double arrow

Суд и процесс в Новгороде и Пскове в XII – XV вв


48.

40.Государственный строй русских княжеств периода феодальной раздробленности. После раздробления древнерусского государства на территории Восточной Европы появилось множество феодальных государств - княжеств; крупнейшими из них были: Киевское, Переяславское, Черниговское, Новгородское, Смоленское, Полоцкое, Турово-Пинское, Галицко-Волынское, Ростово-Суздальское, Муромско-Рязанское.

При значительной пестроте экономических условий в среде этих феодальных государств различались три разновидности политического строя: 1) феодальная монархия с сильными олигархическими тенденциями местного боярства (Галицко-Волынское княжество); 2) феодальные республики (Новгородская и Псковская земли) и 3) феодальная монархия с сильной властью князя; наиболее ярким примером этой разновидности являлось Владимиро-Суздальское княжество. Все остальные княжества были близки к первым двум разновидностям.

Крупным центром государственности в период феодальной раздробленности были Галицкое и Волынское княжества, расцвет которых начался со второй половины XII в. Тучный чернозем, развитие ремесла и внутренней торговли, транзитные торговые пути - все это способствовало раннему и интенсивному складыванию феодальных отношений, росту княжеского, боярского и церковного землевладения. Характерной особенностью этих феодальных отношений было выделение богатой и влиятельной феодальной верхушки - бояр, "мужей", которые были не только владельцами обширных феодальных латифундий, но играли огромную роль в верховном управлении этих княжеств. Крупнейшие феодалы составляли влиятельный феодальный совет князя, получали в "кормление" ("держание") города и обширные области; в своих владениях галицкие и волынские феодалы широко пользовались феодальным иммунитетом.

Между князьями и боярской верхушкой этих княжествила постоянная ожесточенная борьба за власть.

Боярские мятежи и распри, монголо-татарское нашествие, борьба с венгерскими, немецкими, польскими и литовскими феодалами подорвали могущество Галицко-Волынского княжества. К середине XIV в. земли этого княжества были захвачены польскими, венгерскими и литовскими феодалами.

В Новгороде и Пскове сложился политический строй феодальной республики, чему способствовали расцвет городской жизни и ремесленного производства и оживленная посредническая торговля Новгорода и Пскова между Западной Европой и Востоком.

Кроме территории самого Новгорода, разделенной на пять "концов", новгородская земля включала другие города - "пригороды" (из них крупнейшим был Псков) и пятины в бассейне озер Ильмень, Ладожского и Онежского; обширные земли Северо-Восточной Европы составляли новгородские "колонии".

С образованием древнерусского государства новгородская земля вошла в его состав, но Новгород ранее других княжеств стал проводить более независимую политику. В 1015 г. получивший в "удел" Новгород князь Ярослав Владимирович отказался платить дань киевским князьям. Однако зависимость Новгорода от Киева сохранялась еще более 100 лет. Из Киева Новгород получал князя и посадника. В 1126 г. новгородцы выбрали на вече себе посадника из новгородских бояр ("вдаша посадницство Мирославу Гюратиницю"). Воспользовавшись народным восстанием 1136 г., направленным против непопулярного князя Всеволода Мстиславовича, новгородские бояре окончательно установили политический строй боярской республики, при которой вече выбирало всех высших должностных лиц: новгородского "владыку" (епископа, а с 1165 г. - архиепископа), посадника, тысяцкого.

Большую роль в жизни Новгородской республики играло вече. Формально оно являлось носителем верховной власти: резрешало вопросы мира и войны, заключало договоры с князьями, выбирало должностных лиц, разрешало многие вопросы внутренней политики (о выдаче жалованных и иммунитетных грамот, утверждение уставов и законов, в том числе новгородской судной грамоты 1385 г.); вече было и верховным судом республики (смертные приговоры веча приводились в исполнение немедленно - преступника сбрасывали в Волхов).

Вече собиралось на Ярославском дворе на Торговой площади под звон вечевого колокола. С высокого помоста ("степени") должностные лица республики, и прежде всего посадник, оглашали повестку вечевого собрания, руководили прениями. Большинство решений принималось криком. Организаторам веча редко удавалось добиться "единачества" (единогласия). Иногда страсти разгорались и доходили до потасовки. Неудовлетворенные собирали свое вече на противоположной, Софийской стороне. Противники сходились к мосту через Волхов; на нем нередко происходило "большое губление людям". Перепуганная феодальная верхушка высылала владыку и все духовенство с иконами и хоругвями мирить противников.

Решения веча оформлялись в особой канцелярии - "вечевой избе", возглавляемой вечевым дьяком; здесь же находилась и печать "великого Новгорода".

Буржуазная и дворянская историография идеализировала государственный строй Новгородской республики как "народоправство". В действительности это была феодальная республика, власть в которой принадлежала боярской верхушке. Всемогущим органом боярства был феодальный совет "господ"; председателем его был архиепископ - крупнейший феодал Новгородской республики, хранитель государственной казны; совет "господ" заседал в его покоях на Софийской стороне. Это был весьма многолюдный орган (число членов совета достигало 300 человек): в его состав входили князь, степенные (т. е. находящиеся в данное время в должности и выступающие на вече с помоста - "степени") и старые (бывавшие ранее в этой должности) посадские и тысяцкие и наиболее знатные бояре, иногда приглашались должностные лица поменьше (кокчанские старосты). Совет "господ" подготавливал повестку вечевых заседаний, разрабатывал меры воздействия на решения веча, осуществлял контроль за должностными лицами республики. Фактически совет "господ", а не вече являлся высшим государственным органом республики.

Исполнительную власть веча и совета "господ" осуществляли посадник и тысяцкий. Посадник созывал вече, открывал заседание его, оповещал повестку, исполнял решения веча, участвовал во внешних сношениях, контролировал действия князя, которого сопровождал в походе, осуществлял судебные функции.

Посадник избирался на длительное время из бояр. За 1126 - 1400 гг. было 275 посадников примерно из 40 наиболее могущественных боярских фамилий.

Ближайшим помощником посадника был тысяцкий - предводитель городского ополчения, а в мирное время - должностное лицо, осуществлявшее полицейский надзор за порядком в городе.

После изгнания последнего удельного князя в 1136 г. Новгородская республика сама приглашала князя. Это было закреплено феодальным съездом русских князей в 1196 г., признавшим право новгородцев, "где им любо, дуже себя князя поймают". Приглашаемый новгородским вечем князь был простым военачальником, которого нанимала республика; его роль в государственном управлении и суде была очень скромной. С каждым князем республика заключала договор, по которому обе стороны целовали крест исполнять взятые на себя обязательства: князь - "держать Новгород в старине, без обиды", защищать от врагов, не начинать войны без решения веча, судить только вместе с посадником, не заводить на территории республики земельных владений; вече обязывалось выделять в пользу князя определенные доходы. В случае нарушения князем принятых обязательств вече "указывало дорогу" князю из Новгорода, т. е. изгоняло его.

В Новгороде существовали и другие должностные лица - во главе "концов" Новгорода стояли кончанские, а улиц - уличан-ские старосты; эти старосты выбирались на соответствующих (кончанских и уличанских) собраниях.

В пригороды, пятины и "колонии" республика назначала своих посадников из новгородских или местных бояр; вместе со своими агентами они "кормились" за счет населения. Города и волости делились на сотни, потуги, погосты во главе с сотскими и старостами.

История Новгородской республики XIII - XV вв. полна проявлений ожесточенной классовой борьбы городских низов и феодально зависимого населения против бояр и верхов купечества. Во время городских восстаний 1207, 1230, 1311, 1327, 1332, 1418 гг. и др. восставшие низы нередко громили дворы владыки, посадника, тысяцкого, бояр. С большим трудом и кровопролитием удавалось феодальной верхушке подавлять эти восстания.

С переменным успехом Новгородская республика вела борьбу с владимиро-суздальскими и московскими князьями, прибегая, нередко в этой борьбе к союзу с литовскими и польскими феодалами.

Новгородская и Псковская республики были передовыми форпостами борьбы с ливонскими рыцарями и шведскими феодалами; эта борьба отнимала много сил у Новгорода и Пскова.

Борьба московских князей за освобождение от татарского ига и их централизаторские тенденции к "собиранию Руси" находили сочувствие и поддержку простых людей Новгородской республики. Воспользовавшись этими симпатиями низов и непопулярной внешнеполитической ориентацией новгородского боярства, великий князь "всея Руси" Иван III ликвидировал независимость Новгородской республики в 1478 г.

Государственный строй другой феодальной республики - Псковской - был близок к новгородскому.

Псковская республика недолго пережила Новгородскую. В 1510 г. ее территория была присоединена к Русскому государству.

Земли Владимиро-Суздальского княжества находились в междуречье Оки и Волги. Именно здесь исторически сложилось ядро будущего Русского централизованного государства. Возникновение этого княжества с центрами в Ростове и Суздале началось при сыне Владимира Мономаха Юрии, по прозвищу Долгоруком (умер в 1157 г.), основавшем здесь ряд городов, в том числе и Москву (1147).

Политическое обособление отдельных княжеств ограничило владения киевского князя окрестностями Киева. Однако политическая роль Киева как центра всей Русской земли сохранялась вплоть до татаро-монгольского нашествия. Великокняжеским киевским столом стремились овладеть более сильные галицко-волынские и ростово-суздальские князья. Юрий Долгорукий принял участие в этой борьбе и, заняв к концу своей жизни Киев, перебрался на юг. Его сын Андрей Боголюбский окончательно обосновался в Ростово-Суздальском княжестве. Желая стать "самовласт цем в своей земле", Андрей Боголюбский перенес столицу из боярского Ростова в один из "младших" городов - Владимир, вел ожесточенную борьбу с боярством и погиб в результате боярского заговора в 1174 г. После непродолжительной междоусобной борьбы великокняжеский стол занял его младший брат - Всеволод Большое гнездо (1176 - 1212), который продолжал политику отца и брата по укреплению великокняжеской власти. Его высокое положение среди русских князей отмечал автор "Слова о полку Игореве".

Со времени татаро-монгольского завоевания Восточной Европы политический строй русских княжеств изменился Верховным сюзереном русских князей и их арбитром в междоусобицах стал татарский хан, который раздавал ярлыки (жалованные грамоты) на княжения по собственному произволу.

Особые татарские чиновники - численники - произвели перепись населения, обложив его данью - "выходом"; сбор дани татары вначале проводили сами, а затем стали поручать отдельным князьям. Вначале для сбора, а затем для надзора за ним в княжества были назначены золотоордынские наместники - баскаки. Для связи русских княжеств с Золотой Ордой татары, по примеру Китая, учредили постоянные станции - "ямы" ("дзям" - испорченное монгольское "дорога"), с приписанными к ним для поставки лошадей селениями.

С начала XIV в. возвышается небольшое Московское княжество. Производительные силы окрестностей Москвы, расположенной на перекрёстке сухопутных и водных торговых путей, мень-i ше пострадали от татаро-монгольского нашествия. Пользуясь покровительством золотоордынских ханов, первые московские князья округляли свои владения за счет соседей.

В первой четверти XIV в. московские князья - внуки Александра Невского - Юрий и Иван Даниловичи ведут ожесточенную борьбу с тверскими князьями за политическую гегемонию среди русских княжеств. С 1325 г. Иван Данилович (Калита) получил ярлык на великое княжение с титулом великого князя "всея Руси". При нем же в Москву из Владимира переехал митрополит Феогност; Москва стала не только политическим, но и церковным центром русских княжеств.

Преодоление экономической замкнутости, рост городов и ремесла в XIV - первой половине XV в. создавали условия для политического объединения русских княжеств в единое государство, что ускорялось борьбой за политическую независимость, за ликвидацию татаро-монгольского ига. В 1380 г. объединенные силы русских княжеств во главе с московским князем Дмитрием Ивановичем Донским нанесли решающий удар по татарскому игу, разгромив татарские войска на Куликовом поле. Эта победа закрепила за Москвой политическую гегемонию среди русских княжеств. Москва стала центром объединения русских земель.

Великие князья (ростово-суздальские, владимиро-суздальские, московские) возглавляли целую иерархию феодалов из удельных князей и бояр, взаимоотношения с которыми определялись договорными и жалованными грамотами, устанавливавшими различные степени вассальной зависимости - от полусамостоятельной до прямой зависимости.

В договорах князья признавали великого князя "братом старейшим", обязывались действовать "заодин" против врагов (татар, немцев и др.), определяли некоторые общие порядки внутри княжеств (выдачу беглых холопов, таможенную политику); одновременно во многих грамотах подчеркивалась территориальная неприкосновенность каждой из договаривающихся сторон ("тебе знати своя отчина, а мне знати своя отчина").

Жалованные грамоты выдавались великими князьями тем вассалам, чьи земли входили в состав великого княжества (князьям, боярам, монастырям), и определяли феодальный иммунитет, т. е. право осуществления этими феодалами на своих землях некоторых государственных функций (суда или сбора налогов; иногда и того и другого) без вмешательства великокняжеской администрации.

С усилением власти князей междуречья Оки и Волги вече потеряло всякое значение и исчезло уже во второй четверти XIII в. Большое значение при князе имел феодальный совет, состоявший из немногих (10 - 15) наиболее знатных бояр. В первую половину XV в. из среды боярства выделялась особая категория "бояр введенных" - постоянных советников великого князя и исполнителей его поручений по всем вопросам государственного управления.

Большое значение в феодальном совете имели такие должностные лица, как тысяцкий, окольничий и казначей.

Должность тысяцкого в Московском княжестве превратилась внаследственную; ее узурпировали определенные боярские фамилии (Хвостовы, Вельяминовы-Воронцовы и др.). Известная самостоятельность этого начальника городского ополчения, ведавшего московским населением в судебном и финансовом отношении, превращала его в главу боярской оппозиции возрастанию власти великого князя - пережиток феодальной раздробленности в управлении Москвой. В 1373 г., когда "представися" тысяцкий Василий Протасьев, эта должность была упразднена. Оскорбленный нарушением своих наследственных прав, сын последнего тысяцкого - Иван бежал в Тверь; впоследствии он был казнен Дмитрием Донским.

Должности окольничего и казначея были тесно связаны с ростом власти и единодержавия великого князя московского. Окольничий был ближайшим советником и исполнителем поручений великого князя, особенно в области дворцового управления.

Особое место в государственном строе Московского княжества стал занимать казначей - хранитель великокняжеской казны и архива (духовных, договорных грамот, ханских ярлыков и других документов). Именно при казначее и сложилось, по-видимому, еще до образования централизованного государства первое государственное учреждение - "Казна" (впоследствии Казенный двор). Уже в 1450 г, впервые упоминается казенный дьяк, а в 1467 г. - казенный подьячий - должностные лица, ведающие несложным делопроизводством этого государственного учреждения.

Являясь главой важнейшего ведомства, сложившегося ранее других, казначей, помимо основных своих функций, осуществлял и некоторые другие общегосударственные задачи: ведал ямскими, поместными, холопьими и посольскими делами; делопроизводство поэтим делам велось также на Казенном дворе.

Феодальный совет вместе с князем осуществлял законодательные функции и верховное управление, был окончательной инстанцией суда. Личное хозяйство великого князя не входило в компетенцию феодального совета. Отдельные отрасли этого хозяйства - "пути" поручались некоторым боярам, которые получили название "бояр путных". В ведомстве каждого "пути" находились земли, села, деревни и т. п. Каждому путному боярину были подведомственны низшие должностные лица (ключники, посельские). Лицо, возглавлявшее "путь", получало право управления и суда в отношении населения территории, подведомственной данному "пути"; кроме того, в его пользу поступала часть доходов от сборов с этого населения.

"Пути", как зачатки отдельных дворцовых ведомств в форме поручений - "кормлений", появились довольно рано. Уже в договорной грамоте сыновей Ивана Калиты (50-е годы XIV в.) упоминались сокольничий, конюший и ловчий пути. Впоследствии встречаются стольничий и чашничий пути. Путные бояре, возглавлявшие эти пути, имели соответствующие наименования: сокольник, конюший, ловчий, стольник, чашник.

Местное управление Владимиро-Суздальского и Московского княжеств первоначально было очень несложным. В городах находились наместники, в сельских местностях ("волостях") - волостели.

С ростом территории Московского княжества в XIV - первой половине XV в. административно-территориальное деление усложнилось. Княжество подразделялось на обширные уезды. Каждый уезд представлял собой большой округ, состоявший из города и окружающих его земель. Уезд делился на волости и станы. Иногда это были равнозначные территориальные единицы, иногда волости делились на станы.

Городом и пригородным станом управлял наместник великого князя из бояр, а волостями - волостели из более мелких феодалов. Волостели были часто вполне самостоятельными от наместников, только имели меньше прав в области суда и расправы.

Местное управление этого времени было построено на системе "кормлений". Назначение на "кормление" было средством вознаграждения князей, бояр и более мелких феодалов за их службу великому князю.

В период образования Русского централизованного государства власть назначенных великим князем на "кормление" наместников и волостелей была более прогрессивной, чем власть удельных князей; она способствовала централизации государства.

Каждый из наместников и волостелей за управление уездом или волостью "вместо" великого князя (отсюда термин "наместник") жалованья не получал, а должен был "кормиться" за счет населения. Приехавшего на "кормление" наместника население встречало "выезжим кормом". Два-три раза (на рождество, пасху и петров день (29 июня ст. стиля.) население было обязано поставлять наместнику основной "корм" ("урочный") в форме самых различных продуктов: хлеба, мяса, фуража для лошадей и т. п. Если жители забывали платить "корма", то наместник направлялся собирать "корм" сам, осуществляя его в форме своеобразного полюдья. В пользу наместника поступала известная часть различных пошлин с торгов и лавок (половочные, таможенные, судебные, брачные) и т. п.

Изымаемые с населения "корма" были настолько велики, что из него "кормились" не только наместник или волостель с их семьями, но и их многочисленная челядь. Административному персоналу наместника полагался особый "корм". Этот персонал состоял из тиунов - судей, доводчиков (лица, осуществлявшие вызов в суд) и праветчиков (судебных исполнителей). Все эти должностные лица были чаще всего дворовыми людьми наместника или волостеля.

Наместники и волостели имели очень широкие полномочия по управлению населением "судом и расправой", т. е. имели административно-полицейские, судебные и прочие функции, кроме тех случаев, когда отдельные лица или селения имели особую грамоту, освобождавшую их от наместничьего суда.

Судебные права наместников были велики. Наместник-кормленщик с боярским судом рассматривал все судебные дела окончательно, а наместник "без боярского суда" был обязан докладывать о наиболее важных уголовных (разбое, татьбе), а также холопьих делах в Москву особой боярской судебной коллегии княжеского совета, которой и принадлежало окончательное право разрешения этих дел.

Для кормленщика суд был значительным источником дохода. За преступление преступник осуждался к "продаже" - конфискации имущества в пользу кормленщика, за вычетом вознаграждения пострадавшего. Более мелкие преступления и иски давали наместникам и волостелям также значительные доходы: "противень против исцово", т. е. пеню, равную иску, или "вполы исцова" - половину иска.

Наместники ведали служилыми людьми в городах, имели нередко военные функции.

Система "кормлений" первоначально ничем не ограничивалась. Кормленная грамота, выдаваемая наместнику, была часто довольно лаконичной и содержала стереотипную фразу - призыв к населению: "И вы, все люди тое волости, чтите его (т. е. наместника или волостеля. - Н. Е) и слушайте, а он вас ведает и судит и ходит у вас по всем по тому, как было преж сего" ("Памятники русского права", вып. 3, Госюриздат, М-., 1955, стр. 157.).

Феодальный иммунитет, система "кормлений" и "путей" были характерны для государственного строя всех русских княжеств периода феодальной раздробленности.

Усиление централизаторских тенденций в Московском княжестве отразилось на этих особенностях государственного строя. С середины XV в. начался процесс их постепенного изживания: иммунитетные права феодальных владетелей стеснялись, функции наместников ограничивались, а их права и доходы регламентировались; при казначее складывается государственное учреждение (казна, казенный двор) с широкими общегосударственными функциями - зародыш ряда будущих приказов. Формирование системы государственных учреждений - государственного аппарата - относится к периоду Русского централизованного государства.

49.Административное деление.


Новгород делился Волховом на две части, или стороны, – Торговую и Софийскую. Эти стороны соединялись мостом Великим. Торговая сторона получила название от находившегося там торга, то есть рынка. На торге находился Ярославов двор, у которого собирались веча, степень – помост, с которого обращались с речами на вече. Около степени находилась башня с вечевым колоколом, там же располагалась вечевая канцелярия. Софийская сторона получила название от находящегося там Софийского собора.
Новгород также подразделялся на 5 концов или райнов: Славенский и Плотницкий составляли Торговую сторону, а Неревский, Загородский и Гончарский – Софийскую. Деление на концы было историческим. Новгород составился из нескольких слобод или поселков, которые сначала были самостоятельными поселениями, а потом соединились, образовав город (1). Славенский конец раньше был отдельным городом – Словенском. В середине IX века резиденцией князей становится Рюриково городище, а напротив Словенска строится крепость Новая, вскоре ставшая Новгородом. Загородский конец, судя по названию, образовался последним, изначально он находился за городом, и только после постройки крепости смог войти в его состав. Концы Плотницкий и Гончарский, вероятно, раньше составляли рабочие пригороды Словенска, в которых жили соответственно плотники и гончары. Название пятого конца, Неревского, можно объяснить тем, что "на рву" обозначает “на окраине”. То есть, название конца говорило о том, что он находится на самой окраине города.
За каждым концом была закреплена определенная земля. Всего пятин было пять – по количеству концов: Вотьская, которая простиралась на северо-запад от Новгорода, между реками Волховом и Лугой по направлению к Финскому заливу, получившая свое название от обитавшего здесь племени Водь; Обонежская – на северо-востоке, справа от Волхова по направлению к Белому морю; Деревская к юго-востоку, между реками Мстою и Ловатью; Шелонская к юго-западу, между Ловатью и Лугой, по обе стороны реки Шелони; Бежецкая - далеко на восток и юго-восток, за пятинами Обонежской и Деревской.
Вероятнее всего, Новгородская земля была разделена на пятины между концами для того, чтобы более систематизировано взимать налоги с проживавшего там населения. Возможно, Новгород регулярно перераспределял пятины между разными концами, чтобы снизить вероятность коррупции.
Кроме пятин, в Новгородской республике существовало разделение на волости. Волости – это владения более отдаленные и позднее приобретенные (2). К волостям относились города, находившиеся в совместном владении с другими княжествами, такие как Волок-Ламский, Бежичи, Торжок, Ржев, Великие Луки с их округами. Волок-Ламский, Бежичи и Торжок находились в совместном владении с великими князьями Владимирскими, а потом – Московскими; а Ржев и Великие Луки – с князьями Смоленскими. К волостям относилась обширная часть Новгородской республики, находившаяся на северо-востоке от пятин Бежецкой и Обонежской – Двинская земля или Заволочье. На реке Вычегда с притоками находилась Пермская волость. Далее к северо-востоку находилась волость Печора по обеим сторонам одноименной реки, а за Уральскими горами – Югра. На северном берегу Белого моря находилась волость Тре, или Терский берег.
Все административно-территориальные единицы Новгородской республики пользовались широкими правами. Известно, например, что концы и пятины управлялись выборными должностями, а во Пскове и других городах был собственный князь.

50-54.

Суд по Псковской Судной Грамоте разделялся на суд княжеский и суд церковный. Статья 2 Псковской Судной Грамоты также устанавливала отдельный суд наместника архиепископа. В этот суд запещалось вмешиваться княжескому наместнику или господе, а наместнику архиепископа запрещалось вмешиваться в светский суд. Суд, когда и истец, и ответчик являлись духовными лицами, относился к компетенции церковного суда. Если же и истец, и ответчик являлись мирянами, то суд относился к компетенции мирского суда — Господы. Если один являлся мирянином, а второй — духовным лицом, то собиралась особая коллегия, состоявшая из князя, посадника и наместника архиепископа.

Процесс носил обвинительно-состязательный характер. Роль суда по сравнению с Русской Правдой была гораздо больше. Вместе с тем развивается и следственная, розыскная форма процесса.
Судопроизводство Новгорода и Пскова регламентировалось более подробно и четко, чем в Русской Правде.
В соответствии с судными грамотами возрастала роль суда и судебных должностных лиц. Ответчик вызывался на суд повесткой. В случае сопротивления к нему применялся привод. Уклонение от явки в суд влекло официальное наказания — от денежного штрафа до привлечения к ответственности как за убийство. Свидетели вызывались в суд при помощи судебных агентов.

Запрещалось пересматривать дела, рассмотренные раннее. Судьям запрещалось входить в тайные сделки с тяжущимися или помогать одной из сторон на основании родства или дружбы (статьи 3-4). Человек, занимавший ответственный правительственный пост не мог ходатайствовать перед судом о смягчении наказания, если дело не затрагивало его семью или близких (статьи 68-69).

На процессе допускалось представительство сторон. Женщины, дети, старики, монахи, монахини, глухие имели пособников, которые должны были представлять в суде их интересы. Грамота запрещала должностным лицам выступать в качестве представителя стороны в процессе, чтобы, вероятно, не оказывать давления на суд.

Изменилась система доказательств. К упомянутым в Русской Правде судебным доказательствам (свидетельские показания, вещественные доказательства, ордалии, присяги) добавились новые: судебный поединок и письменные доказательства («доски» — частные расписки и «записи» — официально заверенные документы).
Возникает институт судебного представительства для защиты интересов женщин, монахов, стариков и детей.
Судебное делопроизводство возлагалось на дьяков. Решение суда оформлялось судной грамотой. Сторона, выигравшая дело, получала «правую» грамоту. Разрешенные судом дела не подлежали пересмотру.

Много места в законе уделено доказательствам. Серьезную роль, особенно в имущественных спорах, играли письменные доказательства,собственное признание. Процесс был устным, но решение выносилось в письменном виде, при выдаче его взимались судебные пошлины. Решение по делу исполняли специальные служащие князя или города.

Пособничество
ПСГ допускала судебные поединки между истцом и ответчиком, или между истцами, по терминологии ПСГ, и “послухами” — свидетелями. Так как не каждый мог выйти драться на поле, то грамота устанавливало возможность помощи таким людям — “пособничество”. В статье 21 закреплена возможность найма бойца против послуха, при этом послух не имел возможности нанять себе бойца. Найм бойца разрешался только в том случае, если истец был из духовенства, инвалидом или слишком старым или молодым.
Если же одной стороной был мужчина, а другой — женщина, и им был назначен судебной поединок, то согласно статье 58 женщина имела право нанять бойца

Уголовное право по Псковской Судной Грамоте:

Посмотреть ответы на другие вопросы к экзамену или зачету по дисциплине "История отечественного государства и права (ИОГП)"

ПСГ вводит в понятие «преступление» не только причинение ущерба лицу, но и государству.

Преступления против государства

В Псковской Судной Грамоте известен новый род преступлений, которых не было в Русской Правде — государственная измена ("перевет"). За государственную измену полагалась высшая мера наказания — смертная казнь (статья 7 ПСГ).

Преступления против судебных органов

Т.е. против порядка управления: взятка («посул») судье, вторжение в судебное помещение, насилие в отношении судьи.

Псковская Судная Грамота также предусматривает наказания за преступления против судебных органов. За вход в зал суда насильно или удар “подверника” полагался штраф: 1 рубль князю и 10 денег подвернику(статья 58). Запрещалось избивать истца или ответчика: “111. А кто пред господою ударит на суде своего истьца, ино его в рубли выдать тому человеку, а князю продажа.”

Преступления против личности

К преступлениям против личности по Пковской Судной Грамоте относились убийство («головщина»)нанесение побоев и оскорбления действием. Наиболее тяжкими считались — братоубийство и убийство родителей.

В случае убийства с преступника взыскивался штраф в размере 1 рубля в пользу князя и особое вознаграждение семье убитого. Нанесение побоев (статья 27) или вырывание бороды (статья 11) квалифицировалось как оскорбление действием. Нанесение побоев в общественном месте наказывалось штрафом в пользу князя, а за вырывание бороды полагался штраф в 2 рубля. Статья 58 наказывала избившего своего истца перед судом штрафом в размере 1 рубля в пользу князя.

Имущественные преступления

Виды: кража («татьба»), кража церковного имущества, поджог, конокрадство, грабёж, разбой. Наказание за кражу дифференцируется в зависимости от размеров похищенного, способа совершения и повторности. Наиболее тяжкими преступлениями против собственности считались поджог и конокрадство. За них присуждалась смертная казнь.

Псковская Судная Грамота по сравнению с Русской Правдой устанавливает более развитую систему наказаний за имущественные преступления. Кража делилась на простую (кража из кладовой, с возу, лодки, скота) и квалифицированную (поджог, конокрадство, кража церковного имущества). За простую кражу полагался штраф в размере от 4 денег до 70 гривен (статья 1). За квалифицированную кражу полагалась смертная казнь (статья 7). Если вора трижды ловили за кражу, то его казнили (статья 8). Если человек увидет у кого-нибудь свою краденную вещь, то он имел права потребовать возврата ее. Если ответчик присягал, что он купил ее на рынке, то истец получал часть краденного имущества, в случае же, если истец не верил присяге ответчика и не мог доказать, что ответчик украл эту вещь, то истец терял свое имущество (статья 46). Если краденная вещь перешла по наследству к человеку, у которого ее обнаружили, то он имел право, выставив четырех свидетелей не присягать по требованию истца, а истец терял свой иск (статья 55). Псковские чиновники, превысившие свои полномочия и силой отнявшие у осужденного имущество, судились по ПСГ как за грабеж (статья 48). Показания вора не принимались сведению, если он обвинял кого-нибудь в соучастии. У обговоренного человека на дому производился обыск, и только в том случае, если там что-нибудь находили, относящееся к делу, то этого человека обвиняли: “60. А татю веры не нять, а на кого возклеплет, ино дом его обыскать и знайдуть в дому его что полишное, и он тот же тать, а не найдут в дому его, и он свободен."

Система наказаний:

Смертная казнь (ст 7-8).

Денежные штрафы — за большинство преступлений по ПСГ.

Телесные наказания, применявшиеся на практике, законодательно предусмотрены не были.

Наказание, в основном, несло компенсационный, а не карательный характер.

55-57.Право Новгорода и Пскова


Сейчас читают про: