double arrow

Уставные грамоты Русского государства


Жалованные грамоты Русского государства.


Исходили от великокняжеской власти и закрепляли права и привилегии частных лиц, прежде всего феодалов. Число жа­лованных грамот велико, и виды их разнообразны. Хранились в монастырских архивах, в особых копийных книгах. Существовали льготные жалованные грамоты, предоставлявшие грамотчикам податной освобождение от по­датей в государственную казну и судебный от княжеской юрисдикциииммунитет. Их называли ещё тарханами. Тарханы были уничтожены Иваном Грозным.


Появляются по мере вхождения в Московское го­сударство новых земель и утверждения на местах наместничьего правле­ния. ИзвестныДвинская (1397 г.) и Белозерская (1488 г.) уставные грамоты, определявшие порядок управления и судопроизводства в этих зем­лях. В них устанавливались размеры судебных пошлин и уголовные штрафы в пользу наместника, определялся состав лиц наместничьего правления и пр.

67. Дворцово-вотчинная система управления. Система кормления

Под дворцово-вотчинной системой управления понимается деление органов управления в зависимости от территории. При этой системе управления органы управления во дворце являлись одновременно органами управления в государстве.

Вся территория удельной Руси, а позднее и Московского государства (в XV–XVI вв.)делилась на следующие территории:

1. княжеского дворца;

2. боярской вотчины.

Такая система была удобна и сложилась в период феодальной раздробленности. Она пришла на смену десятичной системы управления, при которой выделялись тысяцкие, сотские, десятские.

Княжеский дворец являлся центром удельного управления, вотчиной князя. Эта территория управлялась единолично князем.

Вотчина бояр – это территория, на которой дворцовое (княжеское) управление и хозяйство поручалось отдельным боярам, вольным слугам или холопам.

Княжеские должностные лица: воевода, тиуны, огнищане, старосты, стольники и др.

Складывалась самостоятельная система административных ведомств в княжеских землях.

Центральное управление этой системой осуществляли бояре, важнейшие вопросы хозяйства княжеской вотчины поручались совету бояр.

Система дворцового управления:

1. дворец – управлялся дворецким (дворским);

2. ведомство дворцовых путей (преимуществ, доходов); пути: сокольничий, ловчий, конюший, стольничий, чашничий и др.




Пути – это административные и судебные органы власти, они возглавлялись «путными боярами».

Название управляющего тем или иным путем зависело от названия самого пути. Например, сокольничий заведовал сокольниками и другими служителями птичьей охоты, конюший – конюшнями Великого князя, стольничий – бортными леса и т. д.

Удел князя, ближайший к Москве, назывался «дворцом», туда посылался дворецкий (наместник Великого князя Московского), в то время как удельные князья отправлялись на службу в Москву.

Назначение наместником – «пожалование». Пожалование даровалось нередко бывшим князьям в их родном уделе на срок до 3-х лет.

В помощь наместнику формировался круг ближайших людей – изба. Изба ведала судом и финансами.

Система кормления в местном самоуправлении получила широкое распространение в период дворцово-вотчинной системы государственного управления (до середины XVI в.).

Кормление – это жалование Великого князя за службу, право пользоваться наместническими доходами в волости, по «наказному» или «доходному» списку.

Кормление получали наместники в городах или волостях.

Кормления даровались на основании грамот на кормление. Но они были ограничены таксой в этих грамотах. Такие ограничения устанавливались для каждого уезда дифференцированно.



Грамоты на кормление давали наместникам право управления, суда и корма. Корм состоял из:

1. «въезжего корма» (при въезде наместника на кормление);

2. периодического (на Рождество, Пасху, Петров день);

3. пошлин торговых (с иногородних купцов);

4. судебных брачных («выводной кузницы»).

За превышение таксы полагалось наказание.

В период образования единого государства власть кормленщиков на местах стала ослабевать. Появились уставные грамоты – Двинская 1397 г.и Белозерская 1488 г. – которые ограничили власть кормленщиков тяглым населением.

68. Боярская Дума: состав, функции, место в системе управления

Боярская дума являлась совещательным органом. В XV в. Дума окончательно оформила свой юридический статус. В её составе выделились служилые чины: боярин, окольничий, думный дьяк. Чис­ленность членов Думы была – до 20 человек. В течение XVI в. между Думой и князьями шла борьба за приоритет в управлении, после правления Ивана Грозного (связано с казнями бояр) Боярская дума брала с избираемых царей крестоцеловальные записи. При первых Романовых компромисс был достигнут. Боярская дума стала важной со­ставной частью сословно-представительной монархии как постоянно дей­ствующий высший государственный орган и как верхняя палата русского парламента – Земского собора. Членство в ней давалось за особые заслуги перед государством и являлось пожизненным. Получение думного чина зависело от воли государя. Права Боярской думы никаким законом не определялись, здесь дейст­вовало обычное право. Как орган верховной власти она обладала правом назначения центральных и местных начальников например воевод, судей и др. В Боярской думе сосредоточивались судебные дела по Докладу и по апелляции. Принадлежала ей и законодательная инициати­ва, как и право принимать и утверждать законы. Заседала Боярская дума в царском дворце.

Боярская дума — высший совет, состоявший из представителей феодальной аристократии[1]. Являлась продолжением княжеской думы в новых исторических условиях существования Русского государства в конце XIV века. Без думы не обходился ни один государь, не исключая и Ивана Грозного.

Самостоятельной роли боярская дума не играла, являясь эквивалентом не собрания аристократии, а государственного совета, она всегда действовала вместе с царём, составляя совместно с государем единую верховную власть. Это единство особенно ярко проявлялось в делах законодательства и в международных отношениях. По всем делам выносилось решение в следующей форме: «Государь указал и бояре приговорили» или «По государеву указу бояре приговорили».

Боярская дума просуществовала до конца XVII века и позднее была преобразована в сенат.

Состав:

Боярская дума была политическим учреждением, которое создавало московский государственный и общественный порядок и им руководило. Это было аристократическое учреждение. Такой его характер обнаруживался в том, что большинство его членов почти до конца XVII в. выходило из известного круга знатных фамилий и назначалось в думу государем по известной очереди местнического старшинства. Единственной постоянной опорой устройства и значения боярской думы был обычай, в силу которого государь призывал в управление людей боярского класса в известном иерархическом порядке. Крепость этого обычая создана была историей самого Московского государства.

В состав думы Московского государства входили только бояре в древнем значении этого слова, то есть свободные землевладельцы. Затем с превращением их в служилых людей возникло разделение на бояр вообще и бояр служилых в точном смысле. Высший класс служилых именуется «боярами введенными», то есть введенными во дворец для постоянной помощи великому князю в делах управления. Другой низший разряд таких же дворовых слуг именуется путными боярами, или путниками, получившими «путь» — доход в заведование. Советниками князя, членами боярской думы могли быть только первые, то есть бояре введенные, именуемые иногда «бóльшими». Это и было переходом к образованию из боярства чина (дававшего потом право на заседание в думе).

Второй элемент, вошедший в состав боярской думы по мере уничтожения уделов, это — князья, делавшиеся советниками великого князя по своему званию князей, не нуждаясь вначале в особом назначении в чин боярина, так как считали свое звание выше боярского. Этот элемент преобладал в думе до конца XVI в., а с этого времени уже далеко не всякий князь попадал в думу; многочисленность служилых князей принудила сделать между ними выбор и проводить в думу лишь некоторых чрез чин боярина. Кроме этих двух элементов в состав думы входили и некоторые должностные лица; так, присутствовать в думе мог окольничий, звание, которое затем было обращено в чин. При Иоанне III право суда и управления принадлежало боярам и окольничим («Судити суд боярам и окольничим», Суд. 1497 г., ст. I).

В начале XVI в. великий князь начал вводить в думу людей худородных, простых дворян, которые и получили титул думных дворян, что опять превратилось в чин. Этот элемент особенно усилился во время борьбы Грозного с родовитым боярством. К этому же времени относится появление в думе и думных дьяков. При усилении письменного делопроизводства явилась и канцелярия при думе. Те дела, которые дума в полном объеме не могла вести, поручались думным дьякам, а именно: посольские, разрядные, наместные и быв. Казанского царства. Эти отрасли вверены дьякам, но как делегатам думы. Поэтому думных дьяков в XVI в. было обыкновенно четыре. Такое положение выводило их из разряда секретарей; они становились министрами и, каждый по своему ведомству, имели право голоса в заседаниях думы, хотя членами думы не считались. При Алексее Михайловиче число думных дьяков увеличилось, при Феодоре Алексеевиче их было 14. Такой исторически сложившийся состав думы оставался неизмененным и в XVII в.

Число членов думы только с XVI в. становится определеннее; со времен вел. кн. Василия Иоанновича ведутся уже списки членов думы; от Иоанна III к сыну его перешло д3 (Так в издании 1891 г. — Ред.) бояр, 6 окольничих, 1 дворецкий и 1 казначей. При Грозном число бояр понизилось вдвое, зато увеличилась неродовитая часть в составе думы: он оставил 10 бояр, 1 окольничьих, 1 крайчего, 1 казначея и 8 думных бояр. После Феодора Иоанновича число думных людей возрастает с каждым царствованием (за исключением Мих. Феодоровича). Так, при Борисе Годунове их было 30, в смутное время 47; при Мих. Феодор. — 19, при Алек. Мих. — 59, при Фед. Алек. — 167. Не всегда все члены думы собирались в заседания. Возможно полные заседания думы происходили в особо важных случаях, в частности при созыве земских соборов (которых непременную часть составляла дума). Заседания думы происходили в царском дворце — «На Верху» и в Золотой Палате. По свидетельству Маржерета время заседаний думы было от 1 часа до 6 часов дня (4-9 ч. утра). Бояре делили с царем все обыденные акты жизни: ходили в церковь, обедали и проч. По свидетельству Флетчера, собственно для обсуждения дел назначены были понедельник, среда и пятница, но в случае надобности бояре заседали и в другие дни.

Председательство в думе принадлежало царю, но он не всегда присутствовал; бояре решали дела и без него, окончательно или же их решения утверждались государем. Члены распределялись в думе по порядку чинов, а каждый чин — по местнической лестнице породы. Соборное уложение предписывает думе «всякие дела делати вместе». Этим косвенно утверждается начало единогласия при решениях. В конце XVII в. возникает особое отделение думы для судных дел: «расправная палата», состоявшая из делегатов думы (по несколько членов от каждого чина — см. Дворц. разр.). Во время выезда бояр с царем из Москвы в поход, на месте оставляется несколько членов ее «для ведания Москвы». В эту комиссию думы шли все доклады из приказов, но окончательно решались ею только дела меньшей важности; прочие отсылались к царю и находившимся при нем боярам.

Полномочия:

Права думы не были определяемы законом, а держались, как факт бытовой, на обычном праве. Боярская дума была учреждением, которое не отделялось от царской власти. В областизаконодательной значение думы было указано в царском судебнике: «А которые будут дела новые, а в сем судебнике не написаны, и как те дела с государева докладу и со всех бояр приговору вершатся, — и те дела в сем судебнике приписывати» (ст. 98 Соборного уложения). Законодательными источниками были признаны государевы указы и боярские приговоры. Общая законодательная формула была такова: «Государь указал, и бояре приговорили». Это понятие о законе, как результате нераздельной деятельности царя и думы, доказывается всею историею законодательства в Московском государстве. Но из этого общего правила были и исключения. Так, упоминаются в качестве законов царские указы без боярских приговоров; с другой стороны, есть ряд законов, данных в форме боярского приговора без царского указа: «Все бояре на Верху приговорили». Царские указы без боярских приговоров объясняются или случайностью борьбы с боярством (при Грозном), или незначительностью разрешаемых вопросов, не требовавших коллегиального решения, или поспешностью дела. Боярские же приговоры без царских указов объясняются или полномочием, данным на этот случай боярам, или отсутствием царя и междуцарствием. Таким образом, из этих случаев отнюдь нельзя заключать о раздельности законодательных прав царя и думы.

По вопросам внешней политики замечается такая же совместная деятельность царя и думы с конца XVI в., которая дополнялась еще участием земских соборов. Участие думы в делах внешней политики выражалось в постоянном учреждении т. н. «ответной палаты» при думе; дельцы посольского приказа не могли сами вести переговоры с иностранными послами; с послом «в ответех (говорит Котошихин) бывают бояре» — два, окольничий один или два, да думный посольский дьяк; в 1586 г. война со шведами решена царем «со всеми бояры». Только во времена междуцарствия и при самом начале правления Мих. Федоровича дума сносится с иностранными государствами от своего имени. Относительно суда и администрации дума является не одною из инстанций, а органом верховной власти, указывающей закон подчиненным органам. Судебные дела восходили в думу по докладу и по апелляции (ук. 1694 во II Собр. Законов, № 1491). Дума являлась собственно судебным органом только тогда, когда судила в качестве первой инстанции, а именно — своих собственных членов по действиям их, как судей и правителей в приказах, и по местническим счетам. В сфере администрации думе (вместе с царем) принадлежало право назначения центральных и местных правителей. Ведение текущих дел управления военного и поместного находилось под постоянным контролем думы, так же как и самые приказы.

69-70. тетр.

Земские соборы: периодизация истории существования, порядок формирования.
Созыв Земского собора объявлялся царской грамотой. Туда входили представители различных сословий, их численный состав были неопределенными. Дворяне составляли обычно большую часть собора. Особые преимущества на выборах имело столичное дворянство, посылавшее обычно по 2 человека от всех чинов и рангов, тогда как дворяне других городов посылали столько же от города в целом. Из 192 выборных членов Земского собора 1642 г. 44 человека были делегированы московскими дворянами. Большее представительство имели и высшие торгово-ремесленные круга Москвы. Общее число депутатов-горожан иногда достигало 20%.члены. Первый Земский собор состоялся в 1549, при царе Иване IV.

Земский собор 1584 утвердил на царском престоле последнего царя из династии Рюриковичей, Федора Иоанновича. Земский собор 1598 избрал на русский царский престол Бориса Годунова. Земский собор 1613 избрал на царский престол первого царя из династии Романовых, Михаила Федоровича. Алексей Михайлович при своем восшествии на царский престол в 1645 также был утвержден решением Земского собора. В 1613-1615 Земские соборы занимались обобщением донесений воевод и рассылкой им предписаний, ведением переговоров с Польшей, борьбой с разбоями, руководством военными силами государства, введением новых налогов.

Соборы 1616-1642 устанавливали новые налоги, организовывали оборону от польской, турецкой и крымской агрессий. Земский собор 1648-1649 разработал и утвердил Соборное Уложение 1649, Земский собор 1653 принял решение о присоединении Украины к России. Это был последний настоящий Земский собор.

В 60-80-х гг. XVIIв. Земский собор в полном составе не созывался, собирались лишь комиссии по сословиям (преимущественно, боярские), которые, по поручению царя, рассматривали самые разнообразные вопросы и предлагали монарху свои варианты разрешения насущных проблем.
Земские соборы: функции, порядок работы, место в системе органов управления.
Земские соборы собирались не систематически, но в первой половине XVII в. довольно часто. Созыв объявлялся специальной царской грамотой, которая в какой-то мере определяла и порядок проведения выборов. Вопросы, подлежавшие обсуждению на Земском соборе, подготавливались царем и Боярской думой. Они относились, как правило, к таким важным сторонам государственной жизни, как внешняя политика, финансы, законодательство.

Каждая сословная часть Земского собора обсуждала поставленные вопросы отдельно и выносила свое суждение. Решения же должны были приниматься всем составом Собора. Продолжительность работы Земских соборов была различна: от нескольких часов, дней до нескольких месяцев и даже лет. Решения Земского собора оформлялись принятием специального соборного документа, как правило, "приговора". Ни созыв, ни решения Земских соборов формально не были обязательны для царя. Но реально он не мог не считаться с мнением дворянских

и богатых посадских кругов, ибо успешность его политики зависела от их поддержки. Фактически Земские соборы в какой-то мере ограничивали власть царя, но в то же время они ее всемерно укрепляли.

71-72.тет

Приказы Московского государства: структура, состав.
Постепенно административный аппарат, руководимый боярами, разросся, были созданы специальные центральные органы управления – приказы т.е. великий князь "приказывал" определенному боярину (приказному боярину) заниматься определенной сферой государственного управления. Это были постоянно действовавшие учреждения. Их деятельность распространялась на всю территорию государства. Приказы имели определенные платы, специальные помещения, делопроизводство, архивы. Для дьяков и других приказных деятелей служба в приказах была основным занятием, за которое они получали жалованье из казны. Это ставило их в тесную связь и зависимость от великокняжеской власти, делало их ее верной опорой. Приказы постоянно реорганизовывались, расформировывались и формировались вновь. Помимо руководителя - думского боярина, в приказе работали дьяки и подьячие. Приказы делились на столы (во главе с дьяками), а столы.
Приказы Московского государства: виды, функции, место в системе управления.
Продолжали действовать Посольский, Разрядный, Ямский приказы. Большое значение имел Поместный приказ, решавший вопросы, связанные с вотчинным и поместным землевладением, ведавший учетом поместного земельного фонда, раздачей земель дворянам, регистрацией вотчин и т.д. Поместный приказ рассматривал и судебные споры по земельным делам.

В связи с созданием стрелецкого войска был образован Стрелецкий приказ. С проявлением специализированных постоянных военных частей возникли Пушкарский, Рейтарский приказы. Полицейские функции и суд по "разбойным и татебным" делам, как и раньше, осуществлял Разбойный приказ. Московская полицейская служба и суд по важнейшим уголовным делам находились в руках Земского приказа. Он выполнял и другие функции - ведал переписями дворов, собирал подати с посадского населения Москвы.

Ряду приказов было поручено управление отдельными местностями Российского государства (Нижегородский, Владимирский, Галицкий, Казанский, Сибирский и другие приказы). Они занимались также сбором налогов и судом.

Важную роль играли финансовые приказы. Приказ большого прихода ведал таможенными пошлинами, откупами, торговыми сборами. Прямые налоги с городского населения, занятого торговлей и ремеслом, собирал Приказ большой казны. Приказ с названием "Новая четверть" ведал питейными доходами. Имелись приказы с довольно узкой специальной компетенцией - Приказ книгопечатного дела, Аптекарский приказ, Печатный (удостоверяющий правительственные акты с приложением к ним печати) и др.

Продолжала существовать значительная группа дворцовых приказов, в организации и компетенции которых имелись существенные пережитки дворцово-вотчинной системы управления. Так, например, казенный приказ занимался личной казной царя и хранением царских драгоценностей. Характерной особенностью почти каждого приказа было сосредоточение в его ведении не только управления, но и судебных функций.

73.Великокняжеская (царская) власть.
Во главе Русского государства стоял великий князь, именовавшийся начиная с конца XV в. «государем всея Руси». Удельные князья и бояре постепенно превращались в подданных великого князя, полностью отменившего их иммунитет. С конца XV в. власть главы государства, распространяется на на всю территорию сложившейся единой Руси. Великий князь не мог управлять государством без – Боярской думы.Великий князь должен был считаться с системой местничества, предоставлять места в зависимости от знатности происхождения. Боярская дума была постоянно действовавшим органом, заседавшим регулярно и решавшим вместе с князем все основные вопросы управления, законодательства, внешней политики и суда.

Начиная с 1547 г. Во главе государства стоял царь. Изменение титула было важной политической реформой, имевшей целью укрепление власти монарха. Царский престол обычно передавался по наследству. В конце XVI в. сложился порядок избрания царя на Земском соборе, что должно было способствовать упрочению авторитета монаршей власти. Царь - обладал большими правами в области законодательства, управления, суда. Но правил он не единолично, а вместе с Боярской думой и Земскими соборами.

74. тет.

Система местного управления 15-16 вв.
Местное управление до конца XV в. составляла та же система кормления, которая существовала в период Древнерусского (Киевского) государства. На местах в уезды, волости, губы посылались наместники и волостели великого князя. Власть их существенно ограничивалась иммунитетными правами крупной феодальной знати (светской и духовной). Компетенция наместников и волостелей четко не определялась. Они ведали административными, финансовыми, полицейскими и судебными делами, за что получали "корм" с населения. Кормленщики назначались на короткий срок (от года до трех лет).

С централизацией Русского государства положение кормленщикам стало подсудно все население (включая людей бояр, княжат, монастырей) за наиболее тяжкие преступления (душегубство, разбой, татьба), они собирали подати в пользу великокняжеской (государственной) казны с податного населения. За кормленщиками устанавливается контроль, вводятся специальные должностные лица например, для сбора таможенных и иных пошлин. В конце XV в. власть кормленщиков была ограничена выборной администрацией. В начале XVI в. стали появляться выборные дворянские и земские органы - губные и земские избы. Им поручались полицейско-судебные функции и финансовая служба, которая возлагалась главным образом на земские избы. Контроль за губными избами осуществлял Разбойный приказ, созданный на основе выделившейся из Боярской думы специальной комиссии, которой "разбойные дела приказаны". Города были изъяты из ведения удельных князей и перешли под власть великого князя. Великокняжеская власть назначала в города городовых приказчиков (из дворян, мелких феодалов), поручая им сбор податей, полицейские функции, укрепление городов. Они являлись как бы и военными комендантами, возглавляли вооруженные силы города. Городовые приказчики подчинялись непосредственно центральному управлению (Разрядному и Казенному приказам прежде всего).

75.
Судебник 1497 года — свод законов Русского государства; нормативный правовой акт, созданный в целях систематизации существующихнорм права.

Памятник русского феодального права XV века, созданный в эпоху правления Ивана III. Составление Судебника длительное время приписывалось дьяку Владимиру Гусеву, однако, по мнению Л. В. Черепнина, поддержанному и другими историками, в оригинальном документе имелась описка и речь шла о казни упомянутого Гусева[1]. По мнению того же Черепнина, наиболее вероятными составителями Судебника были князь И. Ю. Патрикеев, а также дьяки: Василий Долматов, Василий Жук, Фёдор Курицын[2].

Причины принятия Судебника:

Эпоха Ивана III была ознаменована преодолением феодальной раздробленности и созданием московского централизованного государства.

Усиление власти великого князя, возрастание влияния боярства, появление аппарата управления централизованным государством вызвали необходимость принятия нового нормативно-правового акта, отвечающего вышеуказанным реалиям.

Источники Судебника:

Судебник 1497 года основывался на предшествующем законодательстве. Источниками этого нормативного правового акта явились:

1. Русская правда, включая её позднейшие редакции;

2. Уставные грамоты — нормативные документы, издаваемые верховной властью по вопросам местного управления;

3. Судные грамоты — постановления о судоустройстве, даруемые отдельным местностям и содержащие, кроме того, некоторые нормы гражданского и уголовного права (Псковская судная грамота, Новгородская судная грамота);

4. Судебные решения по отдельным вопросам.

Особенности Судебника:

В Судебнике 1497 года, как и в любом феодальном своде законов, нормы права излагались без чёткой системы, казуально (то есть на каждый случай, вдаваясь в частности), открыто определяли привилегии господствующего слоя населения.

Однако уже наметилась определённая систематизация материала, чего не знали предшествующие законы.

Норм процессуального права (ведение розыскного и судебного процесса) в Судебнике значительно больше, чем норм материального права (гражданского, уголовного).

Ст. 67 Судебника устанавливала порядок объявления княжеских указов.

Юридическая техника, то есть совокупная связь приемов, применяемых при разработке содержания и структуры правовых предписаний государства, слабая.

Содержание Судебника :

Содержание Судебника распадается на четыре части:

1. Деятельность центрального суда и нормы уголовного права (ст.1-36).

2. Организация и деятельность местных судов (ст. 37-45).

3. Гражданское право и гражданский процесс (ст. 46-66) (наследование, договоры личного найма, купли-продажи, переход крестьян от одного хозяина к другому, о холопстве).

4. Дополнительные статьи по судебному процессу (ст.67-68)

Судебный процесс по Судебнику 1497 года:

Процессуальных норм в Судебнике было большинство. Законодатель небезосновательно полагал, что имущественные, обязательственные и семейные отношения уже урегулированы силой обычая и традиции, поэтому не стоит включать в Судебник «общеизвестные истины». Таким образом, Судебник стал, прежде всего, инструкцией для проведения судебных заседаний.

Процесс в целом носил состязательный характер, то есть строился на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. При этом обвинитель нёс «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступал как арбитр между сторонами.

Однако уже наметились черты розыскного или инквизиционного процесса. Для последнего характерно отсутствие прав у обвиняемого и возможности состязания с обвинителем, тем более, что для этого процесса характерно слияние в одном лице функции судьи, обвинителя и защитника. Судебник 1497 узаконивал пытку в качестве средства достижения истины.

Процесс включал в себя три стадии:

1. Установление сторон (истца и ответчика).

2. Судоговорение.

3. Вынесение судебного решения и выдача «правой грамоты» с записью решения.

Предусматривалось письменное ведение протокола.

В состав суда, помимо великокняжеского наместника, входили «лучшие люди» — представители местной аристократии.

Уголовное право:

Под преступлением понималась не «обида», как в Русской Правде, а «лихое дело». Если «обидой» называли ущерб лицу или группе лиц, то «лихое дело» было деянием, направленным против существующего строя, против правопорядка. Иначе говоря, «лихое дело» — есть ни что иное, как нарушение воли государя. А доведуть на кого татбу, или разбой, или душегубство, или ябедничество, или иное какое лихое дело… (ст. 8)

· Составы преступлений.

1. Против государства — корамола (то есть заговор, мятеж или иные действия, направленные против существующего режима). К ним же примыкают преступления против порядка управления. К примеру, отказ от правосудия: А каков жалобник к боярину приидет, и ему жалобников от себе не отсылати. Статья о «неправом суде» защищала подданных от произвола чиновников. Существовал и такой состав, как «ябедничество», то есть заведомо ложный донос.

2. Против личности — убийство, «головная татьба» (похищение человека), оскорбление делом или словом.

3. Имущественные преступления — татьба (кража), разбой, грабёж, поджог, конокрадство.

4. Против суда

· Наказание и его цель.

Система наказаний:

1. Смертная казнь (за государственную измену; конокрадство или «коневая татьба» приравнивалась к измене и в старину каралась смертной казнью).

2. Телесные наказания: «торговая казнь» — битье кнутом на торговой площади; членовредительные наказания (урезание языка, ушей, клеймение) ещё только начали вводиться и широкого распространения не получили.

3. Денежные взыскания (штрафы): в случаях оскорбления и «бесчестья». (Этот вид наказаний не был прописан в Судебнике 1497 года, однако на практике часто применялся).

Основная цель — устрашение

Гражданское право:

Судебник не содержит подробной регламентации права собственности. Утверждается принцип частной собственности. Однако упоминается земля и другое продаваемое имущество без специально оговорённых юридических последствий. В Судебнике 1497 года впервые был использован термин «поместье» для обозначения особого вида условного землевладения, выдаваемого за выполнение государственной службы.

Судебник 1497 года был первым законом, регламентирующим начавшееся закрепощение крестьян. Отныне крестьянин мог уйти от своего хозяина только в строго определённый срок.Юрьев день (26 ноября) — дата, с которой на Руси связывалось осуществление права перехода крестьян от феодала к феодалу, так как к этому времени завершался годовой цикл сельскохозяйственных работ и происходил расчет по денежным и натуральным обязанностям крестьян в пользу их владельцев.

В общегосударственном масштабе крестьянский выход был ограничен в Судебнике 1497 г. двухнедельным периодом — по неделе до и после Юрьева дня. Судебник 1550 годаподтвердил это положение. Право перехода крестьян было временно отменено с введением «заповедных лет», а затем и вовсе запрещено законодательством 1590-х годов. Соборное уложение 1649 года подтвердило этот запрет.

Судебник ограничивал холопство в городе. Таким образом, увеличивалось количество «тяглецов» (налогоплательщиков) среди городского населения.

Судебник регулировал следующие виды договоров: найма, займа, кабала, обмен, а также правила наследования.

Значение Судебника является укрепления политического единства, усиления «центральной» власти.

76. Судебник Ива́на IV, Судебник 1550 года — сборник законов периода сословной монархии в России, памятник русского права XVI века, первый в русской истории нормативно-правовой акт, провозглашенный единственным источником права. Принят на первом на Руси Земском Соборе 1549 года при участии Боярской думы. В 1551 году Судебник был утвержден Стоглавым собором, созванным по инициативе царя Ивана IV Грозного. Содержит сто статей.

Судебник Ивана IV имеет общую прогосударственную направленность, ликвидирует судебные привилегии удельных князей и усиливает роль центральных государственных судебных органов. Этим Судебник 1550 года развивает заложенные в Судебнике 1497 года тенденции государственного управления и судопроизводства.

Ограничение власти на местах

Ограничивалась власть наместников и волостелей: дела «о ведомых разбойниках» были переданы под юрисдикцию губных старост. Тем самым расширялись рамки проведения губной реформы, охватывавшей ранее лишь северные уезды, а она сама получала юридическое обоснование. Наместники, волостели и все другие правители, назначаемые государем в города и волости, не могли судить без участия выборных от населения: дворского, старосты и лучших людей местной крестьянской общины. «А боярам и детем боярским, за которыми кормление с судом боярским, и им судити, а на суде у них быти дворскому и старосте и лучшим людем». Каждая община должна была иметь не только своих выборных людей и старост на суде, но и своего земского дьяка, который вел бы на суде дела волостных людей. Судебник требует, чтобы для присутствия на суде общины выбирали несколько «лучших людей» и приводили их к присяге. «А в которых волостях наперед сего старост и целовальников не было; и ныне в тех во всех волостях быти старостам и целовальникам.»

Социальные изменения

В целях укрепления социальной базы центральной власти расширялись права служилого сословия. В частности, запрещался переход служилых людей в кабальное холопство, более детально регламентировались взаимоотношения между феодалами и зависимыми крестьянами, законодательно установлен Юрьев день (ст. 88).

В определенной степени правительство пыталось расширить права крестьянства и его участие в общественных делах. Выборные представители крестьянских общин должны были участвовать в следствии и судопроизводстве. Наместники ни по суду, ни до суда не могли взять под стражу крестьянина без согласия общинных выборных начальников, старост ицеловальников.

Закон предоставлял крестьянским общинам право самоуправления, раскладки податей и надзора за порядком.

Также Судебником подтверждалось право свободного перехода крестьян. В статье о крестьянском переходе прямо определяется, что, кроме платежа за «пожилое» и за «повоз», других пошлин нет. То есть для свободного перехода крестьянина не требуется никаких расчетов с господином, кроме двух пошлин; господин не имеет никакого права удерживать крестьянина, заплатившего эти две пошлины. «А дворы пожилые платят в полех за двор рубль два алтына, а в лесах, где десять верст до хоромного (строевого) леса, за двор полтина да два алтына. А пожилое имати с ворот, а за повоз имати с двора по два алтына; а опричь того на нем пошлин нет».

Судебник препятствовал насильственному обращению крестьян в холопы и разрешал крестьянский переход, если даже господин оплатил долги крестьянина.

Стратификационная система штрафов

Судебник защищал честь любого члена общества, однако штрафы за бесчестье различались. За бесчестье боярина обидчик платил штраф 600 рублей, за дьяка - 200 рублей, за первостепенного купца - 50 рублей, за посадского человека — 5 рублей, крестьянина — 1 рубль. Женщине платилось "бесчестие" вдвое против мужчин ее звания. "Русская история" Н.И. Костомаров.

Судопроизводство и доказательства

До принятия Судебника запутанные дела, решение которых заходило в тупик, могли решаться посредством поединка спорящих сторон — «поля». Победитель в бою считался выигравшим дело. Судебник ограничивал проведение подобных ордалий. «Поле» нельзя было проводить «бойцу с небойцом» (например, если это больной, старый или совсем юный человек), за исключением случаев, когда этого желает сам «небоец». Или же вместо себя можно было выставить «наймита». Судебник разрешал «поле» не только для определения победителя в деле, но и для выяснения надёжности показаний свидетелей (послухов).

Новый Судебник – «царский судебник» – принят в годы правления Ивана IV Грозного(в 1550 г.) и издан с участием его братьев и бояр. Он получил юридическую силу только в 1551 г. после утверждения на Стоглавом соборе.

Предпосылки появления Судебника:

1. реформы Ивана IV Грозного;

2. неактульность Судебника 1497 г., потребность в его конкретизации.

Источники Судебника 1550 г.:

1. Судебник 1497 г. с дополнениями;

2. иные ранние законодательные акты Руси;

3. обычаи, судебная практика;

4. грамоты;

5. утраченный Судебник князя Василия III Ивановича, отца Ивана IV Грозного.

Структура Судебника 1550 г.:

1. статьи (они уже более систематизированы, нормы одного права располагаются в одном отделе);

2. главы (около 100).

В Судебнике 1550 г. нет заголовков. В нем содержатся нормы, регламентирующие внесение дополнений в Судебник.

Нововведения Судебника 1550 г. (в сравнении с Судебником 1497 г.):

1. запрещалась выдача тарханных (освобождающих от уплаты налогов) грамот;

2. появляется принцип «закон не имеет обратной силы»;

3. установлен порядок внесения дополнений в Судебник;

4. устанавливались строгие уголовные наказания для судей за злоупотребление властью, несправедливые приговоры и за отказ в правосудии;

5. четко регламентировалась деятельность выборных старост и целовальников в суде наместников, «судных мужей» в судопроизводстве;

6. усиливаются черты розыскного процесса;

7. появляется сословный принцип наказаний;

8. в круг субъектов преступления включаются холопы;

9. более четко определены формы вины.

Виды наказаний по Судебнику 1550 г.:

1. прежние по Судебнику 1497 г.: смертная казнь, торговая казнь (битье палками на торговой площади), все еще применяется штраф;

2. тюремное заключение (новое).

Составы преступлений по Судебнику 1550 г. Новые:

1. подлог судебных актов;

2. мошенничество и др.

Аналогичные Судебнику 1497 г.:

1. крамола (государственное преступление);

2. подым (антиправительственная агитация);

3. поджог с целью причинения большого ущерба (террористический акт);

4. головная татьба (кража холопов, кража людей вообще или кража, приведшая к убийству).

Гражданско-правовые институты по Судебнику 1550 г.:

1. право выкупа вотчины;

2. новый порядок обращения в холопство;

3. право собственности;

4. договорное право;

5. обязательственное право и т. д.

Процесс по Судебнику 1550 г. во многом совпадает с судопроизводством по Судебнику 1497 г.

Процесс по-прежнему является состязательным. Однако на данном этапе все более проявлялись элементы инквизиционного процесса (пытки и т. п.).

Судопроизводство стало полностью формализованным: составляется протокол судебного заседания, дела возбуждаются на основании искового заявления истца или заявления о совершении преступления, процессуальные действия совершаются за счет истца, он вносит денежные средства в суд.

Все более распространяется суд «лучших людей».

Появилась вышестоящая (вторая) судебная инстанция – Боярская думаи Великий князь(царь). Они были вправе пересмотреть решение нижестоящих судов, за исключением (это точно неизвестно) церковного суда.

Судебник 1550 г. стал базой для последующего развития законодательства, его кодификации.

77.

Статья 1. Дополняется состав судей казначеем, дворецким и дьяком.
Статья 2. В ней делается оговорка на слу­чай, когда неверное решение вынесено судьями безхитростно.
Статья 7. Устанавливает ответственность за не соблюдение жалобником указаний суда . Одновременно с этим статья вводит наказания для жалобника, который приносит жалобу на судей.
Статья 10. Вводит установление ответ­ственности должностных лиц за превышение установленных пошлин.
Статья 11. Перераспределяет виды и суммы пошлин за органи­зацию поединка. Вводилось также до­полнительное вознаграждение окольничему за до­спехи побежденного.
Статья 12. Вводит положение, предусматривающее для побежденного необходимость найти поручителей, при их отсутствии он подлежал тюремному заключению.
Статья 13. Подчеркивает обязанности окольничих и дьяков обеспечивает равенство сторон в поединке. В этих целях устанавливаются репрессивные меры в отношении опричных, посторонних людей, отказ которых покинуть поле влечет для них тюремное заключение.
Статья 15. Дополняет, если в случаи расхождения в показаниях свидетелей они сами могут просить поле. Если послух не желает поддерживать истца, участво­вать в поединке, то это расценивалось как выступление против истца. В статье предусматрива­ются также разногласия, которые могут возникнуть между свидете­лями, подписавшимися на заемном обязательстве, и дьяком, его скреплявшим.
Статья 16. Дополняет указание на обязанность уплатить судные и полевые пошлины при судебном поединке между послухом и противной стороной.
Статья 17. При определенных условиях разрешает выставлять для участия в судебном поединке в место сторон и послухов наемного бойца. Однако замена послуха най­митом допускалась лишь в том случае, когда послух будет уве­чен безхитростно.
Статья 24. Устанавливает от­ветственность наместников за разного рода насилия или несправедливости по отношению к иногородцам.
Статья 27. Дополнением является указание на порядок разрешения споров между иноземцами и русскими. Основываясь на международных соглашениях русских княжеств с другими государствами, исключающих применение поля, статья предоставила обеим сторонам право присяги.
Статья 31. Предусма­тривает случай примирения сторон на той стадии, когда до пристава они еще не дошли, но жалобы судье уже поданы.
Статья 32. Вводится санкция за вымогательство взятки недельщиком. Даже в том случае, если недельщик брал взятку не себе, а для судей.
Статья 33. Дополняет указание на ответствен­ность за лихоимство, а также устанавливает штраф за лишек и наложение обвинений на должностных лиц в превышении взимаемых пошлин.
Статья 34. Дополняет указание на ответствен­ность за лихоимство, а также устанавливает штраф за лишек и наложение обвинений на должностных лиц в превышении взимаемых пошлин.
Статья 37. Дополняет ука­зание на взимание пошлины в пользу тех, «кому государь укажет».
Статья 44. Продолжает развитие о запрещении нарушать порядок получения и выдачи приставных грамот без подписи недельщика, если иск меньше, или в одной приставной оказывалось больше двадцати дел.
Статья 45. Конкретизирует то, что недельщики посылались не только из Москвы, но и из других городов.
Статья 46. Дополняет указание на то, что недельщиков, посылаемых из других городов, производится по тому же расчету.
Статья 47. Запрещает допуск выполне­ние должностных функций недельщика с помощью членов его семьи и холопов, и регла­ментирует состав, функции и компетенцию аппарата недельщика. Так же статья устанавливает ответственность недельщи­ков за неправомерные действия ездоков.
Статья 48. Дополняется санкцией недельщику или ездоку за вызов в Москву лиц, подсудных суду наместника или воло­стеля, в обход этих кормленщиков.
Статья 55. Вводит меры, направленные на предупреждение новых преступлений и первоочередное обеспечение интересов государства перед интересами потерпевшего. Также формулируется положение о необходимости поручите­лей в качестве обязательного условия для оставления такого лица на свободе.
Статья 56. Устанавливает новый порядок расследования повторных краж.
Статья 57. Указывает на не­обходимость производства обыска, применения в случае облихавания пытки и получения собственного признания как безусловного вида доказательств.
Статья 58. Уточняет состав добрых людей и усиливается ответ­ственность оговоренного. Увеличивается количе­ство добрых людей, привлекаемых к облихованию. Кроме того, проводится резкая дифференциация между показаниями детей боярских и черных людей. Впервые появляется термин мошенничество, который трактуется как карманная кража, так же в статье упоминает­ся оманщик - обманщик, который при доказательстве его ви­ны подлежит торговой казни.
Статья 60. Вводится новый порядок рассмотрения дел. Из компетенции наместников изымаются и передаются в ведение губных старост дела о разбое. Татебные дела рассматрива­ются уже не судом наместников, а по царевым великого князя губным грамотам, как в них написано. Участие наместников в суде над татями ограничивается лишь получением с татей про­дажи, прибытка. Мера наказания определяется губными старостами.
Статья 62. Уточняет степень участия в процессе судных людей и его порядок. Со стороны наместников и их людей, вводится обязательное протоколирование. Определяется категория судных мужей, вво­дится единый в общегосударственном масштабе размер наместничьих судебных пошлин.
Статья 63. Изменяет в сторону уменьшения количества дел, подсудных боярскому су­ду. За наместниками с боярским судом сохраняется лишь пра­во выдачи полных и докладных грамот.
Статья 65. рассматривает случай - оформ­ление похолопления.
Статья 66. Вводит санкцию за нарушение установленного порядка. Помимо того что решение, вынесенное некомпетентным судьей, не имеет юридической силы, судья возмещает понесенные господином холопа или рабы убытки в двойном размере, а дело передается на новое рассмотрение другого, вероятно, центрального суда.
Статья 67. Дополняет санкцией за выдачу тиуном правых грамот без доклада наместнику.
Статья 74. Устанавливается ответственность наместников за непра­вильное взимание пошлин. Обязанность брать пошлину в оди­нарном размере двумя наместниками или двумя волостелями предусматривается не только в случае, если суд у них не в раз­деле, но и когда суд вопчей, или вернее, сместной.
Статья 75. Продолжает определять общий порядок исчисления срока явки наместника в суд и вводится санкция за неявку. Устанавливается вызов кормленщиков на суд по приставным с записью, т. е. с приводом или отдачей на пору­ки.
Статья 76. Развивает источники холопства, оговаривает особый порядок похолопления лиц, занимавших должность тиуна, т. е. регламентирует порядок оформления нового вида должностного холопства. Статья закрепляет положение холопам – родителям холопить своих детей, рожденных на свободе, так же как запрещение чернецам и черницам холопить детей, рожденных до пострижения.
Статья 77. Ограничивает выдачу отпускных грамот.
Статья 83. Дополняет указание на ответственность хозяина, не желающего выплатить наймиту при­читающееся по договору личного найма вознаграждение.
Статья 84. Изменяет порядок судопроизводства по земельным искам. Предлагается всем центральным судебным органам, посы­лать не двух, а лишь одного судью и не по желанию сторон, а по выбору судебных органов.
Статья 86. Дополняется санкцией за потраву скота посевом.
Статья 88. Увеличивает на два алтына сумму пожилого и уточняет порядок его исчисления. Вводится ряд дополнительных обязанностей крестьяни­на, связанных с его переходом. Вместе с тем предусматривается свободный выход без ограничения сроком и выплаты пожилого попа и крестьянина, продававшегося кому-либо в холопи в полную.
Статья 90. Дополняет указание на выдачу полетной грамоты в зависимости от достатка купца.
Статья 91. Вводится новое ограничение судебной юрисдикции церкви. В статье запрещается торговым людям жить в монастырях, и устанавливается подсудность торговых людей наместничьему управлению.
Статья 93. Предусматривается покупка на торгу старых вещей. Учи­тывая возможность продажи краденого, закон требует нали­чия поручительства за продавца.
Статья 99. Дополняет санкцию в отношении послуха, давшего ложные показания. Помимо возмещения потерпевшему причи­ненного ущерба, лжесвидетель подвергался торговой казни.

78.79.выше

Под преступлением понималось "лихое дело", причинявшее ущерб и государству, и интересам господствующего класса.

^ Виды преступлений. Государственные преступления рассматривались как наиболее тяжкие например, измена князю, государству; заговор, мятеж, призыв к восстании. Появилась уголовная ответственность должностных лиц за нарушение установленного Судебником порядка судопроизводства, за взяточничество, за дачу ложных показаний. Наиболее опасными преступлениями считались также разбой, убийство господина, убийство, грабеж, кража, порча межевых знаков. Нарушение имущественных прав феодалов каралось суровыми наказаниями. Судебник знал клевету (ябедничество) и оскорбление словом.
Система наказаний Московского государства: цели, особенности. Виды наказаний по Судебнику 1497 г.
Обострение классовых противоречий привело к усилению террористического характера феодального уголовного права. Судебник применял смертную казнь, и членовредительные, телесные наказания. Складываться принцип, четко сформулированный в Соборном уложении 1649г. наказать так, "чтобы, смотря на то, другим неповадно было так делать". Смертная казнь устанавливалась, прежде всего, за государственные преступления, убийство своего господина, за повторную кражу, а также за любое "лихое" дело, совершенное "ведомо лихим человеком".

Другим тяжким наказанием была торговая казнь (битье кнутом на торгу). Она предусматривалась за повреждение межевых знаков на барской земле, за кражу. Оставались и имущественные наказания: штрафы, возмещение убытков. Суд решал вопросы о наказании произвольно, например, в статьях судебника чаще всего просто говорилось: "казнить торговой казнью, бить кнутом" или "казнить его смертной казнью".

80. Поместье, в отличие от вотчины – держание условное, оно давалось на время службы (аналогично западному бенефицию). Поместье нельзя было отчуждать, передавать по наследству. После смерти служилого чело­века земля его возвращалась в царский домен.

Первый раз слово «поместье» встречается в Судебнике Ивана III, со­гласно которому земли на поместном праве даются служащим лицам из черных и дворцовых земель. Позднее текущим законодательством это право служащих на поместье окончательно утверждается, устанавливают­ся разряды людей, имеющих право владеть поместьем, виды недвижимо­сти, которые могли быть объектом поместного права, регламентируются права помещиков.

Владеть поместьями могли представители всех родов государственной службы: бояре, дьяки, подьячие, придворные служители, гости и др. Раз­меры служебного держания (поместного оклада) зависели от ряда обстоя­тельств: от чина, от местности, где проходила служба, от срока службы и ее успехов. За особые заслуги и героические поступки следовали награды в виде прибавок к окладам. К середине XVII в. оклады составляли от 1000 четвертей для бояр, окольничих и думных дворян, до 30–250 четвертей для детей боярских. Имели место и добавочные оклады, особенно на ок­раинах, в целях скорейшей колонизации и защиты границ. Сверх оклада (пашни) отводились угодья: выгоны, сенные покосы и лес, охотничьи, рыбные, бортные места. Учитывалось и качество земли: «худая» земля «сдабривалась» прибавкой оклада.

Поместный земельный фонд складывался из дворцовых земель, реже из черных, земель, поступавших в казну путем выморочности, конфискаций и экспроприации. Постепенно, однако, этот фонд истощался, изыскивать свободные земли становилось все труднее. Нужно иметь в виду, что на­личные поместья обращались, как правило, лишь в определенной катего­рии служилых людей или в определенном месте. Скажем, поместья иноземцевские давались только иноземцам, поместья татар и мордвы запре­щалось передавать русским и иным, поместья погибших на войне перехо­дили к землякам, служивших в полках «литовского списка» – литве и т.д. В результате стало постепенно вводитьсяденежное жалование, сначала в качестве дополнения к поместью (в Сибири имело место хлебное и соля­ное жалование), затем, с ростом денежного хозяйства, как основное. В XVIII в. оно полностью вытеснит поместную дачу, замененную денежным довольствием.

Помещик имел право экономического использования всех объектов (разного рода земель), а с прикреплением крестьян и право на их труд в размерах, установленных обычным правом («по силе»). От того, как он хозяйствовал, зависело его благосостояние и благосостояние населявших его земли крестьян. Получая поместье, он брал на себя обязанность обере­гать крестьян «от всяких обид и налогов», «подати брать с них по силе, с кого что можно взяти, чтобы их не разогнать и в нищие не привесть, насильства не творить» и т.п. У нерадивых поместья (да и вотчины) могли быть отобраны по челобитью крестьян и по «сыску», проведенному на их основе. Эта общегосударственная политика, увы, нередко расходилась с конкретной практикой на местах.

81.

В XIV—XV веках вотчины были основной формой землевладения и в Северо-Восточной Руси, где шёл активный процесс формированияМосковского княжества и затем единого централизованного государства. Однако в связи с возрастанием противоречий между центральной великокняжеской властью и сепаратистскими устремлениями бояр-вотчинников права последних начали существенно ограничиваться (например, было отменено право свободного отъезда от одного князя к другому, ограничено право суда феодала в вотчинах и прочее).Центральная власть начала опираться на дворянство, которое пользовалось землевладением согласно поместному праву. Особенно активным был процесс ограничения вотчин в XVI столетии. Тогда были значительно ограничены вотчинные права бояр (законы 1551 года и 1562 года), а во время опричнины большое количество вотчин было ликвидировано, а их собственники казнены. В конце XVI столетия в России основной формой землевладения были уже не вотчины, а поместья. Уложение о службе 1556 года фактически приравняло вотчину к поместью («служба по отечеству»). В XVII столетии продолжился процесс юридического сближения вотчины с поместьем, который завершился изданием Петром I23 марта 1714 года указа о единонаследии, объединившего вотчину и поместье в единое понятие имение. С тех пор понятие Вотчина иногда употреблялось в России в XVIII—XIX веках для обозначения дворянской земельной собственности.

Вотчинный принцип как основа рекрутирования политической элиты государства является наиболее древним и старейшим на территории русских земель. В Московском княжестве, по предположению С.Б. Веселовского, на свои вотчины опирались Протасьевичи – их владения были на Ростовской земле задолго до появления там московских Даниловичей, им принадлежали земли в Дмитровском и Переяславль-Залесском уездах. Звание тысяцкого, по выводам Б.А. Воронцова-Вельяминова, по традиции было наследственным и в Москве принадлежало Протасию и его потомкам. Когда в 1354 г. Симеона Гордого и тысяцкого Василия Протасьевича «унесла» чума, то новый московский князь – Иван Красный назначил тысяцким Андрея Хвоста, не имеющего к Протасьевичам никакого отношения. Однако во время поездки московского князя в Орду этот тысяцкий был убит. Ивану Красному пришлось вновь вернуть пост Протасьевичам. Упразднив звание тысяцких, после смерти последнего в 1374 г., великий князь Дмитрий Иванович поручил командование войском окольничему Тимофею Протасьевичу с формулировкой «великого воеводы» – опять же представителю указанного рода. Вместо тысяцкого теперь Москвой в отсутствие великого князя управлял московский наместник (первоначально им был Всеволожский – по линии жены родственник Протасьевичей) [3, c. 168]. На примере владений Протасьевичей видно значение вотчины как определенного гаранта высокого положения рода. В среде старомосковского боярства существовали определенные традиции, которые не позволяли московским князьям не считаться с крупными вотчинниками.

Расширение состава земель, входивших в Московское княжество, породило расцвет вотчинного принципа. Появление в составе княжеско-боярской корпорации некогда независимых удельных и служилых князей, с их значительными земельными владениями, создало условия для появления на высших государственных должностях крупных землевладельцев, прежде в слугах у великого князя не бывавших.

Другой категорией политической элиты была служилая старомосковская знать. Эта группа бояр сформировалась под влиянием служилого принципа рекрутирования государевых слуг. Первоначально пришлые в московском княжестве бояре являлись по существу наемными воинами. Они получали от московских Даниловичей земельные владения в обмен на гарантии преданной службы. Так в Московском княжестве появились Плещеевы, Валуевы, Квашнины, Морозовы, потомки Андрея Кобылы и т.д. Междоусобная война способствовала закреплению и офoрмлению структуры княжеско-боярской корпорации. При Василии II летописью упоминаются введенные бояре И.Ю. Патрикеев, И.И. Кошкин, Ф.В. и В.И. Басенок, Ф.М. Челядня [4, c. 224]. Они стали основателями влиятельных родов. Своей верностью Василию II отличился Ф. Басенок, он хранил ему верность даже в плену у Шемяки [5, c. 112]. В Московском княжестве в XIV–XV вв. сложилась группа боярских родов, рекрутированная по служилому принципу. Вместе с тем, как бы ни было прочно положение служилых бояр, представители вотчинного принципа всегда сохраняли свое положение в период господства старомосковского боярства. Одним из главнейших представителей этой группы, помимо Протасьевичей, стал их родственник по линии жены боярин Всеволожский. Именно под его влиянием была предпринята попытка первой кодификации законов в Судебнике Софьи Витовтовны.

В результате расширения территории Московского княжества был открыт путь на московскую службу представителям удельных князей. Раньше всех начали терять независимость суздальско-нижегородские князья. В 1449 г. И.В. Суздальский признал власть Василия II. В докончании (договоре) с московским князем он выступает в роли служилого князя, хотя сохраняет за собой все прежние привилегии. С 1444 г. И.В. Суздальский теряет право судить дела о душегубстве [6, №444]. Фактически с этого момента начался процесс включения суздальской знати в состав московской княжеско-боярской корпорации. Здесь следует учесть, что суздальские и московские князья происходят из общего княжеского дома, оба имели в своих родословных великого князя Александра Невского [5, с. 145]. Духовные и договорные грамоты суздальских князей подтверждают, что, утратив в Суздальско-Нижегородской земле свои княжеские права, эти князья сохранили там свои многочисленные села. Из Разрядной книги можно узнать о служебных успехах суздальских князей – одним из первых на службе у великого князя упоминается В. Шуйский в 1487 г. на должности воеводы конного резерва в Казанском походе [7, c. 39]. Прошло всего лишь сорок с небольшим лет после подчинения суздальских князей, а им уже доверяют командование стратегическим резервом, от которого мог зависеть весь исход военной операции. Дальнейшая карьера Шуйских связана с высшими государственными должностями: 1492 г. – В. Шуйский воевода полка правой руки, 1493 – И. Шуйский воевода во Пскове, 1501– И. Шуйский воевода передового полка в литовском походе, уже в 1502 г. представители этого рода занимают место воевод большого полка и практически никогда надолго этот пост не покидают.

Похожую картину рисуют источники и по поводу вхождения на службу московскому князю представителей ярославского княжеского дома. В середине XIV в., при Василии Грозные Очи и Михаиле Ярославском, это княжество начало дробиться. Внук Василия Грозные Очи – Иван Васильевич – умер в 1426 г., и Ярославское княжество было поделено на четыре части между его сыновьями. Федор Иванович остался владеть Ярославлем. Остатки суверенных прав этих сыновей не позволили им влиться в состав двора в середине XV в. Исключение составил только Семен Романович, который попал в состав государева двора в середине XV в. По мнению В.Б. Кобрина, во время присоединения Ярославского княжества были конфискованы дворцовые земли в центре княжества, а на окраинах их владения сохранились. В обмен одна из ветвей рода, Пенковы, получили вотчины в Переяславском уезде. К концу 30-х гг. XVI в. они потеряли княжеские права на остаток земель Ярославского княжества. Конфискованные дворцовые земли Ярославского княжества частично компенсировались вотчинами в других уездах государства. Это обстоятельство вызвало образование нескольких новых служилых княжеских родов. Отдельная вотчина дала возможность её владельцу сменить название собственной линии потомков. Данило Пенко, став боярином в 1500 г., в своих грамотах выступает не только как собственник вотчин, но и как удельный князь: он подтверждает в 1497 г. Спасо-Каменному монастырю владения, пожалованные ещё его дедом [8, №272]. Его сын Иван дает подробную грамоту Николо-Катромскому монастырю. Текст этой грамоты до нас не дошел, но осталось упоминание о ней в грамоте Ивана IV в 1569 г. Процесс превращения бывших ярославских княжеских уделов растянулся до 30-х гг. XVI в. [9, c. 33–39]. Согласно Разрядной книге, князья ярославские начали служить с Ф. Курбского в 1482 г. (воевода в Казанском походе) [7, c. 35]. Впоследствии Курбские быстро сделали карьеру на государевой службе, до 1514 г. будучи воеводами передового полка в русском войске, а в 1516 г. поднявшись до воеводы большого полка. Сохранившие остатки удельных прав Пенковы не поднимались выше воевод региональных войсковых групп, так, в 1493 г. Д. Пенко командовал войском при Великих Луках, а в 1521 г. представитель Пенковых был воеводой в Кашире. Отсюда следует, что обладание остатками удельных прав на вотчины не позволило Пенковым далеко продвинуться по карьерной лестнице, в то время как Курбские успешно сделали карьеру. Великокняжеская власть вынуждена была считаться с вотчинами, все же отдавая предпочтение служилому принципу.

Существенно повлиял на соотношение вотчинного и служилого принципов поход на Новгород в 1471 г. Воеводами там были: Даниил Дмитриевич Холмский, князь Василий Иванович Оболенский Стрига. После завоевания Новгорода вотчина Холмских в Бежецком Верхе утратила свое пограничное значение и уже в 1475 г. князь Холмский, уличенный в преступлении, дал великому князю крестоцеловальную грамоту, за князя поручился боярин Воронцов [1, c. 132]. Подписание крестоцеловальной грамоты позволило Холмским сделать хорошую карьеру на службе.

Политическая элита приобрела общую структуру, которая сформировалась к середине XVI в. благодаря приоритету службы над вотчиной. Первый разряд московского боярства составили потомки бывших князей русских – князья Мстиславские, Бельские, Пенковы, старшие Ростовские, Шуйские и др., имевшие значительные вотчины и частично сохранившийся комплекс удельных прав; рядом с ними стояли высшие служилые князья, предки которых, Гедиминовичи, приехали в Москву из Литвы: таковы были потомки литовского князя Юрия Патрикеевича: Голицыны, Куракины, Хованские и др.; из нетитулованного московского боярства в этот небольшой круг избранной знати проникали и с некоторым успехом держались в нем только одни Кошкины. На этом уровне личная служба дополнялась землевладением.

Второй слой московской знати составляли князья, предки которых до подчинения Москве владели значительными пожалованными уделами в бывших княжествах Тверском, Ярославском и др.; это были князья Микулинские, Воротынские, Курбские, старшие Оболенские; в ряду с ними считались все первостепенные старомосковские бояре – Воронцовы, Морозовы, Шереметевы, Давыдовы, Челяднины, Ховрины, Головины и др. Сюда попадали те представители политической элиты, вотчины которых позволяли их владельцам чувствовать себя более уверенно на службе великому князю, с одной стороны, а сложившиеся традиции службы рода не давали им быть отстраненными от дел, с другой. Отдельную группу во втором эшелоне составили новые роды, представители которых делали карьеру, в первую очередь, на государевой службе. Таковыми, например, являлись Шереметевы и Курбские.

Третий разряд московской знати составляли потомки мелких удельных князей, как пришедших в Москву прямо со стола, так и служивших перед тем у других князей: то были князья Ушатые, Палецкие, Мезецкие, Сицкие, Прозоровские и многие другие; в уровень с ними шло второстепенное старомосковск

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: