double arrow

История Древнего мира, том 2. 30 страница


В вавилонских городах существовали собрания, председателем которых был эконом (шатамму) храмов; эти собрания решали имущественные вопросы, накладывали штраф, предоставляли почести царским должностным лицам. Как и у полисов, у таких городов была обширная сельская округа, земли которой частично принадлежали гражданам, частично обрабатывались зависимым сельским населением, платившим подати этому городу-храму. Частные земли, полученные от царя, могли приписываться к подобным городам так же, как и к полисам. В вавилонских городах, как и в ряде полисов, находились царские должностные лица — эпистаты (из местных граждан).

Другим типом гражданско-храмовой общины были малоазийские объединения вокруг святилищ. Мы хорошо осведомлены об одном таком городе — Миласе. Миласа — известный религиозный центр карийцев, о ней писал еще Геродот в V в. до н. э. Жители Миласы были разделены на филы, представлявшие собой объединения вокруг храмов. Филы, в свою очередь, делились на сингении — небольшие общппы, имевшие общее святилище. Земля святилища была землей общины, она распределялась между гражданами, которые выбирали должностных лиц. ведавших «священной» казной. В IV в. до н.э. Миласа называется полисом, но сохраняет ряд специфических черт, в частности сравнительную самостоятельность фил и сингений.

Храмовые земли фактически были общественной землей; распределение земли приняло форму аренды. Но условия аренды были сравнительно мягкими, чтобы дать доступ к земле и небогатым гражданам; существовала коллективная аренда, когда землю арендовала вся община-сингения в целом, а затем уже распределяла участки между гражданами. На примере малоазийских гражданско-храмовых общин особенно ясно видно, что общественный земельный фонд использовался для поддержки малоимущих граждан. Для эллинистического периода характерно не только развитие полисов и гражданско-храмовых общий, но и стремление всех этих самоуправляющихся городов к образованию более тесных союзов между собой, часто со взаимным гражданством (граждане одного полиса, переселяясь в другой, автоматически получали в нем права гражданства).

Существование союзов давало возможность городам противостоять нажиму со стороны эллинистических правителей и более успешно развивать свою экономику. Характерным примером такого союза в восточных районах Средиземноморья был союз городов Ликин. Согласно Страбону, в этот союз входило 23 города. Представители ликийских городов время от времени собирались в какой-нибудь город на общий совет — синедрион, Наиболее крупные города имели в этом синедрионе три голоса, средние — два голоса, прочие — один голос каждый. На синедрионе избирались глава союза — ликиарх, начальник конницы и казначей. У городов ликийского союза была общественная казна, общие суды. Фактически важнейшие дела союза решались крупными городами, которые назывались «метрополиями ликийского народа», а общественные должности занимали граждане этих городов. Граждане метрополий получали права гражданства во всех остальных полисах союза и право владения землей в них. Официальными и письменными языками в ликийском союзе наряду с унаследованным из ахеменидских канцелярий арамейским были также ликийский и греческий.

Обмен между западными и восточными областями, возникновение городов как ремесленных центров в экономически отсталых прежде областях приводили к распространению технических достижений и производственных навыков; в особенности это относятся к массовому производству, например гончарному. Высококачественную досуду делали в самых различных местах — в городах Греции, Эгейского архипелага, Малой Азии, Южной Италии, Египта. Причем если уникальные золотые и серебряные сосуды, которыми пользовались при дворах эллинистических правителей, изготовлялись специальными мастерами по особым заказам, то керамику для более или менее состоятельных слоев горожан выделывали в разных центрах по одному и тому же шаблону.

Развитие обмена в эллинистических государствах привело к изменению монетного чекана. Уже Александр выпустил большое число золотых монет (статеров) и серебряные тетрадрахмы. Значительная часть драгоценных металлов, лежавшая в сокровищницах персидских царей, была пущена в оборот. Эллинистические пари чеканили монету тех же номиналов, что и Александр; на лицевой стороне монеты помещалось изображение царя. Монеты царской чеканки использовались для международного обмена: археологи находят их далеко за пределами территорий эллинистических государств.

Самоуправляющиеся города чеканили свою монету (часто подражая царскому, особенно александровскому, чекану), но она, как правило, имела хождение лишь на внутренних рынках. Однако развитию экономики мешали бесконечные военные столкновения между эллинистическими монархиями — борьба Птолемеев и Селевкидов, Селевкидов и Парфии приводила к разорению городов, нарушению торговых связей. Это было одной из причин того, что начиная со II в. до н. э. верхушка населения ряда эллинистических полисов выступает в поддержку новой великой державы — Рима, Другой причиной проримской позиции части богатых слоев было обострение в эллинистических государствах II—I вв. до н. э. социально-политической борьбы.

Упадок царства Селевкидов и Пергама. Социальная борьба во II в. до н.э.

Социально-политическая борьба в Передней и Малой Азии в последние века до нашей эры носила сложный характер и охватывала различные слои населения.

Так, борьба в Иудее против власти Селевкидов, о которой будет сказано дальше, была направлена не только против чужеземного господства, но и против усиления знатных иудейских родов, которые поддерживали политику эллинизация. Ряд крупных полисов выступал против зависимости от центральной власти; в период войн, между эллинистическими монархами (Селевкидами и Птолемеями, Филиппом

V Македонским и Пергамом), а также во время военных столкновений с Римом города переходили то на одну, то на другую сторону, Неустойчивость положения держаны Солевкидов особенно выявилась после поражения, нанесенного Римом Антиоху III в битве при Магнесии (Малая Азия). По миру, заключенному в г. Апамее, Антиох потерял значительную часть малоазийских владений (они были переданы союзникам Рима в этой войне Пергаму и Родосу). Великая Армения и Софона объявили себя независимыми; области за Титром были захвачены парфянами. Сын Антиоха III Антиох IV предпринял попытку восстановить державу Селевкидов в ее былых границах. Сивел успешные войны с Птолемеями и дважды вторгался в Египет. В 168 г. до н. э. Антиох IV осадил Александрию. По вмешались римляне: римский посол прибыл в Египет и предъявил Аитиоху требование немедленно уйти из Египта; посол, разговаривая с царем, начертил на песке круг, внутри которого оказался Антиох, и заявил, чтобы тот дал ответ прежде, чем переступит круг. Антиох не рискнул на конфликт с римлянами: он вывел войска из Египта. Остаток своего правления Антиох посвятил укреплению власти в тех областях, которые еще оставались в составе его державы. Он отказался от политики Антиоха III, поддерживавшего местные самоуправляющиеся организации, и начал усиленную эллинизацию всех областей царства в целях создания единой политической системы и единой идеологии. Именно тогда Иерусалим был превращен в полис. Но эта политика привела к обратным результатам: вспыхнули народные волнения. Антиох IV погиб во время одного из восточных походов. После смерти царя по требованию Рима был уничтожен военный флот Селевкидов и перебиты боевые слоны. Военная мощь державы Селевкидов была сломлена.

С середины II в. до н.э. в Сирии началась длительная борьба за власть. В эту борьбу вмешался и Египет, поддерживая то одного, то другого претендента. В 142 г. до н.э. парфянский царь Митридат I захватил Вавилонию. Антиох VII на время несколько усилил свое царство: снова подчинил Иудею, начал успешное наступление против парфян. Но в 129 г. до н.э. он потерпел поражение и погиб. Государство Селевкидов было ограничено Сирией. Всего за сто лет (со 163 но 63 г. до н.э.) в царстве Селевкидов сменилось 19 царей, причем ни один из них не умер естественной смертью. Наконец в 63 г. до н. э. Сирия, последняя область, оставшаяся у Селевкидов, была превращена в римскую провинцию.

Социальные движения происходили и на территории полисов: сельское население, но пользовавшееся гражданскими правами, выступало против граждан городов, разоряло их поместья, переходило на сторону врага в случае военных действий (например, жители сельской территории некоторых малоазийскпх городов перешли на сторону галатов, когда последние вторглись на территорию Малок Азии). Одним из самых значительных народных движений II в. было восстание, вспыхнувшее в Пергаме в 133 г. до н.э. («восстание Аристоника») и охватившее всю сельскую территорию страны. Как гласит одна из надписей, относящихся к тому времени, земля Пергана осталась незасеянной и все плоды ее были свезены к врагам. Правивший государством в это время Аттал III — одна из странных и мрачных фигур, характерных для позднего эллинизма. Про него рассказывали, что его любимым занятием было разведение ядовитых растений для изготовления ядов. Желая избавиться от докучливых советников — приближенных своего отца Евмена II, он однажды пригласил их во дворец и приказал своей страже перебить всех. Не имея возможности подавить поднявшееся в стране восстание, везде и всюду подозревая измену, Аттал III под нажимом римлян составил завещание, по которому после его кончины Пергамскоо царство переходило к Риму. Римляне, вероятно, обещали за это военную помощь, но особенно долго ждать им не пришлось; в 133 г. Аттал умер, по официальной версии, от солнечного удара. Известие о его смерти и завещании вызвало дальнейшее расширение восстания, во главе которого стал претендент на престол — незаконный сын Евмена II Аристоник. Восставшие захватили ряд городов. На юге волнения распространились вплоть до Галикарнасса в Карин. Городские власти Пергама вынуждены были, даровать права гражданства катекам из местных племен и освободить царских и общественных рабов. Но это не остановило развитие восстания, так же как и последняя мера — дарование права гражданства рабам, вскормленным в доме своих господ.

Сторонники Аристоника называли себя гелиополитами — гражданами Государства Солнца.

Среди местных племен Малой Азии были широко распространены культы солнечных божеств, которые привлекали народные массы в противовес официальной религии эллинских богов и богов-царей. Идеологи восставших, среди которых были и философы (например, некий философ-стоик из Кум, бежавший к Аристонику из Италии), связали стихийную веру народных масс в благодатное Солнце с ученном об идеальном государстве, где все будут равны. Движение гелиополитов перешло за границы Пергамского государства. Римским легионам пришлось в тяжелых боях завоевывать завещанное Риму царство; с большим трудом им удалось запереть Аристопика в карийской Стратониксе (уже за пределами Пергама) и голодом принудить к сдаче в 130 г. до н. э. Отдельные отряды восставших еще в течение года оказывали сопротивление римлянам.

Пергамское царство было превращено в провинцию Азия — первую малоазиатскую провинцию Рима. Римские завоевания в Восточном Средиземноморье служат определенным хронологическим рубежом, поскольку включение этого района в единое централизованное (со времени установления империи в конце I в. до н. э.) государство оказало существенное влияние на внутреннее развитие покоренных западных областей бывшей державы Селевкидов и областей Пергамского царства.

Присоединение восточных областей Селевкидского царства к Парфии также внесло специфику в их историческую судьбу. И хотя эллинистические традиции продолжали существовать во многих сферах общественной и культурной жизни, период собственно эллинизма в Передней Азии закапчивается временем римских и парфянских завоеваний.

Палестина в эллинистическо-римский период.

Палестинская гражданско-храмовая община, руководимая иерусалимскими первосвященниками, окончательно сформировалась ко второй половине IV в. до н.э. и получила значительную степень автономии, обособившись от окружающего населения на «царской земле». Эта община весьма индифферентно отнеслась к гибели Ахеменидской державы и вполне благожелательно встретила в 332 г. до н. э. Александра Македонского, который разрешил ей сохранять свои старые законы, т. е. полную автономию и «ограждение» себя от внешнего мира.

После битвы при Инее в 301 г. до н.э. которой завершилась борьба преемников Александра — диадохов, Палестину захватил правитель Египта Птолемей Лаг, однако в 200 г. до н.э. Антиох III включил страну в состав державы Селевкидов.

В период правления Птолемеев и Селевкидов в Палестине, в сатрапии, называвшейся тогда «Келесирия и Финикия» и включавшей Самарию, Иудею, Эдом, Заиорданье и Финикию, происходила интенсивная эллинистическая урбанизация. В основном она развертывалась в прибрежной полосе, Северной Палестине и в Заиорданье. Эллинистические полисы с трех сторон окружали гражданско-храмовую общину в Иудее, не затронутую эллинистическим градостроительством. Хотя падежных данных о количестве жителей эллинистическо-римской Палестины нет, все исследователи признают, что иудеи составляли от половины до двух третей жителей страны, а среди них беспрерывно возрастал удельный вес эллинов или эллинизированных представителей местного населения. Это значительно усиливало степень воздействия эллинизма на остальное население Палестины, вовлеченной к тому же в эллинистическую систему хозяйства.

Через Палестину проходили важные торговые пути эллинистического мира, что содействовало развитию внешней, особенно транзитной, торговли. Исследователи насчитывают около 240 названий товаров палестинской внешней торговли, из коих около 130 были предметами импорта: благовония, драгоценные камни и золото из Аравии, ткани из Двуречья, хлеб и полотно из Египта, специи из Индии и т.д. Постоянные контакты с эллинистическим миром способствовали внедрению более передовой агротехники, содействовали развитию ремесла и товарно-денежного хозяйства в Палестине. Все эти явления в меньшей степени затрагивали иудеев, однако приобщение всей страны к эллинистическому миру породило сдвиги также в структуре иудейской гражданско-храмовой общины.

Она имела самоуправление, возглавляемое наследственным первосвященником и «герусией (советом старейшин) всего народа», на самом деле состоявшей из знати. Первосвященник был не только руководителем общины, но и представителем центральной власти, ответственным за сбор налогов и внесение их в царскую казну. Завоевав Палестину, Антиох III предоставил общине налоговые льготы: члены герусии, священники и храмовые служители были полностью освобождены от всех налогов, а остальные получили: освобождение на три года с доследующим уменьшением налогов на одну треть.

Эдикт Антиоха III подтверждает, что в начало II в. до н.э. сохранялось характерное для гражданско-храмовой общины деление ее на священников, левитов и нежрецов. Но источники также указывают на ряд новых явлений в обществе. Если в VI—IV вв. до н.э. бет-абот был всеобъемлющей структурной единицей, общей для всех членов общины, то ныне возрастает число семей, не принадлежащих к этим широким агнатическим(Агнаты — лица, происходящие по мужской линии от одного родоначальника или усыновленные. В число агдатов не входили замужние дочери и внучки, но входили жены.) группам. Наряду с сохранившейся земельной собственностью бет-абот, отчуждаемой только внутри его и находящейся во владении семей этой группы, увеличивается удельный вес крупной и мелкой частной земельной собственности. Уже и раньше шла борьба между сторонниками «универсализма» и «партикуляризма». Несравнимо большей была напряженность в III—II вв. до н.э. перед лицом территориально близкого и наступающего эллинизма. Для иудейской общины — структуры, по своей функции близкой к эллинистическим полисам, возможны были два «ответа»: сохранить свою замкнутость или открыть себя для восприятия эллинизма. Выбор ответа определялся для каждого социального слоя и группы переплетением не только экономических, социальных и религиозных мотивов и побуждений, но также традиционной ориентацией влиятельных родов (бет-абот), например Тобиадов.

Этот знатный род, обитавший в Палестине и Заиорданье по крайней мере с VIII в. до н.э. и при Ахеменидах всячески противившийся созданию автономной гражданско-храмовой общины в Палестине, в конкретной политической ситуация III — II вв. до н.э. возглавил эллинизаторское движение. Тобиадов поддержали не только близкие им группы жреческой и нежреческой верхушки общины, но также представители других слоев, особенно часть торговцев и ремесленников Иерусалима, для которых эллинизация означала бы расширение их хозяйственной деятельности. В 175 г. до н.э. близкий к Тобиадам первосвященник Ясон добился от Антиоха IV Эпифана разрешения на организацию в Иерусалиме полиса с эфебией, гимнасием и прочими полисными институтами. Этот полис включал только сторонников эллинизаторского движения, которые именовали себя «антиохийцами в Иерусалиме».

Эллинизаторы не считали свои действия отказом от иудаизма, напротив, по их мнению, отграничение от других народов было не только причиной бедствии, постигших евреев, но и нарушенном завета Моисея, учившего, что бога Яхве могут и должны почитать вес люди. Охвативший иудейское общество конфликт, выражая социально-экономические противоречия, развертывался в

религиозно-идеологической плоскости. На первых порах разногласия не выходили за рамки общины, вопрос о политической независимости не выдвигался. Однако зависимость «антиохийцев в Иерусалиме» от поддержки Селевкидов, равно как и действия сирийских правителей, неизбежно подводила их к выбору: оставаться или не оставаться Иудее под властью «язычников»?

Эдикт Антиоха IV (167 г. до н.э.) под угрозой смертной казни запретил выполнять предписания яхвизма — соблюдение субботы, обрезание, жертвоприношение Яхве, пищевые установления и др. Иерусалимский храм был превращен в храм Зевса Олимпийского, свитки священного писания сожжены и т. д. Столь непривычная для эллинистических царей практика религиозных гонений вытекает из самой сущности конфликта в Иудее; поскольку главным в нем была борьба за и против «ограждения» от внешнего мира, то реакцией Антиоха IV была попытка уничтожения этого «ограждения».

Характером развернувшейся в Иудее борьбы объясняется также зарождение тогда мученичества за веру: многие погибли, пассивно сопротивляясь проведению в жизнь эдикта Антиоха IV. Другие откликнулись на призыв Маттатии из священнического рода Хасмонеев активно бороться. Это положило начало восстанию (167— 142 гг. до н. э.), известному как Маккавейская война (по прозвищу старшего из пяти сынов Маттатии — Иуды Маккавея). Действия повстанцев, основной базой которых явилась Иудея, были настолько успешными, что в 164 г. до н.э. Антиох IV обратился к ним с посланием, в котором потребовал прекращения вооруженных выступлений, обещав, что «тем. которые вернутся домой», будет гарантирована безнаказанность и что иудеи смогут употреблять свою пищу и хранить свои законы, как и прежде. Послаппе явилось официальным отказом от религиозных гонений и обещанием восстановить автономию иудейской общины. Однако повстанцы отвергли предложение царя.

Осуществлению цели Хасмонеев — достижению полной независимости — способствовали два обстоятельства. Первое — поддержка повстанцев Римом, заключившим в 161 г. до н.э. договор с Иудой Маккавеем о взаимной помощи в случае войны, что явилось признанием повстанцев самостоятельной политической силой. Второе — начавшийся после смерти Антиоха IV распад державы Селевкидов. Хасмонеи искусно использовали борьбу Селевкидов за престол, в ходе которой претенденты искали у них поддержки, предоставляя им взамен весьма существенные привилегии — в рамках сохранения Иудеи в составе Селевкидской державы. Однако эта держава на глазах распадалась, и Хасмонеи, особенно Симон, возглавивший борьбу после гибели Иуды и его брата Ионатана, все настойчивее добивались полной независимости. В 142 г, до н. э. сирийский царь Деметрий II в послании «первосвященнику Симону л другу царей (т. е. Селевкидов), старейшинам и народу иудейскому» освободил Иудею от уплаты всех налогов и предложил заключить мир с ней — фактически как с равной стороной.

Стремление укрепить свою власть толкнуло первых Хасмонейских правителей — Симона (142—134 гг. до н.э.), Иоанна Гиркана I (134— 104 гг. до н.э.) и Александра Янная (103—76 гг. до н.э.) — на путь завоеваний. Онтт включили в состав своего государства Эдом, всю Палестину (включая побережье), части Заиорданья и Южной Финикии. Вследствие этого население Хасмонейского государства становилось в этническом и религиозном отношении все более многообразным.

Понимая опасность этого, Хасмонеи пытались разрешить эту проблему при помощи насильственной иудаизации страны, что вызывало сопротивление.

Расширявшееся государство Хасмонеев не могло уже быть гражданско-храмовой общиной, непреложными предпосылками существования которой (как и существования эллинистических полисов) являлись относительное социально-экономическое равенство и этнорелигиозная однородность её полноправных членов, небольшой численный состав и ограниченная территория. Государство же Хасмонеев постепенно превращалось в эллинистическую монархию. Когда в 140 г. до н.э. «Великое собрание» утвердило Симона в наследственном звании первосвященника, стратега и этнарха («главы народа»), а с конца II в. до н.э. его преемники присоединили к сану первосвященника царский титул, это явилось нарушением религиозно-политической доктрины иудаизма, согласно которой первосвященниками должны были быть только Цадокиды, а царями — только Давидиды, и то лишь в отдаленном будущем.

Эволюция Хасмонейского государства в эллинистическую монархию внешне проявилась в создании разветвлепиого административно-бюрократического аппарата, замене гражданского ополчения иноземными наемниками, образовании пышного двора, возведении дворцов и крепостей и т.д. Все это требовало больших средств и влекло за собой возрастание налогового бремени, что сводило на пет действенность того хозяйственного подъема, который наступил в стране после завершения Маккавейской войны.

Восторженная поддержка Хасмонеев народными массами постепенно сменялась растущим недовольством, которое при Александре Янняе приняло характер открытой я ожесточенной борьбы. В течение шести лет (90—84 гг. до н.э.) происходило руководимое так называемыми фарисеями народное восстание, которое царь жестоко подавил. В антихасмонейском движении I в. до н.э. социально-экономические мотивы были неразрывно связаны с религиозными. Это движение по своему характеру было аналогично более раннему антиселевкидскому.

Победоносное завершение Маккавейской войны и создание независимого государства укрепляли веру в действенность «договора» с Яхве, в «избранность» народа Яхве, т.е. партикуляристическую тенденцию. С другой стороны, сдвиги в социально-экономической и политической жизни страны настоятельно требовали обновления и расширения самой религиозной общины, основанной на ветхозаветном законодательстве совсем иной эпохи. Такая универсалистская тенденция была особенно сильна среди евреев диаспоры (изгнания) — в Месопотамии и Египте, Малой Азии, Греции и других странах, непосредственно контактировавших с эллинистическим окружением, которое проявляло растущую заинтересованность к иудаистическому монотеизму. Для осуществления диалога между иудаизмом и эллинистической культурой произведения первого должны были быть не только переведены на греческий язык, но и приближены к системе эллинистических идей и образов. Это отчетливо проявилось в греческом переводе Ветхого завета, так называемом «Переводе 70 толковников», или «Септуагинте». Осуществленный в Александрии в III — II вв. до н.э. перевод и явился адаптацией Ветхого завета к миру эллинистических идей и образов.

Падение независимых государств в Палестине.

В 63 г. до н.э. римский полководец Помпеи включил Иудею в состав римской провинции Сирия на правах автономией области, однако сильно урезал ее территорию. Один из последних Хасмонеев, Гиркан II, был назначен первосвященником и этнархом, но фактическая власть находилась в руках иудаизированного эдомитянина Антипатра и его сыновей.

Умело использовав сложную обстановку гражданских войн в Риме, самый энергичный и коварный из сыновей Антипатра — Ирод с тал правителем Иудеи в качестве «союзника и друга римского народа» (37— 4 гг. до н.э.).

Во внешней политике Ирод был ограничен указаниями и контролем Рима, но во внутренней ему была предоставлена почти полная свобода, которой он воспользовался для превращения граждан в безмолвных и безропотных подданных. Ирод отменил наследственное первосвященство, истребил Хасмонеев и другие знатные роды, а конфискацией их имущества пополнил казну. Эти мероприятия сопровождались перераспределением земли: большую часть земли Ирод сконцентрировал в собственных руках, наделяя ею своих родственников и приближенных, что создавало новую, зависимую от царя и угодливо служившую ему верхушку.

Ирод вошел в историю как один из крупнейших градостроителей. При ном были построены новью города-полисы (Себастея, Кесария и др.), крепости и многочисленные дворцы. Города украшались цирками, термами (античными банями), театрами и иными общественными сооружениями. Особенно прославился Ирод начатой им реставрацией Иерусалимского храма, который но иронии судьбы стал впоследствии важным очагом борьбы против Рима. Ирод часто посылал щедрые дары Афинам, Спарте, другим эллинистическим городам. Постоянно нуждаясь в больших средствах, царь резко увеличил налоговое обложение населения. Даже при преемниках Ирода, правивших значительно урезанной территорией, ежегодные поступления в казну достигали 1000—1200 талантов. Многочисленные налоги и поборы крайне обременяли страну и вызывали массовое недовольство, усиленное несовместимыми с иудаизмом нововведениями царя. Так, например, все подданные должны были присягать римскому императору и лично Ироду. При всем том Ирод продолжал считать себя приверженцем иудейской религии.

На беспрерывные народные выступления и восстания Ирод отвечал массовыми кровавыми репрессиями, не щадя даже членов собственной семьи. Болезненно недоверчивый и мстительный тиран казнил жену, шурина, трех сыновей, что побудило римского императора Августа сказать, что «лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном». Смерть Ирода в 4 г, до н. э. послужила сигналом для новых массовых выступлений, которые нарастали после преобразования Иудеи в 6 г. н.э. в императорскую провинцию (В окраинных областях Палестины еще некоторое время правили сыновья Ирода, ставшие вассалами Рима. Например, Галилеей правил Ирод Антипа.) и подводили страну к трагическому взрыву — Иудейской войне с Римом 66-73гг.

Разделы 4—5 написаны Войлбергом Н.П. с использованием материалов Амусина И. Д.

Литература:

Свенцицкая И. С. Эллинизм в Передней Азии./История Древнего мира. Расцвет Древних обществ. - М. .-Знание, 1983 - с. 332-352

Лекция 18: Македония, Греция и Северное Причерноморье в период эллинизма.

Общие замечания.

Государства Балканского полуострова, а также греческие полисы и царства, существовавшие в III — I вв. до н.э. на периферии античного

мира, в частности в Северном Причерноморье, нельзя назвать эллинистическими в прямом смысле слова; там не происходило того сложного взаимодействия античной и различных восточных цивилизаций, которое было характерно для стран Передней Азии и Египта. Однако и области Балканского полуострова, и периферийные греческие полисы имели в период эллинизма свою специфику развития.

Одним из последствий завоевательных походов Александра для Македонии и Греции было массовое переселение на Восток, что не могло не повлиять на хозяйственную жизнь этих областей. Экономический подъем эллинистических государств в III в. до н.э., приток восточных товаров на рынки Средиземноморья также приводили к упадку некогда развитых центров. Греческие ремесленники уже не были монополистами в отдельных отраслях производства, и местное ремесло когда-то далекой периферии успешно соперничало с ремеслом таких городов, как, например. Афины.

В общественной жизни влияние эллинистических государств на страны Балканского полуострова, в особенности на Македонию, сказывалось в заимствовании некоторых форм управления, организации царского землевладения и т.п. Важной особенностью, определявшей внутреннее положение рассматриваемых в этой лекции районов, был экономический и политический рост прежде отсталых областей и усложнение отношений греческих центров с окружающими племенами (например, со скифами), от которых отдельные полисы попадали в зависимость. Усиление таких племен было прежде всего следствием их внутреннего развития, но этому усилению способствовало и втягивание населения менее развитых областей в товарно-денежные отношения с эллинистическим миром.

Общественный строй македонского царства.

После длительной борьбы за власть над Македонией между полководцами Александра и их наследниками на македонском престоле утвердился внук Антигона Одноглавого Антигон Гонат. Он одержал в 227 г. до н. э. решительную победу над кельтскими племенами, вторгшимися на балканский полуостров. С этого времени вплоть до римского завоевания Македонией управляла династия Антигонидов. Македонским царям была подчинена часть Фракии, Фессалия, Халкидика; в ряде городов Греции стояли македонские гарнизоны (В течение некоторого времени с Македонией соперничало соседнее государство Эпир, выходившее на запад к Адриатическому морю и населенное, по-видимому, греками и иллирийцами, не входившими, однако, первоначально в круг эллинства по своей культуре. Короткое время, при царе Пирре (296—272 гг. до н.э.). Эпир был весьма значительной державой.).


Сейчас читают про: