Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или 7 страница




показания.

Исходя из сказанного, субъекты ложных показаний — лица, поведение которых не является предметом

разбирательства, т. е. потерпевшие, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики. Не являются субъектами

данного состава и не подлежат ответственности по ст. 307 УК РФ подозреваемые, обвиняемые, подсудимые,

истцы, ответчики, третьи лица.

Не может наступить ответственность за это деяние и в том случае, когда на каком-то этапе следствия

лицо допрашивалось в качестве свидетеля и предупреждалось об ответственности за ложные показания, но

допрос производился во время задержания.

Особое положение среди субъектов ложных показаний занимает потерпевший. Нередко случается, что он

также участвовал в совершении неправомерных действий (первым начал драку, оскорбил обвиняемого и т. д.),

но не желает рассказывать об этом. И хотя потерпевший может быть привлечен к ответственности за

лжесвидетельство, однако в силу привилегии от самообвинения он не может отвечать за ложные показания о

совершенных им самим противоправных действиях.

По той же причине не отвечает за ложные показания любое лицо (в том числе допрошенное в качестве

свидетеля), если предметом его показаний является, наряду с поступками других, собственное преступное

поведение. В подобных случаях ответственность исключается тогда, когда правдивые показания о «чужом»

преступлении неизбежно привели бы к самоизобличению допрашиваемого в его собственном преступном

деянии.

При допросе по делу других лиц, к которому допрашиваемый, так или иначе, причастен (соучастник,

укрыватель), привилегия от самообвинения действует независимо от того, грозит ли допрашиваемому

привлечение к ответственности за это преступление либо он уже был осужден за него или даже отбыл

наказание.

Указанное в ч. 2 ст. 307 УК РФ квалифицирующее обстоятельство — обвинение в совершении тяжкого

или особо тяжкого преступления — аналогично тому, которое содержится в ч. 2 ст. 306 УК РФ.

В соответствии с примечанием к ст. 307 УК РФ свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или

переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания,

предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили

о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Основанием освобождения является деятельное раскаяние. Смысл нормы об освобождении в том, чтобы

стимулировать изменение поведения и тем самым способствовать установлению истины. Очевидно, что для

освобождения недостаточно заявления о ложности прежних показаний: необходимо еще дать правдивые




показания. Мотивы изменения показаний значения не имеют, но важно установить, что заявление о ложности

предыдущих показаний не было вынужденным (например, сделанным под давлением неопровержимых улик).

Деяние, наказуемое по ч. 1, — преступление небольшой тяжести, а по ч. 2 — средней тяжести.__

105. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308 УК РФ). Опасность отказа от дачи

показаний несколько меньше, чем дачи ложных показаний, так как при лжесвидетельстве виновный прямо

препятствует установлению истины, направляя следствие по неверному пути, а при отказе не содействует ее

установлению, хотя по закону обязан это делать.

С объективной стороны отказ выражается в бездействии и может быть прямым или завуалированным.

Прямой отказ — это открытое заявление лица о том, что оно не будет давать показания. При

завуалированном отказе допрашиваемый не дает показания, ссылаясь на какие-то вымышленные

обстоятельства (не видел, не помнит и т. д.). Отказ делается в устной или письменной форме, причем устный

должен быть зафиксирован в протоколе. Преступление считается оконченным в момент отказа.

Не является преступлением уклонение от явки по вызову для дачи показаний, в этом случае свидетель

может быть подвергнут приводу (ч. 7 ст. 56 УПК РФ).

Спорным является вопрос о том, чем отличаются между собой отказ от дачи показаний и дача ложных

показаний путем бездействия, умолчания об известных свидетелю обстоятельствах.

Например, если очевидец преступления заявляет, будто он ничего не знает, т. е. фактически говорит

неправду, то такое поведение предлагается квалифицировать как дачу ложных показаний. Однако более



правильно считать содеянное отказом от дачи показаний, ибо в данном случае свидетель не оказывает

активного противодействия установлению истины. Но нельзя согласиться с утверждением, что умолчание

никогда не может считаться лжесвидетельством. Решающим критерием является то, как влияет поведение

виновного на установление истины: если оно препятствует ее выяснению, то налицо дача ложных показаний,

если же лишь не содействует, то речь идет об отказе от дачи показаний.

С этих позиций рассмотрим ситуацию, когда свидетель частично дает правдивые показания, но

умалчивает о других важных обстоятельствах. Например, очевидец убийства верно описывает действия

виновного, но ничего не говорит о том, что потерпевший первым начал ссору, наносил виновному удары и т. д.

В результате суд может оценить содеянное виновным как убийство из хулиганских побуждений, хотя

фактически оно было совершено либо без усиливающих квалифицирующих обстоятельств, либо со

смягчающими (например, в состоянии аффекта), либо вообще не было преступным ввиду состояния

необходимой обороны. В подобных случаях допрашиваемый не просто не помогает, но прямо препятствует

установлению истины, поэтому он должен отвечать не за отказ от дачи, а за дачу ложных показаний путем

бездействия — сокрытия обстоятельств, о которых следовало сообщить на допросе.

Субъективная сторона заключается в прямом умысле: виновный сознает, что отказывается от дачи

показаний, и желает этого. Мотивы значения не имеют.

Субъектами отказа от дачи показаний в ст. 308 УК РФ названы потерпевшие и свидетели. Однако

некоторых из них закон вообще запрещает допрашивать либо допрос может производиться только с их

согласия, в связи с чем, они не подлежат ответственности за отказ от дачи показаний.

Так, в соответствии с процессуальными правилами не может допрашиваться в качестве свидетеля лицо,

которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать

обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Правом отказаться от дачи

показаний пользуются лица, обладающие дипломатической неприкосновенностью, так как процессуальные

действия в отношении этих лиц производятся лишь по их просьбе или с их согласия.

В соответствии с примечанием к ст. 308 УК РФ лицо не подлежит ответственности за отказ от дачи

показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников. Примечание основано на

ст. 51 Конституции РФ. Как указывалось выше, при анализе ст. 307 УК РФ, первая часть этого положения

(никто не обязан свидетельствовать против себя самого) представляет собой привилегию от самообвинения.

Вторая часть, касающаяся супругов или близких родственников, получила название свидетельского

иммунитета.

Привилегия от самообвинения и свидетельский иммунитет похожие понятия, но они отличаются между

собой по содержанию, кругу лиц, к которым относятся, и правовым последствиям. Привилегия

распространяется на показания о собственных действиях и заключается в том, что совершившие их лица не

подлежат ответственности ни за ложные показания (ст. 307 УК РФ), ни за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК

РФ). Свидетельский иммунитет касается только тех, кто лично не совершал неправомерные действия либо не

является заинтересованной стороной в гражданском процессе (супруг или близкие родственники обвиняемого,

истца, ответчика), и предоставляет им право отказаться от дачи показаний, но не освобождает от

ответственности за дачу ложных показаний. Поэтому если супруг или близкий родственник соглашается давать

показания, но говорит неправду, то он может быть привлечен к ответственности за лжесвидетельство по ст. 307

УК РФ.

Близкими родственниками признаются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и

сестры, дед, бабушка и внуки.

Свидетельским иммунитетом обладают также лица, которые должны хранить в тайне сведения,

полученные при исполнении профессиональных или служебных функций. Сохранение тайны для них не только

их право (как у родственников), но и обязанность. К таким лицам относятся:

- защитник обвиняемого, адвокат, представитель стороны (об обстоятельствах дела, которые стали им

известны в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя);

- священнослужитель (о сведениях, доверенных во время исповеди);

- депутат (о сведениях, сообщенных избирателями);

- уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

Необходимость соблюдения иных видов тайны (государственной, врачебной, банковской, коммерческой,

переписки и др.) не является уважительной причиной отказа от дачи показаний, поскольку эти сведения могут

быть предметом расследования и судебного разбирательства. Свидетель может лишь потребовать соблюдения

предусмотренного законом порядка предоставления сведений, составляющих тайну (постановление органа

расследования, прокурора или суда, официальный запрос, наличие документа о допуске к данному виду

секретных сведений).

Ответственность за отказ от дачи показаний не наступает, если имелись уважительные причины отказа,

например угрозы и вызванная ими боязнь мести со стороны преступника или других лиц. В подобных случаях

вопрос об освобождении от ответственности решается на основании общих правил о психическом

принуждении и крайней необходимости (ст. 40, 39 УК РФ).

Преступление относится к категории деяний небольшой тяжести.__

106. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному

переводу (ст. 309 УК РФ). В ч. 1 ст. 309 УК РФ предусмотрена ответственность за подкуп свидетеля,

потерпевшего, специалиста в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта в целях дачи им ложного

заключения или ложных показаний, а также переводчика с целью осуществления им неправильного перевода.

Объективная сторона подкупа заключается в обещании передать или передаче имущества либо

предоставлении имущественных прав или выгод (деньги, вещи, бесплатное пользование имуществом, трудовые

услуги, лицензии и др.).

Преступление считается оконченным в момент подкупа, т. е. получения имущества (выгод), независимо

от того, были ли фактически даны ложные показания. Если предложение о вознаграждении было отклонено,

ответственность наступает за покушение на подкуп (ст. 30 и ч. 1 ст. 309 УК РФ).

Ответственность свидетелей за получение вознаграждения законом не предусмотрена, они отвечают

только за ложные показания. Однако если они сами потребовали плату за обещанные ложные показания, то их

действия содержат признаки подстрекательства к подкупу (ст. 33 и ч. 1 ст. 309 УК РФ).

В ч. 2 ст. 309 УК РФ говорится о принуждении свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний,

эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода.

Закон указывает способы принуждения: шантаж, угроза убийством, причинением вреда здоровью,

уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких. Этот перечень является

исчерпывающим, следовательно, применение других методов (просьбы, уговоры оказать помощь

нематериального характера) не образуют объективную сторону анализируемого состава. Однако поскольку

принуждение к совершению преступных действий является специальным видом подстрекательства к ним, то

использование иных форм воздействия должно влечь ответственность по правилам о соучастии за

подстрекательство к даче ложных показаний по ст. 33 и 307 УК РФ.

В ч. 2 ст. 309 УК РФ предусмотрена также ответственность за принуждение указанных лиц к уклонению

от дачи показаний теми же способами.

Под уклонением от дачи показаний следует понимать как отказ лица от дачи показаний, так и уклонение

от явки по вызову для дачи показаний. Существенное отличие принуждения к даче показаний от принуждения

к уклонению от их дачи заключается в том, что в первом случае имеются в виду ложные показания, а во

втором, наоборот, правдивые.

Следовательно, в ст. 309 УК РФ предусмотрена ответственность за подкуп или принуждение к даче

ложных показаний или за принуждение к уклонению от дачи правдивых показаний. Принуждение же к даче

правдивых показаний не посягает на правильную работу органов правосудия и поэтому не содержит признаков

данного состава. Ответственность может наступать по другим статьям, если способ воздействия представляет

собой самостоятельное деяние (например, за угрозу по ст. 119 УК РФ).

Состав принуждения считается оконченным в момент высказывания угроз независимо от наступления

последствий в виде дачи показаний или уклонения от нее.

В ст. 309 УК РФ очерчен круг лиц, подкуп или принуждение которых наказуемы (свидетели, эксперты,

специалисты, потерпевшие, переводчики). Аналогичные действия в отношении иных лиц (обвиняемого, истца,

ответчика) не предусмотрены ни в этой, ни в каких-либо других нормах, что, по-видимому, является пробелом

в законодательстве. Ответственность в этих случаях может наступать только за способ воздействия, если он

представляет собой самостоятельное преступление против личности.

Субъективная сторона — прямой умысел, т. е. виновный сознает, что определенным способом

воздействует на свидетеля и других лиц и желает этого, с целью добиться дачи ложных показаний или

уклонения от дачи правдивых показаний.

Субъект — любое вменяемое лицо, включая участников процесса, причем не исключена

ответственность обвиняемого или адвоката, ибо незаконное воздействие на свидетелей, иных лиц следует

считать неправомерным способом защиты.

По субъекту данное деяние отличается от указанного в ст. 302 УК РФ, по которой ответственность за

принуждение несут лица, производящие предварительное расследование, либо иные лица, действующие с их

ведома или молчаливого согласия.

В ч. 3 ст. 309 УК РФ в качестве квалифицирующего обстоятельства предусмотрено применение насилия,

не опасного для жизни или здоровья, в ч. 4 — опасного для жизни или здоровья.

Еще одним квалифицирующим обстоятельством, указанным в ч. 4 ст. 309 УК РФ, является совершение

преступления организованной группой.

Деяние, наказуемое по ч. 1, — преступление небольшой тяжести, по ч. 2 и 3 — преступление средней

тяжести, по ч. 4 — тяжкое преступление.__

107. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ). Опасность

побегов заключается в том, что они препятствуют расследованию уголовных дел и их рассмотрению в суде, а

также исполнению вступивших в законную силу приговоров. Кроме того, на розыск лиц, совершивших побег,

затрачиваются значительные силы и средства, а сами эти лица, не имея возможности для легального

существования, нередко совершают новые преступления. Отсюда объектом побега является правильная работа

органов, осуществляющих расследование и судебное рассмотрение уголовных дел, а также учреждений,

исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Объективная сторона побега заключается в самовольном незаконном оставлении места лишения

свободы, предварительного заключения либо иного места, где виновный находится под стражей.

К местам отбывания лишения свободы в соответствии со ст. 74 УИК РФ относятся исправительные

учреждения (тюрьмы, исправительные и воспитательные колонии); к местам отбывания ареста — арестные

дома (ст. 68 УИК РФ). Одним из видов исправительных учреждений являются колонии-поселения, самовольное

оставление которых также квалифицируется по ст. 313 УК РФ. Местами предварительного заключения

являются учреждения, в которых содержатся задержанные по подозрению в совершении преступления либо

арестованные с санкции прокурора или по постановлению суда (изоляторы временного содержания,

следственные изоляторы, гауптвахты). Лицо считается содержащимся под стражей также тогда, когда оно под

конвоем перемещается из одного места в другое, находится в милиции, прокуратуре, суде.

Оставление указанных выше мест является незаконным, если оно совершено без разрешения

соответствующего должностного лица либо хотя и с разрешения, но данного вопреки закону (например, в

результате подкупа), причем виновный в побеге осознавал его незаконность.

Побег считается оконченным с момента, когда виновный покинул место, где он находился под стражей.

Побег является длящимся преступлением, т. е. его выполнение на стадии оконченного преступления

длится до того времени, когда виновный явится добровольно, будет задержан либо отпадут основания

содержания лица в заключении или под стражей (ввиду декриминализации деяния, амнистии, отмены меры

пресечения и т.д.). С одного из указанных моментов и начинает течь срок давности уголовного преследования

за побег.

С субъективной стороны побег совершается с прямым умыслом: виновный осознает, что незаконно

оставляет место лишения свободы или содержания под стражей, и желает этого. При этом не имеет значения

цель уклониться от отбывания наказания (насовсем или на какое-то время).

Решение принято правильное, но обосновано оно неверно: отсутствие цели уклониться от отбывания

наказания не исключает ответственность по ст. 313 УК РФ, а основанием освобождения в данном случае может

служить малозначительность деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Субъектом преступления могут быть, во-первых, лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы

или ареста на основании вступившего в законную силу приговора суда; во-вторых, находящиеся в

предварительном заключении, т. е. арестованные в порядке избрания меры пресечения в виде содержания под

стражей по постановлению судьи; в-третьих, задержанные на основании процессуальных норм по подозрению

в совершении преступления.

Лицо считается находящимся под стражей с момента, когда оно было фактически взято под стражу и

ознакомлено с документом, послужившим основанием для этого (определение или приговор суда,

постановление об аресте, протокол задержания). Если такой документ не был предоставлен для ознакомления,

то лицо, самовольно покинувшее место содержания, не подлежит ответственности по ст. 313 УК РФ, ибо

содержание под стражей было незаконным.

Не являются субъектом рассматриваемого преступления лица, подвергнутые аресту за административные

правонарушения (мелкое хулиганство, неповиновение представителям власти).

В ч. 2 ст. 313 УК РФ предусмотрены два квалифицирующих обстоятельства — совершение побега

группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, они не отличаются от аналогичных

понятий в других составах.

В ч. 3 квалифицирующие обстоятельства — с применением насилия, опасного для жизни или здоровья,

либо с угрозой его применения, либо с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Все они имеют такое же содержание, как и в составе разбоя (ст. 162 УК РФ).

Деяние, наказуемое по ч. 1 и 2 — преступление средней тяжести, а по ч. 3 — тяжкое.__

108. Укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). В ст. 316 УК РФ предусмотрена ответственность за

заранее не обещанное укрывательство преступлений — деятельность лица, не участвовавшего в совершении

преступления, по сокрытию преступника или преступления, совершенного другим лицом. Опасность поведения

укрывателя в том, что он препятствует изобличению преступника и тем самым нарушает нормальную

деятельность органов правосудия.

Объективная сторона укрывательства заключается в сокрытии преступника либо преступления.

Сокрытие преступника состоит в предоставлении ему убежища, оказании помощи в изменении

внешности, обеспечении поддельными документами и транспортными средствами и т. д. Укрывательство

преступления заключается в сокрытии, уничтожении, изменении внешнего вида орудий и средств совершения

преступления, его следов, а также предметов, добытых преступным путем. Орудия преступления — это вещи,

которые использовались для непосредственного воздействия на предмет преступления (оружие, отмычки

и т. д.); средства совершения преступления — вещи, которые облегчали действия преступника (например,

надетые на лицо маски); следы преступления — получившие в результате действий преступника отображения,

которые могли использоваться как вещественные доказательства (отпечатки пальцев, вмятины от орудий

взлома и др.). К предметам, добытым преступным путем, относятся вещи, которые были похищены либо

созданы противоправным способом, например в результате занятия запрещенными уголовным правом видами

деятельности (фальшивомонетничество, подделка документов и т. д.). Если скрываются предметы, хранение

которых представляет собой самостоятельное преступление (оружие, радиоактивные материалы, наркотические

средства и др.), содеянное квалифицируется по соответствующим статьям Особенной части.

Помощь, оказываемая укрывателем исполнителю, должна быть существенной, затрудняющей

установление или поимку преступника. Поэтому не влекут уголовную ответственность действия, которые

содержат некоторые признаки укрывательства, но в силу малозначительности не могут рассматриваться как

содействие исполнителю (например, после совершения преступления виновный недолго находился в квартире

своих знакомых и т. д.).

Споры вызывает вопрос о том, является ли физическое содействие исполнителю единственной формой

преступного укрывательства либо возможно также интеллектуальное укрывательство. Эта проблема

заключается в юридической оценке ложных доноса, показаний и тому подобных действий, совершенных с

целью укрыть преступника от правосудия. Подобное поведение иногда считают видом укрывательства. Но

более правильно квалифицировать содеянное по статьям об ответственности за ложные показания и другие

деяния, так как указанные действия прямо предусмотрены специальными нормами (ст. 307 УК РФ и др.).

Укрывательство является длящимся преступлением. Оно начинается тогда, когда совершены действия,

направленные на сокрытие преступления или преступника (или при бездействии, когда лицу стало известно,

что у него спрятался преступник либо хранятся следы преступления). Момент окончания укрывательства

зависит от его способа: при уничтожении орудий, средств совершения преступления и т. д. деяние окончено во

время совершения указанных действий; если же укрыватель прячет преступника или следы преступления, то

деяние длится до тех пор, пока не будет прекращено по воле виновного (явка с повинной, отказ преступнику в

дальнейшем предоставлении убежища) либо помимо его желания (изъятие предметов, привлечение к

ответственности). С одного из перечисленных событий и начинает течь срок давности привлечения к

ответственности за укрывательство.

В ст. 316 УК РФ говорится об укрывательстве, заранее не обещанном. Термин «заранее» относится к

моменту совершения преступления исполнителем. Укрывательство, которое было обещано исполнителю до

или во время совершения преступления, является заранее обещанным и влечет ответственность не по ст. 316

УК РФ, а за пособничество, и квалифицируется по ст. 33 УК РФ и соответствующей статье Особенной части о

преступлении, совершенном исполнителем.

К заранее данному обещанию приравнивается прежнее поведение укрывателя, когда он ранее прятал

самого преступника или следы преступлений, в связи с чем, исполнитель рассчитывал на содействие в

сокрытии последнего преступления. В подобных случаях последний факт укрывательства, хотя он и не был

обещан заранее, должен квалифицироваться как соучастие.

Закон предусматривает ответственность за заранее не обещанное укрывательство не любых, а лишь

особо тяжких преступлений, указанных в ч. 5 ст. 15 УК РФ; следовательно, укрывательство всех других

преступлений не наказуемо.

Обстоятельством, исключающим ответственность укрывателя, может быть состояние крайней

необходимости либо физическое или психическое принуждение (ст. 39, 40 УК РФ).

Субъективная сторона укрывательства заключается в умысле: виновный осознает, что своим

поведением способствует сокрытию преступления, совершенного исполнителем, причем именно такого

преступления, укрывательство которого наказуемо, и желает оказать подобное содействие либо безразлично

относится к этому обстоятельству.

Субъектом укрывательства может быть любое вменяемое лицо, кроме супруга и близких родственников

того, кто совершил преступление, на что указывается в примечании к ст. 316 УК РФ. Круг близких

родственников и условия освобождения их от ответственности аналогичны приведенным выше при анализе

свидетельского иммунитета в составе отказа от дачи показаний (ст. 308 УК РФ).

Укрывательство похоже на заранее не обещанные приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого

преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Первое отличие заключается в объективной стороне: по ст. 316 УК РФ квалифицируется сокрытие

преступника, следов преступления или предметов, добытых преступным путем, а по ст. 175 УК РФ —

приобретение или сбыт таких предметов. Второе отличие в том, что ст. 316 УК РФ предусматривает

ответственность за укрывательство только особо тяжких преступлений, ст. 175 УК РФ касается имущества,

добытого путем совершения любых преступлений. Наконец, укрыватель стремится помочь исполнителю

уклониться от ответственности, а при приобретении и сбыте виновный чаще всего преследует корыстную цель.

От укрывательства следует отличать недонесение, которое ранее считалось преступлением (ст. 190 УК

1960 г.), но не предусмотрено в действующем УК. Недонесение — это несообщение органам власти о

достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении. Отличие заключается в том, что

укрыватель помогает преступнику избежать ответственности и тем самым препятствует раскрытию

преступлений, а роль недоносителя иная: он не сообщает органам власти об известных ему фактах, не

содействует предупреждению и раскрытию преступления или поимке преступника.

Декриминализация недонесения означает, что государство отказалось от возложения на всех граждан

общей правовой обязанности оказывать содействие в предупреждении и расследовании преступлений под

страхом уголовной ответственности за уклонение от выполнения указанной обязанности. Граждане не должны

мешать расследованию, укрывая преступников; оказание же помощи властям становится обязанностью только

в специально предусмотренных случаях, таких как обязанность свидетеля давать правдивые показания или

должностного лица совершить определенные действия, вытекающие из возложенных на него функций. Для

остальных граждан участие в борьбе с преступностью — не юридическая обязанность, а моральный долг.

Деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести.__

109. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ). Преступление,

предусмотренное ст. 317 УК РФ, похоже на другое — предусмотренное ст. 295 УК РФ (посягательство на

жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование). У них одинаковая

объективная сторона (убийство или покушение на убийство). Различия заключаются в том, против кого и в

связи с чем, совершены эти действия.

В ст. 317 УК РФ в качестве потерпевших указаны сотрудники правоохранительных органов,

военнослужащие, их близкие.

Понятие сотрудника правоохранительного органа изложено выше при общей характеристике данной

группы преступлений. Военнослужащими являются лица, находящиеся на военной службе, независимо от

оснований ее несения (по призыву, контракту), званий (офицеры, рядовые) и ведомства.

Посягательство должно быть связано с деятельностью по охране общественного порядка и обеспечению





Дата добавления: 2014-01-25; просмотров: 264; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Увлечёшься девушкой-вырастут хвосты, займёшься учебой-вырастут рога 9910 - | 7729 - или читать все...

Читайте также:

  1. АВАРИИ С ВЫБРОСОМ РАДИОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ
  2. Аварии с выбросом радиоактивных веществ в окружающую среду
  3. Аварии с вытеканием сильнодействующих ядовитых веществ
  4. Аварийно химически опасные вещества
  5. Аварийно химически опасные вещества и химическая защита
  6. Активность (энергия) живого вещества
  7. Активность А радиоактивного вещества – число спонтанных ядерных превращений в этом веществе в единицу времени
  8. Аннотированных учебных элементов. Биохимические методы - методы, которые помогают обнаружить ряд заболеваний обмена веществ при помощи, например, исследования биологических жидкостей (крови,
  9. Антипищевые вещества и пути устранения их влияния
  10. Антисептические вещества
  11. Белки молока и небелковые азотистые органические вещества
  12. Билет 3. Участие в химических реакциях, Поддержание структуры клеток, Транспорт веществ, Участие в терморегуляции


 

18.207.238.169 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.031 сек.