double arrow

Поэт Гомер


В обеих поэмах собраны древние легенды, "рассказы путников" и свидетельства микенской эпохи, и в то же время четкость сюжета и рельефность характеров героев делает "Илиаду" и "Одиссею" непохожими на устные эпические поэмы. Все события "Илиады" происходят в течении нескольких недель, однако предполагается, что читатель знает всю предысторию троянской войны.

Для всех древних греков "Илиада" и "Одиссея" являлись не только излюбленным чтением. По ним велось обучение в школах. Подростки и юноши учились в доблести на примерах героев древних сказаний. Насколько широко были известны стихи Гомера, можно судить по интересной находке, сделанной в Северном Причерноморье, где в античную эпоху находились процветающие греческие колонии. Это обломок камня, на котором вырезано начало гомеровского стиха из "Илиады" - "Продвинулись звезды... ". Поскольку надпись не закончена и сделана с ошибками, то ученые предполагают, что высекал ее либо начинающий камнерез, либо ученик резчика, выполнявший упражнение. Но этот обломок камня с незаконченным стихом, вырезанным во II веке до н.э., ценен как свидетельство того, сколь велика была слава Гомера.

«Илиада». Поэмы Гомера состояли из песен, каждую из которых можно было исполнять отдельно, как самостоятельный рассказ о том, или ином событии из жизни ее героев. Начиная с третьей песни "Илиады" идет описание сражений между ахейцами и троянцами. В эти битвы между отдельными героями активно вмешиваются боги. В "Илиаде" олимпийские боги являются такими же действующими лицами, как и люди. Богов от обычных людей отличали лишь божественная красота, необычайная сила, дар превращаться в любое существо и бессмертие. Подобно людям, верховные божества нередко ссорились между собой и даже враждовали. Описание одной из таких ссор дано в самом начале "Илиады", когда Зевс, сидя во главе пиршествующего стола, угрожает побоями своей ревнивой и раздражительной супруге Гере за то, что она осмелилась ему возражать:

«…Ты же безмолвно сиди и глаголам моим повинуйся!
Или тебе не помогут ни все божества на Олимпе,
Если, восстав, наложу на тебя необорные руки».

Рек; устрашилась его волоокая Гера богиня».

(песнь первая)

Как это и естественно при таких религиозных воззрениях, мрачны и представления о загробной жизни, отражающиеся в гомеровских поэмах. Души умерших, подобные теням, обитают в преисподней, в царстве Аида. Они лишены сознания и сравниваются поэтом с летучими мышами. Только испив крови жертвенного животного, обретают они на время сознание и память. Души умерших отделены от мира живых неодолимой преградой: они не могут ни помочьоставшимся на земле своим близким, ни причинить зло своим врагам. Но даже этот жалкий удел бессмысленного существования в преисподней недоступен для душ, тело которых не было погребено надлежащим образом. Душа Патрокла просит о погребении Ахилла: «О! погреби ты меня, да войду я в обитель Аида!Души, тени умерших, меня от ворот его гонятИ к теням приобщиться к себе за реку не пускают;Тщетно скитаюся я пред широковоротным Аидом».(песнь двадцать третья) В "Илиаде" в ярких чертах воспроизводятся явления реальной жизни и быта древнегреческих племен. Приметы современной Гомеру жизни проявляются больше всего в рассыпанных в тексте поэм развернутых сравнениях, которые поражают разнообразием и точностью деталей, неожиданностью ассоциаций. Упорная битва, не дающая перевеса ни той ни другой стороне, сравнивается с весами "честной рукодельницы", точно отвешивающей шерсть, которую она прядет, чтобы хоть как-то прокормить себя и детей ("Илиада", ХII, 432 - 436). Воины, сражающиеся за тело Сарпедона, сравниваются с мухами, роящимися вокруг подойников с молоком ("Илиада", ХVI, 641 - 644). Преобладает, конечно, описание быта военного времени. Реальная тактика боя - массированный натиск колесниц микенской эпохи, о которой Гомер знает из эпической традиции, или сражение в сомкнутом пешем строю, характерное для времени Гомера, - находит отражение в "Илиаде" в основном в рассказах и советах Нестора. Гомер, очевидно, сам видел, как действуют в бою стальным мечом: бронзовым мечом невозможно так отрубить руку, как это наглядно изображено в "Илиаде" (V, 79 - 83).Однако битва изображается чаще всего не как массовое сражение, а как поединок между отдельными героями, выделяющимися силой, доблестью и воинским искусством. «…И когда уже сблизились к битве идущие рати,Вышел вперед от троян Александр, небожителю равный,С кожею парда на раме, с луком кривым за плечамиИ с мечом при бедре; а в руках два копья медножалыхГордо колебля, он всех вызывал из данаев храбрейших…»(песнь третья) Герои Гомера как подлинные эпические герои больше всего стремятся к славе, при жизни и после смерти. Ахилл предпочитает гибель, неизбежную вскоре после того, как он убьет Гектора, бесславному существованию:«…Я выхожу, да главы мне любезной губителя встречу,Гектора! Смерть же принять готов я, когда ни рассудятЗдесь мне назначить ее всемогущий Кронион и боги!»

Серьезным противовесом яркому изображению свирепых схваток между враждующими сторонами представляет собой подробное описание сцен мирной жизни, которые были изображены Гефестом на щите Ахилла. На этом щите были изображены два города, в одном люди веселились, а другой был осажден войсками. Рядом расстилалось поле с высокими хлебами, сад и виноградники, стада, остров Крит с Кносским дворцом и, наконец, река Океан — на ободе щита. Гомер воспел щит Ахилла:

«Там же два града представил он ясноречивых народов:
В первом, прекрасно устроенном, браки и пиршества зрелись…

Юноши хорами в плясках кружатся; меж них раздаются
Лир и свирелей веселые звуки; почтенные жены
Смотрят на них и дивуются, стоя на кры́льцах воротных…

Город другой облежали две сильные рати народов.
Страшно сверкая оружием».

(песнь восьмая)

"Одиссея". О взятии с помощью хитрости ахейцами Трои рассказывалось в одной из песен "Одиссеи". Слепой певец Демодок, воспевая хитроумного царя Одиссея, излагал всю историю сооружения огромного деревянного коня, внутри которого спрятались храбрейшие из ахейцев:

«Было судьбой решено, что падет Илион, отворивши
Стены коню, где ахейцы избранные будут скрываться,
Черную участь и смерть приготовив троянам враждебным.
После воспел он, как мужи ахейские в град ворвалися,
Чрево коня отворив и из темного выбежав склепа…»

(песнь восьмая)

Основным содержанием "Одиссеи" являются сказания о приключениях Одиссея на пути домой, где в это время местные царьки ухаживают за Пенелопой, верной женой Одиссея, ждущей его в течение 20 лет (из которых 10 лет он участвовал в Троянской войне, а другое десятилетие он затратил на возвращение домой). Благодаря «Одиссее» мы знакомимся со многими древнегреческими мифами, такими как:

«Одиссей у нимфы Калипсо»

Много тяжких бед, много грозных опасностей претерпел герой Одиссей, возвращаясь из-под Трои на Итаку. После долгих скитаний оказался Одиссей на острове Огигии у нимфы Калипсо. Семь долгих лет пришлось Одиссею томиться у могучей волшебницы Калипсо. Шел восьмой год. Тосковал Одиссей по родной Итаке и по своей семье, он молил отпустить его на родину, но не отпускала его Калипсо. Наконец сжалились боги-олимпийцы: решил Зевс по просьбе своей дочери, богини Афины-Паллады, вернуть Одиссея на родину.

«Киконы и лотофаги»

Отплыв из-под Трои с попутным ветром, достигли земли киконов. Они овладели их городом Исмаром, истребили всех жителей, захватили в плен женщин, а город разрушили. Долго Одиссей убеждал своих спутников отплыть скорее на родину, но не слушались они. Тем временем спасшиеся жители города Исмара напали на Одиссея. Долго бились с киконами у своих кораблей, но одолели киконы, и пришлось путникам спасаться бегством. Только вышли в открытое море, как послал на них Зевс - громовержец бога северного ветра Борея. Великую бурю поднял он на море. Во время бури сбились они с пути. Наконец, на десятый день плавания пристали к острову. Это был остров лотофагов. Одиссей послал трех своих спутников узнать, каким народом населен остров. Приветливо встретили их лотофаги и подали им сладкого лотоса. Лишь только поели его спутники Одиссея, как забыли свою родину и не пожелали возвращаться на родную Итаку; навсегда хотели они остаться на острове лотофагов. Но силой привели их на корабль и там привязали, чтобы они не сбежали. Тотчас повелел Одиссей всем моим спутникам сесть за весла и как можно скорее покинуть остров лотофагов.

«Одиссей на острове циклопов. Полифем»

После долгого плавания прибыл Одиссей к земле свирепых циклопов, не знающих законов. В пещерах живут великаны-циклопы, каждый знает лишь свою семью. Ни один человек никогда не посещал этого острова, хотя он был очень плодороден. На этом острове водились в изобилии дикие козы, а так как никогда не видели эти козы человека, то не пугались они людей. Причалив к берегу ночью, они спокойно уснули на берегу, а утром занялись охотой на коз. Быстро переплыли неширокий пролив и пристали к берегу. У самого моря увидели пещеру, заросшую лавровыми деревьями и огороженную оградой из громадных камней. Взял Одиссей с собой двенадцать надежных товарищей, захватил мех с вином и пищей и вошел в пещеру циклопа. Это был великан, обладал он чудовищной силой и имел только один глаз во лбу. Быстро схватил он своими громадными руками двух спутников Одиссея, ударил их об землю и убил. Затем он сварил их, рассекши их тела на части, и съел. В неописуемый ужас пришли греки и стали молить Зевса о спасении. Циклоп держал греков в пещере и съедал по два человека. Одиссей напоил циклопа вином и дал знак товарищам, схватили они заостренный конец бревна, разожгли его на костре и выжгли им глаз циклопу. До этого Одиссей сказал циклопу, что его имя – Никто. Так что когда циклоп стал кричать: «Меня обидел Никто!», другие циклопы не восприняли серьезно его слова. С громкими стонами отодвинул от входа скалу Полифем и стал выпускать в поле стадо, ощупывая руками спину каждой овцы и каждой козы. Тогда, чтобы спасти товарищей, Одиссей связал по три барана и под среднего привязал по одному из своих товарищей. Прошли бараны с привязанными под ними моими путниками мимо Полифема. Так спаслись они от верной гибели. Стал молить Полифем отца своего Посейдона, чтобы покарал он Одиссея за то, что лишил его зрения.