double arrow

В.И.Аннушкин 11 страница


***


Куда только не забрасывали меня шальные капризы беззаботного бога авантюр. До чего же бывало весело, до чего страшно, но скучно не было никогда! Правда, первое приключение более всего напоминало шумную студенческую комедию, второе - бодрый боевик с обильными спецэффектами, а уж то, что творится сейчас, - явную мыльную мелодраму. Что случилось с моею жизнью? До чего меня довело беганье по измерениям? Я ведь почти готов бросить свой мир, Россию, Астрахань, дом, законную жену, родителей и остаться здесь. Если Иван будет не очень рваться к маме, то и его оставить. Луна примет нас обоих... Интересно, а смогу ли я жить такой семейной жизнью с бывшей наёмной убийцей, беглой монахиней, выигрывавшей в молодости оригинальные споры... В настоящий момент это дивное созданье мирно посапывало, уткнувшись мне носом в грудь. Тёплая, трогательная и очень родная. Мы вкушали полуденный сон, черти несли вахту и вроде даже успели приколоть какого-то мелкозубастого мерзавца, кравшегося к Лииной ноге, прикрываясь букетом диких ромашек. Места знаменательные, смею вас уверить... Тут держи ухо востро или не заметишь, как его откусили. Вечером пойдём на дело. Как именно будем действовать - ума не приложу! Старею, наверно... Строю планы, ищу оправданный риск, надеюсь обойтись без кровопролития, мирным путём, без лишних потерь. Что за чёрт! Да я вообще никого не хочу терять! Мне, наоборот, очень нравится, когда все мои друзья целы и здоровы. Пока им везёт, хотя честно должен признать, что наши прогулки "оздоровительными" никак не назовёшь...
- Все готовы?
- Все, господин полковник!
- Милорд, вы обещаете, что никому не будете рассказывать, каким чучелом я провела целую ночь?
- Лия, запахни клювик, шмара беспросветная! На серьёзное дело чикиляем. Одного гоп-стопа на три вышки потянет, а ты всё о шмотках... Не заводи корефанов на фуфеле, и так нервы не казённые! - строго оборвал супругу Жан.
Молодец парень. Девочка просто потеряла дар речи от такого отпора на её излюбленном жаргоне. Луна стояла молча и глядела мне в глаза с таинственной улыбкой. На ней был длинный до пят плащ убитой кастратки, туго зашнурованный на шее. Но как она умудрялась выглядеть соблазнительной даже в нём?.. Все искоса бросали на наёмницу восхищённые взгляды. Бульдозер изображал рыцаря-вампира в латах, а мне пришлось вывернуть рубашку наизнанку, закатать рукава и джинсы, кроссовки оплести кленовой корой, замаскировав под лапти. Ещё нам обоим воткнули вырезанные из берёзы подобия вставных челюстей с большими клыками. Говорить мы могли, но медленно, потому что при быстром разговоре начинали шепелявить. Ну и ладно, нам не доклад с трибуны читать - сойдёт...
Луна спрятала под плащом на спине два ножа, Жан сменил булаву на хороший посох, более походящий на оглоблю, Лия подвесила к поясу сковороду, а черти и так могли пойти на Шабаш с традиционными вилами. Меч Без Имени - оружие светлых сил и слишком бросается в глаза. Я потратил немало времени, перевязывая его тряпками, ремешками и веточками, пока он приобрёл вид неумело сделанного костыля. Главное теперь - не забывать прихрамывать... До Лысой горы мы добрались достаточно быстро, хотя и пешком, лошадей пришлось стреножить. Впереди шёл Брумель с двумя подручными, следом, отставая шагов на десять, Лия и Луна, потом опять черти. Слева мы с Жаном, а оставшиеся рогатые "бесцельно" шлялись вокруг, обеспечивая незаметную, но надёжную защиту. Мимо шныряли такие же ужастики, проходили толпы разнообразной нечисти, а в небе то и дело пролетали расфуфыренные ведьмы. Причём на мётлах были далеко не все. Кое-кто предпочитал ступу или ухват, чёрного барана или козла. Но круче всех оказалась хохочущая молодка в сногсшибательном декольте, планировавшая на малой высоте, восседая на тощем монахе. Возможно, я ударяюсь в излишнюю описательность - простите, мне было так интересно... Пока на нас обращали внимание не больше, чем на всех. Признаков панического страха у моей команды не наблюдалось. Это в первое время нечисть их могла ошеломить, а сейчас даже трусливый рыцарь так закалён, что может чмокнуть ходячий скелет в лобик, прежде чем разнести ему башку.
Быстро опускалась темнота. Вершина горы представляла собой обширную площадь, словно кто-то срезал верхушку пасхального кулича. Везде горели костры, туда-сюда мотались разношёрстные толпы, что-то пили, кого-то ели, на чём-то плясали. Народ веселился в соответствии с собственными привычками и пристрастиями. Я чувствовал себя Штирлицем на новогодней ёлке в гестапо. Посередине высился каменный столб, на нём восседал Горбатый Козёл из грубого гранита. Очень похоже на знакомый монумент из Ада. Этот был ещё реалистичнее. Причём производил такое отвратное впечатление, что хотелось плеваться. Мы покрутились, поогляделись и решили фланировать поближе к статуе. Там, по словам Брумеля, должен был объявиться Люцифер. Лия быстро вошла во вкус и даже приплясывала, что-то распевая в компании ведьм помоложе. Жан лишь мрачнел, сжимая кулаки, когда на его супругу заглядывались разные подонки.
- Если захочешь дать кому-нибудь в нос, то постарайся не нарваться на колдуна, - на всякий случай предостерёг я. - А то ещё ненароком превратит тебя в кролика...
- Если только встанет после моего удара! - сухо отозвался Бульдозер, не сводя глаз с кокетствующей Лии.
Мне было проще - от Луны буквально шарахались! Она разгуливала по Шабашу с высоко поднятой головой, разглядывая мужские особи с десятифунтовым презрением отпетой феминистки. Мы встретили ещё двух кастраток, они даже не поздоровались - жёсткая конкуренция? Возможно. Черти всегда крутились неподалёку, опекая нас ненавязчивым вниманием.
- Пойдём со мной, красавчик!
- Вы это... мне? - не сразу сообразил я.
- Тебе, тебе! - шумно расхохоталась толстая безобразная старуха, утягивая меня за рукав. - На вид ты ещё молодой да крепкий - ублажи страстную женщину... Только уговор - не кусаться!
- А... у... тык... мык...
- А в остальном делай со мной, что хочешь! - игриво подмигнула она, а меня едва не стошнило от перспективы. Бабусе было явно за триста, жирные массы дрябло перекатывались под грязным балахоном, во рту едва насчитывалась пара кривых пеньков, бывших некогда зубами, причёска напоминала воронье гнездо, а свиные глазки заплыли гноем. На массивной груди колыхался кулон в виде скарабея, излучающий явную магическую ауру,
- Ну... не при всех же?! - осипшим голосом пискнул я.
- Почему? Открой глаза, котик, все этим занимаются! Действительно, вокруг, не утруждаясь приличиями, увлечённо блудодействовало немало пар, троиц и даже пятёрок. Я почувствовал сильное головокружение, пошатнулся и... едва не взвыл от сильной оплеухи! Сзади разъярённой фурией стояла Луна.
- Ты получше ничего не мог найти?!
- Эй, эй! Подруга, не надо портить такого свеженького мужика. Я первая его нашла, значит, он...
Бац! Вторую оплеуху словила бабка. Черти хмыкнули и не стали лезть не в своё дело. Наёмница ещё раз пнула ругающуюся старуху в зад, потом цапнула меня за воротник и потащила подальше. Через пару минут я попытался заговорить:
- Спасибо, любимая! Ты меня здорово выручила, только не стоит так уж входить в роль...
- Что?! - яростно зашипела она.
- Да пусти же меня, наконец! Ты переигрываешь. Знаешь, как больно было?
- Мало тебе! Стоит на минутку отвернуться, как ты уже строишь глазки очередной уродине. Я буду закатывать тебе такие скандалы...
- Солнце моё! - почему-то невероятно легко вспыхнул я. - Давай отложим разборки до лучших времён. Хотя бы до "после свадьбы"?
- Нет, ты мне сейчас ответишь... - Она вновь занесла руку, но я ловко развернул её и от души приложил своей ладонью куда надо. Шлепок получился звучный! Луна только взвизгнула, а громоподобный голос возвестил на весь Шабаш:
- Его Величество Владыка Ада - Люцифер!

***


Вокруг восторженно загомонили, запрыгали, захлопали в ладоши. На нашу короткую драку никто не обратил внимания, здесь это не в диковинку. Народ ломанулся к скульптуре. Мы тоже, одарив друг друга напоследок горящими взглядами. Колени сидящего Козла являли собой подобие трона, на котором и разместился облачённый в длинную мантию из леопардовой шкуры наш старый знакомец. Странное впечатление - будто не мы от него бегаем, а он от нас. С такой вот завидной регулярностью мы везде находим Владыку Ада. Я осторожно поманил Жана, но он был слишком занят отклеиванием от воодушевлённой супруги трёх длинноволосых типов с короткими рожками и острыми ушами. Пришлось протолкаться и помочь...
- В чём дело, пацаны? Чего не поделили?
- Милор... ой! Извиняюсь. Мальчики приглашают меня послушать музыку вон в тех кустах неподалёку, а этот ревнивый баран почему-то...
- Потому, что ты сдурела, вертихвостка! - оборвал я, отвешивая Лие подзатыльник. - Не забывай, где находишься! Быстро возьми супруга под руку и не отцепляйся ни на минуту. Встаньте за ребятами Брумеля, а там ждите моих приказаний.
- Но... Что вы себе позволяете?! - хором возмутились длинноволосые, подпрыгивая, как петушки, от перевозбуждения и негодования. - Здесь Великий Шабаш! У нас всё можно! Мы не позволим вам запретить "свободную любовь"...
- А ну, валите отсюда, хиппи недоделанные! Я ведь долго гавкать не буду - развернусь и перекусаю всех, на фиг!
- Оставьте мне хоть одного! - взмолился ободрившийся Бульдозер. Троих желающих как ветром сдуло. Выгода принадлежности к племени достопамятного Дракулы была несомненной.
Меж тем Люцифер поднял руку, и все притихли. О да... Владыка Ада умел управлять толпой. Должен честно признать, что выглядел он очень достойно, красиво и величественно. Его голос разливался над всем Шабашем без всяких усилителей:
- Я приветствую силы Тьмы, собравшиеся на Лысой горе, чтобы отпраздновать ночь нашего прародителя - Горбатого Козла. Сегодня мы принесём ему великую жертву. Кровь самой известной девственницы-христианки смочит его губы. И сегодня я наконец покажу всему миру будущих владык Соединённого королевства!
Ответом послужили бурные овации. Значит, всё-таки Жигало не солгал - принцесса Ольга должна быть здесь. Мы стали незаметно проталкиваться поближе. Брумель, встав за моим плечом, честно предупредил:
- Мы не сможем вас защитить, если начнётся драка...

- Попытайтесь спровоцировать панику, поручик, - попросил я.
- Это реально.
Люцифер встал, воздев руки к небесам, грянул салют, темноту осветили взлетевшие столбы искр, и... над Лысой горой завис Локхайм! Мы чуть не рухнули всей командой... Потрясение было настолько велико, что лично я минут пять протирал глаза, не в состоянии произнести ни слова. Тающий Город, чистая легенда средневековья, вместилище мудрости, добра и справедливости подчинялся малейшему жесту Владыки Ада! Творилось что-то ненормальное, силы Света и Тьмы подменяли друг друга. Такого просто не могло быть! Либо это не Локхайм, либо Танитриэль больше не королева... Но в таком случае кто же там заправляет?!
- Отдайте Горбатому Козлу его жертву! - взревел Люцифер, и весь Шабаш взвыл от восторга. Мы переглянулись и тоже немножко покричали. К позолоченным перильцам Тающего Города, прихрамывая, вышла знакомая мужская фигура. Высокий рост, тусклые соломенные волосы, чёрная повязка на глазу.
- Принц Раюмсдаль! - неожиданно громко опознала Лия. На неё зашикали.
Боже ты мой, эта гадина всё-таки жива... Клянусь, что наша следующая встреча будет для него последней. Гордый сын Ризенкампфа торжественно махнул рукой, и закованные в латы охранники вывели королеву Танитриэль. Её Величество была одета в облегающее красное платье с длинным шлейфом, волосы распущены по плечам, а руки связаны за спиной. Она двигалась медленно, как сомнамбула, с невидящим взглядом и плотно сжатыми губами,
- Что будем делать, милорд?
- Не знаю, Жан.
- Они её чем-то накачали... - продвинулась Луна. - Есть соки растений, отнимающие волю.
- Галлюциногены и наркотики, - кивнул я. - Честно говоря, если бы не видел всё своими глазами, ни за что бы не поверил, что Танитриэль преподносят как девственницу! Она же была замужем. Да и меня окручивала, как очень опытная женщина.
- Ну-ка, расскажи поподробнее...
- Потом, любимая, сейчас у меня другие заботы.
- Как её спасти?! Ну, естественно, что же может быть важнее...
- Взгляните, милорд! - отвлёк меня Жан. - Он шевельнулся!
Пресвятые угодники, Горбатый Козёл оживал! Гранитная скульптура мягко повернула голову, искоса оглядев толпу. Вой восторга усилился! Люцифер спрыгнул с колен монумента и принял от стражников одурманенную Танитриэль. В правой руке Владыки Ада матово блеснул каменный нож...
- Выведите детей!
Жан, Лия и Луна втроём вцепились в меня, а я, как безумный, бросился к Локхайму: у перил двое здоровяков держали на руках маленькую светловолосую девочку и худощавого мальчика лет пяти.
- Иван! - завопил я, но в общем крике на это никто не обратил внимания. Как он туда попал? Что произошло с Вероникой? Почему мой сын не в замке Повара? Орать можно было долго. Горбатый Козёл встал во весь рост и развернулся мохнатым задом к Люциферу. Тот запечатлел на нём чавкающий поцелуй - от омерзения я пришёл в себя. Владыка Ада поднял нож...
- Великий Горбатый Козёл, прими от нас в жертву кровь девственницы-христианки королевского рода. Мы приносим её в жертву на глазах будущих властителей Срединного королевства. Придёт их час - и они поделят мир, а пока пусть жертвенная кровь свяжет их с силами Тьмы навечно...
В небе над головой Люцифера мелькнуло тёмное пятно, и в Локхайм влепилась сияющая шаровая молния! Все опешили! Уж слишком невероятным казалось происходящее. Черноволосая девчонка на бешеной метле в одиночку яростно атаковала тающий Город. Детей быстро увели внутрь.
- Вероника...
Юная ведьма рассердилась не на шутку - шаровые молнии сыпались водопадом! На поражённый такой наглостью Шабаш обрушился яростный боевой град. Обстановка вполне созрела для паники. Я уже был готов под шумок стащить Танитриэль, как Горбатый Козёл повернул голову и дунул - Веронику снесло неизвестно куда. Что было потом - сам я не помню. Мне рассказали друзья. Будто бы Люцифер вновь взял королеву за волосы, будто бы Жан, бросившись наперерез, схватил его за руку, будто бы меня затрясло, я обозвал всех фашистами и, прыгнув вперёд, со злобным хохотом всадил замаскированный Меч Без Имени в ягодицу Горбатого Козла!

***


- Любимый, ты жив?
- Не знаю...
- Милый мой, родной, единственный! Не умирай, пожалуйста. Я не могу без тебя. Я просто с ума схожу! Говорю невесть что, ругаюсь с тобой... Я никогда такой не была. У меня голова раскалывается, я болею... Как только подумаю, что тебе надо возвращаться... я же убить тебя готова, собственными руками!
- Не надо... я и так не очень... живой.
Глаза открылись с трудом. Я лежал в кустах на чьей-то шкуре, головой на коленях у Луны, Меч Без Имени под рукой. Рассвело. Скосив глаза, я увидел Лию и Жана, потрёпанных, грязных, но целых. Они похрапывали в обнимку рядышком с тихо сопящей Танитриэль. За кустами виднелись стройные фигуры наших бессменных часовых. Да, загоняли мы чертей... им ведь тоже отдых нужен. Интересно, что произошло? Как мы сюда попали и почему все живы? По крайней мере, на первый взгляд - все...
- Луна?
- Да, солнце моё. Прости меня, глупую... Я даже видеть не могу, как ты общаешься с другими женщинами. У меня что-то в груди обрывается и в мозгу перемыкает. Я бы их всех вот... измордовала! Любимый, я, наверно, серьёзно больна. Ты сводишь меня к доктору?
- К Матвеичу?
- Дурак... Он же лечит только животных.
- Умная, поцелуй меня, пожалуйста, и расскажи, что произошло, пока я не умер!
- Я не дам тебе умереть! - пылко ответила она, чмокнув меня в нос. - Когда Бульдозер сцепился с Люцифером, все от неожиданности растерялись. Наверно, у них не принято, чтоб какие-то вампиры бросались на Владыку Ада. Ну, в общем, все смотрели на их борьбу. А ты, пользуясь общим замешательством, так страшно захохотал!.. Любимый, не делай так больше... у меня волосы поседеют... И как вонзил Меч Без Имени прямо в задницу этому мерзкому Козлу! Половина участников Шабаша просто с копыт свалилась от ужаса. Люцифер бросил душить Жана и завопил: "Спасайтесь!" Все побежали, началась паника. Горбатый Козёл взвыл дурным голосом и начал бегать по Лысой горе как ошпаренный, топча всех подряд. Тебя сбили с ног, Лия с мужем потащили королеву, а я пыталась прикрыть тебя от обезумевшей нечисти. Поручик Брумель сумел собрать своих ребят, и они вынесли тебя. Мы все успели удрать с горы, не дожидаясь, пока Горбатый Козёл всё там порушит. Потом что-то сильно взорвалось... Любимый, ты разогнал Великий Шабаш - я горжусь тобой!
- Спасибо... - В глубине души мне почему-то казалось, что я не очень заслуживаю всех этих восторгов. - А где Локхайм?
- Улетел. Рванул в поднебесье сразу же, как началась заварушка. По-моему, Козёл всё-таки задел его рогом...
- Там дети...
- Да. Я тоже их видела. Твой сын и принцесса. Не переживай, мы обязательно найдём их.
- Так что же, этот монументальный козлик теперь так и бегает по лесу?
- Нет. Он превратился в камень с первыми лучами солнца. Боги Тьмы не выносят света, но вокруг бродят толпы нечисти, и, когда они поймут, кто истинный виновник испорченного праздника... - Луна задумчиво провела большим пальцем по шее. - Давай я тебя спрячу?
- Куда?
Охая, я приподнялся и сел. Всё тело болело. Интересно, сколько чечёточников на мне сплясало, пока Брумель унёс мою светлость в безопасное место? Судя по всему, немало. Неужели ничего не сломано? Не верю. Голова всё ещё кружится, наверняка сотрясение мозга. Не надо язвить! Я сам знаю, что, будь у меня в башке мозги, а не опилки, я бы ни за что не стал злить гранитного парнокопытного. Конечно, если она спрячет меня под мышку, то меня там долго не найдут, но это вряд ли... Я крупный. Голова боли-и-ит! Даже обычная мыслительная деятельность заставляет саднить виски так, словно вместо башки у меня заржавленная мясорубка, а кто-то вредный вовсю крутит ручку, вставив её мне в ухо. Садисты...
- Да, любимая... Спрячь меня ото всех. Давай заберём Ивана и поселимся втроём где-нибудь в деревеньке под Ристайлом, разведём кур, посадим огурцы и будем торговать в столице гвоздичками на Восьмое марта...
- Что?! - Луна округлила глаза.
- А ты будешь варить мне айвовое варенье, отвечать на телефонные звонки и читать детям Андерсена перед сном... Ты ведь родишь мне девочку? Назовём Василисой...
Наёмница положила мне ладонь на лоб:
- Зачем ты так? Чем я тебя обидела...
- Прости. Просто устал, нервное истощение, спазмы головные - тьфу! Я люблю тебя...
Наш недолгий поцелуй прервал поручик Брумель, явившийся с докладом.
- Прикажете просто подать факты или высказать моё личное отношение к тому, во что мы вляпались?
- Давай факты.
В чём конкретно мы сидим по горло, я и без него знаю. Доводилось попадать в паршивые положения, но настолько...
- Слушаюсь. Итак, наш древний прародитель Горбатый Козёл не привык, чтобы его кололи мечами, пардон, в задницу! Обычно её целуют. Это традиционный обряд посвящения, признательности, уважения и подтверждения принадлежности к тёмному клану. Получив такой укол в это место, Козёл пришёл в бешенство! Особенно это усугубилось тем фактом, что он не видел, кто именно это сделал. Вы ведь его поразили не в лицо, а в...
- Сам знаю! - вяло огрызнулся я. - Опустите лишние детали, что было потом?
- Разгневанный бог повёл себя, как обычная взбесившаяся скотина, начал прыгать, бить копытами, бодаться, топтать всех подряд! Он бушевал до самого утра. Никто и не дерзнул попытаться его успокоить. Все попрятались. Площадка для Шабаша на Лысой горе приведена в полную непригодность. Переломано всё, что только можно. Местность заражена надолго... Там ведь варили снадобья в котлах, готовили показательные заклинания, использовали амулеты, порошки, зелья - и всё это, брошенное под копыта Горбатого Козла, дало такую гремучую смесь!.. Взрыв был ужасен! По сравнению с ним развал Башни Трупов - просто хлопок пробки от шипучего вина. Я ещё удивляюсь, как самого козлиного бога не разорвало! Впрочем, опалило его изрядно, иначе он не буйствовал бы до рассвета. А теперь лучи солнца загнали его в камень на целый год, до следующего Шабаша. Но есть опасение, что он за такой короткий срок может не простить обиды и всё припомнить по возвращении. Ох, и достанется же тем, кто вновь вызовет его на церемонию жертвоприношения...
- Не вдавайтесь в лирику, поручик. Речь идёт только о нашем положении.
- Виноват, господин полковник. По моим скромным подсчётам, на вчерашнем Шабаше погибло около трети присутствовавших. Кто затоптан, кто убит в панике, кто нашёл смерть под раздвоенными копытами. Половина оставшихся, перепугавшись, бежит по домам не оглядываясь. Вторая половина зализывает раны и готовит месть, пока ещё не зная кому. Люцифер успел спастись. Когда он сумеет объяснить нечисти, что же произошло, начнётся самая страшная охота за буйной головой тринадцатого ландграфа!
- Не слишком мрачно? - буркнул я.
- Нет. Фактически я даже пересмотрю свой отряд, если означенная сумма будет перехлестывать пределы моей фантазии. Не хочу вводить ребят в искушение. Хоть мы и черти, но ничто человеческое нам не чуждо.
- Что творится в мире прямо сейчас, на данный момент?
- Фронтовая тишина. Все ждут.
- Будите Лию и Жана. Через десять минут мы уходим огородами. Мебель не брать, только оружие, зубную щётку и пару сменных носков. Мы начнём партизанскую войну. Я вас всех научу поезда под откосы пускать...

***


Мне некуда было бежать. Шутки кончились, я срочно должен догнать Локхайм и вернуть себе сына. В первую очередь. Всё прочее - потом. Что-то здорово не укладывалось в моей голове. Я чувствовал себя... ну, если не на грани отчаяния, то как-то очень близко к агрессивному сумасшествию. Нельзя так изводить человека... Война есть война. Ну, ты дал в зубы, тебе въехали в ухо, стукнулись и разошлись. Помнится, Ризенкампф в этом плане всегда имел совесть (он был поистине великим, в отличие от его сына, который хочет таким казаться). Он гонялся только за мной, всех прочих если и задевало, то рикошетом. Исключение составляет разве что разбомбленное Тихое Пристанище. Хотя и там не всё однозначно - ведьмы-людоедки тоже отнюдь не безгрешны. А, ладно, дело прошлое, возможно, за давностью лет я несколько идеализирую бывшего врага. Просто кажется, что всё в то время было полегче. Хандрю... Поймите меня правильно - сначала украли Ивана, потом дочь у друга, потом война, Ад, освобождение Брумеля, город суккубов, проблемы с Луной, снова похищение сына, да ещё и Локхайм под властью Раюмсдаля. Вот Танитриэль проспится, мы у неё всё и спросим. Ведь не дура же она, в конце концов! Ну как можно умудриться сдать Тающий Город придурковатому сыну Ризенкампфа. Тактик он хреновый, стратег - никакой, воин - липовый. Не понимаю... Надо ведь было распахнуть ворота, убрать гвардию и долго зазывать его внутрь.
Я подозвал бакенбардистого поручика, отдал приказ найти наших лошадей, а также раздобыть ещё, чтобы превратить нашу смешанную банду в конный отряд. В теперешнем положении можно было рассчитывать лишь на исключительную манёвренность. Мы слишком глубоко завязли на Тёмной стороне. Когда были разрушены Зубы и Раюмсдаль лишился возможности засеять наследника, я решил, что заговор задушен ещё в зародыше. Кто же мог подумать, что появится на свет Люцифер и ему в голову взбредёт не выращивать нового Ризенкампфа, а украсть для этой цели уже пятилетнего мальчика, да в придачу моего собственного сына. Дьявольский план! Истинно дьявольский - иначе не назовёшь... Греет одно - Ивану не угрожает опасность. Они с него пылинки сдувать будут. Характер у него рыцарский, думаю, о маленькой Ольге он позаботится. Держитесь, дети, папа уже идёт...
- Господин ландграф, королева встала. Она хочет поговорить с вами наедине.
- Почему не при всех? - не понял я, доложивший чёрт также недоумённо пожал плечами. У этих королев всё не как у людей. Луна ещё спала, её дыхание было ровным и спокойным. Лия и Бульдозер тоже пока похрапывали, вроде бы причин не пойти нет. Танитриэль ждала меня шагах в десяти за деревьями. Наверно, я действительно долго отсутствовал и совсем отвык от общения с венценосными особами... Стоило мне подойти, как она, резко обернувшись, повисла у меня на шее, заливаясь счастливыми слезами.
- Вы вернулись, мой лорд... Вы вернулись... - Какое-то время от неё нельзя было добиться других слов. Создавалось впечатление, что всё пошло по второму кругу.
- Вернулся я, да... но ненадолго. Дел полно, Ваше Величество.
- Как, разве вы не поможете мне?!
- Господи, да разумеется помогу! Зачем же я, по-вашему... - Вот это было сказано зря! Боюсь, она поняла меня так, как ей того очень хотелось. Я не успел даже договорить, как королева Локхайма запечатала мои губы долгим поцелуем. Что скажешь? Это она хорошо умела. Поцелуй Танитриэль запоминался навеки. Интересно, чему её ещё учили в их королевской школе? Чувствуя начинающееся головокружение, я исхитрился-таки оторвать её от себя.
- Что с Локхаймом?
- Я так скучала... - Её голова легла мне на грудь. Нужно как-то вежливо и деликатно отодвинуть девушку в сторону. Ещё увидит кто и ошибочно решит, что мы обнимаемся...
- Простите меня, Ваше Величество, но давайте отложим трогательную встречу старых друзей на более светлые времена. Вы появляетесь как жертва для Горбатого Козла на Великом Шабаше, в Ристайле вас уже несколько месяцев, как потеряли. Страна благоденствует, рыцари жиреют, женщины рожают крепких малышей, и никто не чувствует нависающей мощи подкопившей силу Тьмы. Я уже давно веду неравный бой с Владыкой Ада, а никто ни о чём даже не подозревает. Вы в курсе того, что у Плимутрока похищена внучка? Нет? Ну вот, а это единственное, что хоть как-то заставило всех пошевелиться. Идёт война! Вы ещё не поняли?
- Не кричите на меня, ландграф. - В глазах Танитриэль вновь заблестели слёзы. - Я ничего не понимаю... всё произошло так неожиданно. Они что-то со мной сделали...
- Кто они?
- Не знаю.
- Очень мило. Тогда, может быть, вы в курсе, как Раюмсдаль сумел захватить Тающий Город?
- Не знаю! Я ничего не знаю! Может, меня околдовали? Может быть, я спала? Может быть, и сейчас мне всё это снится? Поцелуйте меня, лорд Скиминок...
- Давайте я лучше вас ущипну.
- Ой! Вы с ума сошли, больно же!
- Зато теперь вы знаете, что не спите.
Мне нужна была правда, а не телячьи нежности. Я слишком хорошо знаю Танитриэль, она не глупа и занимает трон Локхайма не только по праву рождения. Это действительно королева крови. Что же могло произойти такого сверхневероятного, чтобы так её запутать?
- Вот и ладушки. Ваше Величество, а теперь давайте неторопливо вспоминать о самых последних событиях вашей бурной жизни. Начинайте.
- Я не знаю... право, всё это так смутно. Может быть, сначала вы расскажете, как мы встретились.
- Будь по-вашему. Эй! Только не надо садиться ко мне на колени. Сядьте напротив и смотрите мне в глаза. Не перебивайте, может, что и вспомните. Итак, я попал в вашу милую страну с помощью богини Катариады Базиливмейской из-за того, что был украден мой сын Иван. Это сделали черти по приказу Владыки Ада Люцифера с целью воспитать из ребёнка нового Ризенкампфа. Вскоре была похищена и дочь Злобыни - принцесса Ольга. Из неё собирались сделать жену бронзового Кришны и духовный символ Соединённого королевства. Мы вчетвером отправились их спасать. Драки и мордобои расписывать не буду, всё как всегда, пока нам везёт. Суть в том, что мы отбили Ивана и отправили его в тыл, в замок сэра Чарльза Ли. Но на Великом Шабаше неожиданно вылез Локхайм, а на его борту принц Раюмсдаль продемонстрировал нечисти сразу и Ольгу, и Ивана. Потом вывели вас, окуренную, как последнюю наркоманку. В это время Вероника в одиночку бросилась атаковать Тающий Город. Горбатый Козёл дунул и зафугачил её куда подальше. Мы сумели вас отбить, спрятались здесь, вы спали часов двенадцать. Вот, собственно, всё, что я могу рассказать. Теперь вы.
- Боже мой! - с широко раскрытыми глазами всплеснула руками Танитриэль. - Неужели всё это было? Ужасно, просто ужасно... Но я ведь ничего не могу рассказать! Меня пригласил в гости Матвеич из Вошнахауза. Я с шестью охранниками зашла к нему в дом. Пока маг одевался, слуги подали нам вино. Больше мне нечего вспоминать... Может быть, я просто уснула в духоте? А когда проснулась - увидела, как вы разговариваете с чертями...

***


- Лорд Скиминок! - Бледная Лия буквально втиснулась между мной и королевой.
- Что ты себе позволяешь, девчонка?! - вспыхнула красная Танитриэль. Она не любит, когда ей мешают, но Лию уже занесло...
- Можете меня казнить, милорд, только выслушайте сначала! Вернулась разведка с лошадьми, они говорят, что там за холмом собираются сжечь Веронику!
- По коням! - Я опрометью бросился вперёд. Шестеро чертей держали в поводу небольшой табунок осёдланных лошадей. - Лия, Жан и шестеро добровольцев - за мной. Ос-таль-ные остаются здесь, если обнаружат - деритесь, мы скоро.
Наш маленький отряд, забыв обо всём, бросился на выручку юной ведьме. Вероника, девочка моя, держись, - я тебя не брошу! Если ты чего и напутала, если мой сын вместо замка Повара попал в Локхайм, пусть... Ты честно бросилась в погоню, не побоялась ринуться в бой на могучего врага при самом Великом Шабаше. Такая отчаянная храбрость не свойственна больше никому. Мы не дадим тебе пропасть! Резвые кони бешеным галопом вынесли нас к небольшому холму, окружённому возбуждённой толпой нечисти. На вершине высился деревянный столб с прикрученной к нему цепями маленькой девичьей фигуркой. Моё сердце защемило от повторяемости событий. Так ли уж давно длинноносую девчонку с чёрными волосами вели на казнь одурманенные крестьяне? Кто же знал, что она и вправду ведьма, но я ни на мгновенье не жалел, что спас её тогда. Меч Без Имени разогревался, приятно горяча бедро. Однако прохладно сегодня... хотя в Срединном королевстве вообще уже осень.
- Прикажете нападать, милорд? - Жан вытащил из седельной петли боевой топор.
- Нас мало, но мы в тельняшках! - грозно поддержала Лия. - Я им за Вероничку все волосья повыдёргиваю и рога поотшибаю...
Черти искоса глянули на неё, но промолчали.
- Я никого не хочу обидеть, - тут же поправилась она. - Тысяча извинений, господа, нервы...
- Значит, так. Там даже на первый взгляд народу эдак душ сто. Вон двое великанов, ещё тролли, и наверняка есть ведьмы. Даже при использовании фактора внезапности есть реальная опасность превратиться в одуванчики и никого не спасти.
- Но мы ведь загримированы, нас примут за своих.
- Нет, Жан. Может, это и прокатит до того момента, как мы станем отвязывать Веронику. А потом нам втемяшат вслед парочку заклинаний - и всем хана.
- Но, милорд, - поддержала мужа Лия, - давайте хотя бы попробуем. Вдруг вы ошибаетесь и там нет ни одной настоящей ведьмы?
- Не будь наивной, крошка. Да разве Вероника позволила бы себя казнить, если бы силу её магии не сдерживали другие, более опытные? То, что мы одеты под нечисть, наоборот... Стоп! Точно! А ну, быстро всем привести себя в порядочный вид! Вопросы потом!
Я отправил чертей в толпу нечисти, дав чёткие указания по дальнейшим действиям. Они заулыбались и тронули лошадей. Дольше всех собиралась Лия. То ей ещё ванну принять, то у неё причёска не та, то костюмчик в подсумках не глаженый... спустя пару минут мы с Бульдозером просто осатанели - Веронику уже обкладывали хворостом. Мы развернули скакунов, дали шпоры и, размахивая оружием, пустились вскачь. Меч Без Имени звенел в воздухе, а его весёлая сила наполняла шумным восторгом мои жилы. Какой-то тощий яйцеголовый с жёлтыми клыками толкал бурную речь, размахивая горящим факелом. Нечисть беззаконная ревом и воплями бурно выражала поддержку агитатору.
- Эта бесстыжая тварь пыталась испортить наш праздник! Она посмела направить свои глупые молнии против самого Горбатого Козла! Что творит современная молодёжь? Это же верх неприличия и хамства. Сограждане! Давайте же сегодня спалим на медленном огне всего одну сумасшедшую маньячку и спасём тысячи невинных душ наших детей от её тлетворного влияния! Именно из-за таких неформалок уровень благосостояния неуклонно падает, авторитет ничего не стоит, а разложение общества всё явственней и жёстче. Мир рушится! Традиции не уважаются! Конец света близок, как никогда! И кто виной всему этому?! Она!!! Грязная любовница ненавистного ландграфа! Скиминок... - Оратор стоял на возвышении и увидел меня первым. Его глаза едва не вылезли из орбит, а моё имя стало заедать, как заезженная грампластинка:
- Скиминок... Скиминок... Скиминок...
Все недоумённо примолкли. Потом обернулись. Помолчали мгновенье и как грянули всей мощью хора Пятницкого:
- Скимино-о-о-ок!!!
Толпа сыпанула в разные стороны. Об организованной обороне не было и речи, впрочем, как и о неорганизованной. Мы ни на миг не замедлили бешеного аллюра своих коней, но нечисть увёртывалась из-под копыт с завидной ловкостью. Вероника лишь сумрачно глянула на меня, когда я разрубал её цепи. Потом легко прыгнула мне за спину, показала всем язык, и мы бросились вперёд. Заметьте, никого не тронув, не побив, не обидев. Мы направились в ближайший лесок и, скрывшись там, некоторое время понаблюдали произведённый эффект. Толпа собралась вновь, хотя уже и не такая густая.
После недолгих переговоров шесть наших чертей откомандировались за нами в "погоню". Объединившись, мы общей командой направились в прежнее месторасположение для того, чтобы забрать Луну, Танитриэль, Брумеля и прочих. По дороге черти, хохоча, рассказывали, как...
- Нет, вы только представьте, милорд, они все дрожат от страха, как зяблики, но спорят до хрипоты - кому же вас ловить?! Каждый убежден, что самый достойный именно он. Трусы, лопухи, дурачьё деревенское! Тамошних ведьм только и хватило, чтоб закрыть заклинания вашей подружки. Народ галдит, шумит, волнуется! Ну, мы, как вы и советовали, тут же предлагаем себя на роль соискателей, а поскольку больше никто не выставил команду, то победа, естественно, за нами. Нас провожали с почётом и благословением. Дескать, ландграфа можете отдать Люциферу, но девчонку, пожалуйста, верните - мы её толком не дожгли. Хохма, одним словом! Помахали им ручкой, дали шпоры, подняли пыль и, хихикая, двинулись за вашей четвёркой.
- Форменное безобразие, милорд, - деланно возмутилась Лия. - Чёрт-те что происходит! Тут столько нечисти, все нехорошие и страсть как жаждут сжечь нашу маленькую Веронику, а мы... Мы даже никого не пнули! У меня просто в голове не укладывается - мне и обругать-то никого не позволили! В следующий раз, прежде чем начинать очередную миротворческую миссию, разрешите нам всем нацепить на спину белые крылышки. Да и тапочки такого же цвета не испортят общего впечатления...
- Отстань... - отмахнулся я. Что-то было не так. Вероника сидела за моей спиной по-прежнему молча, напряжённая, как высоковольтная линия, и не спешила поддержать компанию. Кончилось тем, что, подумав, я приказал чертям гнать вперёд, а сам, спешившись, дал указание устроить срочный военный совет. Бульдозер пожал плечами, сполз с коня и расстелил на траве свой плащ. Мы вчетвером сели в кружок. Лия примолкла, поняв своим скудным умишком, что шутки следует отложить на послезавтра. Вероника тяжело вздохнула, прямо посмотрела мне в глаза:
- Это я во всём виновата, милорд...


Сейчас читают про: