double arrow

История Древнего мира, том 1. Ранняя древность 18 страница


Суппилулиума I положил конец могуществу Митанни. Переправившись через верхний Евфрат, хеттские войска вторглись в мелкие хурритские царства в долине реки и вышли с севера к Вашшуканни — столице Митанни. Хетты разгромили столицу, но претендент на трон Митанни отступил, не приняв боя. На престол Митанни Суппилулиума посадил своего сторонника Шаттивасу, выдав за него замуж дочь. После успешных походов Суппилулиумы в Северную Сирию царство Митанни потеряло все свои владения к западу от Евфрата. Затем Митанни не смогло отразить удары ассирийцев и к концу XIII в. до н.э. превратилось в составную часть Ассирийской державы. Суппилулиума I не только разгромил Митанни, по и сумел свергнуть почти всех правителей зависевших от него сирийских княжеств, простиравшихся до Ливанских гор. С этого периода начинается длительное господство хеттов в Северной Сирии. После завоевания: Халеба, а также Каркемиша, важного города у переправы через Евфрат, Суппилулиума посадил на трон этих городов своих сыновей — Пияссили и Телепину, заложив этим основу хеттских династии в Каркемише и Халебе, просуществовавших очень долго. Суппилулиума завоевал и Алалах, которым тоже владели хурриты. И здесь хетты удержали господство до конца существования их царства. В период Новохеттского государства под сильным влиянием хеттов находились и другие княжества Сирии. Господство грозного северного соседа подкреплялось в Сирии периодическим появлением здесь хеттского войска.




При Суппилулиуме между Хатти и Египтом не существовало напряженных отношений. Доказательство этому — поздравительное письмо Суппилулиумы фараону Эхнатону в связи с его вступлением на трон. Но проводившаяся в Сирии политика хеттов привела их к столкновению с Египтом.

Со времени XIX династии перед Египтом встала задача восстановления былого влияния в Палестине, Финикии и Сирии, утерянного в первой половине XIV в. до н.э. Главным соперником Египта в Азии стало теперь Хатти, против которого и начал борьбу фараон Рамсес II. На пятом году своего царствования (ок. 1312 г. до н.э.) (По другим расчетам, 1286 г. до н.э.) Рамсес II собрал двадцатитысячное войско и отправился в Сирию, где к встрече с ним готовился царь хеттов Муваталли со своим войском, состоявшим из 30 тыс. воинов. У г. Кадета (Кинзы) отряды хеттского войска, включавшего ополченцев из разных подчиненных стран, в том числе дарданян, т.е. троянцев, устроили фараону засаду, внезапно напали на него и разгромили находившиеся с ним египетские отряды. Хотя Рамсесу удалось вырваться из окружения и отразить противника, он так и не сумел победить хеттов и овладеть Кадешем. Однако и хетты не сумели продвинуться к югу; борьба против египтян продолжалась.



После длительной борьбы, на 21-м году царствования Рамсеса II, т.е. предположительно в 1296 г. до н.э. (Дата определяется различно — от 1296 до 1270 г. до н.э.), когда царем хеттов был уже Хаттусили III, между Египтом и Хатти был заключен мирный договор, предусматривавший обеспечение взаимной неприкосновенности, оказание помощи друг другу в случае появления общего врага, взаимную выдачу беглецов и т.д. Договор был закреплен браком Рамсеса II с дочерью Хаттусили III, после чего египтяне и хетты никогда не воевали друг с другом.

Хеттские клинописные тексты периода Нового царства содержат немало сведений о контактах хеттов с государством Аххиява (видимо, то же, что «Акайваша» египетских иероглифов). Аххиява упоминается в связи с районами, расположенными на западе и юго-западе Малой Азии. Само название некоторыми учеными отождествляется с термином «ахейцы», обозначавшим у Гомера союз древнегреческих племен, хотя другие ученые по лингвистическим основаниям решительно отвергают это отождествление. Аххиява все еще не локализована окончательно; исследователи допускали возможность искать ее на Родосе или Кипре, на Крите или где-то в Анатолии (на юго-западе, западе или северо-западе). В последнее время все больше сторонников приобретает первоначальное предположение об отождествлении Аххиявы с Микенской Грецией.

Между Аххиявой и Хатти существовали дружественные отношения со времен царствования Суппилулиумы I. Однако впоследствии эти отношения ухудшились, так как Аххиява стремилась укрепиться на юге и юго-западе Малой Азии, в особенности в г. Милаванде (возможно, позднейший Милет), а также в Аласии (о-в Кипр), где сталкивались интересы обеих держав. Ко второй половине XIII в. до н.э. (?) «человек (из) Аххия(вы)», т.е. правитель этой страны, все чаще опустошал территории стран, зависевших от хеттов и расположенных на далеком западе Анатолии.



С этого времени и начинается постепенный упадок могущества Хеттской державы. Каскские племена по-прежнему атаковали северные пограничные районы ослабевшего соседа, как полагают некоторые ученые — под давлением начавших передвижение от Кавказа на юго-запад абхазских и грузинских племен; на востоке же Малой Азии активизировались различные политические объединения долины верхнего Евфрата (Паххува, Цухма и др.). Неблагоприятное положение создалось для хеттов и в странах Арцавы, стремившихся получить политическую независимость, чему способствовало усиление в самом Хатти культурно-религиозного влияния лувийского мира.

К концу XIII в. до н.э. Хеттское царство переживало внутригосударственный кризис. Непрерывные военные походы сильно ослабили экономику страны, разорив различные отрасли хозяйства. Из одного письма, адресованного хеттским царем правителю Угарита, выясняется, что в это время Хатти испытывало большую нехватку продовольствия. Ко всему прибавилось вторжение в Малую Азию племен Эгейского моря, названных в египетских источниках «народами моря» (Египетские источники называют целый ряд «народов моря», но с уверенностью отождествить их нельзя. Возможно, в числе их были ахейцы ('кйвш, условно читается акайваша), ликийцы с юго-запада Малой Азии (рк, условно рукка, лукка), сикулы (шкрш, шикулаи), филистимляне (прет), этруски (?— трш, условно турша) и др. Напомним, что в египетском письме гласные не обозначались. — Примеч.ред.). «Ни одна страна, начиная от Хатти, не устояла перед их войсками»,— отмечается в одной из египетских надписей. В самих дошедших до пас хеттских источниках не сохранилось сведений об этой катастрофе, разразившейся, видимо, при последнем царе хеттов — Суппилулиуме II.

Приблизительно к 1200 г. до н.э. или несколько позже некогда грозное царство Хатти навсегда пало вместе со своей столицей Хаттусой(Кто именно из передвигавшихся тогда племен разрушил Хаттусу и Хеттское царство, неясно; по мнению И.М. Дьяконова, среди них были индоевропейские племена мушков, принадлежавшие к другой, не хетто-лувийскои ветви индоевропейской языковой семьи. Впоследствии, слившись с урартами и хурритами, они образовали армянский народ, передав ему индоевропейский язык. — Примеч. ред.). Восточная Малая Азия запустела на триста-четыреста лет. В те же годы в войне с ахейцами погибла и знаменитая Троя, связывавшая цивилизации Малой Азии и Балканского полуострова. Легенды о падении Трои дали впоследствии материал для великих греческих эпических поэм, которые приписывались легендарному поэту Гомеру, — «Илиады» и «Одиссеи».

Социально-экономические отношения в Хатти.

Основным занятием населения хеттского общества были земледелие и скотоводство, отраженные во многих параграфах хеттских законов. Хетты занимались разведением овец, коз, свиней и крупного рогатого скота. Во II тысячелетии до н.э. в Малой Азии распространяется коневодство. Впоследствии хетты учились наиболее совершенным методам выучки боевых коней по хурритским пособиям, переведенным на хеттский язык из учебника хурритского коневода Киккули. Хеттские законы сохранили нам цены на различный скот: лошадь или мул стоили от 15 до 40 сиклей серебра (сикль = 8,4 г), бык — 4—12 сиклей, овца — 1 сикль и т.д. У хеттов были развиты птицеводство, пчеловодство и другие отрасли хозяйства.

В хозяйственной деятельности хеттов большое место занимало земледелие. Земельные участки непосредственных производителей обычно состояли из пахотной земли или садов-виноградников. По сравнению со скотом участок земли стоил дешево: 1 ику (0,35 га) необработанной земли стоило 1 сикль серебра, обработанной — 2—3 сикля(Цены эти невероятно низкие, и некоторые ученые предполагают, что земля у хеттов, как и в ранней Месопотамии, в нормальный товарооборот вообще не попадала и что речь идет об оценке земли при вынужденной ее передаче должником кредитору за долги. — Примеч. ред.). Дороже ценились сады-виноградники: 1 ику виноградника стоило 40 сиклей серебра.

Наряду со скотоводством и земледелием в хеттском обществе было высоко развито ремесло: металлургия бронзы, изготовление орудии из неё, а также гончарное дело. Прекрасные образцы сельскохозяйственных и ремесленных орудий, оружия, высокохудожественной посуды благодаря археологическим раскопкам дошли до наших дней. Значительный уровень сельского хозяйства и ремесла обусловил развитие у хеттов торговли.

Формы землевладения и землепользования были разными. В Хеттском государстве существовали царские (дворцовые), храмовые и частные (общинные) земли. Царские и храмовые земля находились в непосредственном распоряжении верховной государственной власти, ибо царь уже считался не только верховным правителем страны, но и верховным жрецом, следовательно, главным собственником дворцовых и храмовых земель. Однако он не был собственником всех земель страны. Определенная часть земли находилась вне государственного хозяйства (сектора). Такие земли свободно отчуждались (куплей-продажей, дарением и т.д.).

Государственные земли могли быть переданы — обычно в виде целых поселений — разным царским (дворцовым) и храмовым хозяйствам. Царское хозяйство охватывало разные «дома»-хозяйства: «дом царя» (иногда называвшийся «домом Солнца»), «дом царицы», «дом дворца» и т.д., в которых трудились различные категории непосредственных производителей. Определенная часть их была прикреплена к «дому». В числе храмовых хозяйств были «дома бога» (т.е. храмы), так называемые каменные дома, костяные дома, дома печати, дома таблички и т.д. Они имели собственные контингенты непосредственных производителей, часто также прикрепленных к землям этих храмовых (а также вообще культовых, например заупокойных) хозяйств. «Дома» передавались в эксплуатацию и различным царским или храмовым служащим, как правило, вместе с рабочим персоналом, прикрепленным к земле того или иного поселения. Выдавались участки и без персонала.

Крупные «дома» государственного сектора распадались в конечном счете на мелкие хозяйства — индивидуальные «дома», которые и служили основными производственными ячейками в хеттском обществе. Владение и пользование государственной землей были связаны с выполнением государственных повинностей двух типов — саххан и луцци. Саххан — это натуральная повинность, она обязывала отдельных непосредственных производителей или крупные хозяйства поставлять в готовом виде всякого вида производственную продукцию (молочные или другие продукты питания, шерсть и т.д.), а также скот в пользу царя и крупных государственных служащих («господина страны», начальника округа, градоначальника и т.д.). Луцци — трудовая повинность, она состояла в выполнении рбот на полях или виноградниках, вспашке земли, ремонте крепостей, строительных или других государственных и общественных работах в пользу правителя страны (дворца) или государственных сановников. Эти повинности включали и обязанности царского служащего или крупного государственного хозяйства поставлять государству вспомогательные отряды, из которых формировалось хеттское войско(Некоторые исследователи полагают, что воинской и некоторым другим повинностям подлежало и население вне государственного сектора. Наличие общинно-частного сектора выводится этими исследователями из ряда косвенных указаний хеттских законов, из двоякой подсудности подданных государства: царским чиновникам — для одних, общинным старейшинам мияхвантес — для других (согласно «Инструкции начальнику области») и т.п. Следует иметь в виду, что от Хеттского царства вовсе не дошло документов частного характера, которые, вероятно, были написаны на дереве и не могли сохраниться — Примеч. ред.).

От выполнения саххана и луцци освобождались только по специальному указу царя. Обычно от государственных повинностей освобождались храмы и разные культовые учреждения, непосредственные производители которых трудились только в пользу «бога». Однако бывали случаи и двойной эксплуатации, когда непосредственного производителя заставляли работать как на царя или его сановников, так и на храм.

В процессе сельскохозяйственного производства в государственном секторе складывались и развивались экономические отношения двух типов: собственно рабовладельческого характера и крепостнического типа (подразумевавшего отработочную повинность). Способы эксплуатации были в основном рабовладельческими, с которыми сочетались формы эксплуатации крепостнического типа. Поэтому непосредственных производителей государственного сектора можно назвать «зависимыми людьми рабско-крепостнического типа»(Выше этот тип работников обозначался как илоты. — Примеч. ред.). При этом следует учитывать, что хеттские «крепостные» не составляли класса, обособленного от рабов, и сами хетты, хотя и отличали их от частных рабов обычного типа, все же обозначали и крепостных как «головы рабов и рабынь». Поэтому сейчас их часто рассматривают как подразделение одного и того же класса несвободных(Или класса рабов в широком смысле слова. — Примеч. ред.).

Хеттские законы делят хеттское общество на свободных людей и на противопоставленных им несвободных («рабов»). С самого начала «свободными» назывались лица, освобожденные царем (дворцом) от государственных повинностей саххан и луцци не только в пользу царя (дворца) или крупных государственных служащих, но и в пользу храма, а также других культовых учреждений. Свободные от всех повинностей люди постепенно становились «знатными, почетными, благородными», т.е. социально свободными. Из них образовался верхний, господствующий слой общества (царские служащие, военачальники, разные представители администрации, храмовые служащие и др., владевшие крупными земельными участками), для которых трудовая деятельность становилась уже позорным занятием или одной из форм наказания.

«Несвободными» были лица, не освобожденные от трудовой деятельности — от выполнения хотя бы одной из государственных повинностей — и вследствие этого рассматривавшиеся как социально несвободные. Если такого человека освобождали от обязанностей, например в пользу царя и крупных государственных служащих, то он должен был трудиться в пользу храма, т.е. оставался все же несвободным, зависимым. «Несвободные» охватывали широкие круги непосредственных производителей (пахарей, пастухов, ремесленников, садовников и многих других), составлявших низший социальный слой Хатти. Они включали в себя собственно рабов, крепостных(Т.е. илотов. — Примеч. ред.), наемников и др., т.е. людей, находившихся в разных формах зависимости.

Война обеспечивала хеттское, общество подсобной рабочей силой и материальными благами. В походах хетты захватывали много пленных. Только Мурсили II привел из арцавских стран 66 тыс. пленных, названных в «Анналах Мурсили II» шумерским термином нам-ра (по-хеттски читался как арнувала), т.е. «депортированные» (уведенное в плен население покоренной территории). Часть из этих депортированных обращали в рабов различных категорий, других поселяли на землю в качестве обязанных повинностью подданных хеттского царя (иногда их зачисляли и в войско). По истечении определенного времени дни оказывались приравненными к трудовому населению страны Хатти.

Существовали различные категории непосредственных производителей материальных благ. Одни из них целиком были лишены прав владения или собственности на средства производства и принуждались к труду на хозяина прямым насилием. Это были рабы, обычно выступавшие лишь как объекты права. Они использовались в качестве прислуги, для обработки земли «дома» или ухода за скотом и т.д. Другие располагали средствами производства, однако только с условным правом владения, но на собственности. Экономически (но, видимо, не сословно) от них отличались те, которые, обычно выступая как субъекты права, имели свои «дома» (хозяйства), включавшие в себя семью, земельный участок (как правило, только на правах владения), определенное количество собственного скота и рабочий персонал — своих рабов. При всем этом создавалась экономическая возможность для известной материальной заинтересованности и хозяйственной инициативы мелких производителей материальных благ. С правовой точки зрения все категории непосредственных производителей составляли единый эксплуатируемый класс-сословие «зависимых, несвободных, подневольных людей» хеттского общества.

Государство у хеттов имело рыхлую структуру. В этом отношении оно не отличалось от Митанни и других сравнительно недолговременных государственных объединений Малой Азии, Сирии и Северной Месопотамии. Кроме городов и областей, подчинявшихся непосредственно царю или царице, существовали мелкие полузависимые царства (для царевичей), а также области, выделенные в управление крупным сановникам. Во главе всего государства стояли царь (хассу), носивший (в отличие от менее значительных царей) также титул табарна, и царица, которая могла носить титул тавананна, если она была матерью наследника престола или самого царя. Царь имел важные военные, культово-религиозные, правовые, дипломатические и экономические функции. Царица-тавананна наряду с царем занимала высокое положение в хеттской социальной организации: она была верховной жрицей с широким кругом культовых и политических прав и обязанностей, получала самостоятельные доходы.

При царском дворе находилось множество должностных лиц и служителей: «сыновья дворца», «оруженосцы золотого копья», «люди жезла», «надсмотрщики над тысячей», «виночерпии», «стольники», «повара», «чашники», «брадобреи», «хлебопеки», «доильщики» и др. Царя обслуживали «кожевники», «сапожники», «изготовители царских боевых колесниц» и т.д. Они назывались «рабами (слугами) царя», хотя не были рабами в прямом смысле слова. Все они получали за службу участок земли на прокорм.

Храмы представляли собой крупные хозяйства, аналогичные по структуре царскому хозяйству. В храме работали различные категории людей. Это были служители культа («великие жрецы», «малые жрецы», «помазанники», «музыканты», «певчие»), служители «кухни» («кравчие», «стольники», «повара», «хлебопеки», «виноделы»), непосредственные производители (пахари, пастухи, овцеводы, садовники). Все они обозначены как «божьи рабы и рабыни». В действительности же и они не были собственно рабами.

Право и закон.

Законам у хеттов приписывалось божественное происхождение, хотя в их тексте это и не отражено. Дошедший до нас сборник законов состоит из двух основных таблиц, первая из которых была составлена еще в начале древнехеттского периода (существует и позднейший вариант законов, датируемый XIII в. до н.э.). Хеттские законы, имея классовый характер, уделяли большое внимание защите собственности, в особенности права собственности «свободного» человека. Они устанавливали твердый тариф цен — доказательство известного развития товарно-денежной системы (приводятся и цены на рабов-ремесленников: гончаров, кузнецов, плотников, кожевников, портных, ткачей, птицеловов — от 10 до 20 сиклей серебра)(Вероятно, у хеттов, как и в Месопотамии, эти тарифы были действительны не для реальных хозяйственных сделок, а для оценки судом убытка в случае повреждения или похищения имущества и для расчетов внутри казенных хозяйств. Заметим, что в Старовавилонском царстве рабов-ремесленников почти по было. — Примеч. ред.). Целый ряд параграфов посвящен семейному праву, а также праву наследования. Семья у хеттов носила патриархальный характер: во главе ее стоял отец. Его власть распространялась не только на семейную собственность, но и на жену и детей, хотя права главы семьи по отношению к ее членам не были безграничны. Существовали различные формы брака: брак, подразумевавший уплату определенной суммы со стороны семьи жениха; брак эрребу, при котором зять входил в семью невесты, уплатившую выкуп; брак-похищение. Разрешались браки между различными представителями свободных и несвободных.

Хеттская культура.

Если в результате слияния и скрещения хаттских и индоевропейских племен образовался хеттский относ, то в процессе слияния культурных достижений этих двух этнических групп была создана хеттская культура, которая с самого начала характеризовалась обилием местных, хаттских традиций. В образовании хеттской культуры значительную роль сыграли хурритский и лувийский культурные элементы. На нее оказали влияние также северосирийский и шумеро-аккадский культурные миры.

Богазкёйский архив сохранил нам богатую хеттскую литературу, содержащую тексты официального характера (указы царей, анналы), а также мифы, легенды. Благодаря этому архиву мы познакомились с одной из ранних автобиографий в мировой литературе — «Автобиографией Хаттусили III». В новохеттский период было переведено на хеттский язык значительное число произведений литературы народов Ближнего Востока («Эпос о Гильгамеше», хурритскпе мифы). Наибольшее значение имеют хурритское эпическое повествование о царстве на небесах, в котором рассказывается о переходе власти от одной династии богов к другой, и хурритская эпическая поэма о боге Кумарве — «Песнь об Улликумми». Эти произведения служат звеном, связывающим древние литературы Ближнего Востока с древнегреческой мифологической и поэтической традицией, в частности с «Теогонией» Гесиода. Сюжет поэмы о смене четырех поколений богов на небесах аналогичен рассказу Гесиода о переходе власти от Урана к Кроносу и от Кроноса к Зевсу. Сюжет «Песни об Улликумми» очень похож на гесиодовский миф о Тифоне.

Довольно богата хеттская мифологическая литература, включившая в себя и мифы хаттского происхождения. Один из них — мифологический рассказ протохеттского новогоднего ритуала — «Миф об Иллуянке». Ритуал передавал битву между божественным героем и его противником — драконом Иллуянкой, происходившую в связи с приближением Нового года. Эту схватку сравнивают с ритуальными сражениями, которые устраивались во время позднейших новогодних праздников разных стран мира. К хаттской традиции восходит миф о временно исчезающем и вновь воскресающем божестве — «Миф о Телепину». Одним из атрибутов культа этого божества было вечнозеленое дерево.

Памятники хеттского искусства обращают на себя внимание многообразием и оригинальностью форм и типов (серебряные и бронзовые фигурки животных, чаши и кувшины из золота, золотые орнаменты, так называемые штандарты, иногда с изображением оленя). Уникальны каменные идолы из Кюль-тепе, образцы керамики (посуда, ритоны, вазы). С периода Новохеттского царства в Центральной Малой Азии появляется монументальный стиль в разных областях искусства (рельефы на камне, изображения животных — сфинксы, львы), а также в архитектуре. Высокого уровня достигла в Хатти обработка камня, прекрасным примером которой является высеченная в скале скульптурная галерея в Язылыкая. Сохранились оригинальные образцы хеттской глиптики: на царских печатях помещены надписи, выполненные «хеттской» (на самом деле лувийской) иероглификой и хеттской клинописью.

Хеттская религия играла колоссальную роль в идеологической и хозяйственной жизни общества. Как считали сами хетты, существовала «тысяча богов Хатти», включавших божества хеттского, индоевропейского (неситского, лувийского, палайского), хурритского, ассиро-вавилонского, арийского(Арийские (т.е. индоиранские) боги достоверно упоминаются лишь среди митаннийских богов, и далеко не на нервом месте, только в договоре между государством хеттов и государством Митанни, где, как ужа говорилось, правила династия индоиранского происхождения. Поэтому в хеттский пантеон эти боги не входили. — Примеч. ред.) и другого происхождения. Главным божеством был бог грозы, именуемый «царем неба, господином страны Хатти», супругой которого считалась богиня Солнца из г. Аринны — «госпожа страны Хатти, неба и земли, госпожа царей и цариц Хатти».

Традиции хеттской культуры не исчезли и после падения Хеттской державы (см. «Расцвет древних обществ», лекция 2).

Литература:

Гиоргадзе Г. Г. Ранняя Малая Азия и Хеттское царство./История Древнего мира. Ранняя Древность.- М..-Знание, 1983 - с.212-234

Лекция 11: Сирия, Финикия и Палестина в III-II тысячелетиях до н.э.

Возникновение цивилизации.

Здесь и в дальнейшем термины «Сирия, Финикия и Палестина» будут употребляться исключительно в их древнем значении, когда Сирия включала лишь западную часть современного государства Сирии (от р. Евфрат до Средиземного моря) и отчасти прилежащие области Турции к югу от гор Тавра; древняя Финикия примерно соответствовала современному государству Ливан; древняя Палестина занимала не только территорию, выделенную по решению Организации Объединенных Наций государству Израиль, а также территорию палестинских арабов, но и современную Иорданию (эта часть древней Палестины называется также «Заиорданьем»).

В природном отношении эти области весьма разнообразны. От Египта древняя Палестина была отделена пустыней; сама Палестина — страна природных контрастов: к западу от р. Иордан она занята нагорьем, а отчасти оазисами и плодородными долинами; плодородная низменность тянется и вдоль Средиземного моря. А на севере поднимаются нередко покрытые снегом вершины. Заиорданье было отделено от остальной Палестины глубокой, заросшей влажным лесом и чащами папируса впадиной р. Иордан и соленым Мертвым морем с его выжженными солнцем, почти безжизненными берегами; горное или холмистое Заиорданье было покрыто степной растительностью, постепенно переходя в Сирийско-Аравийскую полупустыню.

Финикия отгорожена от остальной Передней Азии высоким горным хребтом Ливана с кедровыми и прочими лесами, альпийскими лугами и снежными вершинами. Склоны Ливана, обращенные к морю, покрывала вечнозеленая средиземноморская растительность, и влажные морские ветры, приносившие дожди, делали ненужным искусственное орошение.

К востоку от Ливана расположена Сирия. Ее с юга на север прорезает долина между Ливаном и Антиливаном; в южной части она называется Бека'а, или Келесирией; здесь на юг течет речка Литани, прорывающаяся к морю, а на север — река Оронт (ныне аль-'Аси); за Антиливаном, в сторону Сирийской полупустыни, находился большой оазис Дамаска, а за ним шли бесплодные лавовые поля; караванный путь, которому обычно угрожали скотоводческие племена, проходил через маленький оазис Пальмиру в сторону среднего течения Евфрата. Излучина этой реки составляла в древности северо-восточную границу Сирии. Северная Сирия простиралась от Средиземного моря (куда, пройдя через ныне уже почти не существующие озера и болота, впадала, сворачивая к западу, р. Оронт) до гор Малоазийского Тавра и переправ через Евфрат. Устье Оронта широко открывало доступ ветрам со Средиземного моря в эту холмистую страну, и поэтому она была достаточно плодородна.

Уже из этого описания ясно, что Восточное Средиземноморье (под этим названием можно объединить все эти три исторические области) не представляло собой в природном отношении ничего целостного и единообразного; здесь встречались и пустыни, и плодородные низменности, и нагорья, и вечнозеленая растительность, и болота, и снежные горы. Но не существовало полноводных разливающихся рек, на основе которых могла бы возникнуть обширная ирригационная система, вынуждающая к созданию обширного государства с сильной центральной властью. Страна была в древности богата ценными породами леса, но полезных ископаемых здесь тогда открыли сравнительно мало; если через Сирию и Палестину провозили медь, то она шла либо с юга, с Синайского полуострова, либо с севера, от верховьев р. Тигр, либо с запада — с о-ва Кипр. Лишь позже и на юге Палестины стали добывать медь, железо и естественный асфальт. Зато здесь всегда проходили важнейшие караванные пути — из Египта в Малую Азию и Месопотамию и обратно. Заметим, что если в нашем представлении слово «караван» связывается с вереницей верблюдов, то древние караваны перевозили грузы на ослах; самых выносливых разводили на продажу в дамасском оазисе.

В пещерах Восточного Средиземноморья найдены едва ли не самые архаические останки «Человека разумного». Палестина, Сирия, Малая Азия, горы Верхней Месопотамии и области за Тигром были самой первой родиной скотоводства и особенно земледелия. К XI—X тысячелетиям до н.э. относится натуфийская культура (названная так по сухому руслу Натуф в Палестине), по мнению некоторых исследователей, созданная первыми носителями афразийских языков; натуфийцы жили в полуземлянках из глины, песка и камня, жали дикие злаки специальными деревянными серпами с кремневыми зубьями, возможно, начали приручать дикий мелкий скот. В Палестине (в Иерихоне), так же как в Чатал-хююке (в Малой Азии) и в некоторых пунктах Сирии, уже в VIII тысячелетии до н.э. существовали процветающие земледельческие поселки, иногда (как в Иерихоне) обнесенные мощными каменными стенами еще в раннем неолите. Есть основание полагать, что именно Палестина-Сирия была центром расселения одной из групп племен, говоривших на афразийских языках,— семитов; отсюда они распространились по всему Аравийскому полуострову (южноаравийцы и арабы), Восточному Средиземноморью (западные семиты) и Месопотамии (аккадцы). Ни одно из этих племен первоначально не было вполне кочевым, хотя, чем дальше в глубь степей и полупустынь, занимавших в IV—III тысячелетиях до н.э. всю Аравию, тем большую роль играло овцеводство и тем меньшую — земледелие.

Однако в дальнейшем — может быть, в связи с постоянным движением племен и войск по сиро-палестинским тропам или в связи с недостатком сырья, необходимого для техники медно-каменного и затем бронзового века,— развитие общества здесь определенно замедлилось по сравнению с Южной Месопотамией п Египтом; во второй половине III тысячелетия до н. э. подлинные города-государства типа шумеро-аккадских возникли здесь лишь в Северной Сирии (где процветал, в числе прочих, важный город Эбла, связанный со Средней и Нижней Месопотамией), а также в одном пункте на финикийском побережье — в г. Библ, центре вывоза драгоценного кедра в Египет.







Сейчас читают про: