double arrow

Курочка


Смерть петушка

Кочет и курица

Жили курочка с кочетком, и пошли они в лес по орехи. Пришли к орешне; кочеток залез на орешню рвать орехи, а курочку оставил на земле подбирать орехи: кочеток кидает, а курочка подбирает. Вот кинул кочеток орешек, и попал курочке в глазок, и вышиб глазок. Курочка пошла – плачет. Вот едут бояре и спрашивают: «Курочка, курочка! Что ты плачешь?» – «Мне кочеток вышиб глазок». – «Кочеток, кочеток! На что ты курочке вышиб глазок?» – «Мне орешня портки раздрала». – «Орешня, орешня! На что ты кочетку портки раздрала?» – «Меня козы подглодали». – «Козы, козы! На что вы орешню подглодали?» – «Нас пастухи не берегут». – «Пастухи, пастухи! Что вы коз не берегете?» – «Нас хозяйка блинами не кормит». – «Хозяйка, хозяйка! Что ты пастухов блинами не кормишь?» – «У меня свинья опару пролила». – «Свинья, свинья! На что ты у хозяйки опару пролила?» – «У меня волк поросенчика унес». – «Волк, волк! На что ты у свиньи поросенчика унес?» – «Я есть захотел, мне бог повелел».

Ходят курица с петухом на поповом гумне. Подавился петушок бобовым зе́рнятком.

Курочка сжале́лась, пошла к речке просить воды.

Речка говорит: «Поди к липке, проси ли́ста, тогда и дам воды!» – «Липка, липка! Дай ли́сту: лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, – подавился петушок бобовым зе́рнятком: ни спыши́т [159], ни сдыши́т, ровно мертвый лежит!»

Липка сказала: «Поди к девке, проси нитки: в те́ поры дам ли́ста!» – «Девка, девка! Дай нитки, нитки нести к липке, липка даст ли́сту, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, – подавился петушок бобовым зе́рнятком: ни спыши́т, ни сдыши́т, ровно мертвый лежит!»

Девка говорит: «Поди к корове, проси молока; в те́ поры дам нитки». Пришла курочка к корове: «Корова, корова! Дай молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст ли́сту, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, – подавился петушок бобовым зе́рнятком: ни спыши́т, ни сдыши́т, ровно мертвый лежит!»

Корова говорит: «Поди, курочка, к сенокосам [160], попроси у них сена; в те́ поры дам молока». Пришла курочка к сенокосам: «Сенокосы, сенокосы! Дайте сена, сено нести к корове, корова даст молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст ли́сту, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, – подавился петушок бобовым зе́рнятком: ни спыши́т, ни сдыши́т, ровно мертвый лежит!»

Сенокосы говорят: «Поди, курочка, к кузнецам, чтобы сковали косу». Пришла курочка к кузнецам: «Кузнецы, кузнецы! Скуйте мне косу, косу нести к сенокосам, сенокосы дадут сена, сено нести к корове, корова даст молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст ли́сту, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, – подавился петушок бобовым зе́рнятком: ни спыши́т, ни сдыши́т, ровно мертвый лежит!»

Кузнецы сказали: «Иди, курочка, к ла́янам [161], проси у них уголья; в те́ поры скуем тебе косу». Пришла курочка к ла́янам: «Ла́яна, ла́яна! Дайте уголья, уголье нести к кузнецам, кузнецы скуют косу, косу нести к сенокосам, сенокосы дадут сена, сено нести к корове, корова даст молока, молоко нести к девке, девка даст нитки, нитки нести к липке, липка даст ли́сту, лист нести к речке, речка даст воды, воду нести к петушку, – подавился петушок бобовым зе́рнятком: ни спыши́т, ни сдыши́т, ровно мертвый лежит!»

Дали ла́яна уголья; снесла курочка уголье к кузнецам, кузнецы сковали косу; снесла косу к сенокосам, сенокосы накосили сена; снесла сено к корове, корова дала молока; снесла молоко к девке, девка дала нитки; снесла нитки к липке, липка дала ли́сту; снесла лист к речке, речка дала воды; снесла воду к петушку: он лежит, ни спыши́т, ни сдыши́т, подавился на поповом гумне бобовым зе́рнятком!

* * *

Жил-был старик со старушкою, у них была курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку; мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко разбилось. Старик плачет, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась. Идет просвирня, спрашивает: что они так плачут? Старики начали пересказывать: «Как нам не плакать? Есть у нас курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку; мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко и разбилось! Я, старик, плачу, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась». Просвирня как услыхала – все просвиры изломала и побросала. Подходит дьячок и спрашивает у просвирни: зачем она просвиры побросала?

Она пересказала ему все горе; дьячок побежал на колокольню и перебил все колокола. Идет поп, спрашивает у дьячка: зачем колокола перебил? Дьячок пересказал все горе попу, а поп побежал, все книги изорвал.

* * *

Как у нашей бабушки в задворенке

Была курочка-рябушечка;

Посадила курочка яичушко,

С полки на полку,

В осиновое дупёлко [162],

В кут под лавку.

Мышка бежала,

Хвостом вернула –

Яичко приломала!

Об этом яичке строй [163] стал плакать,

Баба рыдать, вереи [164] хохотать,

Курицы летать, ворота скрипеть;

Сор под порогом заку́рился,

Двери побутусились [165], тын рассыпался;

Поповы дочери шли с водою,

Ушат приломали,

Попадье сказали:

«Ничего ты не знаешь, матушка!

Ведь у бабушки в задворенке

Была курочка-рябушечка;

Посадила курочка яичушко,

С полки на полку,

В осиновое дупёлко,

В кут под лавку.

Мышка бежала,

Хвостом вернула –

Яичко приломала!

Об этом яичке строй стал плакать,

Баба рыдать, вереи хохотать.

Курицы летать, ворота скрипеть,

Сор под порогом заку́рился,

Двери побутусились, тын рассыпался;

Мы шли с водою – ушат приломали!»

Попадья квашню месила –

Все тесто по полу разметала;

Пошла в церковь, попу сказала:

«Ничего ты не знаешь…

Ведь у бабушки в задворенке

(Снова повторяется тот же рассказ.)

……… тын рассыпался;

Наши дочери шли с водой –

Ушат приломали, мне сказали;

Я тесто месила –

Все тесто разметала!»

Поп стал книгу рвать –

Всю по полу разметал!


Сейчас читают про: