double arrow

Особенности развития литературы в ХХI веке


Лекция

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русская литература XVIII века явилась важным этапом в жизни русского общества, в становлении его духовной культуры, его национального самосознания. Уже в первые десятилетия были заложены основы идейных представлений, тем, литературных жанров, получивших в дальнейшем развитие в литературе. Важным этапом было утверждение классицизма как литературного направления. Именно в XVIII веке была решена историческая задача преобразования стихосложения. Было начато формирование русского литературного языка.

Классицизм создал новые литературные формы, соответствующие новому содержанию, новым общественным и гражданским идеалам.

В этот период происходит процесс становления и развития периодической печати. Выходит первая газета «Ведомости», сатирические журналы Сумарокова, Новикова, Крылова, появляются первые научно-популярные, а затем и литературные журналы и альманахи.

Процесс развития русской литературы и русской общественной мысли XVIII столетия подготовил дальнейший расцвет литературы всего последующего периода. Определяющей тенденцией в развитии литературы было усиление ее связи с жизнью, зарождается реалистическая тенденция в поэзии Державина, в творчестве Фонвизина, Новикова, Крылова, Радищева.




Писательская и историческая деятельность Карамзина во многом предвосхитила литературную деятельность Батюшкова, Жуковского и других поэтов начала XIX века.

С середины XVIII века многие произведения русской литературы были переведены на иностранные языки и получили широкую извстность и популярность.

Несмотря на различие мировоззрения и эстетических взглядов, прогрессивные писатели XVIII столетия провозгласили и утвердили в своем творчестве идеал свободного, независимого писателя– выразителя общественного мнения.

Интересные процессы происходят в области эпической поэзии: «Богатырская» поэма Карамзина «Илья Муромец», «Бахарьяна» Хераскова, «Бова» Радищева прокладывают путь к поэмам Пушкина «Бова» и «Руслан и Людмила». В области драматургии первым опытом общественной сатирической комедии оказался фонвизинский «Недоросль». Следующими будут «Горе от ума» Грибоедова и «Ревизор» Гоголя. В творчестве Карамзина зарождаются предромантические течения. «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева начинает монументальную революционную прозу, яркими вехами которой в XIX веке станут «Былое и думы» Герцена и «Что делать?» Чернышевского.

В XVIII веке русская литература начинает входить в русло литературы общеевропейской.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПОСОБИЯ:

1. Благой Д.Д История русской литературы XVIII века. М., 1960.

2. Федоров В.И. История русской литертуры XVIII века. М., «Просвещение». 1982.



3. Кулакова Л.И. Очерки истории русской эстетической мысли XVIII века. Л., 1968 .

ТЕКСТЫ:

1. Русская литература XVIII века. / Сост. Г.П. Макогоненко. М.-

Л., 1970.

2. Хрестоматия по русской литературе XVIII века. / Сост. А.В.

Кокарев. М., 1965.

3. Русская литература XVIII века. 1700-1775. Хрестоматия. / Сост.

В.А. Западов. М., «Просвещение». 1979.

4. Кантемир А.Д. Собр.стихотворений. Л., 1956.

5. Ломоносов М.В. Избр.произведения. М.-Л., 1965.

6. Державин Г.Р. Стихотворения. М., 1963.

7. Сумароков А.П. Избр.произведения. М.-Л., 1957.

8. Фонвизин Д.И. Собр.соч. В 2-х томах. М.-Л., 1959.

9. Радищев А.Н. Полн.собр.соч. М., 1938-1952. Т. I-III.

10. Карамзин Н.М. Избр.соч. В 2-х томах. М.-Л., 1964.

11. Русская сентиментальная повесть. / Сост. П.А. Орлов. М., 1979.

Конец ХХ в. был ознаменован в русской литературе явлением, которого никогда до этого не было. Наряду с современными произведениями стала интенсивно публиковаться литература русского зарубежья и «возвращенная» («задержанная») литература. В результате читатель оказался перед выбором: читать сложную, не всегда понятную постмодернистскую литературу или узнать, как под иным углом зрения рассматривались события ХХ века. Общество было очень политизировано, многим хотелось понять, почему так стремительно рухнул Советский Союз, поэтому ответ оно искал в альтернативных источниках.



Но время прошло. Лучшие образцы литературы «возвращенной» и русского зарубежья были опубликованы. И все вернулось в обычное русло. Читатель обратил внимание на новых авторов, на нового героя, на новую манеру повествования. Не всем современная литература нравится, но так всегда было, есть и будет. Как говорил Жуковский: «Потомство раздает венцы и посрамленье». И то, что сейчас нас раздражает, вполне возможно, через определенное время станет классикой.

К началу ХХI века споры о постмодернизме завершились. «Конец литературы», как предсказывали некоторые критики, не наступил. Постмодернизм вступил в свои права, потому что это не только литература, но и философия, и окружающая действительность. Общество вступило в постиндустриальный этап развития, где потребитель превалирует над творцом. Современные технологии помогают быстрому и беспроводному общению людей. Интернет раздвинул горизонты. Увеличилась скорость получения информации и ответа на нее. В таких условиях человек уже не может и не хочет тихо бродить по аллеям парка, любоваться закатами и восходами, разбираться в душевных переживаниях. Человек торопится жить, брать от этой жизни как можно больше, получать удовольствие здесь и сейчас. Человек познал виртуальное пространство, машины его интересуют больше, чем люди. Молодежь заражена нигилизмом и стремится не к созиданию, а к разрушению, чтобы на месте разрушенного построить новее, но такое, какое бы точно не было похоже на то, где жили его отцы и деды. Мир стал жестче. Здесь надо не вздыхать, а действовать. И литература откликается на веяние времени. Она не отражает действительность, а конструирует ее. Она населяет художественное пространство не только людьми, но и симулякрами (т.е. подобием). Писатели легко перемещают своих героев во времени, сопрягая и переплетая временные пласты. В жестоком мире герою живется плохо, и он или превращается в «маленького человека», в жертву обстоятельств или в сверхчеловека, который ни любить, ни дружить, ни сочувствовать никому не может.

Старшее поколение, воспитанное на «правильной» советской литературе, возмущается, захлопывает такие книги, выключает телевизор, пишет разоблачительные статьи в газеты, призывая вернуться к временам Льва Толстого и покопаться в душе человека. Молодое поколение, выросшее в очень сложное и противоречивое время, читает эти книги, смотрит фильмы, спорит, в Интернете обменивается мнениями. Произошел разрыв между «отцами» и «детьми». И каждый считает, что правда на их стороне. В результате учителя жалуются, что дети не читают, а ученики смотрят на литературу, как на предмет не обязательный для изучения. И многие учителя литературы понимают, что если ученикам разрешают выбирать предметы в старших классах, многие из них потеряют работу. Нужно ли заниматься психологическими корнями этого явления? Надо ли сравнивать эпохи? Ведь все повторяется. А может быть, просто посмотреть внимательно и объективно на процессы, происходящие в современной литературе? Ведь сколько бы ни возмущалась одна часть читателей, всегда найдутся те, кому современная литература нравится со всеми ее экспериментами. Сколько бы мы не вопили: «Ужас!» - писатели будут создавать свой художественный мир и излюбленных формах поднимать волнующие проблемы.

Лучше давайте разберемся в современной литературе ХХI века.

Итак, литература начала ХХI века живет по закону «рубежа веков», а это всегда связано с «усталостью» прежних методов, зарождением новых течений и направлений, поиском новых жанров, новых героев, экспериментами в языке. Вспомните рубеж ХVIII-ХIХ веков, рубеж Х IХ – ХХ веков. Везде шла борьба старого и нового. В первом случае на смену классицизму приходил сентиментализм и романтизм. Во втором случае на смену социалистическому реализму пришел постмодернизм. На рубеже веков всегда у писателей возникает ощущение трагического противоречия действительности. Читатели не могут однозначно принять новые произведения, говорят о «конце литературы», о «о тупике» , о «чистых экспериментах». В этом упрекали Карамзина за его «Бедную Лизу». А он этой повестью прокладывал новый путь в литературе. В этом обвиняли футуристов и имажинистов. А они искали новый язык. А уже о постмодернизме и говорить нечего. Его обвиняют в гибели литературы.

В. Розанов, философ начала ХХ века, говорил о писателях своего времени: «Души в вас нет, господа: и не выходит литература». А мы теперь с восторгом изучаем литературу Серебряного века. А.В.Шаров связывает современный литературный процесс с двадцатыми годами ХХ века, считая, что мы сейчас генетически ближе всего к этому периоду, когда множество течений и направлений буквально ошеломили читателей, когда создавались многочисленные объединения, шли бесконечные споры. «Мы не только кончаем, завершаем то, что они начали, - пишет А.Шаров, - не только дописываем их книгу: им самим говорим, как, чем она завершится, - мы и очень похожи на то поколение своим ощущением жизни». Да мы, теперь приняли Серебряный век, хотя, подчас, произведения модернистов анализируем по схеме реализма, упуская или не видя характерные особенности поэтики акмеистов, имажинистов, символистов. С футуристами легче, там все на поверхности. Но к концу ХХ века мы, наконец-то, приняли литературу начала ХХ века. С постмодернизмом сложнее.

Попробуем в этом разобраться. В конце ХХ века произошел слом литературной эпохи, был утрачен литературоцентризм в обществе, резко изменился тип писателя. Мы привыкли, что русская литература – это «энциклопедия русской жизни», это «учебник жизни», это «психологический портрет» русского человека. Но сегодня литература оказывается от воспитательной, учительной миссии. Раньше литература заменяла человеку жизнь. А теперь человек не хочет жить по образцу литературных героев. Но еще Блок писал, что «современная литература интересна уже тем, что она эстетически отражает наше время». «Литература помогает человеку уточнить время его существования», - сказал И.Бродский. Е. Попов в повести «Душа патриота, или различные послания Фефичкину» пишет, обращаясь к современному писателю: «Не теряй зря времени, описывает то, что пока есть».

В ХХI веке продолжают творить писатели четырех поколений. В. Распутин пришел в литературу в 60е годы. А в 2002г. написал рассказ «Изба», за которую получил премию Фонда Солженицына, в 2004г. повесть «Дочь Ивана, мать Ивана», которая ставит острые проблемы нашего времени. А.Битов, В.Маканин, Л.Петрушевская, В.Токарева, С.Соколов пришли из 70х годов. И.Бродский писал о них «В нравственном отношении это поколение было среди самых книжных в русской истории». Для них был характерен андеграунд и самиздат. Они стали сомневаться не только «в новом человеке, но и в человеке вообще». Именно это поколение начинает осваивать постмодернизм. А теперь они являются ведущими постмодернистами нашей литературы.

В «перестройку» (80е годы) в литературу буквально ворвались В.Пелевин, Т.Толстая, Л.Улицкая, В.Сорокин, А. Слаповский, О.Славникова, М. Палей. Не было цензуры. Писатель стал свободен. Он обратился к запретным прежде темам: ужасы тюрьмы, армейской «дедовщины», быт бомжей, проституция, алкоголизм, борьба за физическое выживание. Они продолжили традиции гоголевской натуральной школы с интересом к маленькому человеку», к «униженным и оскорбленным». И сегодня они не боятся «чернухи», показывая народный мир как концентрацию социального ужаса, принятого за бытовую норму. Их проза передает ощущение неблагополучия современной жизни. Их интересует мир «дна», о котором раньше стыдилась говорить, но который существовал в ХХ веке, существует и сейчас.

В конце ХХ века появляется четвертое поколение писателей. Это А.Уткин, А. Геласимов, Е. Садур, Б. Ширянов, М.Шишкин и др. В.Ерофеев писал о них: «Молодые писатели – первое за всю историю России поколение свободных людей, без государственной и внутренней цензуры, распевающих себе под нос случайные рекламные песенки». Их называют «поколение next». О.Славникова пишет о них: «Правота молодости основана не на экспертизе, не на знании того, чего, к примеру, не знает тридцатипятилетний человек, а на свободе. Писатель из next’ов отвергает эстетику изысканного индивидуализма, нытья и распада. Роль социального аутсайдера ему не по вкусу, он примеряет на себя роль молодежного лидера».

Главное – это то, что в какой бы форме не создавалось произведение, оно всегда отражает нашу действительность, всегда говорит о борьбе Добра и Зла.

Литература ХХI века пытается ответить на три вопроса:

1) Кто виноват?

2) Что делать?

3) Кому на Руси жить хорошо?

Представители неонатуралистической литературы (В.Распутин «Дочь Ивана, мать Ивана», О.Ермакова «Афганские рассказы», А. Слаповский «Кумир», «Братья», Д.Быков «Орфография») утверждают, что виновато деградирующие в нравственном отношении общество, для которого деньги стали главной ценностью. Чтобы спасти мир, надо обнажить язвы этого общества, назвать «болевые точки» эпохи, взяв на себя роль судьи. А на Руси сегодня жить всем трудно. Вот такой довольно пессимистический взгляд на мир. Особенно печальна картина села, авторы не видят перспективы ужасаются от мысли, что отрываются наши корни, мы утрачиваем устойчивость, традиции, нравственность (Н.Ключарева «Россия: общий вагон», «Один день в Раю», «Захар Прилепин «Санькя», ________________

Представители неорелигиозной литературы (Е.Чижова «Лавра») утверждают, что человек потерял Бога в душе. Значит надо искать «дорогу к храму». Мы неофиты. И путь этот очень трудный, требует больших усилий самоотдачи. Никто на этом пути нам не поможет. Надо добираться самому. При этом писатели показывают путь не героической личности, а «маленького человека», главная задача которого «не упасть самому и поддержать ближнего». А на Руси хорошо жить тому, кто пришел к истинной вере, кто сумел очистить душу и вернуть ее к истокам, к той главной Книге, в которой описана жизнь Сына Человеческого.

Суфражистская (т.е. дамская, женская) литература утверждает, что во всем виноваты человеческие слабости, эгоизм, карьеризм, неумение любить ни себя, ни других. Надо избавляться от этих пороков. Да, в жизни много несправедливости, она полна ошибок и разочарований. Но жить хорошо только тому, кто умеет любить, прощать, приходить на помощь, забывая о себе. (В.Токарева «Центровка», «Не сотвори», Е.Домолят «Путь домой», Л. Улицкая «Сонечка», «Медея и ее дети», О. Славникова «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», Д.Рубина «Терновник»._____

Все перечисленные выше течения современной литературы можно объединить общими чертами. Проза (а мы сейчас говорим только о прозе) названных авторов тяготеет к реализму, хотя в ней легко угадываются черты как модернизма, так и постмодернизма. Писатели показывают современный мир в клубке противоречий, рисуют «маленького человека» в повседневном быту, четко выражают свою позицию. Язык этих произведений образный, не стремится к нарушению норм литературного языка. Здесь нет экспериментов.

История человечества отмечена последовательной сменой культурных эпох. ХХI век – это эпоха постмодерна. Постмодерн – это глобальное состояние цивилизации конца ХХ – начала ХХI века, вся сумма культурных настроений и философских тенденций, связанных с ощущением завершенности целого этапа культурноисторического развития, изжитости «современности», вступления в полосу эволюционного кризиса. Весь многовековой опыт подвергается переосмыслению. На основе понятия «постмодерн» возникло производное от него понятие «постмодернизм» для характеристики определенных тенденций в культуре.

Постмодернизм – порождение постиндустриального общества (т.е. общества потребителей).

В доиндустриальном обществе действительностью для людей является естественный мир.

В индустриальном обществе действительностью для людей является технический мир.

В постиндустриальном обществе действительностью для людей является социальный мир, без природы и вещей, это игра между людьми.

В литературоведении термин «постмодернизм» появился в 1975-76гг. в Америке.

Постмодернизм – символ постиндустриального общества, он сигнализирует о конце идеологической борьбы наступлении эпохи конформизма, эстетического эклектизма.

Постмодернизм – это новая фраза модернизма.

«Постмодернизм, - писал В.Ерофеев, - это переход в состояние, когда читатель становится свободным интерпретатором и когда писатель не бьет его по рукам и не говорит: «неправильно читаешь, читай иначе», - это момент высвобождения, и в этом смысле постмодернизм на сегодняшний день – достижение свободы в литературе».

Постмодернизм – это искусство, которое передает ощущение кризиса познавательных возможностей человека и восприятия мира как хаоса, управляемого непонятными законами или просто игрой слепого случая и разгулом бессмысленного насилия.

Постмодернизм держится на трех постулатах:

1. Абсолютной истины нет, и правда каждого имеет право на существование.

2. Тайна жизни непознаваема.

3. Утрата веры в высший смысл и познавательные возможности человека.

Признаки постмодернизма:

· неопределенность повествования;

· фрагментарность (коллаж, монтаж, разорванный текст);

· безличность (стирает личность);

· ирония;

· гибридизация (мутантное изменение жанров);

· конструктивизм (конструирует реальность);

· искусство – художественная машина, генератор интерпретаций;

· (например, заглавие должно быть таким, чтобы читатель не догадался, о чем пойдет речь в произведении и начнет придумывать свои версии содержание).

Постмодернизм называют «всеядным», т.к. он вбирает в себя все, что ест в культуре.

Постмодернизм использует язык массовой культуры. Оригинальность (новаторство) постмодернистских писателей заключается в умении находить новые способы варьирования и комбинирование старого.

Постмодернизм создает произведения на грани литературы и философии, литературы и литературоведения, литературы и истории.

Идет развитие «второстепенных» жанров: эссе, мемуары, жития, летописи, комментарии, трактаты. Постмодернизм использует травестийное (травестия- переодевание) снижение классических образцов, иронизируя и пародируя их.

В русской литературе было 4 периода постмодернизма:

1) конец 60-х-7-е годы ХХв.- период становления

(Абрам Терц «Прогулки с Пушкиным»,

Андрей Битов «Пушкинский дом»,

Венедикт Ерофеев «Москва – Петушки»,

Иосиф Бродский. Стихи.)

2) конец 70-х-80е годы ХХ в. – развитие в андеграунде и самиздате

(Евгений Попов «Душа патриота, или Различные послания к Ферфичкину»;

Саша Соколов «Палисандрия», Михаил Берг «Рос и я»)

3) конец 80х-90е годы – период легализации

(Дмитрий Гаяковский «Бесконечный тупик», Андрей Битов «Оглашенные»; Зиновий Зиник «Лорд и егерь»)

4) первое десятилетие ХХI века

(Михаил Шишкин «Взятие Измаила»;

Виктор Пелевин «Generation’П’»;

Сергей Лукьяненко «Ночной дозор»;

Валерия Нарбикова « … и путешествие»;

С.Бабаян «Без возврата. Негерой нашего времени»).

Постмодернизм нашел своего героя. Это негерой. Критик М.Ремизова определяет типичные черты негероя современной литературы: скептик, анемичен, он боится что-либо делать, угрюм, раздражен всем на свете, не хочет жить, ленив, ни во что не верит.

Характерной чертой постмодернистской литературы является интертекстуальность (диалог старого и нового текста).

Например: Однажды в студеную зимнюю пору

Сижу за решеткой в темнице сырой.

Гляжу, поднимается медленно в гору

Вскормленный в неволе орел молодой.

(Лев Рубинштейн)

На основе текстов Некрасов и Пушкина рождается новый текст с иным содержанием.

Постмодернизм открывает эпоху «смерти автора», когда искусство становится игрой цитат, откровенных подражаний, заимствований и вариаций на чужие темы.

В современной литературе большое внимание уделяется форме. Прежде всего это появление новых или развитие старых жанров.

Антиутопия – антитеза мифу, утопии. Она оспаривает миф и построении идеального общества.

Исторический процесс в антиутопии делится на 2 отрезка: до осуществления идеала и после. Между ними катастрофа, революция или другой разрыв преемственности.

Хронотоп – локализация событий во времени и пространстве. Все события происходят после (переворота, войны и т.д.) и в каком-то определенном, ограниченном от остального мира месте.

Герой стремится разрушить ритуал жизни. Конфликт между «я» и «мы».

Первая антиутопия была создана Е.Замятиным («Мы», потом были романы А.Платонова «Чевенгур» и В.Набокова «Приглашение на казнь».

В ХХI веке антиутопия уже не предсказывает будущее, не прогнозирует его, а помогает узнать реальность. В ней мы видим сочетание гиперболизированных деталей нашей действительности с фантастическими сдвигом этой действительности.

В конце ХХв. Появляются антиутопии и Л. Петрушевской «новые Робинзоны», В.Маканина «Лаз», А.Кабакова «Невозвращенец».

ХХIек открыла Т.Толстая романом «Кысь». В 2001 г. писательница стала лауреатом самой престижной премии Smirnoff-Букер, чем очень порадовала читателей.

Еще более популярны в наше время произведения, написанные в жанре «римейка».

Римейк (переделка) появился сначала в кинематографе. Вспомним бесконечные вариации на тему Золушки – фильмы «веселые ребята», «Волга-Волга», «Светлый путь».

Затем в западной литературе вошли в моду новые версии широко известных произведений.

В ХХI веке в России ярко заявил о себе Евгений Попов, пишущий в основном в жанре римейка. Его роман «Накануне накануне» является переделкой романа Тургенева элементами романов «Дым» и «Новь». Как и положено в римейке действия романа Попова переносится в наши дни в Германию. Тургеневская Елена Стахова превращается (здесь уже Бунина присоединили). Диссиденты ведут споры о будущем России. Руся влюбляется в ученого Инсанахорова (симбноз литературного героя Инсарова и реального Сахарова). Между литературными героями действуют реальные литераторы конца ХХ века: сам Евгений Анатольевич Попов, Виктор Ерофеев и Дмитрий Александрович Пригов. Их больше занимают вопросы творчества. Сквозь призму проблем, волновавших русскую интеллигенции. ХIХв., Попов всматривается в сегодняшний день приводит параллели, ищет выход их тупика. В стилистике романа важную роль играет интертекст.

Не менее популярным жанром ХХI века является травестия (переодевание). Также как и в римейке современные авторы опираются на классические сюжеты, но используют их для показа абсурда реальности. В результате трагедия превращается в фарс, глубокие философские проблемы ХIХ века мельчают под натиском современного оскудения мысли. Писатели будто взывают к читателю остановиться в гонке за золотым тельцом, перестать барахтаться в грязи выживания и посмотреть на себя, а еще лучше – в глубь себя, привести свои мысли в порядок. В жанре травестия наиболее ярко себя проявил Вячеслав Пьецух, автор рассказов «Наш человек в футляре», «Палата №7», «Жизнь негодяя», повести «Новая московская философия». Взяв за основу сюжеты известных произведений Чехова, Достоевского, Гончарова, писатель обещает взор на человека ХХI века. Все повторяется. И футлярность, и обломовщина, но только наш современник менее подготовлен к испытаниям и быстрее становится жертвой обстоятельств, своего безделья. Он даже преступления не может совершить на основе какой-то теории, так как, погруженный в мелкую реальность, он дальше своих банок с соленьями ничего не видит. Трагедия превращается в фаре, который еще ярче вырисовывается на фоне классической первоосновы. Чувство вторичности перерастает в комплекс второсортности. В травести постоянно преследует мысль, что чего – то главного не хватает, всякое движение происходит будто в пустоте. Это ощущение усугубляется появлением замаскированных обманных точек, каждое событие оказывается «дыркой».

Самый «модный» и популярный жанр прозы ХХI века – киберпанк. Его создал в 983г. американец Брюс Бетке. Киберпанк показывает новое направление в развитии цивилизации: информатизацию общества.

В России в этом жанре пишут Александр Тюрин (роман «Сеть»), Сергей Лукьяненко (романы «Лабиринт отражений, «Дневной дозор», «Ночной дозор»), Виктор Пелевин «роман «Принц Госплана»), Дмитрий Шубин («Пять дней мимикрии»).

Киберпанк описывает взаимодействие человека – машины с технологическими системами. В произведениях показывается будущее, где властвуют всепланетные корпорации, а компьютерные гении – одиночки борются за свободу.

Мир, который описывают писатели, близок «мозговому экрану». Здесь нерасторжимы человеческое и машинное, желание и мышление, мозг и бессознательное. В сюжете искусственное усложнение реального мира с помощью воображения предстает как бесконечный инженерный проект, когда мир технологий бесконечно производит новые и новые образы.

Компьютерам в таких произведениях придается огромная мощь и сила. Они вторгаются в повседневную жизнь, манипулируют сознанием человека. Киберпространство становится второй реальностью. А вся жизнь наполняется чередой катастроф.

Пассивное общество находится в плену информационной власти, которая манипулирует сознанием людей. Этот мир холодный и отстраненный, в нем нет места искреннем чувствам, любви, сопереживанию. В человеке открывается нечеловеческий атом, который разрушает заранее заданный алгоритм, а на руинах открывается мир иных ценностей.

С киберпанками ассоциируются люди, работающие на будущее. Это «экстропианцы», которые рассматривают развитие человечества как разработку новых политических институтов. Они считают, что люди будут по мере надобности стихийно организовывать временные властные структуры, а затем легко отказываться от них. Появляются «транслюди», которые изучают новейшие современные технологии, чтобы расширить врожденные способности человека и увеличить продолжительность жизни. В современном мире техника и жизнь неразделимы. Человек и машина – всего лишь результат разного рода взаимозависимых процессов, разных возможных сочетаний атомов. Но в мире, который достиг совершенство, появляется линия разлома, в которую заложен крах этого разлома.

Главная задача Системы в киберпанке – лишить общество гуманизированной человечности, чтобы люди почувствовали себя винтиком в тотально машинизированном мире.

Этому противостоят «Островки свободы», создаваемые цифропанком. Герой – пессимист и циник, для него нет различия между Добром и Злом, но он обладает могучим интеллектом. Он борется за личную свободу, не допускает клонирования, не допускает вторжения в свой собственный мир. Его сопровождают взрывы, катастрофы, но он побеждает все и, добывая свободу себе, невольно спасает мир. Его действия показывают, что на любого киберзлодея найдется кибергерой, который будет действовать ради своей выгоды, а в результате спасет планету и человечество.

Кстати, в киберпанке герой обязательно должен быть в черных или зеркальных очках, что помогает ему видеть виртуальный свет.

Для киберпанка характерны: динамизм сюжета, зрелищность, трагикомические ситуации, урбанизм. Язык этих произведений переполнен специфическими терминами. Фразы рубленые.

Так, один из самых сейчас популярных писателей, Виктор Пелевин, постоянно вводит в свои произведения элементы киберпанка. В романе «принц Госплана» герои обитают в двух мирах: в реальном и разных компьютерных программах. Окружающий мир – череда искусственных конструкций. Читатель погружается в абсурд, где возможно различить настоящую и выдуманную реальность. Писатель утверждает, что всякая версия мира существует только в нашей душе. Герои проходят череду превращений, которые символизируют процесс перемены не только внешний, но и внутренней.

Интересен роман В.Пелевина «Generation ‘П’», в котором вся видимая жизнь виртуальна, т.к. нарисована программистами. Конечно. Это не киберпанк в чистом виде, но его элементы явно здесь видны. Политическая жизнь России создается через компьютерную анимацию. Роман смоделирован по меркам киберпространства. Герои – симулякры. Внешне они люди, но на самом деле это маски современных пороков. Это поколение, которое делало историю 90х годов в режиме виртуального симулирования. Появилось новое существо – «оранус», у которого нет глаз, ушей, носа и ума, есть только одна нервная клетка – телевизор. Оранус занят потреблением рекламы и ее воспроизводством. И хотя у Пелевина нет тех катастроф, которые так любят показывать Тюрин, Лукьяненко, Шишкин, его сюжеты не менее трагичны. На втором плане двойного кодирования в романе «Generation ‘П’», как в любом постмодернистском произведении, легко угадываются отзвуки произведений Хэмингуэя, Сэлинджера, братьев Стругацких, Кастанеды, Ирвины ВЭЛША.

Читать произведения современной литературы трудно, но интересно. Вступая в «игру» с писателем, начинаешь проверять себя на знание не только русской, но и мировой классики. Сопоставляя проблемы, поднимаемые художниками прошлого, с проблемами сегодняшнего дня, лучше понимаешь бессмертие классики и повторяемость всего сущего. А познавая прошлое, лучше осваиваешь настоящее и можешь прогнозировать будущее.







Сейчас читают про: