double arrow

Константинополь


Даже в то время, пока шёл Никейский собор, император Константин думал о том, где расположить новую столицу империи. С тех пор как он превратил свое государство в абсолютную монархию, с точки зрения здравого смысла столица могла быть где угодно, поскольку Империей правил не город Рим и не любой другой город, а только император, и таким образом столицей могло считаться любое место, где он присутствовал. Уже более поколения наиболее могущественные владыки, такие, как Диоклетиан, Галерий и Константин, жили на Востоке, в основном в Никомедии, поскольку эта часть Империи была богаче, сильнее и ее границы в тот период были наиболее уязвимы из-за постоянных нашествий персов и готов, так что императору необходимо было оставаться там. Вопрос был только в том, является ли Никомедия самым удобным местом в восточных провинциях.

Константин обдумал этот вопрос, и его внимание привлек древний город Византий, основанный греками тысячу лет назад (в 657 г. до н. э. или в 96 г. по античному летосчислению) в чрезвычайно подходящем месте. Он был расположен в пятидесяти милях к западу от Никомедии на европейской стороне Босфора, узкого пролива, который должны были пересекать все корабли, везущие зерно с огромных полей к северу от Чёрного моря к богатым и густонаселенным городам Греции, Малой Азии и Сирии.




С самого момента основания Византий оказался на этом огромном торговом пути и, соответственно, начал быстро преуспевать. Все могло бы быть ещё лучше, если бы не постоянные столкновения сил более могучих, чем небольшой город. Весь период своего расцвета, длившегося с 300-го по 500 г. до н. э., Афины зависели от поставок зерна, которое привозили с Чёрного моря, иначе невозможно было бы прокормить население. Поэтому они постоянно сражались за право владеть Византием то с персами, то со Спартой, то с Македонией. Византий отличался тем, что в нём легко было выдерживать осады благодаря стратегически удачному расположению. Город с трех сторон был окружен водой, так что недостаточно было начать осаду только на суше. Нападающим необходимо было одинаково хорошо сражаться на земле и на море (или иметь за степами города подкупленного предателя), чтобы иметь шанс захватить Византий. К примеру, в 339 г. до н. э. его жители успешно выдержали осаду войск Филиппа Македонского, отца царя Александра Великого. Это было одним из немногих его поражений.

Когда Рим начал властвовать над Востоком, Византий вступил с ним в союз и ко времени правления Веспасиана был независимым городом со своей системой управления. Однако император старательно уничтожил остатки такого самоуправления в Малой Азии, и Византий не стал исключением из правила.



После смерти Коммода для города пришли тяжелые времена: он вступил в гражданскую войну, неправильно выбрав сторону. Византийцы сражались за Нигера и против Септимия Севера, который осадил город и взял его в 196 г., отдав на поток и разграбление. После этого Византий так и не смог оправиться полностью; он был восстановлен и влачил существование одного из малых центров провинции, когда на него упал взгляд императора Константина. Во время войны с Лицинием в 324 г. он осадил и взял Византий, и потому отлично знал этот город и понимал его стратегическое значение.

Вскоре после собора в Никее Константин начал расширять Византий, для чего пригласил рабочих и архитекторов со всей империи и ассигновал на восстановление огромную сумму. В государстве больше не было такого количества талантливых скульпторов и художников, какое было необходимо для создания такой прекрасной столицы, которая была бы достойна огромной и могущественной империи, так что Константин сделал следующий отличный ход: он перерыл все старые города Империи, забрал оттуда статуи и другие произведения искусства и украсил лучшими из них Византий. Памятники искусства сняли с их мест и перевезли на Восток.

11 мая 330 г. (1083 г. AUC) на карте появилась новая столица Империи. Ее назвали Nova Roma (Новый Рим), или Konstantinou polis (Город Константина). Последнее имя закрепилось и со временем трансформировалось в современное название города — Константинополь. Император не только приказал устраивать там такие же игры и зрелища, которые всегда устраивались в Риме, но и распорядился, чтобы жителям Константинополя также бесплатно раздавали еду. Десятью годами позже в новой столице уже заседал сенат, во всех отношениях аналогичный тому, который находился в Риме. Константинополь быстро рос, поскольку благодаря постоянному присутствию императора и двора туда переселилось множество государственных чиновников, сделавших его самым престижным городом Империи. Люди переезжали туда из других городов, в одночасье сделавшихся провинциальными, так что в течение одного столетия Константинополь превзошел Рим размерами и богатством. Ему суждено было в течение следующей тысячи лет оставаться самым сильным, богатым и процветающим городом Европы.



Появление новой столицы существенно повлияло на церковь. Благодаря тому, что теперь епископ Константинопольский постоянно находился поблизости от императора, он стал важной персоной, а город оказался одним из религиозных центров, епископы которых выделялись среди своих собратьев. Их называли патриархами, то есть «старшими отцами», или, если учитывать, что обращение «отец» обычно применялось к священнослужителям, «первосвященниками». Всего патриархов было пять: епископ Иерусалима, возвысившийся благодаря тому, что его епархия была непосредственно связана с событиями, описанными в Библии, и епископы четырех крупнейших городов Империи: Рима, Константинополя, Антиохии и Александрии. Патриархи трех из них очень страдали от своей близости к Константинополю, затмевавшему их величие, и постепенно их влияние падало. Потребовалось сравнительно немного времени для того, чтобы патриарх Константинопольский стал фактически главой христианской церкви в восточной части Империи.

Действительно, соперничать с Константинополем мог только сравнительно отдаленный и потому независимый римский патриархат. Он был единственным на латиноговорящем Западе, и на его стороне было магическое слово «Рим». Пускай император перебрался в новую столицу, пускай за ним последовали все гражданские чиновники и представители многих влиятельных семей и вместе с ними ушло богатство и влияние, но епископ Рима остался на своем месте. На его стороне были не только религиозные чувства населения, поддерживающего ортодоксальную церковь и выступающего против утонченного, неустойчивого и склонного к диспутам Востока, но и сила патриотизма. Всегда существовали те, кто презирал претензии греков, подпавших под власть Рима каких-то пять столетий назад, на власть над Западом. Столетиями в истории христианства разгорался конфликт между епископами Рима и Константинополя. Этой битве суждено было длиться вечно, никогда не приходя к окончательной победе одной из сторон.

Ближе к концу правления Константину пришлось снова столкнуться с угрозой нашествия варваров. В большинстве своем границы Империи не нарушались со времён анархии, возникшей в III столетии; Диоклетиан и Константин сумели настолько твердо контролировать свою армию, что она успешно поддерживала порядок на границе и Империя могла даже позволить себе роскошь вести гражданские войны. Теперь, в 332 г., готы снова пересекли Дунай в его нижнем течении, и императору пришлось встретиться с ними лицом к лицу. Он отлично справился со своей задачей: готы понесли огромные потери и вынуждены были срочно начать отступление и вернуться на свою сторону Дуная.

К тому времени здоровье Константина сильно ухудшилось; ему было уже далеко за пятьдесят, и он устал от тягот управления страной. Как ни странно, но император умер не в Константинополе — он вернулся в свою старую резиденцию в Никомедии для отдыха и перемены обстановки и там серьезно заболел. В 337 г. (1090 г. AUC), почувствовав приближение конца, он принял крещение и умер. После того как в Британии его впервые провозгласили императором, прошел тридцать один год. Со времен Августа ни один император не правил так долго. В течение этого периода Константин помог сделать христианство государственной религией Римской империи и создать новую столицу, названную его именем. Историки христианства, восхищавшиеся его деяниями, называют его Константином Великим, но, как бы ни был могущественен император, в то время он уже не мог остановить упадок Рима. Константин, как и его предшественник, Диоклетиан, отсрочил гибель Империи, но предотвратить ее было уже невозможно. Во всех сферах государственной жизни царил разлад, экономика неуклонно падала, граждане страдали под бременем налогов и не могли достойно содержать свои семьи, а сельское хозяйство рушилось из-за постоянного недостатка рабочих рук. На севере росла огромная сила, которая со временем должна была окончательно погубить державу августа. Тем не менее, Константин сделал все, что только было в его силах, и на какое-то время удержал Империю от окончательного распада.







Сейчас читают про: