double arrow

Сокровищницы


Самой ранней сокровищницей в Дельфах является сокровищница Сикионцев, относящаяся к 560 году. Первоначальное древнее здание было круглым, но оно разрушилось во время землетрясения. Позднейшее сооружение представляет собой миниатюрный периптер 5х4, между колонн которого располагалось 14 необыкновенно широких метоп. Специфика композиции состоит в том, что иногда один и тот же объект переходит с одной метопы на другую (корабль Арго), или одна сцена изображена на двух метопах (Каледонская охота). Моделировка рельефов отличается тонкостью и мастерством.

Вероятно, более, чем одна сокровищница в Дельфах были украшены кариатидами – это сокровищница Книдян и знаменитая сокровищница Сифнийцев. Голова сифнийской коры по стилю напоминает кикладские образы. Сложный головной убор – ни что иное, как верхний барабан колонны, поэтому эта деталь должна расцениваться не столько как часть скульптуры, сколько как часть архитектуры. Сифнийцы получили свое богатство, свидетельством которого и является дельфийская сокровищница, благодаря золотым и серебряным рудникам, разработанным на острове. После грабительского нападения самосцев в 525 году благосостояние жителей о. Сифнос пришло в упадок, поскольку рудники оказались затопленными. Сокровищница была сооружена незадолго до этого события в некоторой спешке и не была закончена. Скульптурное убранство здания состояло, помимо кариатид, из акротериев, от которых уцелела статуя Ники; беспрерывного фриза, дошедшего до нас с большими утратами с южной стороны и двух фронтонных групп. Из последних сохранилась только группа, предназначенная для заднего фронтона. Она интересна тем, что фигуры второго плана были выполнены вместе с фоном; причем в нижней части рельеф более низкий, а в верхней – приближается к круглой скульптуре. Фигуры выдержаны в едином масштабе с небольшим увеличением образа Зевса, помещенного в центре и слабым сокращением в изображении других действующих лиц и коней по сторонам.




Восточная сторона фриза сокровищницы разделена на три части, объединенных единой темой Олимпа. На фризе также присутствовали эпизоды Троянской войны. На щите одного из воинов с северной стороны фриза сохранилась авторская надпись, которая может быть расшифрована как «Эндойс» или «Аристион Паросский». Известно, что эти художники работали вместе. Скорее всего, Эндойсу принадлежали наиболее ответственные участки заказа с востока и севера. Его коренастые большеголовые фигуры исполнены объемно, несмотря на низкий рельеф. Художник виртуозно справляется с задачей изображения перекрывающихся планов, избегая смешения. Он легко изображает колесницы в сложных ракурсах, дописывая части, находящиеся в сокращении, краской. В целом его образы напоминают афинские краснофигурные росписи на вазах. Второму мастеру, работающему в ионическом стиле можно приписать южную и западную части фриза, а также кариатид.



О сокровищнице Афинян Павсаний пишет, что она была сооружена в честь победы при Марафоне (490 г.). Однако стилистика скульптуры позволяет предложить более раннюю дату – после 500 г. Тематика метопных рельефов, посвященная Гераклу и Тесею, направлена на символическое прославление нового демократического правления, тем более что сцены с Тесеем занимают наиболее ответственный участок экстерьера. Стилистика небольших и очень тщательно исполненных фигур, вырезанных вместе с фоном, напоминает афинскую вазопись. По качеству эти изображения (сцены с Гераклом – с севера, с Тесеем – с юга и амазономахией – с востока) приближаются к раннеклассическим образцам храма Афайи на о. Эгина, являясь вершиной поздней архаической пластики. Акротерии сокровищницы представляли амазонок, с которыми приходилось сталкиваться обоим героям. Главный фронтон изображал сцену с Афиной, на противоположном была представлена битва.







Сейчас читают про: