double arrow

Д. Рикардо


Еще один крупный английский экономист Давид Рикардо(1772—1823), придерживаясь исследовательских принципов, сфор­мулированных А. Смитом, и признавая труд основой стоимости, глубоко проанализировал его социально-экономические стороны. Его главное сочинение — «Начала политической экономии и на­логообложения» (1812).

Основной проблемой, которую исследовал Рикардо, было рас­пределение общественного продукта между тремя основными классами: промышленниками (прибыль), рабочими (заработная плата) и землевладельцами (рента).

Он внес существенный вклад в разработку научного метода ис­следования трудовой теории стоимости, показав, что любое изме­нение соотношения «заработная плата — прибыль» скажется на от­носительных ценах, поэтому «обменная стоимость» зависит не только от количества труда, но от всей совокупности товарных отношений. Теория о формах земельной ренты, обоснованная Ри­кардо, имела большое методологическое значение для развития последующей экономической мысли.

Изучение доходов он начинает с анализа ренты с земли и земель­ной прибыли, затем развивает понятия «естественная цена» и «теку­щая цена» как необходимое условие для дальнейшего понимания процесса формирования заработной платы и прибыли.




Рента — это плата, которую земледелец вносит собственнику земли за право эксплуатировать почву. Она подвержена тенденции к уве­личению вследствие роста населения.

Большее количество населения требует вводить в эксплуатацию менее плодородные или менее выгодные с точки зрения расположения земли. Производственные издержки (количество необходимого труда) на таких землях определяют обменную стоимость, т.е. цену сельскохозяйственных продуктов питания. Рост цен на эту продук­цию приводит к увеличению ренты с более плодородных земель (диф­ференцированная рента).

Исследование ренты заключается в определении производствен­ных издержек количества необходимого труда, составляющих обмен­ную стоимость (цену) сельскохозяйственных продуктов питания. Рост цен на эту продукцию приводит к дифференцированной ренте. Зара­ботная плата растет медленнее, чем цены на необходимые или полез­ные вещи. Прибыль фабриканта зависит от увеличения ренты и ро­ста заработной платы.

Рикардо, используя метод мысленного эксперимента, стремил­ся открыть объективные «экономические законы» (он первым употребил это словосочетание), в соответствии с которыми рас­пределяются материальные блага в обществе.

Д. Рикардо рассматривает не только фундаментальные эконо­мические проблемы эпохи (стабильность денег, законы о хлебе, займы, связанные с наполеоновскими войнами), но и социальные проблемы классов, экономические интересы различных слоев об­щества и др. Он разработал метод изложения экономических ги­потез. Лаконичность и строгость его анализа являются началом гипотетико-дедуктивного (предположительно-дедуктивного) спо­соба умозаключения — основы любого научного познания.



Отмечая методологическое новаторство А. Смита и Д. Рикар­до, необходимо иметь в виду, что методологический индивидуа­лизм, обоснованный ими, построен не на универсальных свой­ствах человека, а на ментальной специфике европейского челове­ка. Такая концепция человека была продуктом складывавшегося в ту эпоху буржуазного общества, в котором «не осталось ника­кой другой связи между людьми, кроме голого интереса, никако­го другого мотива, регулирующего совместную жизнь, кроме эго­истического расчета».

Методология классической школы, и в первую очередь концеп­ция «экономического человека», подверглась резкой критике уже в работах Дж.С. Милля. Он подчеркивал, что политическая экономия рассматривает человека лишь как существо, желающее обладать бо­гатством и способное сравнивать эффективность разных средств для достижения этой цели; она полностью абстрагируется от любых дру­гих человеческих страстей и мотивов, кроме тех, которые можно считать вечными антагонистами стремления к богатству: отвраще­ние к труду и желание безотлагательно пользоваться дорогостоящи­ми наслаждениями. Согласно Миллю, экономический анализ Сми­та и Рикардо движется в двумерном пространстве, на одной оси которого — богатство, а на другой — риск и неприятности, подстерега­ющие человека на пути к этой цели. Милль считал этот подход од­носторонним: действительная мотивация человека намного сложнее. Вместе с тем он утверждал, что такая абстракция есть подлинно на­учный способ анализа для общественных наук, в которых невозмож­ны эксперимент и индукция.



Не только Д. Милль, но и многие другие ученые источники неопровержимо доказывают, что большинство людей на протяже­нии истории заботились не столько об удовлетворении личных интересов, сколько о процветании своего рода, города, общины, зачастую жертвуя собственной жизнью. Эгоцентризм, на который делали ставку экономисты, — характерная черта капиталистичес­кого способа организации жизни.

Правильнее будет сказать, что эгоцентризм и индивидуализм противостоят родовой сущности человека, но вместе они состав­ляют ее диалектическую целостность. К. Маркс оспаривал идею «человека экономического» не как такового, а в совокупности с системой порождающего экономический эгоцентризм и связан­ный с ним «шлейф» социальной несправедливости. Допуская ин­дивидуализм как исторически преходящее явление, К. Маркс по­шел по пути обоснования родовой сущности человека. Реальность оказалась сложнее и противоречивее, чем ее концепция, тем не ме­нее, чтобы разобраться в том, что методологический индивидуа­лизм, обоснованный А. Смитом и Д. Рикардо, — недостаточная предпосылка экономического исследования, необходимо понять, с каких позиций ее критиковал К. Маркс.







Сейчас читают про: