double arrow

Василь Быков, «Сотников»


Зима 1942 года... Партизанский отряд, обремененный женщинами, детьми, ранеными, окружен. На задание отправляются двое — Сотников и Рыбак. Рыбак — один из лучших солдат в партизанском отряде. Его практическая хватка, умение приспособиться к любым обстоятельствам жизни оказываются бесценными. Его противоположность — Сотников. Скромный, незаметный человек, без явных внешних признаков героя, бывший учитель. Почему, будучи слабым, больным, он пошел на ответственное задание? «Почему они, а не я должен идти, какое я имею право отказываться?» — так думает Сотников перед уходом на задание. Когда Сотников и Рыбак попадают в плен, тогда проявляются по-настоящему их моральные качества. Ничто не говорило о том, что крепкий и здоровый Рыбак струсит и станет предателем. А измученный болезнью, ранением, побоями Сотников до последней минуты будет держаться мужественно и примет смерть без слабости и страха. «Я партизан... — не очень громко сказал Сотников. — Остальное ни при чем. Берите одного меня».
Истоками его мужества являются высокая нравственность, убежденность в правоте своего дела, поэтому ему не стыдно было смотреть в глаза мальчика. «Вот и все кончено. Напоследок он отыскал взглядом застывший стебелек мальчишки в буденовке».
В повести В. Быкова нет абстрактного человека. В одном случае страх смерти уничтожает в человеке все человеческое, как это произошло с Рыбаком; в других случаях в тех же обстоятельствах человек преодолевает страх и выпрямляется во весь свой нравственный рост. Такими показали себя и Сотников, и староста Петр, и крестьянка Дёмчиха.




Повесть "Сотников" - повесть-рассуждение о вечных философских вопросах - цене жизни и смерти, трусости и героизме, верности долгу и предательстве, - вопросах, со всей непримиримостью заданных героям Василя Быкова войной.

Что случилось с Рыбаком? Он не одолел судьбы заплутавшегося на войне человека. Он искренне хотел повеситься. Но обстоятельства помешали, и остался шанс выжить. Но как выжить? Начальник полиции полагал, что «подобрал еще одного предателя». Вряд ли начальник полиции понимал, что творится в душе этого человека, запутавшегося, но потрясенного примером Сотникова, который был кристально честным, выполнившим долг человека и гражданина до конца. Начальник увидел будущее Рыбака в служении оккупантам. Но писатель оставил ему возможность иного пути: продолжение борьбы с врагом, возможное признание в своем падении товарищам и, в конечном итоге, искупление вины.

Рыбак соглашается служить полицаем. Он надеется воспользоваться этим, чтобы бежать к своим. Но Сотников не ошибся, предвидя то, что мощная гитлеровская машина уничтожит Рыбака, что хитрость обернется предательством. Финал повести весьма трагичен: бывший партизан по приказу гитлеровцев казнит своего бывшего товарища по отряду. После этого жизнь Рыбака, ранее такая дорогая ему, вдруг теряет свой смысл, оказывается настолько невыносимой, что он задумывается о самоубийстве. Но и это ему не удается сделать, так как полицаи сняли с него ремень. Такова «коварная судьба заплутавшегося на войне человека», — пишет автор.



Огромная нравственная сила Сотникова состоит в том, что он сумел принять страдания за свой народ, сумел сохранить веру, не поддаться той низменной мысли, которой поддался Рыбак. «Все равно сейчас смерть не имеет смысла, она ничего не изменит». Это не так — страдания за народ, за веру всегда имеют смысл для человечества. Подвиг вселяет нравственную силу в других людей, сохраняет в них веру.

 

«Человек и общество»

В рамках данного подраздела можно поговорить о следующих темах:

Человек как часть общества.

Невозможность существования человека вне социума.

Независимость суждения отдельно взятого индивидума.

Влияние социума на решения человека, влияние общественного мнения на вкусы человека, его жизненную позицию.

Противостояние или конфликт общества и отдельно взятой личности.

Желание человека стать особенным, оригинальным.

Противопоставление интересов человека и интересов общества.

Способность посвятить свою жизнь интересам общества, человеколюбие и мизантропия.



Влияние личности на общество.

Место человека в обществе.

Отношение человека к обществу, себе подобным.

Общественные нормы и законы, мораль.

Ответственность человека перед обществом и общества перед человеком за все происходящее и будущее.

Решение человека принять или отвергнуть законы общества, в котором он живет, следовать нормам или нарушать законы.

Человек и общество в историческом, государственном плане.

Роль личности в истории.

Связь между временем и обществом.

Эволюция общества.

Человек и общество в тоталитарном государстве.

Болезни общества. Алкоголизм, наркомания, отсутствие толерантности, жестокость и преступления

ЧЕЛОВЕК — термин, употребляемый в двух основных смыслах: биологическом и социальном. В биологическом смысле человек — представитель вида Homo sapiens, семейство гоминид, отряд приматов, класс млекопитающих — высшая ступень развития органической жизни на Земле. В социальном смысле человек — существо, возникшее в коллективе, воспроизводящееся и развивающееся в коллективе. Исторически сложившиеся нормы права, морали, быта, правила мышления и языка, эстетические вкусы и т.д. формируют поведение и разум человека, делают из отдельного человека представителя определенного образа жизни, культуры и психологии.

ОБЩЕСТВО. Термин может быть применен ко всему человечеству (человеческое общество), к историческому этапу развития всего человечества или отдельных его частей (рабовладельческое общество, феодальное общество и т. п., к жителям государства (американское общество, российское общество и т. п.) и к отдельным организациям людей (спортивное общество, географическое общество и т. п.).

А.П. Чехов, «Ионыч»

Прошло всего четыре года. В городе у Старцева была уже большая практика. Каждое утро он спешно принимал больных у себя в Дялиже, потом уезжал к городским больным, уезжал уже не на паре, а на тройке с бубенчиками, и возвращался домой поздно ночью. Он пополнел, раздобрел и неохотно ходил пешком, так как страдал одышкой. И Пантелеймон тоже пополнел, и чем он больше рос в ширину, тем печальнее вздыхал и жаловался на свою горькую участь: езда одолела!

Старцев бывал в разных домах и встречал много людей, но ни с кем не сходился близко. Обыватели своими разговорами, взглядами на жизнь и даже своим видом раздражали его. Опыт научил его мало-помалу, что пока с обывателем играешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодушный и даже не глупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-нибудь несъедобном, например, о политике или науке, как он становится в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остается только рукой махнуть и отойти. Когда Старцев пробовал заговорить даже с либеральным обывателем, например, о том, что человечество, слава богу, идет вперед и что со временем оно будет обходиться без паспортов и без смертной казни, то обыватель глядел на него искоса и недоверчиво и спрашивал: «Значит, тогда всякий может резать на улице кого угодно?» А когда Старцев в обществе, за ужином или чаем, говорил о том, что нужно трудиться, что без труда жить нельзя, то всякий принимал это за упрек и начинал сердиться и назойливо спорить. При всем том обыватели не делали ничего, решительно ничего, и не интересовались ничем, и никак нельзя было придумать, о чем говорить с ними. И Старцев избегал разговоров, а только закусывал и играл в винт, и когда заставал в каком-нибудь доме семейный праздник и его приглашали откушать, то он садился и ел молча, глядя в тарелку; и всё, что в это время говорили, было неинтересно, несправедливо, глупо, он чувствовал раздражение, волновался, но молчал, и за то, что он всегда сурово молчал и глядел в тарелку, его прозвали в городе «поляк надутый», хотя он никогда поляком не был. От таких развлечений, как театр и концерты, он уклонялся, но зато в винт играл каждый вечер, часа по три, с наслаждением. Было у него еще одно развлечение, в которое он втянулся незаметно, мало-помалу, это — по вечерам вынимать из карманов бумажки, добытые практикой, и, случалось, бумажек — желтых и зеленых, от которых пахло духами, и уксусом, и ладаном, и ворванью, — было понапихано во все карманы рублей на семьдесят; и когда собиралось несколько сот, он отвозил в Общество взаимного кредита и клал там на текущий счет.

За все четыре года после отъезда Екатерины Ивановны он был у Туркиных только два раза, по приглашению Веры Иосифовны, которая всё еще лечилась от мигрени. Каждое лето Екатерина Ивановна приезжала к родителям погостить, но он не видел ее ни разу; как-то не случалось.







Сейчас читают про: