double arrow

Итальянский и алышйский походы А.В. Суворова


Внешняя политика Павла I.

Внешнеполитическая деятельность Павла I отличалась такой же непо­следовательностью, как и внутренняя. В момент смерти Екатерины II Россия находилась в союзе с Австрией, Англией и Пруссией, направлен­ном против Франции. Екатерина даже приказала А.В.Суворову начать формирование 60-тысячного корпуса для борьбы с французской револю­цией и восстановления там монархии. Павел I отказался от этого плана, заявив союзникам о невозможности войны с Францией, поскольку рус­ская армия, находясь в «непрерывной» войне с 1756 г., нуждается в отды­хе. Но желание держаться политики невмешательства ему не удалось ис­полнить, и почти все царствование Павла Россия или вела войну с Фран­цией, или находилась в состоянии войны с Англией и Австрией, достаточ­но непоследовательно меняя свои политические интересы.

Формирование II антифранцузской коалиции.Ряд действий французского правительства заставил
Павла обратить внимание на европейские дела. Приготовления Наполеона к египетскому походу, арест русского консула на Ионических островах, покровительство, оказываемое Францией польским эмигрантам, слухи о намерении французов напасть на северный берег Черного моря, вызывали беспокойство Павла. Однако непосредственным поводом к началу войны с Францией явились собы­тия, связанные с Мальтийским орденом. В 1797 г. император Павел I взял Мальту под свое покровительство. Этот факт проигнорировал Наполеон и, отправляясь в Египетский поход, захватил остров. Магистр мальтий­ского ордена бежал. Оскорбленный Павел принял на себя звание гросс­мейстера ордена. Это обстоятельство подстегнуло Павла к участию в но­вой (второй) антифранцузской коалиции, которая была образована в 1798 г. В нее, кроме России, вошли Австрия, Османская империя, Англия и Неаполитанское королевство.




Начало военных действий.Военные действия развернулись как на суше, так и на море. Объединенный русско-османский флот под ко-мандованием Ф.Ф.Ушакова,пройдя через черноморские проливы, вошел в Адриатическое море и летом 1798 г.овладел Ионическими островами и крепостью Корфу (В конце марта 1800 г. в Константинополе была подпи­сана конвенция об образовании там Республики Семи Соединенных Ост­ровов под вассалитетом Османской империи, но с внутренним само­управлением и правом иметь собственный флот). В 1799 г. высаженный Ф.Ф.Ушаковым десант успешно вел военные действия против француз­ской армии на Апеннинском полуострове, освободив от французов Не­аполь и Рим.

В начале 1799 г. командование сухопутными союзными русско-австрийскими войсками, посланными на помощь неаполитанскому королю Фердинанду VI, было поручено А.В.Суворову.Главным театром военных действий стала Северная Италия, которая за полтора месяца была очищена от француз­ских войск. В упорном трехдневном сражении 15-17 апреля 1799 г.Суво­ров разгромил французскую армию при р. Адде. После этого без боя были захвачены Турин и Милан. 4 июня 1799 г.союзная армия совершила бес­примерный марш, преодолев за 36 часов около 80 верст и без всякой передышки начала сражение у р. Треббии,в ходе которого была наголову разбита французская армия под командованием генерала Макдональда. Назначение нового французского командующего Жубера не поправило положения: его армия была разгромлена Суворовым у города Нови,а сам Жубер был убит. С падением крепости Мантуи северная Италия оконча­тельно перешла в руки русской армии.



Успехи А.В.Суворова обнаружили подлинные цели Австрии — стремле­ние овладеть освобожденной от французов территорией. В этих условиях пребывание российской армии было нежелательным для австрийцев. Су­ворову было приказано отправиться в Швейцарию для соединения с кор­пусом Римского-Корсакова с тем, чтобы перенести военные действия на территорию Франции. Суворов избрал самый короткий, но самый труд­ный путь через Сен-Готардский перевал.Его армии пришлось не только преодолевать скалы по труднопроходимым тропам, но и отбивать много­численные атаки французской армии. Переход, вызвавший изумление всей Европы, был успешно завершен, однако помощь запоздала, и корпус Римского-Корсакова, действовавший в Швейцарии, был разбит францу­зами при Цюрихе. Вступив в Швейцарию после труднейшего перехода, русские войска не были вовремя поддержаны австрийцами и попали в ок­ружение в Мутенской долине. С большим трудом Суворову удалось одер­жать несколько побед и уйти в южную Германию. Он с полным основани­ем приписывал неудачи кампании плохим распоряжениям австрийского военного совета, желавшего из Вены руководить всем театром военных действий. Император Павел I разделял это мнение Суворова и, обвиняя именно австрийцев в поражении отряда Римского-Корсакова, отозвал свои войска в Россию.



Изменение внешнеполитической ориентации Павла I.В это же время Наполеон объявил себя «первым консулом», явно стремясь к восстановлению монархии.Он обратился к Павлу с лестным письмом и возвратил всех русских пленных. С другой стороны, английские войска, отняв у французов Мальту, не спешили возвращать остров Мальтийскому ордену. В результате всех этих событий Павел заключил мир с Наполео­ном, разорвав свой союз с Австрией и Англией. В 1800 г.он заключил на­правленный против Австрии союз с Пруссией, а против Англиибыла обра­зована целая коалиция, состоявшая из России, Дании, Швеции и Пруссии.

Особенно деятельные приготовления велись к военным действиям про­тив Англии. Желая нанести ей чувствительный удар, Павел послал дон­ских казаков под командованием Платова на завоевание Индии. Армия выступила в поход без точных карт, без определенного плана действий, без знания местности, и была бы обречена на гибель в среднеазиатских пус­тынях, если бы смерть Павла не остановила это предприятие (в ночь пере­ворота Александр отдал распоряжение вернуть казаков домой).

Историк С.Ф.Платонов охарактеризовал внешнеполитическую линию Павла следующим образом:

«Отвлеченное чувство законности и страх подвергнуться нападениям со стороны Франции заставили Павла воевать с французами; личное чувство обиды заставило его отступить от этой войны и готовиться к другой. Элемент случайности также силен был в политике внешней, как и в политике внутренней: и там, и здесь Павел руковод­ствовался скорее чувством, чем идеей».







Сейчас читают про: