double arrow

Эллинистическая культура


Развитие культуры в странах Восточного Средиземноморья в III — I вв. до н.э. определялось теми социально-политическими изменениями, которые произошли в этом районе после завоеваний Александра, и усилившимся вследствие этого взаимодействием культур.

Хотя в отдельных областях и отдельных государствах процесс взаимодействия шел по-разному и сохранялись местные особенности в религии, литературе, искусстве, все-таки возможно характеризовать культуру эллинистического времени в целом. Выражением культурной общности этого периода было распространение двух основных языков в странах Западной Азии и Египте — греческого койпэ (койнэ по-гречески означает «общая [речь].» — имется в виду общегречсское каречие. вытеснившее местные диалекты) и арамейского языка, которые были и официальными, и литературными, и разговорными языками (при сохранении рядом народностей и своих древних языков)(Так, в Египте сохранялся позднеегипетский ягзык; и Малой Азии были еще живы хетто-лувийские языки: лидийский, кашинский, ликийский и др. наряду с кельтским (Галатия), фракийским (Мисия, Вифиния) и (возможно, родственными последним) фригийским и армянским; Финикия, Иудея, Вавилония сохраняли свои языки наряду с арамейским.).




Широкая и довольно быстрая эллинизация городского населения (за исключением населения ряда древних гражданско-храмовых общин) объясняется комплексом причин: греческий язык был официальным языком царской администрации; эллинистические правители стремились насадить в своих разноплеменных державах единый язык и по возможности единую культуру. В городах, организованных по греческому образцу, вся общественная: жизнь строилась по типу, сложившемуся в полисах Греции (административные органы, гимнасии, театры и т.п.). Соответственно и боги должны были носить греческие имена. Напротив, самоуправляющиеся общины Вавилонии сохраняли свой язык, аккадских богов, свою правовую систему и обычаи; иудой также сохраняли свой культ, свой язык и свои обычаи (отгораживаясь от чужаков, не являющихся членами общины, системой запретов: запрет смешанных браков, запрет всех культов, кроме культа Яхве, и т.п.).

В эллинистической культуре существовали разнообразные и противоречивые тенденции: выдающиеся научные открытия - и магия; восхваление царей — и мечты о социальном равенстве; проповедь бездействия — и призывы к активному исполнению долга... Причины этих противоречий крылись в контрастах жизни того времени, контрастах, которые стали особенно ощутимы из-за нарушения традиционных связей между людьми, изменения традиционного быта.

Изменения в быту были связаны с появлением новых государств, с развитием больших и малых городов, с тесными контактами между городским и сельским населением. Городской и сельский быт значительно отличались друг от друга: во многих городах, не только в греческих, но и в восточных, например в Вавилоне, существовали гимнасии и театры; кое-где было налажено водоснабжение, проведены водопроводы. Сельские жители часто стремились переселиться в город или по возможности подражать городской жизни: в некоторых деревнях появляются водопроводы, общественные здания, сельские общины начинают ставить статуи и делать почетные надписи. С подражанием городу связана поверхностная эллинизация тех сельских поселений, которые располагались вблизи полисов.



Но в целом разница между основной массой зависимого сельского населения, жившего своим традиционным бытом, и свободными горожанами была настолько ощутима, что порождала постоянные конфликты между городом и деревней. Эти противоречивые тенденции — и подражание, и противопоставление городу — нашли свое отражение и в идеологии периода эллинизма, в частности в религии (своеобразие локальных деревенских божеств, которые, сохраняя все свои местные черты, нередко носили имена главных греческих богов), в литературе (идеализация сельской жизни).



Создание эллинистических монархий, подчинение самоуправляющихся городов царской власти оказало существенное влияние на общественную психологию. Неустойчивость политического положения, невозможность для рядового человека оказать сколько-нибудь заметное влияние на судьбы своей родины (своего города и даже своей общины) и в то же время кажущаяся исключительная роль отдельных полководцев и монархов приводили к индивидуализму. Нарушение общинных связей, переселение, широкое общение друг с другом представителей разных народностей определили появление идеологии космополитизма (космополит по-гречески — «гражданин мира»). Причем эти особенности мировоззрения были свойственны не только философам, но и самым различным слоям общества; их можно проследить на примере изменения отношения гражданина к своему городу.

В Греции классического периода индивидуум не мыслился вне государства. Аристотель писал в «Политике»: «Кто живет вне государства вследствие своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств, тот или сверхчеловек, или существо недоразвитое...» В период эллинизма идет процесс отчуждения человека от государства. Слова философа Эпикура о том, что «самой настоящей безопасность бывает благодаря тихой жизни и удалению от толпы», отражали сдвиги в социальной психологии широких масс. Граждане стремились избавиться от обязанностей по отношению к полису: в почетных декретах эллинистических городов отдельные граждане освобождаются от военной службы, от литургий (повинностей зажиточных граждан). Отказываясь от служения полису по обязанности, богатые люди при этом прибегали к частной благотворительности: снабжали город деньгами и зерном, организовывали празднества за свой счет, за что им ставили статуи, их восхваляли в надписях на камне, увенчивали золотым венком... Такие люди стремились не столько к действительной популярности у граждан, сколько к внешним атрибутам славы. За пышными, но трафаретными фразами эллинистических декретов трудно угадать подлинное отношение народа к чествуемому лицу.

Существование крупных держав облегчало переселения из города в город, из одной местности в другую, которые продолжались на протяжении всего эллинистического времени. Никакой патриотизм теперь не удерживал богатых людей от переезда в другое место, если им это было выгодно. Бедные же уходили искать лучшей доли — и часто становились на чужбине наемниками или неполноправными переселенцами. В небольшом малоазийском городе Ясосе сохранилось общее надгробие пятнадцати человек — выходцев из самых разных районов: из Сирии, Галатии, Мидии, Скифии. Киликии. Финикии и т.д. Возможно, это были наёмники.

Идеи космополитизма, человеческой общности существуют и распространяются в течение всего эллинистического периода, а в первые века нашей эры они проникают даже в официальные документы: так, в постановлении небольшого малоазийского городка Панамары об организации празднеств сказано, что в них могут принимать участие все граждане, чужеземцы, рабы, женщины и «все люди населенного мира (ойкумены)». Но индивидуализм и космополитизм не означали отстутствпя коллективов и объединении. Как своеобразная реакция на разрушение гражданских связей в городах (где состав населения был более пестрым и в этническом и в социальном отношении) возникали многочисленные товарищества, союзы, иногда профессиональные, большей частью религиозные, которые могли объединять и граждан и неграждан. В сельских местностях возникали новые общинные объединения из переселенцев. Это было время поисков новых связей, новых нравственных идеалов, новых богов-защитников.







Сейчас читают про: