double arrow

Новый премьер


Немалую роль в победе царской власти над революцией сыграл П. А. Столыпин. Потомок старинного рода, он сумел ярко проявить себя на государственной службе. С 1903 г. Столыпин занимал пост губернатора одной из самых беспокойных поволжских губерний — Саратовской. В 1905 г., в разгар революции, Столыпин показал себя умным, распорядительным администратором: ему удавалось поддерживать в губернии относительный порядок, избегая при этом ненужных кровопролитий. В пору всеобщей растерянности властей подобные качества обратили на себя внимание: 26 апреля 1906 г. Столыпин был назначен министром внутренних дел в правительстве Горемыкина.

Очень скоро выяснилось, что в бурное революционное время престарелый Горемыкин, при всем своем несгибаемом монархизме и личной преданности Николаю II, совершенно не годился на пост главы правительства. Основным его качеством было стремление избегать каких бы то ни было действий; обстоятельства же требовали и открытой решительной борьбы с врагами царской власти, и умелого лавирования по отношению к тем силам, которые могли стать ее союзником. В этой ситуации Столыпин, сразу же подтвердивший на министерском посту свои деловые качества, ум, энергию и к тому же бывший ярким представителем того единственного сословия, которому доверял царь, быстро вытеснил Горемыкина. 8 июля 1906 г., за день до разгона Думы, Столыпин был назначен председателем Совета министров, сохранив за собой и пост министра внутренних дел.




Возглавив правительство, Столыпин еще более решительно повел борьбу с революцией. Наряду с использованием уже хорошо отработанных мер — карательных походов, массовых экзекуций и т. п., его правительство подготовило Положение о военно-полевых судах, утвержденное Николаем II 19 августа 1906 г. Теперь революционеров судили только военно-полевые суды, по сравнению с которыми даже традиционные для политических дел военные суды могли показаться образцом законности и правосудия. Вся процедура в военно-полевых судах была максимально упрощена: дело должно было рассматриваться в течение 48 часов, адвоката не полагалось, приговор выносили специально подобранные офицеры-строевики, не привыкшие соблюдать юридические формальности. В подавляющем большинстве случаев приговор у таких судей был один — смертная казнь.

Современники сразу же прозвали военно-полевые суды «скорострельной юстицией». Характерно, что Столыпин, утвердивший Положение о военно-полевых судах по 87-й статье в качестве «чрезвычайного закона», даже не попытался провести его через II Думу, хорошо понимая, что депутаты ни при каких обстоятельствах не утвердят это издевательство над правосудием. В результате в апреле 1907 г. Положение потеряло свою силу. К этому времени по приговорам военно-полевых судов было казнено уже около тысячи человек.



Однако Столыпин не собирался ограничиваться только карательными мерами. Уже в первые месяцы своего премьерства он обнаружил ясное понимание того, что из затяжного кризиса Россию можно вывести только с помощью серьезных реформ. Их программу Столыпин опубликовал в газетах 25 августа — одновременно с публикацией закона о военно-полевых судах. Программа была обширна: неприкосновенность личности и гражданское равноправие; улучшение крестьянского землевладения и улучшение быта рабочих; реформа местного суда и реформа средней и высшей школы.

Большинство представителей оппозиции, не говоря уже о революционерах, склонны были отнестись к этой программе с большим недоверием. С другой стороны, столыпинские проекты вызвали критику со стороны реакционеров-черносотенцев, которые сочли их излишне смелыми и радикальными. Однако, как выяснилось, в России нашлись общественные силы, готовые поддержать Столыпина: крупные предприниматели и помещики-либералы, уставшие от революции и в то же время желавшие реформ. Партия октябристов, выражавшая настроения этих слоев, сразу же проявила интерес к правительственной программе. Ее лидерам импонировал энергичный премьер, обещавший не только навести порядок в стране, но и провести в жизнь назревшие преобразования. «Я глубоко верю в Столыпина»,— заявил в печати председатель ЦК Союза 17 октября А. И. Гучков. Таким образом, впервые за все время революции в России появилась возможность сближения правительства с одной из буржуазных партий.







Сейчас читают про: