double arrow

Политика белорусизации


Национальная политика разрабатывалась в высших партийных структурах и проводилась с учетом каждого региона. На местах она получила название белорусизация, украинизация, татаризация и т.д. В резолюции Х съезда РКП(б) «Об очередных задачах партии в национальном вопросе» подчеркивалось, что необходимо добиваться доверия угнетенных наций, развивать на их родном языке органы власти, судебные органы, курсы и школы как общеобразовательные, так и профессионально-технические, культурно-просветительные учреждения, прессу, театр. XII съезд РКП(б) (апрель 1923 г.) исходил уже из факта существования СССР. Он определил конкретные мероприятия: формирование органов власти национальных республик из числа местных жителей, которые бы владели языком, знали быт, обычаи народов, обеспечили бы употребление родного языка во всех государственных органах и учреждениях и т.д.

Политика национально-культурного строительства имела истоки в белорусском национально-освободительном движении, в идеях национального возрождения. Во время революции и гражданской войны в КП(б)Б влилось много деятелей национально-освободительного движения. Многие из них вошли в состав высших партийных и советских органов. Среди них А. Червяков, Д. Жилунович, В. Игнатовский и др. Они создали ядро, вокруг которого объединилась творческая интеллигенция и стала генератором идей белорусизации. До конца 1921 г. около 300 человек вернулись из вынужденной эмиграции. Среди них С. Некрашевич, М. Громыко, М. Пиятухович и др.




При проведении белорусизации необходимо было учитывать некоторые особенности национального состава населения и их долю в правительственных структурах. В национальной структуре республики белорусы составляли 80%, евреи – 8,2%, русские – 7,7%, поляки – около 2%, украинцы – 0,7%, латыши – 0,3%, татары – 0,1%, другие – 0,2% населения. Белорусы преимущественно жили в деревне, евреи в городах и составляли от 40 до 60% жителей. Это вносило специфику в языковую ситуацию: русскоязычный город и белорусскоязычная деревня. Многолетняя полонизация и русификация привели к относительной неразвитости форм культуры, формировали у крестьян комплекс неполноценности родного языка. Доля белорусов в составе партийных, советских и хозяйственных органов не достигала и половины. Так, из 13 членов ЦБ КП(б)Б в 1922 г. белорусов было 5, евреев 6, других – 2. Из 74 членов уездных комитетов партии 31 (41,8%) были белорусами, 34 (45,9%) – евреями, 9 (12,1%) – других национальностей. Эти обстоятельства осложняли проведение белорусизации.

В феврале 1921 г. ЦИК БССР принял ряд постановлений, которые предопределяли последующий ход белорусизации. Был подтвержден декрет правительства ЛитБел о равноправии в качестве государственных белорусского, русского, еврейского и польского языков, определены меры по созданию системы образования на родном языке. В 1921 г. открылся Белорусский государственный университет, при Наркомате просвещения была создана Научно-терминологическая комиссия, на базе которой в следующем году был организован Институт белорусской культуры (Инбелкульт). С основанием издательств «Беларусь» и «Белтрестпечать» стали издаваться газеты, журналы, учебники на белорусском языке и языках других народов, населявших Беларусь.



Белорусизация набирала силу, принимала целенаправленный характер, становилась официальной политикой. В марте 1923 г. на VII съезде КП(б)Б и в июле на Пленуме ЦК КП(б)Б были сформулированы основные принципы белорусизации, определен комплекс мероприятий по возрождению края, развитию белорусского языка и культуры, выдвижению и воспитанию кадров. Пятнадцатого июля 1924 г. II сессия ЦИК БССР приняла постановление «О практических мероприятиях по проведению национальной политики», в результате чего белорусизация стала государственной политикой. Была сформирована специальная комиссия по осуществлению национальной политики во главе с А. Хацкевичем.

Белорусский язык вводился в сферу общественной жизни и в первую очередь в деятельность республиканского государственного и партийного аппарата. Белорусизацию ЦИК, Совнаркома, Наркомата образования, Наркомзема планировалось завершить за один год, все остальные организации и учреждения за 2-3 года. Сотрудники этих аппаратов изучали белорусский язык, и на нем велось делопроизводство. В 1927 г. 80% работников центральных учреждений уже владели белорусским языком. Основные республиканские документы печатались на четырех языках: общесоюзные – на белорусском и русском, общественно-правовые – на белорусском и одном из трех равноправных языков.



К 1928 г. около 80% школ было переведено на белорусский язык обучения. Вместе с тем открывались школы с родным языком обучения для национальных меньшинств. В 1927 г. преподавание в школах БССР велось на восьми языках. На рабфаках, в вечерних школах, школах рабочей и крестьянской молодежи, а также в советско-партийных школах вводилось обязательное изучение истории, экономики и географии Беларуси, белорусского языка и литературы. Широкое развитие получило краеведение.

Одним из центральных направлений белорусизации была так называемая «коренизация», воспитание и выдвижение кадров из коренного населения на партийную, советскую, хозяйственную и общественную работу. Ставилась задача выдвижения представителей коренного населения не по национальному признаку, а по деловым качествам, знанию языков и особенностей Беларуси. Поэтому доля белорусов в этих органах в 1929 г. почти не изменилась в сравнении с 1925 г. В 1929 г. доля белорусов в административных органах по-прежнему составляла 51,3%, русских – 18%, евреев – 24,8%, поляков – 0,1 %, других – 5,8%. В хозяйственных органах доля белорусов равнялась 30,8%, русских – 13,1%, евреев – 49,3%, поляков – 1,1%, других – 5,7%.

Темпы белорусизации, административные методы ее проведения, нарушение принципа добровольности использования того или иного языка давали основание для недовольства этой политикой.

Несмотря на некоторые недостатки и перекосы, белорусизация помогла населению республики осознать себя нацией, пробудила его политическую и общественную активность.

В конце 20-х гг. в национальной политике определилась тенденция к ее свертыванию. Об этом свидетельствует кампания по разгрому так называемого «национал-демократизма». На съезде КП(б)Б (ноябрь 1927 г.) было решено, что мелкобуржуазный национализм и национал-демократизм в Беларуси, который в прошлом был прогрессивным явлением, боролся с самодержавием, в условиях диктатуры пролетариата превратился в контрреволюционное явление. Поэтому против него необходимо вести борьбу. Мысль об обострении классовой борьбы по мере строительства социализма пронизывала все решения XII съезда КП(б)Б (февраль 1929 г.). Предписывалось твердо проводить пролетарскую линию в культурном строительстве. В скором времени термину «национал-демократизм» была дана новая трактовка. Под ним стали пониматься правая опасность в культурном строительстве и тенденция ставить национальные интересы выше классовых. Национал-демократизм стали приравнивать к национал-фашизму, объявлять враждебной Советской власти идеологией и практикой, которые имели целью реставрацию капитализма. Социальной основой «нацдемовщины» было объявлено кулачество.

Первых секретарей ЦК КП(б)Б Я. Гамарника, М. Пиляра, которые выступали против поиска врагов народа, отозвали из Беларуси. На их место прислали К. Гея и Р. Рапопорта, которые запустили машину борьбы с врагами народа. Первыми жертвами стали А. Червяков, Д. Жилунович и В. Игнатовский.

Любовь к белорусскому языку, литературе и культуре стала основным аргументом для обвинения в национал-демократизме. В начале 30-х гг. сам термин «белорусизация» исключается из лексикона и почти на пятьдесят лет попадает под запрет.







Сейчас читают про: