double arrow

Реформы государственного управления. Изучая историю всех времен и народов, мы не можем не отметить, что все царские династии гибли именно из-за своей неправильной политики. Цари обыкновенно


Заключение

Изучая историю всех времен и народов, мы не можем не отметить, что все царские династии гибли именно из-за своей неправильной политики. Цари обыкновенно выбирали высшие классы из своей же среды, и такой же царь всегда поддерживал аристократию и капиталистов, помогая им угнетать земледельцев и рабочих. Трудовой класс не желал мириться со своим закрепощением. Он всегда находил вождей и сочувствующих ему людей в высшей среде. Повсюду за народ боролись только люди из высшей среды, получившие образование, которым лично революция не была нужна, им и без нее жилось хорошо. Им нужны были, правда, и справедливость. А справедливости не может быть там, где высшие классы имеют много, а низшие - ничего. К сожалению, восстановить на земле полную справедливость очень трудно, и всегда найдутся недовольные. Осуществить теорию на практике почти невозможно. Есть только неравенства ума, капитала и общественных положений, которые зависят от образования и способностей данных лиц.

Исходя из всего выше сказанного, можно сделать вывод. На мой взгляд, основной причиной того, что Михаилу Романову удалось создать "жизнеспособную" династию, явилась его тщательно взвешенная, с большим "запасом прочности", внутренняя и внешняя политика. В результате, которой России - пускай не полностью, но хоть частично удалось решить проблему воссоединения русских земель, были разрешены внутренние противоречия, развились промышленность и сельское хозяйство, укрепилась единоличная власть царя, наладились связи с Европой и т.д. В то же время, действительно, царствование первого Романова нельзя причислить к блестящим эпохам истории русской нации, и его личность не фигурирует в ней особым блеском. Тем не менее, это царствование знаменует собой период возрождения, значение которого ощущается и сегодня.

14. усская православная церковь, без сомнения, является самой крупной

православной организацией в нашей стране. Но наряду с ней вне рамок Русской

православной церкви в течении длительного времени в Российской империи, в

СССР и в современной России действовали и продолжают действовать иные

православные организации, исторически связанные с Русской православной




церковью. Возникновение этих организаций, в свою очередь, связано с

глубокими коллизиями, которые возникали в Российском обществе и захватывали

в свою орбиту и церковь.

Наиболее значительные потрясения Русская православная церковь испытала

в середине семнадцатого века, когда произошел раскол. В религиоведческой

литературе под расколом подразумевают религиозно-общественное движение,

приведшее к отделению от Русской православной церкви старообрядчества.

Казалось, что более трехсот лет, прошедшие со времени церковной смуты,

разразившейся при царе Алексее Михайловиче, были достаточным сроком для

изучения и выяснения причин трагедии раскола, который тяжело отразился на

судьбах России. Но, к сожалению, корни старообрядчества и причин Русского

церковного раскола еще не полностью раскрыты в исторической литературе и

остаются далеко не ясными.

К середине семнадцатого века накопились и стали очевидными расхождения

с современной греческой церковной практикой и возникли вопросы по поводу

обрядов Русской православной церкви. Особенно горячие споры возникли еще в

пятнадцатом веке об «аллилуйе» и «посолонном хождении» (от слова «посолонь»

- по солнцу). А в шестнадцатом веке было с очевидностью замечено множество

расхождений и недосмотров в церковных книгах, особенно в переводах

богослужебных текстов: одни переводчики плохо знали греческий язык, другие



- русский. На Стоглавом Соборе 1551 года, проведенном с целью введения

единообразия в церквах, решено было исправлять книги, сверяя их с «добрыми

переводами», но отсутствие единого подхода привело к еще большим искажениям

текста. Одной из попыток введения единообразия в богослужебных книгах было

также открытие в Москве типографии,. Но вместе с количеством издаваемых

книг росло и число ошибок.

Среди церковных деятелей, озабоченных неразберихой в книгах, а также

падением авторитета духовенства, особой активностью отличался протопоп

Благовещенского Собора в Московском Кремле, духовник и наставник юного царя

Алексея - Стефан Вонифатьев. Вокруг него в конце сороковых годов

семнадцатого века сложился «кружок ревнителей древнего благочестия». В его

состав вошли видные церковные деятели: будущие враги Никон и Аввакум,

настоятель Московского Казанского собора Иоанн, царский постельничий Федор

Ртищев и другие.

Наибольшее их возмущение вызывали нравы духовенства. Из многочисленных

жалоб, поступавших к тогдашнему патриарху Иосифу складывалась весьма

мрачная картина. Вместо того, чтобы заботиться о душах своих прихожан,

священника проводили время в пьянстве и распутстве. Они не только не

произносили проповедей, но и саму церковную службу стремились укоротить

путем введения «многогласия» - одновременного чтения и пения различных

молитв и текстов. Как белое, так и черное духовенство отличалось

бесконечным корыстолюбием. Руководящие посты в монастырях приобретались

взяткой боярину или архиерею. Народ терял уважение к духовному званию, не

желал ходить в церковь и соблюдать посты.

Также особенное огорчение у них вызывали разночтения в богослужебных

книгах, накопившиеся из-за ошибок монахов-переписчиков, и различия в

исполнении церковных обрядов. Повсеместное распространение книгопечатания

позволяло ввести единообразие в богослужебные книги. Однако было неясно,

по каким же оригиналам исправлять тексты. Для одних это были древнерусские

рукописные книги, для других - древнегреческие оригиналы. Но и те, и другие

источники оказались небезупречны: в русских книгах не было двух одинаковых

текстов (из-за ошибок монахов-переписчиков), а греческие тексты подверглись

изменению после падения Византии и заключения унии между византийской и

католической церквами.

Еще во второй половине пятнадцатого века в русской церкви утвердилась

мысль о том, что после Флорентийской унии 1439 года и падения

Константинополя истинно чистое православие сохранилось только на Руси. А в

начале шестнадцатого века оформилась идея о Москве как «Третьем Риме». Ее

выдвинул игумен Псковского Елеазарова монастыря Филофей в своих посланиях к

Василию III. Филофей считал, что в истории христианства последовательно

существовало три великих центра. Первый - Рим - пал из-за отступления от

истинного христианства; второй - Константинополь - пал из-за Флорентийской

унии. Третий же «Рим» - Москва, а четвертому не бывать. Это утверждение

было призвано служить возвеличиванию Московских государей, но одновременно

- утверждению исключительного значения религии и церкви. Учение о «Третьем

Риме» служило идейным обоснованием враждебности ко всему иноземному,

религиозной нетерпимости, самоизоляции.

Все, что шло от греков, казалось ложным. Это мнение господствовало и в

семнадцатом веке. Понимая всю опасность неосторожного вторжения в область

веры, царь в то же время почитал полезным для государства всеми средствами,

в том числе и личным примером, укреплять религиозность своих подданных.

Правительство понимало, что отказ от традиций не пройдет безболезненно, но

в то же время склонялось к мысли о необходимости пересмотра всех церковных

обрядов и приведение их в соответствие с греческой богослужебной практикой.

Это было вызвано, прежде всего, стремлением упорядочить обрядовую практику

русской церкви в условиях роста религиозного вольномыслия и падения

авторитета духовенства. Вместе с тем сближение с греческой церковью должно

было поднять престиж Российского государства на православном Востоке.

Во второй четверти семнадцатого века представители высшего греческого

духовенства постоянно посещали Москву. Они настойчиво указывали русским на

многочисленные и часто весьма существенные различия в русских и греческих

богослужениях и церковных обрядах. А разночтения в русских и греческих

церковных книгах приводили порой к настоящим скандалам (например, сожжение

в греческом монастыре на Афоне русских печатных книг как содержащих

множество еретических мнений).

В 1652 году Никон, став патриархом, с присущей ему страстностью

принялся проводить в жизнь реформу в обрядовой области, совершенно не

затрагивая канонической.

В феврале 1653 года он приказал во всех московских церквах запретить

верующим «творить поклоны» стоя на коленях, допускались только поясные

поклоны. Крестное знамение допускалось только троеперстное. Позже патриарх

решительно заменил на новые те старинные обряды, которые не совпадали с

греческими: было предписано петь «аллилуйя» не два, а три раза; во время

крестного хода двигаться не по солнцу, а против него; иначе стало писаться

имя Христа - «Иисус» вместо традиционного «Исус». Отдельные слова

богослужения были заменены на новые, все богослужебные книги переписывались

по греческим образцам, неисправные подлежали исправлению.

Летом 1654 года Никон занялся исправлением икон. По его приказу были

отобраны у населения иконы, отличавшиеся некоторым реализмом. Он приказал

выколоть глаза изображенным на таких иконах святым, или же соскоблить и

заново переписать лики. Случилось так, что в это время в Москве вспыхнула

сильная эпидемия чумы. В народе поползли слухи о божьей каре за содеянное

кощунство. А солнечное затмение 2 августа дало еще большую пищу для толков.

Стараясь помешать Никону, «ревнители» подали челобитную царю, в

которой доказывали незаконность нововведений. В ответ на челобитную, Никон

дал ход обвинениям и жалобам прихожан на членов кружка. Силы были неравны.

Вскоре многие «ревнители древнего благочестия» были арестованы, сосланы. А

некоторые лишены сана. Заточенные, униженные они лишь укреплялись в своем

«подвиге», впадали в религиозный экстаз, пророчествовали.

Убедившись, что одной своей властью он не сумеет поставить дело

реформы на прочное основание, Никон весной 1654 года созвал в Москве

общерусский церковный собор, на который прибыло более двадцати видных

деятелей русской церкви. Патриарх, в присутствии царя, обращаясь к Собору,

перечислил многие неточности и отступления от греческих церковных порядков,

имевшиеся в практике Русской церкви. Однако предусмотрительный патриарх не

вынес на обсуждение наиболее «скользкие» моменты, вопросы - в первую

очередь о «троеперстии». В результате длительного обсуждения решено было

«достойно и праведно исправить книги против старых харатейных (то есть

писанных на пергаменте) и греческих». А во избежание новых ошибок

посоветоваться с константинопольским патриархом Паисием. Положительный

ответ был доставлен в Москву в 1665 году в виде очень важной и знаменитой

впоследствии грамоты. Тогда же в Москву прибыли два восточных патриарха -

Антиохейский Макарий и Сербский Гавриил. В связи с этим в 1656 году был

созван новый Собор. На нем рассматривались такие русские церковные обряды,

как лития, литургия. Проскомидия и другие. Также был утвержден русский

перевод греческого церковного Служебника и «Троеперстия». В результате

преследуемая Никоном цель была достигнута - он заручился поддержкой видных

иерархов.

Но постепенно реформаторский пыл Никона Стал остывать. Придворные

Интриги и чрезмерное самовластие привели к тому, что тщеславный Алексей

Михайлович стал тяготиться патриархом. Конфликт произошел в 1658 году,

после которого оскорбленный Никон отказался быть патриархом на Москве и

уехал в строящийся по его проекту Ново-Иерусалимский монастырь. Столица, да

и все Московское государство были в великом смятении, Со всех сторон

приходили челобитные на «многомятежного» Никона. Старую веру поддерживали

широкие массы народа, часть духовенства. Влиятельные московский семьи

(такие, как Морозовы, Урусовы). Церкви оставались пустыми. Поэтому

священники вынуждены были вернуться к службе по старым книгам. Но царь

Алексей Михайлович был ярым сторонником реформы и не желал, чтобы все

вернулось к старым обычаям.

В 1666 году царь созвал Собор для суда над противниками реформы.

Своими решениями этот Собор практически полностью поддержал действия царя.

Патриарх был осужден и сослан в отдаленный монастырь, Вместе с тем все

книжные исправления были одобрены. Собор вновь подтвердил прежние

постановления: произносить «аллилуйю» трижды, творить крестное знамение

тремя первыми перстами правой руки, печатать просфоры четырехконечным

крестом, крестные ходы проводить против солнца. Всех, кто не признал этих

уложений, церковный собор назвал раскольниками и еретиками, предали анафеме

и отлучили от церкви. Всех сторонников старой веры позднее предали

светскому суду. А по действовавшему тогда гражданскому закону за

преступление против веры полагалась смертная казнь.

Решения Собора 1666 года встретили серьезное сопротивление со стороны

духовенства и мирян. Верующие не могли понять логику обвинений старого

обряда и старых книг. Выходило так, что на протяжении семи веков после

Крещения Руси в русской церкви процветали «злые ереси», приверженцами

которых оказывались и общепринятые святые. Следовательно, Москва не могла

быть достойной славы «Третьего Рима».

Приверженцы «старой веры» в свою очередь объявили «еретиками

реформаторов. Даже написание имени «Иисус» с двумя «и», исправление

орфографии и грамматики славянских текстов, их приближение к нормам

русского языка того времени трактовались как «ересь». Поначалу власти

действовали больше уговорами. От противников реформ требовали отказаться не

от старых книг и обрядов, а от обвинений в адрес своих оппонентов-

реформаторов в отступлении от правой веры. Но сопротивление «староверов»

становилось все более упорным. Тогда от увещеваний и ссылок власти стали

переходить к заключениям и жестоким наказаниям.

Все события - заключение о «неисправности» книг, отлучение сторонников

двуперстного знамения, появление большого числа новоисправленных книг и

изъятие в связи с этим прежних изданий - вызвали недоумение в народе. Люди

часто не могли отличить, что допустимо, а что действительно нарушает

церковные догматы. Объяснить же суть происходящего зачастую не способны

были и сами священники, многие из которых не понимали стремительного хода

реформ и часто оказывались в числе решительных противников изменений. На

Руси, где грамотность и тем более книжная ученость были достижением

немногих, главным источником научения вере были богослужения. Определенные

жесты сопровождали человека с первых дней жизни до последних, сливаясь в

сознании с его ощущениями и переживаниями. Замена одних символов,

выражавших связь человека с высоким и священным никогда не бывает

безболезненной. А в данном случае эта замена осуществлялась еще и весьма

грубо.

Народное смятение усиливалось и из-за внезапно обрушившихся на страну

страшных бедствий - голода, моровой язвы. Причину их стали усматривать в

исправлении священных книг, а виновником считать патриарха Никоном.

Чтобы лучше понять природу церковного раскола, остановимся на

личностях главных участников этих событий.

В мае 1605 года, когда в Московском государстве начиналась Смута, в

мордовском селе Вельдеманове Нижегородского уезда у крестьянина Мины

родился сын Никита. В раннем возрасте он лишился матери , все детство

провел под нестерпимым гнетом мачехи. От природы весьма одаренный, он

выучился дома грамоте. Чтение книг увлекло его к аскетической жизни. В

двенадцать лет он ушел в Макарьев Желтоводский монастырь. Но вскоре родня

вызвала его в мир и заставила жениться. Но семейная жизнь отца Никиты не

была счастливой. В одночасье он лишился всех своих детей. Сочтя это событие

за знак свыше, Никита решает вернуться к монашеской жизни. По его

убеждению его жена уходит в Алексеев монастырь, а сам Никита уходит на

Белое море в Анзерский скит. Вскоре основатель и настоятель скита

преподобный Елеазар постриг тридцатилетнего Никиту в монашество под именем

Никона (это имело немаловажное значение, так как Никита означает

«побеждающий», а Никон - «победитель»). Никон вошел в число близких и

любимых учеников Елеазара, но со временем между наставником и учеником

возникли разногласия и в 1635 году Никон был удален из Анзерского скита.

После долгих скитаний он останавливается в Кожеозерской обители, где

становится игуменом. По делам монастыря в 1646 году Никон приехал в Москву.

Тогда и состоялась встреча Никона с молодым царем. На которого она

произвела огромное впечатление. Необыкновенный ум, светлый взгляд на

предметы, природное красноречие, величавая наружность не могли не остаться

незамеченными. Сближение царя с Никоном продолжалось, а после того, как

Никон усмирил бунт в 1650 году, любовь царя к Никону значительно

увеличилась.

Чем объяснить необычайное расположение юного Романова к игумену

глухого монастыря, мужицкому сыну Никону? Несомненно, большую роль сыграли

личные качества царя и Никона. Воспитанный в духе «древнего благочестия», с

детства окруженный глубоко религиозными людьми, Алексей был глубоко

религиозен. Для такого человека особе значение имело то обстоятельство, что

оба они, царь и Никон были духовными детьми одного отца - анзерского

отшельника Елеазара.

Что касается Никона, то он. Пройдя тяжелую школу жизни, закалившую его

выдающуюся натуру. Стал одним из тех ярких людей. Которых однажды увидев,

тяжело забыть. Годы молчания накопили в его душе огромный запас духовной

энергии. Однако расположение царя к Никону объясняется не только личными

мотивами. Никон появился в Москве очень вовремя - был момент, когда спрос

на незаурядных людей из числа духовенства был очень велик. Еще в правление

Михаила Романова в высших кругах распространилась мысль о необходимости

основательной «чистки» рядов духовенства, введения «благочинного»,

единообразного богослужения. Повышение авторитета церкви, сильно

пошатнувшегося в первой половине семнадцатого века, было необходимой частью

работы по укреплению феодальной государственности в целом. Оно имело

большое значение и для упрочения позиций новой династии. Так что, когда

умер престарелый патриарх Иосиф, неудивительно, что его преемником стал

Никон. Вступление на патриарший престол доставило Никону средства развить

свой преобразовательный дух в служении истине и благу церкви и отечества.

При Никоне патриаршья власть усилилась до высшей степени. Патриарх был

действительным, а не номинальным только «великим государем», окружил себя

царской пышностью и величием. Выстроил себе новый дворец, употребляя все

средства того искусства для украшения соборов и благолепия богослужения.

Никона боялись сами бояре, которых он обличал без всякого стеснения,

поступая с ними самовластно. Патриарх на свои богатые средства увеличил

свои домовые богадельни, раздавал богатую ручную милостыню, делал

пожертвования на тюрьмы. В разное время основал три монастыря, самый

знаменитый из которых - Новый Иерусалим в окрестностях Москвы.

С самых первых дней пребывания у власти, Никон повел себя отнюдь не

так, как ожидали многие из его прежних единомышленников. Он порвал все

связи с ними, не велел даже пускать их в приемную своего патриаршего

дворца.

Но не столько личная обида, сколько принципиальные соображения

превратили многих «ревнителей благочестия» в непримиримых врагов нового

патриарха. От Никона ожидали действенных мер, направленных на укрепление

внутренних порядков, унификацию книг и обрядов. И патриарх приступил к

исправлению церковных порядков, но не по древнерусским (как ожидали

«ревнители»), а по древнегреческим, считая, что это поможет превратить

Русскую церковь в центр мирового христианства и противопоставить

«латинству» (католичеству).

Однако скоро реформаторский пыл Никона стал постепенно угасать.

Главным для него становилось его собственное исключительное положение в

государстве. Никона вдохновлял образ патриарха Филарета, обладавшего не

только церковной, но и высшей государственной властью. В своих притязаниях

на неограниченную власть Никон чувствовал за собой поддержку высшего

духовенства, которое было сильно раздражено мерами правительства ,

направленных на ограничение привилегий и доходов церкви (согласно Соборному

уложению 1649 года в руки государства перешли все городские «белые» слободы

и дворы монастырей, а церкви было запрещено приобретение новых земель). Как

и многие иерархи, Никон был недоволен решениями Уложения, Он считал, что

его главная задача состоит в том, чтобы подчинить себе царя и бояр,

остановить наступление государства на позиции церкви.

Стремительно, и как бы беспричинно вознесясь из самых низов общества к

вершине власти, Никон утратил чувство реальности. Он не хотел понять, что

своей головокружительной карьерой он обязан не столько своим личным

качествам, сколько видам боярства, нуждавшегося в нем как в энергичном

реформаторе церковной жизни. Обстоятельства довольно долго

благоприятствовали развития властолюбия Никона. В связи с войной с Речью

Посполитой, царь долгое время отсутствовал в Москве, и патриарх практически

оказался главой государства. Однако, вернувшись в столицу воином-

победителем, царь уже не хотел находиться под постоянной опекой патриарха.

Недовольство государя разжигали многочисленные враги самого Никона и его

реформ.

Летом 1658 года стали заметны признаки скорой опалы на патриарха. Его

перестали приглашать на торжественные царские обеды, бояре стали задевать

его слуг, царь перестал бывать на патриарших богослужениях. Окончательный

разрыв произошел 10 июля 1658 года, когда царь, несмотря на многочисленные

приглашения Никона, не явился в собор. В глазах патриарха это было прямым

оскорблением патриаршества, как духовной власти, которую он ставил выше

царской. В ответ на царскую опалу Никон принял свои меры, торопливые и

неосмотрительные.

Добровольный уход Никона с патриаршего престола был событием

невиданным и воспринимался в обществе трагически. Но примирения,

ожидавшегося Никоном после его демонстративного ухода и затворничества в

монастыре не последовало. Царь с неприличной поспешностью принял его

отставку. Никон. Думавший лишь попугать Алексея Михайловича, попытался

вернуть свой пост, но было уже поздно. И на Соборе 1666 года патриарх был

лишен сна и сослан в отдаленный монастырь.

Другой, не менее яркой, значительной фигурой этого исторического

периода, без которой картина раскола была бы неполной, был протопоп

Аввакум. Глава поборников древнего благочестия, он был самым известным

непримиримым врагом Никона. Как и Никон, Аввакум родился в Нижегородских

землях, рано выучился грамоте и пристрастился к чтению. Однако с самого

начала их жизнь, несмотря на внешнее сходство, пошла по разным колеям.

Никон с ранних лет попал под власть мачехи, а Аввакум провел детство

обычного деревенского мальчишки. Быть может, в эти годы возникли различия в

характерах и позициях двух людей, которым суждено было сыграть важную роль

в политической и церковной жизни России. Никон оказался крут и неуступчив в

церковных делах, однако в личном общении он был добр и даже мягок. А

Аввакум не делил свою жизнь на официальную и неофициальную, одинаково

ревностно относясь к частным и общественным обязанностям. Он никогда не

стремился занять высокий пост, но, вместе с тем, был готов до последнего

отстаивать славянскую старину в обрядах и священных книгах. Благодаря своей

энергии, дару убеждения и богословской начитанности, Аввакум сразу же занял

видной место во влиятельном кружке «ревнителей древнего благочестия». Это

почти совпало по времени с началом реформ патриарха Никона, и Аввакум сразу

становится самым непримиримым противником нововведений патриарха, хотя

ранее их объединяли многие воззрения на порядок богослужения и на

необходимость благочестивого поведения священнослужителей и прихожан.

Последовательно выступая против церковных «новин», Аввакум тем не менее

пользовался расположением царской семьи, где ценили его искренность и

убежденность.

Когда Аввакум и его единомышленники были сосланы в Пустозерск, где. Не

имея возможности открыто проповедовать, Аввакум проявил себя как яркий

писатель и выдающийся полемист. Не без влияния страстного огненного слова

Аввакума поднялись и соловецкие старцы. Протест которых вылился в открытое

противостояние властям. Соловецкое восстание длилось восемь лет (1668 -

1676); и только когда в живых осталось всего шестьдесят из пятисот человек,

предатель-перебежчик открыл ход в неприступный монастырь. После разгрома

восстания старцы прокляли царя Алексея Михайловича.

Нельзя не отметить то мужество, с которым старообрядцы переносили все

гонения и преследования. Чем беспощаднее и суровее становились начавшиеся

казни, тем большее упорство они вызывали. На смерть стали смотреть как на

мученический подвиг. «Чем больше ты нас мучишь, тем больше мы тебя любим» -

писал Протопоп царю. А свои взгляды он обосновал следующим образом:

«Церковь - православна, а догматы церкви от Никона-еретика во всем

противны. А государь наш Алексей Михайлович православен. Но только простою

своею душою принял от Никона книги. Думая, что они православны, не

рассмотрел в них плевел еретических.».

14 апреля 1682 года по указу царя Федора Алексеевича «за великие на

царский дом хулы» Аввакум был сожжен вместе со своими соузниками - попом

Лазарем, иноком Епифанием и дьяконом Феодором. На месте его гибели

современные последователи старой веры установили старообрядческий крест. В

тот год совершился окончательный поворот властей к политике подавления

раскольников силой. Собор 1682 года, созванный патриархом Иоакимом,

наметил целую систему репрессий против старообрядчества почти в духе

западной инквизиции. А в 1685 году царевна Софья издала двенадцать указов,

предписывающих конфисковывать имущество «староверов», их самих бить кнутом

и ссылать, а перекрещивающих в старую веру казнить.

Многие тысячи людей стали уходить в глухие места, где устраивали новые

поселения. Что же заставляло старообрядцев покидать насиженные места?

Конечно, прежде всего твердость в вере, уверенность в том, что

«никонианство» кощунственно. Для этих людей были характерны фанатичная

преданность старине, яростное неприятие всего нового, особенно иноземного,

враждебное отношение к любому светскому знанию, отказ от любого общения с

«никонианами». Уверенные с воцарении Антихриста и близком конце света,

старообрядческие проповедники учили, что спастись можно лишь «вторым

огненном крещением» - самосожжением. Вот почему в 1675 - 1695 годах было

зарегистрировано 37 коллективных самосожжений, во время которых погибло не

менее двадцати тысяч человек.

Но откуда такая уверенность в своем праве спорить о вере с патриархом

и высшим духовенством? Чтобы ответить на этот опрос, необходимо понять, кто

были те люди, которые уходили в раскол.

Нередко во главе раскола становились служители церкви. Их давно

раздражало властолюбие Никона, оскорбляло его презрительное, высокомерное

отношение к рядовому духовенству. К тому же, многие духовные лица были

просто малограмотны и совершенно не подготовлены к тому, чтобы осваивать

новые тексты богослужебных книг, а потому относились к нововведениям как к

тягостной повинности.

Среди раскольников было много посадских людей. Отношения посада с

церковными властями осложнились из-за враждебности патриарха Никона к

ликвидации «белых» слобод. Купцы были недовольны тем, что церковь и

монастыри вторгались в торговлю и промысловые занятия. Также среди

раскольников были и представители господствующего сословия. Особенно

известны имена боярыни Морозовой и княгини Урусовой.

Основную же массу раскольников составляли крестьяне. Скрывавшиеся от

барских и монастырских поборов, произвола властей, искавшие там не только

старины, но и воли.

Гонения на старообрядцев продолжались более двухсот лет. При Петре I

старообрядцам разрешили жить в городах и селениях, но обложили массой

дополнительных налогов и штрафов. При Екатерине II преследования стихли, но

однако в двадцатых годах девятнадцатого века вновь начали набирать силу.

Особой жестокости они достигли в царствование Николая I. Лишь после 1905

года старообрядцы получили право организовывать общины, устраивать крестные

ходы, иметь колокольный звон. В 1971 году на поместном соборе Русской

православной церкви было признано, что старые обряды «равночестны»

послереформенным, то есть также каноничны (правомерны). Таким образом,

Московская Патриархия сделала серьезный шаг к преодолению раскола Русской

церкви, происшедшего три столетия назад.

Итак, в 1652 - 1667 годах заметно укрепился союз светской и церковной

властей. Царь и правительство добились осуществления церковью религиозно-

обрядовой реформы, учитывавшей внешнеполитические цели господствующего

класса феодалов, и централизации церковного управления, а затем и

преодоления кризиса, возникшего в связи с уходом Никона с патриаршего

престола.

Заинтересованность царской власти в проведении названных мер

обусловила уступки в пользу церковной власти и усиление ее политического

значения, что проявилось в деятельности Никона и в постановке им вопроса о

соотношении «священства» и «царства». Падение Никона не сняло этого вопроса

с повестки дня. Более важным следствием проведения указанной политики было

возникновение в 1650 - 1660 годах движения сторонников «старой веры» и

раскола в русской православной церкви, что отразило несовпадение интересов

господствующего класса и народных масс в церковно-религиозной сфере.

Раскол и оформление старообрядческой церкви были главным показателем

падения влияния официальной церкви на народные массы во второй половине

семнадцатого века.

Царская власть активно поддержала церковь в борьбе с расколом и

использовала при этом всю мощь государственного аппарата.

Раскол последней трети семнадцатого века - сложное социально-

религиозное движение. Но враждебность раскольников официальной церкви и

государству определялась отнюдь не расхождением религиозно-обрядового

характера. Ее обусловили прогрессивные стороны данного движения, его

социальный состав и характер.

Идеология раскола отразила чаяния крестьянства и отчасти посадского

сословия, и потому ей были присущи как консервативные, так и прогрессивные

черты.

К консервативным чертам можно отнести :

идеализацию и защиту старины;

проповедь национальной замкнутости;

враждебное отношение к распространению светских знаний

пропаганда принятия мученического венца во имя «старой веры» как

единственного пути спасения души;

К прогрессивным сторонам идеологического раскола следует отнести:

освящение, то есть религиозное обоснование и оправдание различных форм

сопротивления власти официальной церкви;

разоблачение репрессивной политики царской и церковной властей по отношению

к старообрядцам и другим верующим, не признававших официальной церкви;

оценка этой репрессивной политики как действий, противоречащих

христианскому вероучению.

Эти черты идеологии движения и преобладание в составе его участников

крестьян и посадских людей, страдавших от феодально-крепостнического гнета,

придали расколу характер социального, антикрепостнического по своей сути

движения, что выявили народные выступления последней трети семнадцатого

века. Так что борьба царских и церковных властей в то время была прежде

всего борьбой против народного движения, враждебного господствовавшему

классу феодалов и его идеологии.

События тех времен показали, что, отстаивая свои политические

интересы, церковная власть превратилась в серьезное препятствие на пути

прогресса. Она мешала сближению России с западными странами. Усвоению их

опыта и проведению необходимых перемен. Под лозунгом защиты православия

церковная власть добивалась изоляции России. На это не пошли ни

правительство царевны Софьи, ни правление Петра I. В итоге на повестку дня

был поставлен вопрос о полном подчинении церковной власти и ее превращении

в одно из звеньев бюрократической системы абсолютной монархии.

15. Внешняя политика Петра I. Рождение Российской империи

Петр Великий вошел в историю не только как реформатор России, но и как выдающийся полководец и дипломат. С его именем связано превращение России в империю, евроазиатскую военную державу.
Петр еще в 90-е гг. XVII в. пришел к выводу, что для устранения относительной международной изоляции необходим выход к морям- Черному и Балтийскому или хотя бы к одному из них. Первоначально российская экспансия устремилась на юг - в 1695 и 1696 гг. состоялись азовские походы. В результате второго похода Азов был взят, выход в Азовское море обеспечен. Однако больших успехов в южном направлении против сильной Османской империи тогда добиться не удалось.
После "великого посольства" в Европу (1697 -1698 гг.)* Петру стало ясно, что центр тяжести во внешней политике России должен переместиться на Запад. Главная цель - выход к Балтийскому морю, где полностью доминировала Швеция. Истоки территориальных претензий России к Швеции ведут к Столбовому миру 1617 г., по которому Швеция получила территорию от Ладожского озера до Ивангорода (Ям, Копорье, Орешек и Корелы). Основной ущерб для России заключался в том, что для нее оказался закрыт выход к Балтийскому морю. Но в одиночку со Швецией справиться было невозможно. Нужны были союзники. Их удалось найти в лице Дании и Саксонии, которые были недовольны господством Швеции на Балтике. В 1699 г. Россия установила с Данией и Саксонией союзнические отношения. Характерно, что Петру удалось скрыть истинные намерения России. Шведский король Карл ХП, заинтересованный в войне России с Турцией, даже подарил Петру 300 пушек.
Северная война (1700 -1721 гг.) подразделялась на два этапа: первый-с 1700 по 1709 г. (до Полтавского сражения), второй- с 1709 по 1721 г. (с Полтавской победы до заключения Ништадтского мира). Война началась для России и ее союзников неудачно. Дания была сразу выведена из войны. А в ноябре 1700 г. 8 тыс. шведов разгромили 60-тысячную русскую армию под Нарвой. Это был серьезный урок, который Петр сумел извлечь для себя и для русской армии. И уже в 1702 -1703 гг. русские войска одержали первые победы. Были взяты крепости Нотебург (переименован в Шлиссельбург-Ключ-город), Ниеншанц. Все устье Невы оказалось в руках русских**.
Тем не менее на первом этапе войны стратегическая инициатива оставалась в руках Швеции, войска которой заняли Польшу, Саксонию и вторглись в Россию. Поэтому на данном этапе Петр уделял главное внимание проблеме сохранения и преобразования армии, укреплению военного потенциала страны. Ценою огромных усилий и жертв эти задачи были успешно решены. ?
Рубежом в войне стала Полтавская битва (27 июня 1709 г.). Русские уже воевали не числом, а умением. Стратегическая инициатива перешла в руки России. Но характер войны со стороны России изменился. Петр отказался от прежних обещаний союзникам ограничиться возвращением старых русских территорий. В 1710 г. от шведов, были освобождены Карелия, Лифляндия, Эстляндия, взяты крепости Выборг, Ревель, Рига. Если бы не война с Турцией 1710 -1713 гг., Северную войну удалось бы закончить быстрее. Союзники вытеснили Швецию из всех ее заморских территорий. Шведская империя рухнула.
Окончательная судьба Северной войны решалась на море в сражениях при Гангуте (1714), островах Эзель (1719) и Гренгам (1720). Более того, русский десант неоднократно высаживался на шведское побережье. Карл XII никак не мог смириться с поражениями и продолжал воевать вплоть до своей гибели в Норвегии в 1718 г. Новому королю Швеции Фридриху I пришлось сесть за стол переговоров. 30 августа 1721 г. был подписан Ништадтский мирный договор, по которому к России переходили Эстляндия, Лифляндия, Ингерманландия, города Выборг и Кексгольм. Швеция сохранила за собой Финляндию и выторговала право беспошлинно закупать хлеб в Риге и Ревеле и компенсацию за Лифляндию - 2 млн. ефимков.
Петр считал одержанную победу самой большой радостью в своей жизни. В октябре 1721 г. продолжавшиеся месяц празднества в столице завершились торжественной церемонией поднесения царю титула Петра Великого, отца отечества и императора всероссийского. При жизни Петра его новый статус императора признали Швеция, Дания, Пруссия, Голландия, Венеция.
Россия решила главную внешнеполитическую задачу, которую русские цари пытались осуществить в течение двух веков - выход к морю. Россия прочно вошла в круг европейских держав. Были установлены постоянные дипломатические отношения с крупными европейскими странами.
После окончания Северной войны активизировалось восточное направление русской политики. Цель заключалась в захвате транзитных путей торговли Индии и Китая. В 1722 -1723 гг. к России перешло Западное и Южное Прикаспие, принадлежавшее ранее Персии. Внешние планы Петра заходили очень далеко - вплоть до захвата Индии и Мадагаскара. Однако предпринять попытки их осуществления Петр I не успел.
Таким образом, внешняя политика России эволюционизировала в сторону имперской политики. Именно при Петре I была создана Российская империя, сформировалось имперское мышление, которые сохранялись почти в течение трех веков.

* "Великое посольство" в составе 250 человек, среди которых был и царь (под именем Петра Михайлова), посетило Пруссию, Польшу, Голландию, Англию, Австрию.

** Осенью 1702 г. при взятии Марленбурга произошло историческое событие: в плен была взята фельдмаршалом Шереметевым Марта Скавронская, ставшая впоследствии супругой царя, а затем императрицей Екатериной I. О ее происхождении ходили разные слухи, будто бы ее мать была крестьянкой и рано умерла. Марту взял на воспитание пастор Глюк. Накануне прихода русских под Марленбург она была обвенчана с драгуном, которого во время брачного пира срочно вызвали в Ригу. По другой версии, пленница была дочерью лифляндского дворянина и его служанки. С семьей пастора Глюка она попала в плен, ее взял к себе Шереметев, у того Марту выпросил Меншиков, у последнего отобрал Петр. С 1703 г. она стала его фавориткой, а в 1712 г.- вступила с ним в церковный брак.

16.Реформы органов власти, управления и армии

Придя к власти в 1689 г., Петр унаследовал традиционную систему управления XVII в. с Боярской думой и приказами как центральными учреждениями. По мере усиления самодержавия Боярская дума, как узкий сословный орган, утрачивала свое значение и в начале XVIII в. исчезла. Сведения о заседаниях Боярской думы обрываются в 1704 г. Ее функции стала выполнять "консилия министров" - совет начальников важнейших правительственных ведомств. В деятельности данного органа уже видны элементы бюрократизации управления- режим работы, строгое распределение обязанностей, введение регламентированного делопроизводства.
Образование Сената в 1711 г. стало следующим шагом в организации нового аппарата управления. Сенат создавался как высший орган управления, сосредоточивший в своих руках административно - управленческие, судебные и законосовещательные функции. В Сенате вводился принцип коллегиальности: без общего согласия решение в силу не вступало. Впервые в государственном учреждении, как и в армии, вводилась личная присяга.
Реформа административной системы была продолжена на рубеже 10 - 20-х гг. XVIII в. В ее основе лежали принципы камерализма - учения о бюрократическом управлении, который предполагал: функциональный принцип управления, коллегиальность, четкую регламентацию обязанностей чиновников, специализацию канцелярского труда, единообразные штаты и жалованье.
В 1718 г. был принят "Реестр коллегиям". Вместо 44 приказов учреждались коллегии. Их число составляло 10 -11. В 1720 г. был утвержден Генеральный регламент коллегий, согласно которому каждая коллегия состояла из президента, вице-президента, 4 - 5 советников и 4 асессоров. Помимо четырех коллегий, ведавших иностранными, военными и судебными делами (Иностранная, Военная, Адмиралтейская, Юстиц-коллегия), группа коллегий занималась финансами (доходами - Камер-коллегия, расходами - Штатс - контор - коллегия, контроль за сбором и расходованием средств - Ревизион -коллегия), торговлей (Коммерц-коллегия), металлургией и легкой промышленностью (Берг-мануфактур-коллегия, позже разделенная на две). В 1722 г. был создан важнейший контрольный орган - прокуратура. Неофициальным главой Сената стал генерал-прокурор П. И. Ягужинский. Явный государственный надзор был дополнен тайным надзором путем введения системы фискалов, которые осуществляли негласное наблюдение за деятельностью администрации на всех уровнях. Петр освободил фискалов от ответственности за ложный донос. Феномен доносительства прочно утвердился в государственной системе и в обществе.
Особой коллегией стал Святейший Синод, созданный в 1721 г. Должность патриарха была упразднена. Во главе Синода был поставлен государственный чиновник - обер - прокурор. Церковь фактически превратилась в составную часть государственного аппарата.
Генеральный регламент, другие указы Петра I закрепляли идею о службе русского дворянства как важнейшую форму исполнения обязанностей перед государем и государством. В 1714 г. был принят указ о единонаследии, по которому дворянское поместье уравнивалось в правах с вотчиной. Он способствовал завершению процесса консолидации сословий феодалов в единый класс-сословие, обладавшее определенными привилегиями. Но дворянское звание могло быть привилегированным только тогда, когда его обладатель служил. Табель о рангах (1722 г.) вводил новую иерархию чинов. Все военные и гражданские должности подразделялись на 14 рангов. Для получения следующего ранга нужно было пройти все предыдущие. Военный или гражданский чиновник, достигший восьмого ранга, соответствовавшего коллежскому асессору или майору, получал потомственное дворянство. Принцип родовитости при назначении на государственную службу был окончательно заменен принципом выслуги. За отказ служить владения дворян конфисковывались. Если на Западе служба была привилегией, то в России-обязанностью. В связи с этим в литературе высказывается мнение, что едва ли можно полностью зависимое от государства дворянство считать господствующим классом. Скорее, это был привилегированный класс-сословие военных и гражданских слуг самодержавия, преимущества которых существовали до тех пор, пока они несли службу. "Эмансипация" дворянства произошла позже-в 30 -60-е гг. XVIII в.
Одно из центральных мест в реформах Петра занимало создание мощных вооруженных сил. В конце XVIII в. Русское войско состояло из полков солдатского строя (в 1689 г.- 70 % общей численности), стрелецких полков и дворянского ополчения. Солдатские полки были лишь зачатком регулярной армии, так как казна не могла их взять полностью на свое содержание, и в свободное от службы время солдаты занимались ремеслом и торговлей. Стрельцы все больше превращались в полицейскую силу и орудие дворцовых интриг (Петр говорил о них: "Во истину пакасники, а не воины были"). Дворянская конница уже к середине XVII в. в значительной степени утратила свою боеспособность. Наиболее боеспособной частью войска были так называемые "потешные" полки - Преображенский и Семеновский - основа будущей гвардии. Не имея выходов к незамерзающим морям, Россия не имела и флота. Центральным вопросом создания регулярной армии был вопрос о новой системе ее комплектования. В 1705 г. была введена рекрутская повинность: с определенного числа дворов податных сословий в армию должен был поставляться рекрут. Рекруты пожизненно зачислялись в сословие солдат. Дворяне начинали служить с чина рядового в гвардейских полках. Так была создана регулярная армия, обладавшая высокими боевыми качествами. Армия была перевооружена, с учетом зарубежного и отечественного опыта были модернизированы стратегия и тактика, введены Воинский и Морской уставы. К концу правления Петра Россия обладала сильнейшей в Европе армией численностью до 250 тыс. человек и вторым в мире военным флотом (более 1000 кораблей).
Однако оборотной стороной реформ стала набиравшая темпы милитаризации имперской государственной машины. Заняв в государстве весьма почетное место, армия стала выполнять не только военные, но и полицейские функции. Полковник следил за сбором подушных денег и средств на нужды своего полка, а также должен был искоренять "разбой", в том числе пресекать . крестьянские волнения. Распространилась практика участия профессиональных военных в государственном управлении. Военные, особенно гвардейцы, часто использовались в качестве эмиссаров царя, причем наделялись чрезвычайными полномочиями.
Из вышесказанного видно, что в России в первой четверти XVIII в. сформировалась мощная военно-бюрократическая система. Наверху громоздкой пирамиды власти находился царь. Монарх был единственным источником права, имел необъятную власть. Апофеозом самодержавия стало присвоение Петру I титула императора.
В современной исторической литературе существуют две основные точки зрения по проблеме абсолютизма в России. Первая сводится к следующему: в России, как минимум со времен Петра, утвердился абсолютистский режим, который ничем существенно не отличался от абсолютистских режимов Запада (неограниченная власть монарха, постоянная армия, развитый бюрократический аппарат, централизованная система налогов); на Западе классические формы этого феодального по своей природе режима возникли в ситуации относительного "равновесия" сил буржуазии и дворянства, следовательно, "равновесие" и "противовес" (в лице абсолютизма) существовали и в России.
Вторая точка зрения: поскольку классический абсолютистский, феодальный по своей сущности, режим впервые сложился на Западе в период "равновесия" и "противовеса", а в России этого не было, так как капитализм и буржуазия еще не сформировались, то: а) или в период Петра мы имеем не абсолютизм, а азиатский деспотизм, лишь внешне похожий на западные абсолютистские монархии; б) или в петровский период в России возник абсолютистский режим, типологически отличный от западного.
Очевидно, что вторая позиция ближе к научной истине. Особенность "российского абсолютизма", его отличие от западного заключались в большей самостоятельности по отношению к гражданскому обществу. Режим как бы стоял над обществом и заставлял служить себе все сословия.

17. Реформы Петра I -- преобразования в государственной и общественной жизни, осуществлённые в период правления в России Петра I. Всю государственную деятельность Петра I условно можно разделить на два периода: 1696--1715 годы и 1715--1725.

Особенностью первого этапа были спешка и не всегда продуманный характер, что объяснялось ведением. Реформы были нацелены, прежде всего, на сбор средств для ведения войны, проводились насильственным методом и часто не приводили к желаемому результату. Кроме государственных реформ на первом этапе проводились обширные реформы с целью модернизации уклада жизни.

Во втором периоде реформы были более планомерными и направленными на внутреннее обустройство государства.

В целом реформы Петра были направлены на укрепление Российского государства и приобщение правящего слоя к западноевропейской культуре с одновременным усилением абсолютной монархии. К концу правления Петра Великого была создана мощная Российская империя, во главе которой находился император, обладавший абсолютной властью. В ходе реформ было преодолено технико-экономическое отставание России от ряда других европейских государств, завоёван выход к Балтийскому морю, проведены преобразования во всех сферах жизни российского общества. В то же время, народные силы были крайне истощены, разросся бюрократический аппарат, были созданы предпосылки (Указ о престолонаследии) для кризиса верховной власти, приведшие к эпохе «дворцовых переворотов».

У Петра I поначалу отсутствовала четкая программа реформ в сфере государственного правления. Появление нового государственного учреждения или изменение административно-территориального управления страной диктовалось ведением войн, которое требовало значительных финансовых ресурсов и мобилизации населения. Унаследованная Петром I система власти не позволяла собрать достаточно средств на реорганизацию и увеличение армии, постройку флота, строительство крепостей и Санкт-Петербурга.

С первых лет правления Петра прослеживалась тенденция снижения роли малоэффективной Боярской думы в управлении государством. В 1699 году при царе была организована Ближняя канцелярия, или Консилиум (Совет) министров, состоявший из 8 доверенных лиц, управлявших отдельными приказами. Это был прообраз будущего Правительствующего Сената, сформированного 22 февраля 1711 года. Последние упоминания о Боярской думе относятся к 1704 г. В Консилии был установлен определённый режим работы: каждый министр имел особые полномочия, появляются отчетность и протоколы заседаний. В 1711 г. вместо Боярской думы и подменявшей её Консилии был учрежден Сенат. Пётр так сформулировал основную задачу Сената: «Смотреть во всем государстве расходов, и ненужные, а особливо напрасные, отставить. Денег, как возможно, сбирать, понеже деньги суть артериею войны».

Созданный Петром для текущего управления государством на время отсутствия царя (в то время царь отправлялся в Прутский поход), Сенат, в составе 9 человек, превратился из временного в постоянно действующее высшее правительственное учреждение, что было закреплено Указом 1722 года. Он контролировал правосудие, ведал торговлей, сборами и расходами государства, наблюдал за исправностью отбывания дворянами воинской повинности, ему были переданы функции Разрядного и Посольского приказов.

Решения в Сенате принимались коллегиально, на общем собрании и подкреплялись подписями всех членов высшего государственного органа. Если один из 9 сенаторов откажется подписать решение, то решение считалось недействительным. Таким образом Пётр I делегировал часть своих полномочий Сенату, но в то же время возложил на его членов персональную ответственность.

Одновременно с Сенатом появилась должность фискалов. Обязанность обер-фискала при Сенате и фискалов в провинциях состояла в негласном надзоре за деятельностью учреждений: выявляли случаи нарушения указов и злоупотреблений и доносили Сенату и царю. С 1715 года за работой Сената следил генерал-ревизор, с 1718 переименованный в обер-секретаря. С 1722 года контроль над Сенатом осуществляют генерал-прокурор и обер-прокурор, которым подчинялись прокуроры всех других учреждений. Никакое решение Сената не имело силы без согласия и подписи генерал-прокурора. Генерал-прокурор и его заместитель обер-прокурор подчинялись напрямую государю.

Сенат как правительство мог принимать решения, но для их исполнения требовался административный аппарат. В 1717--1721 годах была проведена реформа исполнительных органов управления, в результате которой система приказов с их расплывчатыми функциями была заменена по шведскому образцу 12 коллегиями -- предшественниками будущих министерств. В отличие от приказов функции и сферы деятельности каждой коллегии были строго разграничены, а отношения в самой коллегии строились на принципе коллегиальности решений. Были введены:

Коллегия чужестранных (иностранных) дел.

Военная коллегия -- комплектование, вооружение, снаряжение и обучение сухопутной армии.

Адмиралтейств-коллегия -- военно-морские дела, флот.

Вотчинная коллегия -- заменила Поместный приказ.

Камер-коллегия -- сбор доходов государства.

Штатс-контор-коллегия -- ведала расходами государства,

Ревизион-коллегия -- контроль сбора и расходования казённых средств.

Коммерц-коллегия -- вопросы судоходства, таможни и внешней торговли.

Берг-коллегия -- горно-металлургическое дело.

Мануфактур-коллегия -- лёгкая промышленность.

Юстиц-коллегия -- ведала вопросами гражданского судопроизводства (при ней действовала Крепостная контора: регистрировала различные акты -- купчие, о продаже вотчин, духовные завещания, долговые обязательства).

Духовная коллегия -- управляла церковными делами (позже Святейший Правительствующий синод).

В 1721 году была образована Вотчинная коллегия -- ведала дворянским землевладением (рассматривались земельные тяжбы, сделки на куплю-продажу земли и крестьян, сыск беглых).

В 1720 годах на правах коллегии был образован Главный магистрат, управлявший городским населением.

В 1721 году учреждена Духовная коллегия или Синод -- рассматривались дела церкви.

С 28 февраля 1720 года Генеральный регламент ввёл единую для всей страны систему делопроизводства в государственном аппарате. Согласно регламенту коллегия состояла из президента, 4-5 советников и 4 асессоров.

Кроме того действовали Преображенский приказ (политический сыск), Соляная контора, Медный департамент, Межевая канцелярия.

«Первейшими» коллегиями называли Военную, Адмиралтейскую и Иностранных дел.

На правах коллегий находились два учреждения: Синод и Главный магистрат.

Коллегии подчинялись Сенату, а им -- губернская, провинциальная и уездная администрация.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: