double arrow

Констанций II


У Константина осталось три сына: Флавий Клавдий Константин, Флавий Юлий Констанций II и Флавий Юлий Констанс. После смерти отца они поделили между собой империю, причем восточная ее часть полностью отошла к среднему брату, а двое других поделили между собой западную — Константину досталась Британия, Галлия и Испания, а Констансу — Италия, Иллирик и Африка.

Эти братья были первыми в истории Рима императорами, воспитанными в христианских традициях. Очень хотелось бы сказать, что в результате этого в государстве произошли огромные перемены, но, к сожалению, это невозможно. Сыновья Константина были жестокими и себялюбивыми людьми: к примеру, практически первым деянием Констанция после вступления на престол было убийство двух его кузенов и других членов семьи с целью не дать им возможности предъявить права на власть. Что касается двух других братьев, то Константин, как старший, претендовал на право называться верховным правителем, и, когда его брат Констанс воспротивился этому и потребовал равноправия, Константин вторгся в Италию. Однако его брат победил и в 340 г. убил императора. Некоторое время после этого два оставшихся брата правили совместно: Констанс на западе, а Констанций на востоке. Однако в 350 г. Констанса убил один из его полководцев, сам претендовавший на власть. В ответ последний из оставшихся сыновей императора Константина I во главе своей армии отправился на Запад, напал на полководца и в конце концов убил его.




В 351 г. (1104 г. AUC) Римской империей снова правил один человек, Констанций II. Практически с того момента, когда после смерти отца он вступил на престол, ему приходилось отбивать нападения персов, так что это царствование нельзя назвать мирным.

После того как в 297 г. Галерий разбил персидскую армию, наступил период мира, который продолжался в течение всей жизни следующего императора. В 310 г. умер царь Персии, и приближенные отделались от его сыновей, потому что хотели отдать корону ещё не рожденному сыну одной из жен покойного государя. Они рассчитывали на появление очередного отпрыска царской династии, который, однако, ещё долго не сможет взять власть в свои руки, и в течение всего этого периода вельможи могли самовластно править страной. Родился мальчик, его немедленно короновали и дали ему имя Шапур II. Все время, пока он был ещё мал, Персией правили представители могущественных и знатных семей, непрерывно вынужденных защищать свои владения от нашествий арабов (самовластное правление вечно спорящих вельмож всегда гибельно для государства и даже для них самих, но каким-то образом этот простой факт неизменно проходит мимо внимания людей, которые стараются только извлечь выгоду из слабости собственной нации). Однако к 327 г. Шапур стал достаточно взрослым, чтобы взять власть в свои руки и немедленно начать военные действия против соседей. Он вторгся в Аравию и на какое-то время сумел привести к покорности местные племена. В 337 г., после смерти Константина II, Шапур решил воспользоваться случаем и вторгся в западные провинции Империи. Собственно говоря, это было всего лишь продолжение бесконечной войны между Персией и Грецией (и позднее Римом), которая к тому времени длилась уже восемьсот лет. Однако на этот раз появилось нечто новое: эти земли стали христианскими.



Как универсальная религия, христианство не собиралось ограничивать свое распространение пределами Римской империи; пылкие миссионеры стремились спасать души и за ее границами. Одним из них был Григорий, названный Просветителем, согласно преданиям, перс по рождению. Его отец погиб на войне, когда Григорий был ещё ребенком, и нянька, ревностная христианка, перевезла мальчика в Малую Азию, где и воспитала в духе своего учения. Впоследствии он отправился на северо-восток, в буферное государство Армению, где уже тогда наблюдались следы влияния христианского учения. Григорий довершил дело: к 303 г. он обратил в свою веру армянского короля Тиридата и убедил его вырвать последние побеги язычества на территории своей страны, сделав христианство государственной религией. Таким образом, армяне стали первой нацией, состоящей исключительно из христиан: в то время даже Римская империя официально оставалась языческой, более того, именно тогда Диоклетиан и Галерий вели последние и самые жестокие в истории преследования христиан.



Когда Константин I официально сделал Империю христианской, это серьезно изменило баланс сил в регионе. В течение четырехсот лет Армения балансировала между Римом и Персией (или, ещё раньше, Парфией), однако теперь было совершенно ясно, что она гораздо ближе к христианской Империи, чем к ее соседям-язычникам. Более того, новая религия проникла даже в саму Персию и расколола ее на две части: в случае войны неясно было, за кем пойдут персы-христиане. Поэтому Шапур начал массовое преследование последователей Христа в своей стране, и, таким образом, война между Римом и Персией приобрела не только политический, но и религиозный характер. Она была только первой в серии сражений, происходивших между христианской Империей и языческим Востоком.

Констанций II не слишком преуспел, сражаясь со своим энергичным противником: персидские войска постоянно одерживали победу в открытом бою, однако у них никогда не было достаточно сил, чтобы захватить ключевые точки Империи и оккупировать провинции. В частности, крепость Нисибис в Верхней Месопотамии, около трехсот миль к северо-востоку от Антиохии, была несокрушимым бастионом: трижды Шапур осаждал ее и трижды вынужден был отступить, понеся поражение.

Тем не менее, ни один правитель не может целиком и полностью посвятить себя войне. Войска Шапура сталкивались с варварами, атаковавшими восточные провинции Империи, и не могли со всей силой обрушиться на Рим, а Констанция беспокоили династические проблемы, и он не мог полностью отдать себя ведению войны.







Сейчас читают про: