double arrow

Градостроительство Древней Индии


Археологические раскопки стоянок эпохи каменного века свидетельствуют о том, что основные районы первоначального расселения находились на плодородной равнине северной Индии, между двумя главными реками Индом и Гангом, а также на невысоких всхолмленных плоскогорьях юга страны, где в условиях постоянного лета существовала разнообразная флора и фауна. Древнейшая городская цивилизация Индии возникла на берегах Инда.

Сложению самобытной культуры благоприятствовало и географическое положение Индии, отгороженной от внешнего мира величественными горными хребтами Гималаев с севера и естественными рубежами Индийского океана с юга. Географический фактор сказался и в разделении территории Индии Виндхийским хребтом на две части: северную материковую-Индостан и южную полуостровную - Декан, резко отличающихся климатом и флорой и ставших со временем основными районами сложения индийской культуры.

Неравномерность развития Индостана и Декана заметно усилилась в эпоху первобытнообщинного строя, просуществовавшего до конца II тысячелетия до н. э. Если в неолитический период (V-IV тысячелетия до н. э. ) в северо-западных районах уже существовали общины оседлых земледельцев и скотоводов, то на юге и востоке страны различные племена все еще занимались охотой и рыболовством.

Возникновение классового общества и появление населенных пунктов городского типа, распространявшихся с севера на юг и восток, относится к раннему этапу собственно индийской культуры и связано в первую очередь с достижениями Хараппской цивилизации (середина III-середина II тысячелетия до н. э. ), называемой по имени поселения, где впервые были обнаружены ее памятники.

По ареалу распространения Хараппская цивилизация была одной из самых крупных на Древнем Востоке и территориально значительно превосходила цивилизации Египта и Двуречья, охватывая, помимо долины Инда, районы Пенджаба, Саураштры и Раджастхана, и простиралась примерно на 1600 км с запада на восток и на 1250 км с севера на юг.

Древние города Хараппской цивилизации, основанные по преимуществу в бассейне Инда, отличались элементарной геометрической правильностью. Вскрытые раскопками английских и индийских археологов в первой половине XX в. Хараппа, Мохенджо-Даро, Чанху-Даро, Рупар, Калибанган, Лотхал и Сангхол оказались построенными по заранее продуманной схеме, что позволяет говорить о возможном существовании сильной централизованной власти. Немаловажным является и тот факт, что главным строительным материалом для населенных пунктов служил обожженный кирпич на илистом или известковом растворе в отличие от многих городов Передней Азии, применявших лишь недолговечный кирпич-сырец.

Из раскопанных поселений лучше других сохранились руины Мохенджо-Даро, спланированного в виде правильно очерченного прямоугольника со сторонами примерно 1100 х 1250 м в центральной части долины Инда. Город со всех четырех сторон защищали массивные оборонительные стены, к башням которых подходили широкие и прямые улицы, пересекавшиеся под прямыми углами. 12 кварталов города были образованы геометрически правильной системой улиц шириной от 5 до 10 м, строго ориентированных по странам света: две улицы - с запада на восток и три улицы-с севера на юг в соответствии с направлением северных и южных ветров.

В делении города на две части, т. е. на цитадель и жилой район, использован был планировочный прием, общий не только для Хараппы и Калибангана, но и для других городов Древнего Востока.

Цитадель занимала один из средних кварталов в западной части Мохенджо-Даро, Севернее и южнее цитадели две параллельные улицы пересекали город с запада на восток и соединяли башни противоположных оборонительных стен поселения, Цитадель располагалась на вершине небольшого холма и, несомненно, господствовала над городской застройкой. В числе крупных сооружений цитадели необходимо назвать здание дворца с двумя просторными внутренними дворами, который был обнаружен во время раскопок в северной ее части, а также крытый рынок в виде квадратного зала со стороной в 26 м, общественное зернохранилище и окруженный галереей бассейн длиной 12 м и шириной 7м.

Прямоугольные кварталы жилого района состояли из лишенных украшений двух-трехэтажных зданий с внутренними двориками для очага. Большинство жилых домов, имевших комнаты для ритуальных омовений, посредством специальных каменных лотков присоединялось к городской системе водоснабжения и канализации, признанной одной из наиболее совершенных на Древнем Востоке.

С угасанием главных центров Хараппской цивилизации выработанные строительные приемы и навыки не исчезли бесследно, а косвенно сказались в планировке поселений нового народа-ариев, расселившихся в конце II-середине I тысячелетия до н. э. в северо-западных районах Индии, а затем продвинувшихся на юго-восток, в долину Ганга и по течению реки Джамна.

На позднем этапе заселения и хозяйственного освоения ариями территории страны в конце II тысячелетия до н. э., совпавшим по времени с разложением у ариев первобытнообщинного строя и утверждением рабовладельческого способа производства, возникли социально-экономические предпосылки для быстрого городского развития. Превращение города в средоточие ремесла и торговли, выделившихся в самостоятельную отрасль хозяйства, происходило в процессе изменения общественного устройства ариев-от первобытной земледельческой общины с ее коллективным трудом и отсутствием частной собственности до общества, которому были свойственны классовые противоречия. Особое значение имело то обстоятельство, что с разделением общественного труда по видам профессиональной деятельности образовалась иерархическая структура разграничения общества на варны (сословия), которая постепенно оформилась в кастовую систему из четырех сословий: брахманов (сословие духовных учителей), занявших привилегированное положение, кшатриев (сословие воинов), вайшьиев (сословие ремесленников и торговцев) и шудр-основной и наиболее угнетаемой части земледельческого населения страны.

В I тысячелетии до н. э. получила распространение древнейшая религиозная система Индии-ведизм, которая вследствие развития классовых отношений (особенно рабства) оформилась в брахманизм, утверждавший кастовую систему.

Сословное и имущественное расслоение населения обусловило объединение отдельных профессиональных групп в своеобразные замкнутые корпорации, где ремесло стало наследственным занятием. Поэтому в многовековом существовании закрепленных кастовой системой цеховых строительных организаций - «шрени» и единой системы канонов и правил для искусства и строительства и заключалась одна из наиболее существенных причин длительного сохранения в Индии художественных традиций. Что касается индийского градостроительства, то устойчивость традиции особенно сказалась в четырехчастной планировочной структуре города в соответствии с сословно-кастовым делением населения.

Вместе с тем остаются неизученными районы наиболее известных городов раннего рабовладельческого общества, разрушенных много столетий тому назад и погребенных под толстым слоем наносов, и лишь по сохранившимся древним литературным памятникам -эпосу «Махабхарата» и, главным образом, культовым текстам-ведам («Ригведа», «Яджурведа», «Самаведа» и «Атхарведа») можно представить отдельные стороны жизни индийского общества этого времени. В процессе исторического развития веками раздробленной Древней Индии, периодически опустошавшейся как иноземными нашествиями с севера в плодородные долины Инда и Ганга, так и в результате военных столкновений различных рабовладельческих государств и союзов племен, особое значение имела эпоха Маурийской империи (322-185 гг, до н, э, ), впервые объединившая во второй половине I тысячелетия до н. э. в пределах единого государственного образования почти всю территорию страны, В немалой степени объединению этнически пестрого состава населения страны способствовало возникновение в V в, до н, э, буддизма, провозгласившего равенство всех людей вне зависимости от касты, Буддизм явился реакцией на брахманистскую религию и с самого начала стал быстро распространяться среди народов Индии.

Политическое объединение Индии, которая вступила в период развитого рабовладельческого общества, привело не только к экономическому и культурному подъему страны, но и к расширению ее связей, в первую очередь с эллинистическими странами распавшейся империи Александра Македонского, в том числе и С Египтом Птолемеев.

Особенно тесные связи установились с городами Сирии, включенной в 301 г. до н. э. в состав Селевкидского государства (312-64 гг. до н. э. ), чему, несомненно, содействовали дружеские и родственные отношения между основателями империй - Чандрагуптой Маурья (322-298 гг. до н, э. ) и Селевком I Ника-тором (321-280 гг. до н. э. )-полководцем Александра Македонского, выдвинувшимся во время похода греко-македонских войск в Индию в 326 г. до н. э., затем совершившим вторично поход в 305 г, до н, э, К этому времени Селевк I уже владел Вавилонией, Мидией, Персиадой, Сузианой и греческой Бактрией и, заключив мир с Чандрагуптой, отдал ему земли к западу от Инда.

Сложение обширной империи Маурьев и усиление внешнего и внутреннего торгового обмена дали толчок росту городских центров Индии, обладавших традиционной четырехчастной планировочной структурой, отражавшей сословное распределение. Вместе с тем возникшее к этому времени городское самоуправление было резко ограничено. Города в качестве политических и административных центров империи оказались поставленными под жесткий контроль центральной власти, которая ввела единую систему государственного управления в масштабах целой страны. Появилась иерархическая структура городов, начало которой положил основатель династии Чандрагупта, превратив крепость Паталипутру в столицу империи. Крепость Паталипутра (Патала), основанная в V в. до н. э. в месте впадения в Ганг р. Сон, была обнесена мощными оборонительными стенами и рвами и имела прямоугольные очертания плана. Паталипутра была не только столицей империи Маурьев, но и стала позднее, в IV-V вв. н. э., главным городом государства Гуптов, В эдиктах Ашоки, третьего правителя династии Маурьев, можно найти упоминание о «внутренних» (столицах) и «внешних» (центрах провинций) городах. В отличие от находившихся в ведении аппарата центральной власти столиц, например Паталипутры, о которой сохранились высказывания селевкидского посла Мегасфена, главными городами провинций управляли местные власти. Эти центры наместничества появились вследствие разделения территории страны на провинции, которые включали округа, объединявшие группы деревень («грамы»). К категории основных относились провинции с главными центрами в восточной части Индии -Тесали, в западной Индии -Уджаяни, в южной Индии -Сувариагири и в северо-западной Индии-Таксилой, которая занимала стратегическое положение на главных торговых путях, соединявших торгово-ремесленные города долины Инда и Ганга с Персией, Средней и Западной Азией.

Таксила была вторым по значению городом страны и служила главными воротами в Индию. Первое поселение Таксилы возникло, вероятно, ранее VI в, до н, э. в междуречье Инда и Джеламы на вершине высокого холма, возвышавшегося над рекой Тамра Наля. К началу V в. до н, э. Таксила превратилась в крупный город. В 326 г. до н. э. войска Александра Македонского вторглись в пределы Северной Индии и вступили в Таксилу, где находились в течение 19 мес. После ухода войск Александра Македонского из Таксилы город вместе с прилегающими территориями северо-западной Индии был включен в империю Маурьев. К этому времени основная застройка города состояла из неправильных в плане и тесно примыкавших друг к другу двухэтажных жилых зданий с внутренними дворами, построенных из местного известняка. Весь город рассекала протянувшаяся с севера на юг главная улица шириной около 7 м.

С падением Маурийской империи в первой половине II в, до н. э, (185 г, до н. э. ) Таксила перешла под контроль греческой Бактрии, и рядом со старым городом было основано на правом берегу реки второе поселение (Сиркап) с регулярным прямоугольным планом, где композиционной осью служила протянувшаяся через весь город широкая главная улица, ориентированная с севера на юг.

После разрушительного землетрясения в начале нашей эры, превратившего Таксилу в развалины, в период Кушанской империи на северном берегу реки Лунди-Наля, в 1, 6 км к северо-востоку от Сиркапа, было построено третье поселение, очертания плана которого напоминали правильный прямоугольник со сторонами 1, 3 х 1 км, Но и это поселение Таксилы просуществовало лишь до середины V в., когда было полностью уничтожено гуннами.

От многочисленных городов и по большей части деревянных построек эпохи Маурийской империи и последовавшего за ней более продолжительного периода остались лишь развалины Таксилы, Паталипутры, Гиривриджи и ряда других поселений, а также уцелевшие в небольшом числе буддийские культовые сооружения-ступы в Санчи, Чакпате, Бодх-Гае и высеченные в скалах пещерные храмы в различных местах Индии. Однако об этом этапе развития индийского города можно в определенной мере судить на основании сведений, которые содержит выдающийся литературный памятник политической, философской и градостроительной мысли Древней Индии-трактат «Артхашастра или наука политики» (III-II вв. до н. э. ), представляющий по своему характеру своеобразную энциклопедию и свод различного рода наставлений и советов для «наилучшего управления страной ее правителями». В этом руководстве, созданном в эпоху Маурийской империи, два раздела посвящены вопросам расселения в приобретенных областях и строительства в них городов. Согласно трактату, заселение захваченных областей предписывалось производить путем устройства строго регламентированных по числу семей и размерам селений жителями из касты шудр, занятыми земледелием. В целях их защиты предлагалось на границах обживаемой области сооружать крепости (водные-на островах, горные, пустынные и лесные-для защиты лесных племен), а в центре территории — главный город.

Особое внимание в «Науке политики» уделено правилам возведения столицы, начиная с выбора места для города (у слияния рек, на берегу озера или большого водоема), но с обязательным сохранением регулярной планировочной схемы: круглой, прямоугольной или квадратной.

В трактате подробно излагаются принципы формирования городского центра и строительства его зданий (дворца или казначейства, куда имеют доступ жители всех четырех каст, сокровищниц, храмов, здания суда, арсенала, торговых помещений и складов), а также определяется местоположение жилых кварталов для отдельных сословий. Не менее детально перечисляются назначение и ширина улиц, которые, пересекаясь под прямыми углами, направлены к квадратным башням на северной, восточной, южной и западной сторонах оборонительных стен города, обнесенных снаружи рвами и водным каналом. Значимость столицы и других городов оценивалась и по их способности охранять те или иные территории «центр округа» должен был защищать 800 деревень, «районный центр»-400 деревень, «волостной центр»-200 деревень и «местный центр»-10 деревень. Таким образом, на основе предшествующего градостроительного опыта в трактате был тщательно разработан план идеального города эпохи рабовладельческого общества в качестве образца для будущих поселений. Структура канонического плана, несомненно, отвечала реальным социально-экономическим условиям и распространившейся религиозной регламентации. Вместе с тем в трактате, предвосхитив труды Витрувия, были сформулированы градостроительные предписания, которых придерживались строители городов античной Индии. Однако лишь в письменных источниках можно найти подтверждение практического использования правил «Артхашастры» при строительстве городов, которые не сохранились.

После падения в начале II в. до н. э. Маурийской империи рост городов продолжался.

Период правления Кушан (25-227 гг. н. э. ) и Гуптов (300-500 гг. н. э. ) был отмечен длительной политической стабильностью, что позволило Индии укрепить внешние торговые связи со многими странами Средиземноморья и Юго-Восточной Азии.

Еще в начале нашей эры, с присоединением северных и северо-западных районов к огромной Кушанской империи, установились тесные торговые связи производящих центров долины Ганга с городами Средней Азии, Парфии и Римской империи по караванным путям через Таксилу, Пурушапуру и горные проходы Гиндукуша на северо-западе Индии, поскольку с севера страна была плотно прикрыта полукольцом неприступных Гималаев.

Упрочению связей с внешним миром и налаживанию обмена между севером и югом Индии после крушения Кушанской империи в начале III в. н. э. и периода политической раздробленности способствовало сложение государства Гултов, в пределах которого были объединены обширные области страны, в том числе и на западном побережье.

Значение портовых городов на западном побережье приобрели Камбей, Броч и Кальян, откуда вывозили морским путем слоновую кость, сандаловое дерево, драгоценные камни и жемчуг, пряности, ткани, лекарства, а также железо и сталь, по преимуществу в Римскую империю, а на восточном побережье -Тамралипти, который стал центром торговли со странами Юго-Восточной Азии.

Вдоль сухопутных и речных путей, связавших отдельные районы страны, выросли торгово-ремесленные города, административные центры и храмовые комплексы. Так, например, на дороге, соединившей столицу государства Гуптов-Паталипутру с портом на побережье Аравийского моря-Бхригукачха располагались Уджаяни, Бхаркут, Удайгири, Деогарх и другие древние города, а также ансамбли монастырей в Санчи, Аджанте и Карли.

Градостроительная деятельность в Индии с IV в. до н. э. по V в. н. э. охватила как эпоху Маурьев, так и Кушано-Гуптский период и протекала в условиях существовавшего рабовладельческого строя, а на последнем этапе - в процессе его разложения и появления феодального уклада. Вторжением гуннов с севера в конце V- начале VI в. н. э. и гибелью многочисленных городов, как и самого государства Гуптов, завершился важный период градостроительной истории Древней Индии. Этот период индийского градостроительства сыграл исключительную роль в сложении многих черт и канонов, определивших специфику и своеобразие развития индийского города.


Сейчас читают про: