийствовании системой ложных ответов, не органичных для жизни как таковой. Рассматривая критику христианской морали Фридрихом Ницше, нужно руководствоваться тем, что философ не намерен ограждать или исправлять какую-либо действительную или возможную мораль. Цель состоит в том, чтобы уничтожить старую мораль и поставить на её место новую. Лишь таким образом возможно коренное изменение в системе ценностей общества, в образе оценивания вообще. По отношении к религии в принципе, Ницше занимал позицию негативную. Он рассматривал её как то, что формирует в нас несамостоятельное сознание, смирение и, как следствие, несвободу. Религия для Ницше - это символ заключённого в оковы, зависимого сознания. Подобное представление является одной из основ порицания всех нравственных догм, являвшихся поддержкой прежнего человечества. Это причина желания уничтожить всю прежнюю мораль и установить на её месте свою, новую. Проводя свои философские исследования, Ницше, делает весьма интересное утверждение. Он говорит о том, что изначально существовало две системы морали, которые были созданы абсолютно противоположными группами. Первая группа представляла собой аристократию, высшие слои общества и мораль их соответствовала образу жизни, это была «мораль господ». Вторую группу представляли рабы и плебеи, и их мораль соответствовала их образу жизни, и такая мораль - «мораль рабов». «Мораль рабов» явилась реакцией на «мораль господ». Мораль эта была создана людьми, изначально обделёнными жить возможностью за счёт своей силы, эта мораль была нужной, чтобы из разряда «недостаточного» перейти на более высокую ступень. Для этого требовалось обличить мораль сильных, что было сделано посредством введения силы другой - Бога, несущего идею о том, что лучшего достоин лишь тот, кто слаб, бессилен и беден. Эту силу само человечество, которое создало её, убило этой же моралью, которая противоречит истинному ходу жизни. В одной из своих работ Ницше пишет: «Мертвы все Боги; теперь мы волим, чтобы здравствовал сверхчеловек». Можно сказать, что этой фразой на место Бога ставится человек, но это не такой человек, как все мы, а это сверхчеловек. Сверхчеловек - это идеал человека, он не ведает многих моральных запретов и имеет практически неограниченные права, он то, к чему должен стремиться каждый из людей. Но пока что такой вид человека у нас ещё не появился и в мире до сих пор господствует «мораль рабов». Разбирая учение Ницше о морали, можно подойти к такому выводу, что всякий имеет тот тип морали, который наиболее всего соответствует его природе. То есть мораль человека соответствует его образу жизни, мораль общества - соответствует его образу жизни. Образ жизни - вот чрево матери, породившей мораль как таковую. Человек, по природе своей, свободен. Христианская же религия, проповедующая идеал смирения - это оковы, надетые на людей другими людьми ради достижения своих эгоистических целей. В таком случае нам нужно не просто свержение строя, пропагандирующего несвободу и её порождающего, нам нужен новый идеал, а точнее, идеал досократовской Греции, идеал свободной и сильной личности. Нельзя упускать из глаз и тот фактор, что для Ницше люди не равны изначально: одни сильны от природы, другие же, по самой природе слабы: «… люди не равны - так говорит справедливость». Именно из этого природного различия, которое не могло не сказаться на различии в жизни, следует различение морали. Сильнейшие (если обращаться к терминологии Ницше - «хозяева») из них ценят решительность, личное достоинство, настойчивость, самоуверенность и целеустремлённость. Слабые («рабы» - у Ницше) предпочитают этому сострадательность, альтруизм, мягкосердечие и т. п.. После завершения эпохи восстания рабов (три крупнейших восстания рабов в поздней Римской республике: первое сицилийское, второе сицилийское, восстание Спартака) «рабская мораль» становится господствующей и продолжает оставаться таковой, по сей день. По этому поводу Ницше отмечает, что всё идёт так, как оно и должно в условиях, когда рабы приемлют мораль рабов. Плохо в таком случае то, что даже «хозяева» начинают подчиняться этой морали. В основании господствующей морали Ницше выявляет три положения. Во-первых, положение о всеобщем равенстве. Во-вторых, о свободе - каждый должен быть свободен в той мере, в какой он не посягает на свободу других. В-третьих, об абсолютной моральной ценности, не требующей никаких доказательств, так как она цель, а не средство. Мораль, основанная на данных положениях, вполне закономерно предполагает в себе принципы альтруизма, справедливости, сострадания, превосходства духовного над материальным и т. п., а также несамостоятельность человека и заключение его разума в оковы. Собственная моральная позиция Ницше радикально отличается. Его позиция - это позиция «хозяина». В своей морали он ценит жизнь в её биологическом смысле, так как лишь жизнь может иметь абсолютную ценность и порождать всё то, что имеет ценность. Свобода может иметься лишь у того, кто имеет достаточно силы для её завоевания и отстаивания. Люди не равны между собой, они либо лучше, либо хуже, зависит это от того, сколько жизненной силы заключено в каждом из них. Справедливость, в том виде, в котором представляет её господствующая мораль, является для мыслителя ложью, не может истинная справедливость основываться на равенстве. Истинная справедливость заключается в том, что каждый имеет столько, сколько заслуживает, заслуги же измеряются количеством жизни. Равенство, есть не что иное, как показатель упадка. Ложным объявлен и принцип полезности: назначение жизни не в увеличении добра. Сама жизнь - величайшее и высшее добро, лишь это может иметь значение. Принцип альтруизма философом также отбрасывается: если и есть у кого-то великая цель, то она явно важнее благополучия ближнего. Более того, альтруизм причислен к эгоизму, правда, эгоизму слабого. Что же до милосердия, то милосердие - пустая трата энергии на тех, на кого тратить её не стоит, на слабых и немощных, а это противоречит требованиям самой жизни. Лозунг подлинной жизни «падающего - толкни». В человеке Ницше желает видеть «воина». Принимать войну следует не как необходимую службу, а как стиль жизни, нужно постоянство борьбы за свои мысли и идеи. Жизнь требует от человека борьбы, твёрдости, жестокости, а не добра и расслабленности. «Беззаботными, насмешливыми, сильными - такими хочет нас мудрость: она - женщина и любит всегда только воина. Я считаю, что в данной цитате мы можем с полной уверенностью заменить понятие мудрость на понятие жизнь, поскольку коренных изменений в смысл выражения это не привнесёт. Истинная жизнь - она есть мудрость. «Рабская мораль» до сих пор является главной занозой человечества. Самым главным провалом человечества является то, что у неё (у рабской морали) есть все шансы на успех. Воплощение рабской морали в современном мире, философ видит не только в христианстве, но и в социалистическом и демократическом движениях. Данные политические движения Ницше считает производной формой христианской идеологии. Это можно назвать даже не просто производной формой, а в принципе, новой формой христианства, если учесть все те положения, что провозглашаются социализмом и демократией. Когда мы говорим о морали, мы всегда обращаемся к такому понятию как долг. Долг - это те нравственные требования, исполнение которых приписывается нам господствующей моралью. Долг всегда подразумевает собой действие во имя чего-то, но у человечества, как мы уже выяснили, нет цели, следовательно, обращаться к людям с какими бы то ни было нравственными требованиями абсолютно бессмысленно. Когда нет общей цели, то не может присутствовать и общее законодательство, отсюда, по этическому учению Ницше, следует, что нет для всех людей единого пути См. Трубецкой Е. Философия Фридриха Ницше. - М.: ЭКСМО, 2003. - С. 62.. Нельзя оставить без рассмотрения отношение Ницше к состраданию как к одной из основ, которую пропагандирует христианская религия и, как следствие, современная мораль. Сострадание для мыслителя не есть что-то, что мы готовы искренне предоставить кому-то, оно является всего лишь одним из способов самоутверждения и, что самое важное, в первую очередь самоутверждение перед самим собой. Совершенно очевидно, что практически во всех случаях мы могли бы спокойно отвернуться от чужого страдания и не доставлять ему ни малейшего внимания. Когда же мы не даём себе проигнорировать чьи-то страдания, мы, не более и не менее, приходя на помощь к страдающему, утверждаем себя, доказываем сами себе то, что мы о себе помним. Самый главный минус сострадания заключён в том, что оно увеличивает количество страждущих, то есть оно парализует закон естественного отбора, основной закон развития, благодаря чему сохраняется всё то, что уже должно умереть: «Сострадание вообще противоречит закону развития, который есть закон подбора. Оно поддерживает то, что должно погибнуть».. Таким образом, парализуя закон естественного отбора, сострадание парализует и саму жизнь, не давая старому освободить место для нового. Исходя из того, что мы выяснили о сострадании, приходим к ещё одному важному положению этической концепции Фридриха Ницше: для всего живого полезно увеличение его могущества, уменьшение же - вредно: «Всё, что повышает чувство власти, волю к власти, самою власть». - вот то, что является, по мнению мыслителя, важным для жизни. Смысл данного положения предельно прост и ясен: при ослабевании стремления к могуществу индивид приходит к упадку, что может повлечь за собой его исчезновение. Но в чем же философ видит лучшее опровержение современной либеральной морали? Подобное опровержение состоит в доказанности историей полезности зла как такового. Добро современная мораль отождествляет ни с чем иным как с полезностью и целесообразностью, с нравственностью. А что есть нравственность? Нравственность - послушание нравам, а, следовательно, ограничение самоей жизни и нарушение её истинных принципов. Здесь задача современной морали сведена к тому, «чтобы отнять от жизни всю ту опасность, которая прежде была ей присуща» Трубецкой Е. Философия Фридриха Ницше. - М.: ЭКСМО, 2003. - С. 70., получается, что добрым является лишь то, что направлено на безопасность человека и его спокойствие, что явно человека отрывает от жизни. Злое же - это нечто непредвиденное и необычное, это речные пороги в течении жизни, это то, что необходимо преодолевать, чтобы становиться сильнее и превосходить мощью остальных, дабы выдержать естественный отбор. «На деле, однако, злые влечения целесообразны, родоохранительны и необходимы не в меньшей степени, чем добрые, - лишь функция их различна» Добро и зло - это абсолют оценивания всего того, на что распространяется современная мораль, это две крайние точки отрезка морали, «демаркационные линии», если желаете, жизни. Разобрав отношение Ницше к ним, мы можем подвести краткий итог нашего параграфа. Из всего того, что было сказано выше, исходит лишь одно следствие: высшими духовными ценностями для философа являются жизнь и воля к власти как проявление силы и мощи человека, проявление его развития и эволюции, проявление пути к Сверхчеловеку.













Сейчас читают про: